В. А. Воронцов природа языка и мифа в свете антропосоциогенеза



страница2/50
Дата10.03.2018
Размер3.91 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50
ВВЕДЕНИЕ
Как возникла вторая сигнальная система? Как сложились мифологемы, которые были очевидны для первобытного человека, но в настоящее время трактуются как аберрации первобытного разума? Попытки решить данные проблемы имеют давнюю историю, однако поставленные вопросы до сих пор не получили убедительных ответов. Исторический опыт свидетельствует, что естественный язык, древняя словесность, древние учения, став объектом беспочвенных спекуляций людей, бесконечно далеких от жизненных проблем, от естествознания, способны лишить общество исторической памяти. Трактуя сверхъестественное как неестественное, отрицая существование чудесных самодвижущихся говорящих орудий, псевдонаука отрицает существование самого человека. Лишая человека исторической памяти, она вызывает всплеск мистицизма в самых просвещённых слоях общества. Мистицизм создает благоприятные условия для духовного и физического порабощения людей. Наличие в цивилизованном обществе огромной паразитирующей прослойки, претендующей на идеологические функции без малейших оснований, предполагает целую индустрию обмана. В «системе массового обмана и самообмана» огромная роль отводится мифу. М. Лифшиц в своей книге «Мифология древняя и современная» с полным основанием пишет: «Неудивительно, что вокруг теории мифа в двадцатом веке возникла настоящая пляска бесов. Под знаком мифотворчества пришли к власти Муссолини и Гитлер» [Лифшиц, 1980, с. 34]. Перечислить всех, кто пришёл к власти посредством мифотворчества, невозможно.

Мистицизм порождает непрерывный конфликт с мировым (социальным) разумом, поскольку является его антиподом. Этот конфликт способен подорвать основы любой цивилизации. Самые ужасные катаклизмы прошлого века были порождены расцветом псевдоисторизма, псевдогуманизма, псевдоучености, попытками решать проблемы человека, игнорируя его естественные потребности, естественные ценности, естественные устремления. Наиболее опасным заблуждением цивилизованного общества является слепая вера в то, что можно безнаказанно принижать человеческую конституцию, биологию, медицину, подменять гуманизм гуманитаризмом, культом придуманных благ. По поводу природы ужасной стихии, которая захлёстывает цивилизованный мир волнами безумия, волнами насилия, А.И. Герцен писал: «Без естественных наук нет спасения современному человеку, без этого строгого воспитания мысли фактами, без этой близости к окружающей жизни, без смирения перед её независимостью где-нибудь в душе остаётся монашеская келья и в ней мистическое зерно, которое может разлиться тёмной водой по всему разумению» [Герцен, 1975, с. 109].

В монашеских кельях разрабатывались не только орудия самых чудовищных пыток. «Пытливые» иезуиты много потрудились над тем, чтобы их дело не было забыто и мракобесие, начётничество приобрели статус науки, а геноцид трактовался как всемирная история. Считая себя последователями врачевателя от бога (Иисуса), иезуиты положили в основу воспитания своих сторонников отнюдь не медицинскую теорию и практику. Они сделали всё, чтобы мудрость в университетах ассоциировалась не с медициной, а с бесплодными измышлениями врагов труда. Таких людей было в преизбытке уже в Древней Греции. Уже тогда обосновывалась необходимость в идеальном государстве, управлять которым будут не спасители, не асклепии и иисусы, а софисты и киники.

Иезуиты являются идейными вдохновителями многих авторитетных гуманитариев, открыто призывающих заменить гуманизм, мудрость, духовность грамматическими доктринами, начётничеством. Так, например, К. Леви-Строс в своей книге «Первобытное мышление» с полным знанием дела пишет, что «когда иезуиты превратили латынь и греческий язык в основу образования, возникла первая форма этнологии» [Леви-Строс, 1994, с. 384]. По его мнению, «через посредство языка и чтения текстов ученик проникается методом мышления, который совпадает с методом этнографии» [там же, с. 16].

Скука и отчуждённость, которые одолевают досужих людей в любом обществе, побуждает их проявлять гипертрофированный интерес к экзотике, а также иметь самое предвзятое представление о природе человеческой культуры, культуры разных народов. Фантазии досужих людей, начётчиков по поводу традиционных культур, традиционных учений далеко не безобидны и вызывают законное негодование. К. Леви-Строс вынужден констатировать, что среди «народов растёт противодействие антропологическим исследованиям… Может показаться, что антропология становится жертвой двойственного заговора народов. С одной стороны, это народы, которые физически ускользают от неё, в самом прямом смысле исчезая с лица земли. С другой стороны, это народы, далеко не вымирающие, а претерпевающие "взрыв" в росте населения, решительно враждебны антропологии по психологическим и этическим соображениям» [Леви-Строс, 1994, с. 34]. В действительности, вовсе не народы, а последователи иезуитов составляют заговор против народов, против разума, человечности, духовности.

Стремясь заменить науку «якобы наукой», логику — «якобы логикой», историю — «якобы историей», творцы современных мифов о мифах смело вводят в научный оборот такие понятия, которые принципиально не подлежат логическому осмыслению. Так, например, Я.Э. Голосовкер откровенно подменяет чувственный и наглядный мир мифических героев виртуальным миром начётчиков. В своей книге «Логика мифа» он пишет: «Имагитивный мир мифологии имеет своё бытие: это так называемое "якобы бытие", обладающее своей своеобразной логикой, которая для действительного бытия будет алогичной. Поэтому логику "якобы бытия" правильно назвать "алогичной логикой" или "логикой алогичного"» [Голосовкер, 1987, с. 18].

За прошедшее столетие цивилизованное мракобесие сумело одержать ряд весьма впечатляющих побед над наукой. Принцип свободного мышления, рекламируемый досужими мудрецами, развратил широчайшие круги исследователей. Опора на модные философские доктрины превратила множество ученых в слуг, призванных обслуживать порочные наклонности обезумевших фантазёров. Под флагом любви к мудрости фарисеи выжили самую мудрую науку — медицину из множества университетов и академий, обеспечив в них безраздельное господство схоластики. Между тем, без любви к подлинной мудрости, без биологического стержня, без связи с жизнью любая наука, любая практика превращаются в стихию, глубоко чуждую человеку, всему живому на земле. Схоластика, учёное мифотворчество сыграли огромную роль в приходе к власти множества кровавых режимов, господствовавших под флагом справедливости, гуманизма, историзма, научности.

Враги разума, насильники сделали всё, чтобы человеческая история трактовалась как история насилия. Глубоко враждебной человеку, его конституции предстаёт вся человеческая история. У З. Фрейда были все основания утверждать, что «сегодня древняя история в том виде, как её изуают наши дети в школе, представляет собой, в сущности, чреду геноцидов» [Фрейд, 1994, с. 17]. Превратное представление о мифических героях, о характере их подвигов, о мудрости людей, породивших миф способствует такой трактовке человеческой истории.

Цель жизни — жизнь. «Вся жизнь, — есть осуществление одной цели, именно охрана самой жизни, неустанная работа того, что называется инстинктом жизни» — писал выдающийся физиолог И.П. Павлов в 1916 г. Истоки основных феноменов человека всегда будут загадкой, пока становлением производства, общества, сознания, языка занимаются люди бесконечно далёкие от производства, от жизненных проблем, решаемых специалистами в области техники безопасности, здравоохранения, несущими персональную ответственность за жизнь конкретного человека, за его сознание, самосознание. Только специалисты способны пролить свет на истоки сознательного труда, только профессиональная экспертиза древних прозрений человечества, которая немыслима без патентоведческих навыков, навыков осмысления естественнонаучных и технических проблем, способна пролить свет на смысл древних учений, на истоки мифологического сознания, на природу языка. При отсутствии таких навыков даже описание кошки с рогами и хвостом, свёрнутым в кольца, способно вызвать суеверный ужас, хотя здесь речь идёт о хорошо известной снасти.

Данную работу следует рассматривать как попытку профессиональной экспертизы древних прозрений человечества, породивших технику безопасности, технику связи, медицину, гуманизм, сознание, человека, общество. Решение проблем становления языка, мифологического сознания невозможно без учёта главной движущей силы антропосоциогенеза. Выявление этой силы должно способствовать генерализации взглядов на антропосоциогенез. Основные идеи, которыми руководствовался автор, вытекают из принципа историзма. Историзм побуждает заострять внимание на проблемах, которые породили человека, общество. Эти проблемы не канули в Лету. Более того, они усугубляются с введением в культуру всё более опасных достижений цивилизации. Поскольку процесс становления человека не устаревает, не устаревает и глоттогенез (становление языка), мифогенез, которые так богато отражены в древней словесности. Языческие божества, язык птиц и зверей, подвиги мифических героев не могут кануть в вечность, поскольку они играют огромную роль в восроизводстве человека как вида.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница