В. М. Доброштан культурология учебное пособие


ПРИРОДА – НОСИТЕЛЬ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ



страница32/55
Дата31.12.2017
Размер1.42 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   55
ПРИРОДА – НОСИТЕЛЬ КУЛЬТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

Размышляя о вечности природы, мы невольно грустим о том, что она останется и после нас такой же праздничной и яркой. Мы счастливы, что можем видеть Казбек таким же, каким его видел когда-то М. Ю. Лермонтов, таким он и останется для наших далёких потомков. Вечная природа соединяет поколения. Все изменилось в жизни, но чувства нашего современника, застигнутого майской грозой, вряд ли отличны от чувства Ф. Тютчева, только далеко не каждый сумеет их выразить столь же ярко и образно. Пусть не увидим мы на рейде ярусы алых парусов (их заменили современные лайнеры, сухогрузы и танкеры), но море-то осталось тем же, что на картинах Айвазовского.

Человеческое восприятие природы неразрывно связано с социальной памятью. Каждый уголок Старого Крыма дышит памятью об А. Грине, каждое дерево Ясной Поляны – памятью о Л. Н. Толстом. Как ошибаются те, кто настаивает на противоположности натуры (природы) и культуры: сама природа выступает одним из носителей культурной традиции! Поле (Бородинское, Куликовское и др.), дерево, гора, водопад и т. д. должны рассматриваться как важнейшие памятники культуры, если они связаны с крупными событиями истории, с жизнью великих людей. Охранять их надо столь же тщательно, как и храмы, и исторические здания. Особенно нуждаются в охране уникальные, неповторимые природные явления, редкие виды животных или растений.

В восприятии природы особенно ярко и зримо проявляется родовое, общечеловеческое. Грубой вульгаризацией кажутся ныне вчера ещё повсеместно мелькавшие сентенции о том, что в буржуазном обществе человек будто бы вообще не способен бескорыстно наслаждаться красотой природы, или же утверждения о том, что все кошмары экологического кризиса порождены только лишь меркантильностью капитала.

Восхищение природой сближает не только разные поколения, но и современников, в каких бы странах они ни жили, к каким бы нациям и классам ни принадлежали, какие бы социальные идеалы не исповедовали. Вечность природы – одно из непременных условий единства человеческого рода.

Природа приходит на помощь человеку, спасает его в самых сложных, экстремальных ситуациях. Мы говорим здесь не о дельфинах, приходящих на помощь утопающим, а именно о человеческом чувстве природы, сознании её вечности.

В годы Великой Отечественной войны знаменитые три берёзы из стихотворения К. Симонова стали символом вечности русской земли, её независимости и свободы. Единство человека и родной природы прекрасно передано в стихах поэтов разных поколений, писавших о войне. «Мы вас подождём, - говорили нам пажити, - мы вас подождём, - говорили леса», - писал К. Симонов, когда наши войска, оставляя родную землю, уходили на восток. Родная природа выручала в самые трудные минуты. «Ведь это наши горы, они помогут нам!» – пел В. Высоцкий. А когда началось наше наступление, даже «несмышлёный, но чуткий подсолнух уже повернулся верхушкой своей на восход».

Но обострённое чувство слитности с природой проявляется отнюдь не только в годы войны.

В 1938 г. был репрессирован художник М. К. Соколов (1885-1947 гг.). Он просидел в лагере 5 лет. Впоследствии он вспоминал, что именно природа давала ему силы, позволяла выжить в самых нечеловеческих условиях. Все годы лагеря Соколов, когда появлялась малейшая возможность, рисовал – и, прежде всего природу. Величие природы он сравнивал с положением человека, превращённого в «лагерную пыль», «… и в этом величии, - продолжает Соколов, - видел человека – этого царя природы – в жалком виде последнего унижения, без имени, без близких – и с каким сердцем, с какими мыслями!».

Природа всегда живёт в мыслях человека, возвышает его над буднями сегодняшнего дня. Если человек действительно «царь природы», то он должен думать и вести себя достойно этого титула. Природа – солнце, луна, животные и сам человек – стала первым объектом художественного освоения. Если природа перестаёт восхищать и удивлять человека, он умирает как личность. В этом смысле отношение человека к природе выступает одним из главных критериев его интеллигентности, показателем развития его общей культуры. Сейчас человек имеет в своих руках силу, способную истребить всё живое на Земле, превратить её в пустыню, мёртвую планету. В этих условиях новое отношение к природе становится для него жизненно необходимым. Это и есть главный смысл человеческой цивилизации Космического века. Тот, кто утратил способность удивляться природе, неизбежно утрачивает человеческое, то, что принято сейчас называть духовностью.

«Жизнь природы столь же привычна и непонятна, сколь удивительна и загадочна. Зерно прорастает в земле, растёт, в положенное время цветёт, снова родит зерно и потому не умирает. Таков же человек. Он не умирает, так как он – сама природа. Познание этого есть познание бессмертия, вдохновляющее человека», - писал замечательный армянский художник М. С. Сарьян. Благодаря пониманию бессмертия природы рождается и мысль о бессмертии человека!

В статье Н. Бердяева о творчестве П. Пикассо утверждается, что с Пикассо наступила новая эпоха в живописи. Старая живопись изображала дух, воплощённый в «кристаллах материального мира», новая же живопись, по мнению Бердяева, полностью отбрасывает материальную действительность и изображает вечную красоту духа, стоящего за ней. Воплощением такого подхода для Бердяева и был Пикассо, суть творчества которого он видит в «разрушении» природы и всего материального мира. Но самое интересное, что Бердяев оправдывает это «разрушение» природы тем, что она будто бы стала иной: «В самой природе, в её ритмах и круговороте что-то бесповоротно надломилось и изменилось». Речь в данном случае идёт не о грубом вмешательстве человека, не об экологическом кризисе. Нет, по мнению Бердяева, природа теряет свою красоту: уже невозможно-де наслаждаться весной и летом, уже не радуют восходы и закаты, да и Солнце «уже не так светит». В природе будто бы идёт «таинственный процесс аналитического расслоения и распластывания».

Оставим на совести философа эти мрачные мистические предчувствия. Н. Бердяев прав в одном: природа действительно меняется в процессе взаимоотношения с Человеком. О разрушительных последствиях такого взаимодействия речь уже шла выше. Но было бы неверно это взаимодействие везде и всюду считать губительным для природы. При известных условиях разумное взаимодействие между ними может (и должно!) обогащать природу, её естественную красоту.

У Н. С. Гумилёва есть стихотворение «Природа»:

Спокойно маленькое озеро,

Как чаша, полная водой.

Бамбук весьма похож на хижины,

Деревья словно море крыш.

А скалы, острые, как пагоды,

Возносятся среди цветов.

Мне думается весело, что вечная

Природа учится у нас.

Обычно говорят, что творения человека подражают природе. У Н. С. Гумилёва, наоборот, природа «подражает» человеку, «учится» у него. Разумеется, это поэтическая метафора человеческого восприятия природы. Мы говорим о «чаше», о «голубых глазах» озёр, о скалах, похожих на крепостные башни, о берёзах, стройных как девушки, об их «зелёной причёске» (С. Есенин), «о зонтиках» цветов. Живя в природной среде, человек постоянно чувствует своё единство с ней, переносит на природу свои человеческие качества и свойства. Природа помогает человеку «выйти из себя самого и раскрыться в другом». Человек раскрывает себя в природе отнюдь не только в процессе материально-практического, но и в ходе духовно-практического её преобразования. У человека ищут защиты многие вымирающие виды животных.

В отличие от своих далёких пещерных предков, современный человек психологически отделяет себя от природы. Сами размышления о месте человека в природе свидетельствуют об особом положении, которое люди зарезервировали в ней. Именно в результате такого отделения человек может оценивать природу либо как близкую, родную, любимую, либо как чуждую, враждебную, противостоящую ему. Появление субъект-объектного отношения человека к природе, где себя он представляет субъектом, а природу объектом своей жизнедеятельности, - яркое свидетельство отделения мира человека от мира природы.

Сознание древнего человека отличалось от современного именно тем, что он не отделял себя от природы. Природа была частью его самого, а сам он частью природного мира. Отголоски этого сознания остались ныне у охотничьих и пастушеских народностей. Образ Дерсу Узала в фильме А. Куросавы поражает наше воображение именно тем, что природа – часть его самого, его сущность, его субстанция.

Своеобразное слияние человека и природы происходит и в поэзии, и в изобразительном искусстве. Древние китайские поэты учили, что художник лишь тогда может претендовать на это звание, когда становится той частью природы, которую изображает в своих картинах и стихах. Например, поэт Мэе (1173-1232 гг.) писал: «Глядя на луну, я становлюсь луной, луна, на которую я смотрю, становится мною. Я погружаюсь в природу, соединяюсь с нею».

Я сделался нервной системой растений,

Я стал размышлением каменных скал, -

пишет современный русский поэт Н. Заболоцкий. Здесь не просто единение человека с природой, но их слияние, умение как бы «изнутри» чувствовать природу.

Не потому ли Л. Н. Толстой смог так проникновенно раскрыть «психологию» коня Холстомера, а Ч. Айтматов – волчицы Акбары? Однако такое слияние с природой в современной жизни присуще немногим, прежде всего – людям искусства. Можно сказать, что новое экологическое мышление означает не только «заботу о природе», бережное отношение к ней, но и преодоление того разрыва человека и природы, который присущ в той или иной мере нашей психологии. Происходит на новом витке спирали своеобразное «возвращение» к слиянию человека и природы. Однако человек сохраняет при этом и сознание своего могущества, и все достижения цивилизации и культуры.

Конечно, культура, как созданное человеком, всегда будет отличаться от «натуры», естественной природы, но подлинная культура никогда не противостоит природе. Она включает её в свою работу, а человеческое отношение к природе выступает одним из важнейших критериев уровня культуры общества, группы, индивида. Современная литература даёт и новый, неожиданный поворот этой традиционной темы. Его можно назвать осознанием трагической вины человека перед природой. Бостон («Плаха» Ч. Айтматова) сам лично не виноват в истреблении сайгаков в казахских степях, но, как любой человек, он, тем не менее, ответствен за это преступление, и природа «мстит» ему гибелью сына. Литературоведы пишут сейчас о «ноосферном видении» природы. В этом подходе соединяются понимание единства человека и природы, и вины перед природой, и чувства ответственности за наших братьев меньших. Но есть в этом видении и ещё одно: представление о единстве разума человека и его зачатков в животном мире. Разумные пингвины А. Франса, дельфины А. Кларка, свиньи Д. Оруэлла, «роковые яйца» М. Булгакова весьма симптоматичны для нашего века.

Невольно напрашивается и другой вопрос, – не слишком ли противопоставляем мы разум человека рассудочным, инстинктивным процессам у животных? Нет ли здесь «промежуточных ступеней», более плавных и постепенных переходов? Над этим не случайно задумывается современная наука.

Наличие явно разумных действий (с нашей, "человеческой" точки зрения) у тех же дельфинов показывает, что между человеческим мышлением и психологическими процессами у животных (по крайней мере, – у ряда их видов) нет и не может быть какой-то китайской стены.

Охраняя природу, человек этим самым охраняет и колыбель разума, т. е. самого себя. Поэтому всякое насильственное «преобразование природы», грубое вмешательство в её процессы – это не только покушение на природу, но и на разум, на самого человека. Современный человек должен мыслить не только общечеловеческими, но и общеприродными категориями. В ней, в вечной природе, заложены родовые корни человека.

Как известно, ныне всё более широко распространяется фотоохота. Испытывая все наслаждения охоты, человек ничего не разрушает в природе. Можно сравнить духовное преобразование природы с такой фотоохотой, в том числе – эстетическое, нравственное и другие типы духовного и духовно-практического отношения к природе. В любой форме человеческой деятельности устанавливается тесная, двусторонняя неразрывная связь между человеком и природой. Нельзя не видеть того, что в какой-то мере природа «приспосабливается» к присутствию и деятельности человека. Известно, что человек создал немало видов растений и домашних животных. Да и дикие звери во время бескормицы нередко ищут защиты у человека. Рациональное землепользование сохраняет и обогащает природные земли. Сажая леса, человек способствует улучшению климата и т. д.

Это важно подчеркнуть, ибо в литературе часто односторонне исследуется только разрушающая роль человека по отношению к природе, а его созидательная деятельность оставалась в тени. Да, ущерб, нанесённый человеком природе, огромен, и, к сожалению, невосполним. Однако этот факт никоим образом не может и не должен абсолютизироваться.

Мы знаем, что, во всяком случае, на Земле природа подготовила необходимые условия для возникновения человеческого разума и последующего социогенеза - создания человеческого общества.

Сегодня всё растущее число приверженцев и в России, и за рубежом находит гипотеза, впервые всесторонне обоснованная великими русскими учёными В. И. Вернадским, К. Э. Циолковским и рядом их сподвижников, согласно которой разум является необходимым всеобщим атрибутом материи. Если это так, то разумная жизнь уже не может считаться совпадением ряда необходимых для неё условий на одной из планет сравнительно ординарной звезды где-то на окраине Галактики. Жизнь в этом случае станет необходимым проявлением творческой силы природы. По-новому встанет тогда и тема «Природа и культура», их внутренняя близость выявится с ещё большей определённостью. Пока же наука не даёт достаточных материалов ни для подтверждения, ни для опровержения этой гипотезы.



Выводы

Современные жители крупных городов России в основной своей массе очень далеки от природы. Это отчуждение от нашей естественной колыбели до недавнего времени в какой-то мере частично компенсировалось широким развитием молодёжного (в особенности – студенческого) индивидуального и группового туризма. Сегодня такие выезды для большинства молодых людей становятся невозможными из-за непомерных цен на автобусные и железнодорожные билеты, дороговизны продуктов и элементарного туристского снаряжения.

Что же касается очень узкого состоятельного слоя общества, то для него природа Кипра, Арабских Эмиратов или Канарских островов оказывается более доступной и известной, чем природа родной страны.

В современный период основным средством общения с природой для определённой (тоже сравнительно небольшой) части горожан становится работа на дачных участках или в коллективных садах. Однако целью такого труда всё в меньшей степени становится отдых и наслаждение природой: здесь трудятся ради получения определённых продуктов для продажи на рынке или собственного потребления. Отчуждение большинства населения от природы, в свою очередь, неминуемо ведёт к углублению экологического кризиса, к формированию целого поколения людей с односторонним утилитарно-потребительским отношением к природе. Безумно взвинчивая цены на природные маршруты, наше государство куда больше теряет, чем приобретает. Люди отказываются брать и возделывать свободные участки земли, находящиеся в радиусе 70-100 км от города. Теряются миллиардные доходы от туризма, который во всех цивилизованных странах является одной из доходных важнейших статей бюджета.

Но при этом никакими цифрами не выразить те нравственные, духовные потери, к которым ведёт отчуждение от природы. Стали коммерчески невыгодными и исчезли многочисленные ещё недавно прокатные пункты, в которых горожанин мог бы взять необходимое ему для поездки за город снаряжение.

Всё это говорит о необходимости скорейшего принятия в масштабах страны закона о развитии молодёжного туризма. Но это только часть дела. Остро необходима единая общероссийская программа экологического воспитания молодёжи, начиная с дошкольных учреждений и кончая высшей школой. Речь идёт о целом комплексе мер, формирующих у молодого человека чувство любви к природе, эстетическое и нравственное отношение к ней.

В современной «постмодернистской» литературе фактически исчезли описания природы. Попробуйте назвать современного писателя, в творчестве которого природа занимала бы такое же место, как в произведениях Толстого, Тургенева, Чехова! Ч. Айтматов является счастливым, но редким исключением. Есть ли сегодня такие «певцы природы», как Кольцов, Никитин, Некрасов, Тютчев, Фет? На выставках художников редкостью стал натюрморт, а тем более, пейзажная живопись.

Стоит ли в свете сказанного удивляться равнодушию к красоте природы у многих молодых людей?! Всё наше общество, в том числе его интеллигенция, несёт ответственность за односторонний утилитарно-потребительский подход к жизни у многих молодых людей!

Беда в том, что наше общество в целом ещё не осознало масштабов экологической катастрофы, не задумывается о том, какую страну мы оставим нашим внукам и правнукам. Вот почему тема «Природа и культура» не может читаться и восприниматься как «обычная» академическая лекция. Если автор сумел передать в ней хотя бы часть своей боли за состояние самого дорогого наследия – нашей природы, то он может считать цель, стоящую перед этим учебным пособием, в какой-то мере выполненной.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   55


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница