В. М. Доброштан культурология учебное пособие



страница35/55
Дата31.12.2017
Размер1.42 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   55
ИСТОКИ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

Наука как явление культуры вне общества не мо­жет ни возникнуть, ни развиваться. И общество на вы­сокой ступени своего развития немыслимо без науки.

В разные периоды истории ее роль была различной, постоянно менялось отношение человека к ней. На рубеже 17-18 вв., когда творили Нью­тон, Лейбниц и другие корифеи науки, английский пи­сатель Джонатан Свифт создал сатирический образ на­уки и ученых. Иронизируя по поводу всеобщего увлечения наукой и стремления создать многочисленные акаде­мии, он вкладывает в уста Гулливера полный сарказма рассказ о стране Лапута. Лапутянский король и его придворные погружены в бесплодные размышления о математике, музыкальной гармонии и космических яв­лениях. При этом они не слышат и не замечают друг друга. Их математика годится лишь для того, чтобы по­давать к обеду баранью лопатку в форме равностороннего треугольника, кусок говядины в форме ромба и т. п. Портной снимает мерку при помощи астрономиче­ского прибора — квадранта. Свифт рисует галерею сплошных нелепостей. Ученых он называет прожекте­рами. Ведь одни из них пытаются извлечь солнечные лучи из огурцов, а затем использовать их для отопле­ния губернаторского дома. Другие изучают паутину, пытаются придумать новый вид ткани и т. п.

Конечно, образ науки, созданный Свифтом, — это гипербола. И все же в нем сфокусировано обществен­ное мнение эпохи, которое рассматривало официальную тогдашнюю науку как нечто абстрактное, далекое от жизни, не связанное с ее реальными проблемами и не влияющее на нее. Сегодня никто не считает, что науку можно игно­рировать как занятие чудаков. Идеи и замыслы, казав­шиеся Свифту смешными и абсурдными, в наше время стали реальностью. Солнечный свет действительно ак­кумулируется в зеленых растениях, энергию солнца можно использовать для обогрева помещений и т. д. Сбывается во многом пророчество английского социа­листа-экспериментатора Р. Оуэна о том, что указка школьного учителя есть тот же архимедов рычаг, кото­рый перевернет мир.

Элементы научного мышления можно проследить во многих культурах Древнего Востока (Китай, Индия, Вавилон, Египет). Потребности материального произ­водства в долине древнего Двуречья (вторая половина 4 тысячелетия до н. э.) научили шумерский народ ис­пользовать воду великих рек Тигра и Ефрата. Шумеры построили каналы, дамбы, водохранилища, создали ка­лендарь, клинообразную систему письменности. Они изо­брели гончарный круг, плуг-сеялку, повозку с колеса­ми, лодку с парусом, овладели приемами обработки камня и металла, заложили основы астрологии, матема­тики, биологии, медицины.

Однако идейные течения этой поры не поднимались до подлинного научного мышления, познание отражало преимущественно те вещи и способы их изменения, с которыми человек многократно сталкивался в произ­водстве и в обыденном опыте.

Корни современной науки уходят в Древнюю Гре­цию. В Греции глубоко осознали открытия народов Во­стока. Здесь впервые в руках людей оказалось средство, с помощью которого можно было заключать чело­века в логические тиски (аристотелева логика), отку­да для него не было выхода, пока он не признает: или что он ничего не знает, или что это — именно вот это и ничто иное — есть истина, вечная, непреходящая ис­тина. Из этого вытекало следствие. Например, стоило только найти правильное понятие прекрасного, добро­го, храброго, как это становилось истинным бытием каждого грека.

Первоначально греческая наука была чем-то вроде хобби некоторых граждан — занятием в часы досуга. Все мыслители, начиная с Фалеев и до середины 5 в. до н. э., имели ту или иную профессию — это были государственные деятели, торговцы, полководцы, вра­чи. Первый человек, который посвятил жизнь науке, был Анаксагор (500—428 лет до н. э.) — древнегрече­ский ученый, философ, первый давший правильное объяснение солнечных и лунных затмений, обосновал идею бесконечно малых физических величин, отрица­ние пустоты и др. Его примеру последовал Демокрит (625—547 лет до н. э.), ученый — энциклопедист, ученый-атомист. В это время зарождается теоретиче­ская математика. Фалес (625—547 лет до н. э.) доказывает геометрические теоремы о том, что круг делится диаметром на две равные части, углы при ос­новании равнобедренного треугольника равны. Он по­ложил начало дедуктивной математике. Становление собственно научных, обособленных форм знания обычно связывают с именем Аристотеля (ок. 322 лет до н. э.), древнегреческого философа, учено­го-энциклопедиста, заложившего первоначальные осно­вы классификации различных знаний.

Однако элементы научного знания оказывали здесь весьма слабое влияние на производство, последнее осуществлялось главным образом рабами с помощью ручных орудий на основе эмпирических знаний, века­ми выработанных навыков еще на Древнем Востоке. Само мировоззрение греков, обожествлявших приро­ду, исключало возможность активного эксперименти­рования. Поэтому они искали применение своим науч­ным и философским достижениям главным образом в развитии абстрактной математики, в рассуждениях о моральном совершенстве и улучшении государственно­го строя.

А. Уайтхед писал: «Греческий гений был философи­чен, прозрачен и логичен... Их умы увлекала страсть к обобщению. Но это еще не было нау­кой в нашем понимании. Важность терпеливого и скрупулезного наблюдения еще не была осозна­на. Их гений не отличался склонностью к бро­жению, фантазии ума, которое предшествует успешному и индуктивному обобщению»29. Истина состоит в том, что наука начала свою нынеш­нюю «карьеру» с восприятия идей, почерпнутых из наи­более уязвимых частей концепций греческих гениев.

В условиях раннего средневековья, когда с точки зрения религиозной идеологии познание мира рассмат­ривалось, как нечто греховное, наука не могла разви­ваться нормально. Особенно это относилось к естество­знанию. Конечно, абсолютного застоя мысли не было. В средневековых университетах закладывались очаги но­вой европейской культуры. В бесконечных схоластиче­ских спорах о бытии Бога, природе греха развивалось искусство спора, умение доказывать, ставить и обсуж­дать проблемы. Среди алхимиков, ремесленников появ­ляются люди, начинающие ставить эксперименты.

В 16 веке создаются предпосылки для возникно­вения и ускоренного развития новой науки. Сначала шел необходимый процесс освоения античного насле­дия, и потому новые научные идеи были крайней ре­дкостью. Однако общая атмосфера свободомыслия со­здавала все более благоприятные условия для их появ­ления. Первым, кто сделал решительный шаг в созда­нии нового естествознания, в котором преодолевалась противоположность абстрактной математики и конк­ретного наблюдения, был Н. Коперник, польский астро­ном и мыслитель. В основном труде Коперника «О вра­щении небесных сфер» давно и прочно забытая древ­няя идея гелиоцентризма возрождается, развивается, доказывается в качестве научной истины.

Великим открытием эпохи Ренессанса стал рацио­нальный эксперимент, как средство надежно контроли­руемого познания, без которого была бы невозможна современная эмпирическая наука. Великими новатора­ми были тогда пионеры в области искусства — Леонардо да Винчи и другие, прежде всего экспериментаторы в области живописи, музыки, архитектуры. От них экс­перимент перекочевал в науку, прежде всего благодаря Г. Галилею, а в теорию — благодаря английскому фило­софу Ф. Бекону. Затем его переняли отдельные точные науки в университетах Европы. Для художников-экспе­риментаторов типа Леонардо да Винчи наука означала путь к истинному искусству, к истинной природе. Ис­кусство тем самым возводилось в ранг особой науки, а художник в социальном отношении и по смыслу своей жизни — в ранг ученого. Именно такого рода честолюбие лежит в основе «Книги о живописи» Леонардо да Винчи.

В 17-18 вв. наука стимулируется производ­ством, она создает техническую базу для научных экспериментов, наблюдений и обобщений. Появля­ются новые инструменты, механические усовершен­ствования, машины и средства наблюдения.

Заметный прогресс достигнут в области математики. «Здесь как нигде, — отмечает известный английский математик, философ А. Н. Уайтхед, — проявился дух эпохи. Три великих француза — Декарт, Дезарг, Пас­каль — вдохновили новый этап в развитии геометрии. Другой француз, П. Ферма, заложил основы современного анализа, сделав все, кроме усовершенствования метода дифференциального исчисления. Ньютон и Лейбниц со­вместными усилиями фактически создали дифференци­альное исчисление как практический метод математиче­ского мышления»30. Английский философ, родоначальник методологии опытной науки Ф. Бэкон, предлагая философское обос­нование новой науки, провозглашает немыслимый для греческих мыслителей тезис о том, что цель науки — это господство над природой ради повышения благосо­стояния общества и совершенствования производства. В 19 в. меняются отношения между наукой и об­ществом, в особенности с производством. Происходит более узкая специализация науки, создавая необ­ходимые условия для углубленного познания. Темпы науки опережают развитие остальных сфер обще­ственной деятельности и техники. В 20 в., благодаря многим открытиям, производ­ство приобретает научный характер, наука превраща­ется в индустрию знаний, становится мощной производительной силой общества. Она предоставляет необ­ходимые средства для решения социальных и техни­ческих проблем.

Известный рус­ский социолог Питирим Сорокин, рассматри­вая проблему науки и общества, раскрывает следующую картину развития науки.

Он отмечает, что число открытий и изобретений незна­чительно в период греческой культуры 8-6 вв. до н. э. Начиная со второй половины 6 в. до н. э., чис­ло открытий резко возрастает и остается на высоком для античного мира уровне до 4 в. нашей эры. Начи­ная с 5 в. нашей эры достигнутый уровень снова па­дает, оставаясь почти неизменным вплоть до 13 в. На­чиная с 13 в., он вновь начинает неуклонно возра­стать, достигая в 19-20 вв. беспрецедентного уровня. Лишь только один 19 век принес открытий и изобретений больше, чем все предшествующие столе­тия, вместе взятые31.

Таким образом, наука не является автономным, зам­кнутым образованием. Благодаря вкюченности в куль­туру, динамика ее изменения и развития определяется не только собственными причинами, но и всем обще­ственно-историческим прогрессом общества.



НАУКА РОССИИ

Наука на Руси возникла с давних пор. Об этом сви­детельствуют памятники письменности и техники. Ее нормальный рост на несколько веков был нарушен на­шествием татаро-монгол. Было затруднено появление светских школ, а наука церквей и монастырей пресле­довала свои задачи, не имевшие ничего общего с про­грессивными тенденциями естествознания и техники. Над наукой тяготел искусственный гнет византийской косности и консерватизма, духовная диктатура церкви. Светская наука на Руси начинает заявлять свои пра­ва только в 17 веке. Это выразилось в попытках Бо­риса Годунова учредить в Москве университет, и в бо­лее позднее время была создана Славяно-греко-латинская академия.

Роль науки особенно усилилась в России при Пет­ре I, когда государству потребовалось создавать и укреп­лять промышленность, торговлю, технику военного де­ла. Россия была экономически и культурно отсталым го­сударством по сравнению с Западной Европой. В 16, 17 веках на Западе бурно развивалось новое естест­вознание. То была наука Коперника, Галилея, Кеплера, Декарта, Ньютона. Однако эта совсем новая наука ста­ла поразительно быстро прививаться и в России.

Петр I, понимая важность использования достиже­ний мировой науки, во время своих поездок за грани­цу знакомился с научными учреждениями, встречался с учеными, старался перенять все лучшее, что было на Западе, и применить в России. 13 января 1721 года Петром было подписано в Сенате определение Акаде­мии. По положению Академия наук являлась научно-исследовательским и учебным учреждением. При ней состояли университет и гимназия. Любимое детище Петра I начало жить с января 1725 года. В ноябре этого же года состоялось первое научное собрание Академии наук.

В архиве Акаде­мии наук сохранился первый записанный про­токол этого заседания (на латинском языке). В нем сообщается, что академики обсуждали воп­рос о сплющенности Земли согласно теории Ньютона, обсуждалась теорема Лейбница о ме­ре живых сил.

За несколько десятилетий своей работы в 18 в. Петербургская Академия наук, бесспорно, внесла фунда­ментальный вклад в отечественную и мировую науку. Здесь было положено начало атомистической теории строения вещества. Здесь впервые опытным путем до­казан закон сохранения вещества при химических про­цессах (М. В. Ломоносов), складывалась физическая хи­мия как особая наука. В Петербурге Ломоносовым бы­ло открыто существование атмосферы у планеты Вене­ра. Богатый материал собран по флоре и фауне, геогра­фии, этнографии России С. П. Крашенинниковым, И. И. Алехиным, Н. Я. Озерецковским и др. Громадное значение получили исследования В. Н. Татищева, М. В. Ломоносова по истории России. По праву ведущая роль в развитии российской на­уки принадлежит русскому академику, энциклопедисту М. В. Ломоносову. Это величайшая заря новой русской культуры. Достигнутые им успехи в разных областях наук до­стойны деятельности целой Академии. По известному выражению А. С. Пушкина Ломоносов был русским уни­верситетом.

Уже в ранних работах он поставил вопрос о стро­ении материи, указывая, что нет никаких природных начал, которые могли бы яснее и полнее объяснить сущность материи и всеобщего движения, чем атомы и атомистическое. В своих исследованиях М. В. Ломоносов призывал из наблюдений устанавливать теорию, через теорию исправлять наблюдения, считая, что этот метод есть лучший из всех способов к изысканию правды. Он уделял большое внимание освоению и практическому использованию природных ресурсов России. Одновременно занимался разработкой рефор­мы русского языка,

Много сил отдавал М. В. Ломоносов учебной деятель­ности Академии наук. Им был составлен проект устава академической гимназии, введено преподавание рус­ского языка и русской истории. При его активном уча­стии в 1755 году открывается Московский универси­тет. Для него он сам составил план и программу обу­чения, подобрал преподавателей. По его настоянию лекции читались русскими профессорами и только на русском языке. Ломоносов добился также бесплатного и всесословного обучения в этом учебном заведении, благодаря чему на протяжении 18 столетия студен­тами числились дети разночинцев и солдат. Вся жизнь М. В. Ломоносова была связана с Акаде­мией наук. Он высоко оценивал работы своих коллег, предъявлял высокие требования к преподавателям, членам Академии.

«Должно смот­реть, — писал он, — чтобы они были честного поведения, прилежные и любопытные люди и в науках бы упражнялись больше для приумноже­ния познания, нежели для своего прокормления, и не так, как некоторые, снискав себе хлеб, не продолжают больше упражнения с ревностью»32.

М. В. Ломоносов оставил на все века своей Родине пример того, как наука может и должна служить на­роду.

Большую роль в развитии Академии наук, создании Российской академии (Академия русского языка и сло­весности) сыграла директор Академии наук и первый президент Российской Академии Е. Р. Дашкова. Эта бы­ла умная, образованная для своего времени женщина, стремившаяся к литературной и политической деятель­ности. Ею были приняты крупные меры по укреплению материального положения Академии наук, ее учрежде­ний. С ее именем связаны изучение памятников отече­ственной истории, выпуск «Словаря Академии Россий­ской в 6 частях», который имел большую популяр­ность, так как являлся первой крупной словарной раз­работкой русского языка. И все же преемники Петра I не понимали значение науки для Российского государства. Академию наук в лучшем случае сохраняли как укра­шение каждого европейского двора того времени. Ре­альная помощь ей со стороны власти была крайне не­значительной. Ученые были предоставлены самим себе. Такое невнимательное отношение к вопросам науки превратилось в традицию, которая проявляется, к со­жалению, и сейчас.

19 век, век пара и электричества, дал новый не­виданный подъем научного исследования. Россия во всех своих научных центрах выдвигала замечательных ученых. На весь мир прославили русскую математику геометр Н. И. Лобачевский, по праву честно называе­мый Коперником геометрии, аналитики С. В. Ковалев­ская, П. Л. Чебышев, В. Я. Буняковский, М. В. Остроградский, который первым из русских ученых на­чал заниматься аналитической механикой, существен­ным вкладом в науку являются его работы по интегри­рованию дифференциальных уравнений.

Всемирно известными стали труды академика П. Л. Чебышева по анализу теории чисел, теории веро­ятностей, теории приближения функций многочлена­ми, интегральному исчислению, аналитической геомет­рии. В области теории вероятностей он ввел новое понятие «математическое ожидание». П. Л. Чебышев живо интересовался вопросами теории механизмов и машин, внес предложения по усовершенствованию паровой машины Дж. Уатта.

В это же время бурно развивалась химия. В Ка­зани выросла школа русских химиков, давшая Н. Н. Зинина (открывшего анилин), А. М. Бутлерова, од­ного из создателей органической химии. Открытием века стала периодическая система Д. И. Менделеева.

В России возникли первые практические электриче­ские источники света; дуговая свеча П. Я. Яблочкова, первая лампа накаливания А. Н. Лодыгина. А. С. Попову принадлежит приоритет открытия радио. А. Г. Столетов установил ряд основных законов фотоэлектрических явлений.

С именем выдающегося русского астронома акаде­мика Ф. А. Бредихина начался новый период развития астрономии. Он является создателем механической те­ории кометных форм и математической теории проис­хождения метеоритных потоков. Его исследования по кометной астрономии, особенно «О хвостах кометы», создали ему мировую известность,

Центром физических исследований становится Мос­ковский университет. Здесь молодым ученым П. Н. Лебе­девым была создана первая русская физическая школа, в которой были достигнуты мировые результаты в раз­витии электромагнитной теории света, в изучении элек­тромагнитных волн и их взаимодействия с веществом.

Большую роль сыграли труды академика Н. Е. Жу­ковского по вопросам гидродинамики, аэродинамики, его аэродинамические исследования заложили теоре­тические основы авиации.

Мировые позиции по многим направлениям про­гресса занимает российская наука в 20 веке. Она до­стигла выдающихся результатов практически во всех областях знаний, Всемирно известными становятся тру­ды механиков, математиков А. М. Ляпунова, А. Н. Крыло­ва, В. А. Стеклова, С. А. Чаплыгина, К. Э. Циолковского, отца русской геологии А. П. Карпинского, создателей геохимии А. Е. Ферсмана, В. И. Вернадского.

Сразу после Октябрьской революции, в 1918— 1919 гг., было открыто 33 новых крупных института, которые вошли в костяк научной базы Академии наук СССР. В 1920 году в Саратове Н. И. Вавилов на съезде селекционеров сделал свой гениальный доклад о гомо­логических рядах, получивший мировую известность.

В эти годы сообщество российских ученых совер­шало научный и патриотический подвиг, обеспечивало страну знанием, в труднейших условиях помогало со­здавать научные школы в братских республиках.

Вел свои исследования физиолог И. П. Павлов, уче­ные физики занимались строением вещества, атомно­го ядра и квантовой статистики. В области чистой ма­тематики изучался вопрос о числе классов бинарных квадратических форм, начались успешные исследо­вания С. В. Лебедева по синтетическому каучуку.

Несмотря на сталинские репрессии, «охоту на ведьм», вплоть до физического уничтожения многих выдающихся ученых, деятели науки в режиме граж­данского подвига делают уникальные открытия. В нача­ле 40-х годов начал действовать первый в Европе цик­лотрон; впервые в мире был создан гелиевый сжигатель; академиком Н. Н. Семеновым была обоснована те­ория горения, то есть учение о цепных химических ре­акциях и их кинетике; под руководством С. И. Вавилова успешно велись работы по люминисценции.

Исследования советских ученых атомного ядра, термоядерной энергии позволили построить первую в мире атомную электростанцию. Успешно осваивался космос. Первыми в мире вывели на орбиту Земли ис­кусственный спутник и космический корабль. На этих направлениях трудились И. В. Курчатов, И. Е. Тамм, А. Д. Сахаров, С. П. Королев, М. В. Келдыш и другие. Кос­монавтика ныне выросла в крепкую силу, имеющую народнохозяйственное значение (связь, экология, ме­теорология и т. д.).

Важным фактором ускорения научно-технического прогресса стала электронная вычислительная техника. Опираясь только на свои научные силы, не имея воз­можности пользоваться преимуществами международ­ного разделения труда, ученые, инженеры создали электронные машины, приборы, надежно обеспечиваю­щие космическую, авиационную технику, многие уни­кальные гражданские технологии в различных отраслях производства. С 1991 года начато производство 32-разрядных рабочих станций ЭВМ, выполненных на оте­чественной комплектации. Ведется работа по созданию высокопроизводительной суперлинии — ЭВМ высшего уровня для САПР. Идет разработка новых технологий, оборудования и материалов для создания сверхбольших интегральных схем с размерами элементов 0,1—0,5 микрона и интеграцией до 100 миллионов элементов на кристалле. Исследуются проблемы по созданию изде­лий квантовой электроники, приборов, работающих на новых физических принципах. Достижения российской науки во многом предоп­ределили основные направления развернувшейся науч­но-технической революции. Наука стала непосредст­венной производительной силой общества.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   ...   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница