В. Красных. № Гипотеза лингвистической относительности



Скачать 75.26 Kb.
страница1/3
Дата12.05.2018
Размер75.26 Kb.
  1   2   3

А. Ю. Жигалов, 10 чешская группа, 2 курс отделения русского языка и литературы.

Зачетная работа по курсу лекций В. В. Красных.

1.



Гипотеза лингвистической относительности

В статье «Грамматист и его язык», вошедшей в книгу «Избранные труды по языкознанию и культурологи», Эдвард Сепир определял язык как особую символическую систему, «способ отображения всех мыслимых разновидностей нашего опыта».1 Исследователь полагал, что люди, говорящие на разных языках, по-разному воспринимают окружающий мир, поскольку именно язык определяет способ познания действительности. Сепир говорит «об одном виде относительности, которую скрывает от нас наше наивное принятие жёстких навыков нашей речи как ориентиров для объективного понимания природы опыта».2 Речь идёт об относительности понятий или, как замечает автор статьи, об относительности формы мышления.

Язык первичен по отношению к мышлению, а мышление, в свою очередь, обусловливает восприятие окружающего мира. Эту зависимость можно описать с помощью очень упрощённой схемы: ЯЗЫК → МЫШЛЕНИЕ → СПОСОБ ПОЗНАНИЯ МИРА. Иными словами, язык определяет тип мышления его носителя, способ восприятия человеком действительности, особенности членения окружающего мира. В этом заключается суть гипотезы лингвистической относительности. Люди, говорящие на разных языках и принадлежащие к разным культурам, по-разному воспринимают окружающий мир. Выделяются сильная и слабая версии гипотезы лингвистической относительности.

В работах Э. Сепира представлена слабая версия гипотезы. Исследователь отрицал наличие непосредственной связи между языком и культурой, строгой зависимости мышления от языка. Эта идея высказывается в статье «Язык, раса и культура». Сепир подчёркивает, «что содержание языка неразрывно связано с культурой».3 Однако эту связь не следует считать жёсткой. Наиболее ясно она проявляется на лексическом уровне языка: «Язык в своей лексике более или менее точно отражает культуру, которую он обслуживает».4

По мнению Сепира, языки различаются тем, что с их помощью выразить легче. В статье «Грамматист и его язык» исследователь приводит наглядный пример в подтверждение этой мысли. Наблюдая за падением камня, англичанин говорит: “The stone falls” ‘камень падает’. Носитель английского языка полагает, что, «подобный анализ ситуации является едва ли не единственно возможным». Но Сепир замечает: «Если обратиться к другим языкам и посмотреть, какими способами они выражают это очень простое впечатление, то… станет понятно, сколь многое может быть добавлено к нашей форме выражения, изъято из неё или перегруппировано в ней без существенного изменения… содержания… сообщения об этом… факте».1 При выражении значения ‘камень падает’ на немецком языке слову «камень» необходимо присвоить категорию рода. Носитель языка чиппева укажет, что камень – неодушевлённый объект. А индеец квакиутль из Британской Колумбии сообщит, является ли камень видимым или нет. Таким образом, одно и то же значение в разных языках выражается по-разному, в одних – легче, в других – труднее…

Мышление напрямую зависит от языка. Эта идея лежит в основе сильной версии гипотезы лингвистической относительности. Она изложена в работах Б. Уорфа. Исследователь полагал, что существует жёсткая причинная зависимость между мышлением и языком. Данная связь прежде всего проявляется на уровне грамматики. Лексический состав языка отражает её менее ярко и последовательно. Рассматривая влияние отдельных слов и фразеологических оборотов на поведение людей, Уорф приходит к выводу, что «несравненно более сильное влияние на это поведение могут оказывать разнообразные типы грамматических категорий…»2. Автор работы «Отношение норм поведения и мышления к языку» сравнивает грамматические способы выражения представлений о пространстве, времени и материи в западноевропейских языках и языке хопи. Б. Уорф говорит о новом принципе относительности, «который гласит, что сходные физические явления позволяют создать сходную картину вселенной только при сходстве или, по крайней мере, при соотносительности языковых систем».

Мне близка точка зрения Сепира, в работах которого излагается слабая версия гипотезы лингвистической относительности. Её главные положения можно попытаться подтвердить данными русского и чешского языков.

В русском языке существует слово “снотворное”, которое обозначает лекарственное средство, вызывающее сон. Это же значение в чешском языке передаётся целым словосочетанием “prášek pro spaní” (дословно ‘порошок для сна’). И наоборот, носитель русского языка не сможет одним словом передать значение ‘свежие вечерние газеты’, зато чех, не задумываясь, скажет “večerníky”.

2.

1).






Каталог: ~discours -> images -> stories -> krasnyh
krasnyh -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
krasnyh -> Гипотеза лингвистической относительности: «за» и «против»
krasnyh -> Гипотеза лигвистической относительности: аргументы «за» и «против»
krasnyh -> Гипотеза лингвистической относительности: аргументы «за» и «против»
stories -> Ю. М. Лотман семиосфера Культура и взрыв Внутри мыслящих миров Статьи Исследования Заметки Санкт-Петербург «Искусство-спб»
stories -> Учебно-методическое объединение по классическому университетскому образованию
krasnyh -> Межкультурная коммуникация как «среда обитания» современного Homo Loquens


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница