В. Ж. Келле культура и свобода культура как предметное бытие свободы



Скачать 115.97 Kb.
Pdf просмотр
страница7/9
Дата30.01.2018
Размер115.97 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
вол, как нечто случайное, частное. Эта идея Гегеля актуальна и сейчас,
когда свободу смешивают с вольницей и на практике подменяют своеволием и произволом.
В отличие от Канта, у Гегеля вещь в себе становится вещью для себя,
она и объективна, и органично связана с познанием. Отношение мысли к объективности является лишь познавательным. Никакого другого Гегель не признает. Даже вера определяется как одна из форм знания. Познание торжествует. Входе познания достигается тождество мышления и бытия.
Именно процесс познания объективной реальности есть дорога свободы».
Думаю, вообще гегелевскую философию можно без преувеличения назвать
философией свободы.
Идею о роли познания в обретении свободы развивал не только Гегель.
Великий диалектик продолжил линию рационализма, идущую от Сократа
(познание идеи блага как твердая основа добродетели. Хотя Декарт, Спи- ноза, философы французского просвещения и классики немецкой философии расходились в трактовке свободы, признании или непризнании свободы воли, но связь свободы с познанием у них сохранялась. У Гегеля эта тема разработана досконально.
С Кантом его объединяет идея, что человек свободен как разумное существо. Но Гегель свободу воли связывает с человеком как мыслящим субъектом, а Кант – с нравственным.
Для Гегеля философия Канта есть ступень развития философии, на которой идея постигается в ее формальных определениях. Он соглашается с Кантом, что познание с помощью рассудка, его категорий дает знание явлений, истина ему недоступна. Но его не устраивает, что Кант ограничивает разум, наделяя его способностью лишь к априорному знанию и функцией, благодаря которой разум определяет формальные границы познания и условия, делающие его возможным. Для Гегеля, напротив, именно и только разум способен познать истину, бесконечное, а рассудочное познание есть знание конечного. Кантовские антиномии сих несовместимостью тезиса и антитезиса Гегель не приемлет, оценивая их как простой отрыв друг от друга положений, которые объединяются в диалектическом синтезе.
А его отношение к нравственной концепции Канта более благожелательно. Так, в Философии права он писал Существенным в воле является для меня долг… Я должен желать исполнять долг ради негоже самого,
и то, что я выполняю как долг, есть моя собственная объективность в подлинном смысле этого слова. Исполняя долг, я нахожусь у самого себя и свободен. Выдвигание этого значения долга составляет заслугу и возвышенность точки зрения кантовской практической философии»
16
Но это не снимает принципиального различия их позиций не только в сфере теоретического, но и практического разума. Если Кант выводит свободу за пределы познания, отводя ей место в умопостигаемом моральном мире, то Гегель отвергает саму эту постановку вопроса, определяя свободу как неотъемлемое свойство деятельного, познающего себя духа.
Подводя итог, хотел бы подчеркнуть, что хотя та историческая форма,
в которой выражали свои взгляды сами философы, представляет интерес,
для поставленной в статье проблемы несущественна. Здесь важна их позиция, ее основной смысл, намеченный ими общий ход мысли. Отделив суть дела от исторической формы, мы можем и лучше оценивать их вклад и решать сих помощью актуальные сегодня философские проблемы 16
Гегель Г.В.Ф. Философия права. МЛ. С. 153.
В.Ж. Келле. Культура и свобода


Каталог: uplfile -> root -> biblio


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница