В изменяющемся мире


Васильева Л.Е., Раков В.А



страница21/36
Дата10.05.2018
Размер1.46 Mb.
ТипСборник
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   36
Васильева Л.Е., Раков В.А. Палеоэкологические исследования древнего

поселения Клерк-5 в Хасанском районе Приморского края



Vasilyeva L., Rakov V. Paleoecological investigation of ancient settlement Klerk-5 at Hasanskiy District of Russian of Russian Primorsky Region

Бухта Бойсман находится у западного побережья зал. Петра Великого. Она неглубоко вдается в сушу, представляющую долину реки Рязановки, имеющей устье в южной части бухты. С севера б. Бойсмана отделена от соседней б. Баклан п-овом Клерка. Бухта Бойсмана появилась в раннем голоцене или около 8 тыс. лет назад при повышении уровня Японского моря и проникновении его водных масс в долину р. Рязановки (Первые рыболовы…, 1998). В период климатического оптимума голоцена (8-5 тыс. лет назад) уровень моря превышал современный уровень на 2,5-3 м и береговая линия проходила в 3-5 км севернее. П-ов Клерка был отделен от материка широким проливом, связывающим б. Бойсмана с соседней б. Баклан. В последствии при понижении уровня моря образовалась коса, соединившая п-ов Клерка с материком.

Памятник Клерк-5 был открыт В. Г. Квашиным в 1989 году. Он расположен на южном побережье п-ова Клерк. В 2003 памятник был обследован Ю. Е. Вострецовым. Последующие работы проводились в 2005-2006 г. Основную массу культурного слоя составляли слои раковин мощностью до 5-7 см, которые были отнесены археологами к периоду раннего железного века или к Янковской культуре (8-3 веков до н. э.). На этом этапе население Янковской культуры оставило три слоя раковинных отложений разделенных слоями грунта с артефактами. Янковские отложения залегали на глубине 25-70 см.

Ниже этих слоев находился слой, из костей и раковин относящийся к неолиту 3100-4800 тыс. лет назад.

В результате выяснилось, что:

1. Это пока единственный памятник на побережье залива Петра Великого, содержащий кости рыб, морских организмов и наземных животных во всех культурных отложениях. Это дает возможность составить летопись экологических событий использования человеком морских ресурсов.

2. Обнаружили единственную раковинную кучу, относящуюся к новой (клерковской) культуре среднего неолита.

Отложения раскапывались по слоям тонкими пластами. В раковинных слоях были видны разовые выбросы моллюсков, отличающиеся по составу животные и другие признаки. Все отложения флотировались для получения легких (уголь) экофактов как то карбонизированные семена, чешуйки, наземные гастроподы, и промывались через сито 2 мм, после этого производился их разбор, в лаборатории идентифицировали до видов и родов.

Раковинные отложения Янковской культуры содержали большое количество артефактов и экофактов. Это были кости и чешуя рыб, кости наземных и морских млекопитающих, включая кости китообразных. Много костей, отолитов и чешуи рыб. Необычно большое для Янковских раковинных куч количество костей птиц, а так же змей и лягушек. Все это свидетельствует о существовании лагуны на месте современного болота.

По данным, полученным, после обработки материала за 2006г. (органических остатков) можно показать некоторые результаты. Была проведена работа по сортировке и подсчету костных остатков млекопитающих, птиц и рыб относящихся к двум культурным слоям и нескольким различным датировкам.

Охота на млекопитающих в условиях поселения Клерк видимо не очень зависела от изменения ландшафта, потому как в раковинной куче Янковского времени (ранний железный век) и неолита клерковской кучи мы наблюдаем примерно одинаковое количество костных остатков млекопитающих. Охота на птиц сильно колеблется во времени. Очевидно, что, в янковское время, по сравнению с неолитическим, увеличивается интенсивность охоты на птиц, с другой стороны в течении существования клерковской раковинной кучи мы наблюдаем увеличение охоты на птиц и в самых нижних слоях наблюдается увеличение остатков рептилий и грызунов. Это связано с отрезком времени, в котором происходит падение уровня моря, в следствии которого происходило расширение косы и формирования устойчивой лагуны на косе и Рязановского озера. В тоже время наблюдается уменьшение количества костных остатков рыб (Янковские отложения) что вероятно связано с уменьшением роли охоты во время похолодания, когда усилилась штормовая ситуация.

Полученные материалы позволяют реконструировать состояние окружающей среды и динамику ее изменения, человеческую деятельность в процессе ее эксплуатации.



Дьякова Т.С. Kонтакты алдано-ленских и нижнеамурских неолитических

культур


Dyakova T. The Contacts of Neolithic Cultures of Aldan-Lena and Lower Amur

Одной из актуальных проблем дальневосточной археологи в настоящее время является вопрос о контактах неолитических культур алдано-ленского и амурского бассейнов. За последние годы в Нижнем Приамурье был открыт ряд памятников со следами сумнагинской, белькачинской и ымыяхтахской культур, что позволяет ввести в зону активного научного внимания прослеживание древних миграционных путей названных культур в южном направлении, выявление обусловливающих их факторов, а также выяснение характера взаимоотношений пришлого населения с представителями амурских неолитических культур (в данном случае – кондонской, малышевской, вознесеновской).

В предлагаемой работе обозначены некоторые стороны поставленной проблемы, включая временные и географические рамки контактов, а также рассмотрен археологический материал, полученный в период работы эворон-горинской экспедиции (Солнечный р-н Хабаровского края, р. Девятка, 1995 – 2007 гг.) и позволяющий говорить о данных контактах.

Сумнагинская культура (Sumnagin culture) (позднейший палеолит, 10.5-6.5 тыс. лет) зафиксирована пока что только на одном из памятников р. Девятки – Харпичан – 4, который является многослойником с возрастным диапазоном 10-12 – 4-5 тыс. л.н. Харпичан – 4 расположен 2.5 км к В от посёлка Харпичан, на 5-6-метровой цокольной террасе, представляющей собой левый коренной борт долины р.Девятки. Стратиграфически сумнагинский горизонт не прослежен, каменные артефакты в виде взвеси присутствуют в слое кондонской культуры – это характерные наконечники стрел на ножевидных пластинах, оформленные краевой ретушью на жалах и приостренных насадах, своеобразные концевые скребки и микроскребки на пластинках с узким рабочим краем, карандашевидные нуклеусы, «параллелограммы» на пластинках, очевидно, часть тесловидно-скребловидных орудий и др.

Белькачинская культура (Belcachi culture)(средний неолит, 5.2-4.1 тыс. лет) представлена более широко – она встречена на таких памятниках как: Донника – 4 (Кондон – 54)(однослойная стоянка без внешних рельефных признаков), Кондон – 7, Кондон – 19, Харпичан – 2 и Харпичан – 4. Наиболее полная коллекция получена с поселения Харпичан – 4, где характерная шнуровая круглодонная керамика, призматические нуклеусы, пластинки и др. имеют отчетливую стратиграфическую привязку, залегая в верхнем культуросодержащем горизонте – красновато-коричневой супеси, перекрывающей все остальные слои.

Ымыяхтахская культура (Ymiyahtah culture)(поздний неолит, 4.1-3.3 тыс. лет) представлена редким функционально-производственным комплексом на вознесеновском поселении Мари – 5 (Кондон – 38)(раскопки 2000 г.), расположенном в 7 км от с. Кондон вниз по реке, на левом берегу. Данный комплекс – «мастерская по производству орудий с мелкими ретушированными лезвиями», в которой имелось минимум три основных рабочих площадки, на которых велось расщепление камня лицом к очагу. Ведущий продукт мастерской – бифасиальные удлиненно-треугольные наконечники стрел с прямой или слегка скошенной базой; присутствуют полиэдрические резцы, микропластинки и др. Интерес представляет факт, что дополнительной продукцией на мастерской были характерные вознесеновские артефакты, т.е. налицо факт прямого контакта местной и пришлой синхронных традиций.

Таким образом, материалы памятников р. Девятки свидетельствуют о проникновении отдельных культурных групп с Алдана и Лены в северную часть бассейна Амура. Очевидно, характер иммиграций носил эпизодический характер без значительной экспансии далее к югу, что подтверждается малым числом памятников пришлого населения, их приуроченностью к северной периферии амурской культурной зоны, отсутствием видимых признаков заимствований в культурном материале. Наибольший интерес представляют варианты взаимоотношений представителей различных культурных миров, что напрямую связано с целями иммиграций. Один из наиболее вероятных вариантов – это торговые контакты при сохранении изначальной культурной самостоятельности, что допускает временное и мирное сосуществование пришельцев и автохтонов, объясняет присутствие типичных северных изделий в традиционных амурских комплексах, а также ограничивает активное освоение пространств периферийной зоной Приамурья.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   36


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница