В. А. Воронцов природа языка и мифа в свете антропосоциогенеза


Глава IV. МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ



страница29/50
Дата10.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   50
Глава IV. МИФИЧЕСКИЕ ЖИВОТНЫЕ И РАСТЕНИЯ
IV. 1 Мифические и сказочные животные
Сравнительно-историческое изучение широкого круга мифологем и сказочных сюжетов позволило исследователям отнести мифы и сказки о животных к самым глубинным слоям мифологического сознания. Глубоко архаичны сюжеты о происхождении животных от людей или о животных предках человека. «Теротеизм (поклонение животным, зоолатрия) — некогда универсальная форма религиозного мышления, сохранившаяся до настоящего времени у всех диких и варварских племён и даже у некоторых более или менее культурных народов (браминистическая Индия, Египет). Свидетельствами всеобщего господства культа животных служат религиозные и поэтические памятники всех исторических народов, начиная с гимнов Вед, Авесты, храмов и Мумий Египта, историков и поэтов Греции и Рима, эпоса германских, романских и славяеских народов и кончая современным фольклором европейских масс. Самый богатый следами теротеизма эпос — славянский, в особенности русский» [Штернберг, 1936, с. 191].

Животные могут выступать в качестве тотемных предков, героев, божеств, демиургов, триксеров, ездовых животных богов т. д. Мифическому животному могут быть присущи несколько функций или преимущественно та или функция.

Мифическое животное может выступать типологически в чистом виде, однако зачастую оно является человеческим предком и божеством, культурным героем и триксером. Так, например, тотемический культурный герой бушменов Цагн, совмещающий в себе тип предка, небесного громового божества, трактуется в то же время как типичный мифологический триксер. Ворон у ительменов демиург, культурный герой, создатель рельефа местности и самой земли, изобретатель одежды, лодки и т. д. Это не мешает им рассматривать Ворона в качестве триксера.

Мифические животные могут трансформироваться в человека, принимать облик других животных, становиться растениями, предметами. Так, например, в бушменской сказке «однажды Цагн обманул детей. Он превратился в антилопу и, притворившись мёртвым, улёгся на земле, а девочки, которые отправились на поиски съедобных растений, наткнулись на него. Он лежал на земле, откинув рога назад. Дети, заметив его, сказали друг другу: "Вон там лежит антилопа, она мёртвая". Дети запрыгали от радости и закричали: "Это наша антилопа! Мы будем есть много мяса!"» [Котляр, 1975, с. 164 — 165]. Детским мечтам не суждено было сбыться. Антилопа вдруг заговорила человеческим голосом, а затем превратилась в человека, который погнался за детьми [там же, с. 167].

Мифические и сказочные животные могут проникать в тела друг друга и обитать там. Так, например, в корякской мифологии Ворон не только оказывается в брюхе волка или кита, но и в теле своей жены. В некоторых мифах, сказках он превращает свои органы в собачек, работников, которые действуют по его указанию [Jochelson, 1905, № 15 —17, 22, 23 и др.].

Мифические и сказочные животные могут проглатывать, прятать, добывать светила, проникать в другие миры, вселенные и т. д. Так, например, в чукотском мифе Ворон проникает в другую вселенную и похищает у злого духа (келе) мячи — солнце, луну, звёзды [Богораз, 1900, № 51]. В другой сказке Ворон прячет небесные светила в своём доме и возвращает их только после того, как волк отдаёт ему в жёны своих «черносерёжных» сестёр [там же, № 50].

Мифические, сказочные животные могут быть плачеями. Так, например, в русских народных сказках в роли плачей выступают лиса [Афанасьев, I¸ № 22], медведь [Там же. № 21], волк [Там же. № 22].

Многочисленным мифы разных народов повествуют о том, что некогда (в «мифические времена») животные были людьми и находились в кровном родстве с представителями «древнего народа». Так, например, Дж. Стоу сообщает, что бушмены с верховья Оранжевой реки считали, что все живые существа вначале были наделены человеческими свойствами. В это время жил на свете Хоц'хиган, который постоянно ссорился со всеми животными и старался причинить им вред. Из-за него животные покинули людей и приняли своё нынешнее обличье, и только бушмены остались людьми [Цит. по Элленбергер, 1956, с. 243].

Мифические животные зачастую играют столь важную роль в жизни человека, что гибель животного влечёт нетвратимую гибель человека. В. Немцова пишет: «Словаки и чехи верят, что где в доме уж (had), там и счастье, и кто убъёт такого ужа, у того пропадёт весь скот и исчезнет всё счасте из дому. В одном месте мать каждый день давала девочке на завтрак жидкую молочную кашу. Девочка обыкновенно выходила со своею мисочкою за порог и в другом месте не хотела есть. Раз отец заметил, что из-под порога выползает белый уж и ест вместе с девочкой, и слышал, как дитя ему сказало: "Ешь же и кашу, а не одно молоко". На другой день отец подстерёг и убил ужа, но вместе с ужом умерла и девочка. Это было в словацкой земле. О подобных случаях рассказывают и в Чехах» [Цит по Потебня, 2000, с. 376].

Особенностью мифических и сказочных зверей является то, что они могут заверять, общаться между собой и с людьми, поскольку обладают особым языком. Постигнув язык зверей, птиц, герой становился необычайно мудрым и проницательным. Он мог вылечить любую болезнь, найти клад и т. д. По поводу природы баснословных животных, наделённых всеми атрибутами человека, включая речь, у исследований у исследователей отсутствует единство взглядов.

Традиционно мифами, сказками о животных и вообще герменевтикой словесности и искусства занимались философы, среди которых следует, прежде всего, отметить Аристотеля, Лессинга, Гердера, Гегеля.

Ранние теоретики, включая Гегеля и Лессинга, полагали, что характер мифических, баснословных, сказочных животных соответствует природе современных животных и соответствующие произведения отражают жизнь в лесу. Подобная точка зрения отнюдь не канула в вечность и попытки искать прообразы мифических, сказочных животных вне человека предпринимаются вновь и вновь. Так, например, Е.М. Мелетинский в своей книге «Палеоазиатский мифологический эпос» пишет: «…нам представляется, что мифы о Вороне — культурном герое и триксере в известной мере опирается на простейшие мифологические преобразования зоологических свойств ворона» [Мелетинский, 1979, с. 196, 197].






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   25   26   27   28   29   30   31   32   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница