В конце прошлого века в нашей стране появилось несколько фундаментальных работ по проблемам немецкого романтизма: монографии А. В. Карельского «Драма немецкого романтизма» (Москва, 1992), Д. Л



страница14/41
Дата25.01.2018
Размер1.34 Mb.
ТипСборник
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   41
Перевод Е. Эткинда
Многие из политических стихотворений Шамиссо имеют песенную форму. Они неоднократно перелагались на музыку. Некоторые из них стали народными. Поэт в своем политическом песенном творчестве ориентировался на опыт французского поэта-песенника Беранже, которого он блестяще переводил на немецкий язык.

Свободолюбивые и демократические убеждения Шамиссо с большой силой отразились в известном стихотворении «Инвалид в сумасшедшем доме».

Раненый под Лейпцигом, во время «битвы народов», немецкий солдат убежден, что сражался там за свободу, но после ранения очнулся в сумасшедшем доме, где озверелые сторожа избивают несчастного палками. С тоской вопрошает он:
Где ты, где, моя свобода,

Кровью купленный удел?

Бьет меня кнутом смотритель,

Чтобы смирно я сидел.



Перевод В. Микушевича
Как и многие другие поэты его времени, Шамиссо живо откликнулся на национально-освободительную борьбу греков против тирании турецкого султана Махмуда. Греческим событиям он посвятил цикл стихотворений под названием «Хиос» и несколько отдельных баллад, прославляющих мужество и отвагу борющихся греков: «София Кондулимо и ее дети», «Георгис», «Последняя любовь лорда Байрона» и др.

Драматичность сюжета и эмоциональная приподнятость повествования придают этим стихотворениям балладный характер. Герои их — гордые, смелые и свободолюбивые люди. Таков герой народных песен Георгис — мститель за отца и сестру, таков Канарис — греческий адмирал, спаливший турецкий флот Али-паши, такова София Кондулимо — мать, которая предпочла смерть собственных детей позору поражения.

В поэтическом наследии Шамиссо сравнительно мало субъективно-лирических стихотворений. Он больше тяготеет к объективным, повествовательным стихотворным формам. Только в патетически приподнятых политических пророчествах можно услышать голос самого поэта. Он чаще предоставляет слово героям, воздерживаясь от выражения личных чувств. Именно в лирике Шамиссо можно угадать движение немецкой литературы 20–30-х годов в сторону большей объективности. Даже знаменитые стихотворные циклы «Любовь и жизнь женщины» и «Песни и картины жизни», ставшие особенно популярными благодаря их переложению на музыку Робертом Шуманом и другими композиторами, отчетливо свидетельствуют о стремлении к отказу от субъективного тона. В этих циклах поэт выступает певцом домашнего очага, тихих семейных радостей и любви.

Поэтическое творчество Шамиссо находится на стыке романтических веяний и устремлений обретающего силу реалистического искусства. Это обеспечивает поэту особое место в истории немецкой поэзии. В его поэтическом наследии много баллад и стихотворных рассказов. Отвлекаясь от выражения индивидуальных переживаний, свойственных романтической поэзии, он стремится к воссозданию неких объективных картин действительности с отчетливой социально-критической тенденцией.

В 1832 году Шамиссо становится во главе «Немецкого альманаха муз» и стремится объединить вокруг этого издания лучшие литературные силы Германии. Работе в альманахе он придавал большое значение и хотел, чтобы в публикуемых там произведениях, как он сам говорил, «отражалось время в его серьезном политическом звучании». В 1837 году именно поэтому он пошел на разрыв со своим соратником по редактированию альманаха Густавом Швабом, настояв на том, чтобы очередная книжка альманаха открывалась портретом Генриха Гейне, поэтический вклад которого в немецкую литературу он высоко ценил.

В 30-е годы Шамиссо по-прежнему откликается на актуальные темы. Его широко известные, ставшие хрестоматийными баллады часто носят откровенно политический характер. В балладе «Исчезнувший замок», рассказывая старинную легенду о том, как были наказаны три свирепых разбойника, Шамиссо превращает их в угнетателей народа, творящих произвол и насилие. Они носят рыцарские доспехи, облекаются в пурпур и горностай, даже любовница этих королей-разбойников ходит в туфлях из пшеничного хлеба. В конце стихотворения рассказывается о каре, обрушившейся на нечестивцев: земля поглотила замок и их самих. Здесь ясно звучит мысль о неизбежной гибели порядка, основанного на угнетении и беззаконии. Известная баллада «Игрушка великанши» рассказывает тоже о событиях незапамятных времен, когда в замке Нидеке, в Эльзасе жили великаны. Однажды великанская дочка спустилась из замка в долину и принесла отцу в носовом платке как живую игрушку пахаря с лошадью и плугом. «Крестьянин не игрушка», — говорит ей великан-отец:


Когда бы не крестьянин — не труд его, заметь —

Без хлеба нам с тобою пришлось бы умереть.

И навсегда запомни, что великанов род

В веках свое начало от мужиков берет!






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   41


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница