Уильям Джеймс Что такое прагматизм?



Скачать 284.66 Kb.
страница1/2
Дата03.06.2018
Размер284.66 Kb.
ТипЛекция
  1   2

Уильям Джеймс

Что такое прагматизм?
Лекция
[c. 224] Несколько лет тому назад мне пришлось быть с целой компанией в горах. Вернувшись раз с прогулки, я застал все общество ведущим ожесточенный философский спор. Объектом спора была белка, обыкновенная живая белка. Предполагалось, что она сидит на дереве, а на прямо противоположной стороне дерева находится человек. Этот человек желает увидеть белку, для чего и быстро двигается вокруг дерева, но напрасно: как скоро ни бежит он, белка с той же скоростью движется в противоположную сторону, так что дерево все время закрывает ее от человека, и он никак не может ее увидеть. Отсюда возникала метафизическая проблема: движется ли человек вокруг белки или нет? Конечно, он движется вокруг дерева, на котором расположилась белка; но движется ли он вокруг белки? При неограниченном свободном времени, которое имелось в этом пустынном месте у спорящих, аргументация была под конец вся исчерпана. Всякий составил себе определенное мнение, на котором и стоял упорно. Так как голоса разделились пополам, то, когда я появился, обе стороны обратились ко мне, чтобы с моей помощью получить большинство. Помня схоластическое правило, что там, где встречается противоречие, там надо установить различение, я стал искать таковое и сейчас же его нашел. "Вопрос о том, какая из сторон права, - сказал я, - зависит от того, какой практический смысл вы вкладываете в выражение "двигаться вокруг" белки. Если "двигаться вокруг белки" значит переходить от ее севера к востоку, затем к югу, западу, потом опять к северу, то, разумеется, человек движется вокруг белки, ибо он последовательно занимает все эти положения. Если же, наоборот, употребляя это выражение, вы имеете в виду, чтобы быть сперва перед ней, затем с правой стороны от нее, затем сзади, затем слева и, наконец, снова перед ней, то точно так же разумеется, что человек не движется вокруг белки, ибо, благодаря производимым ею компенсирующим движениям, она все время показывает человеку свое брюхо и прячет от него спину. Установите это различение, и тогда не будет никаких оснований для дальнейшего спора. Обе стороны правы или не правы в зависимости от того, в каком практическом смысле они употребляют выражение "двигаться вокруг".

Лишь один или двое из более пылких спорщиков нашли в моем решении софистическую уловку, говоря, что им дела нет до разных схоластических тонкостей и что они имели в виду просто то, что буквально понимается под словом "вокруг". Большинство же, по-видимому, [224\225] признало, что сделанное мной различение устраняет предмет разногласия.

Я привел этот незначительный анекдот как особенно простой образчик применения прагматистского метода, о котором собираюсь теперь говорить. Прагматистский метод - это прежде всего метод улаживания метафизических споров, которые без него могли бы тянуться без конца. Представляет ли собою мир единое или многое, царит ли в нем свобода или необходимость, является ли он материальным или духовным? Все это одинаково правомерные точки зрения на мир, и споры о них бесконечны. Прагматистский метод в подобных случаях пытается истолковать каждое мнение, указывая на его практические следствия. Какая получится для кого-нибудь практическая разница, если принять за истинное именно это мнение, а не другое? Если мы не в состоянии найти никакой практической разницы, то оба противоположных мнения означают по существу одно и то же, и всякий дальнейший спор здесь бесполезен. Серьезный спор возникает только в том случае, когда мы можем указать на какую-нибудь практическую разницу, вытекающую из допущения, что права какая-нибудь одна из сторон.

Взгляд, брошенный на историю этого учения, покажет нам еще лучше, что такое прагматизм. Название это произведено от того самого греческого слова pragma, означающего "действие", от которого происходят наши слова "практика" и "практический". Впервые оно было введено в философию Чарлзом Пирсом в 1878 г. В статье под заглавием "Как сделать наши идеи ясными" ("Нow to makе Оur Ideas Сlеаr"), помещенной в январской книжке журнала "Рорuiar Scienсе Моnthlу" за 1878 г. [Переведена в "Revue Philosophiquе" за январь 1879 г. (т. VII)]. Пирс указывает сначала, что наши убеждения (beliefs) суть фактически правила для действия; затем он говорит, что, для того чтоб выяснить смысл какого-нибудь утверждения, мы должны лишь определить тот способ действия (соnduct), которое оно способно вызвать: в этом способе действия и заключается для нас все значение данного утверждения. В основе всех находимых нами между нашими мыслями различий - даже самого тонкого свойства - лежит следующий конкретный факт: ни одно из них не настолько тонко, чтобы выражаться как-нибудь иначе, чем в виде некоторой возможной разницы в области практики. Поэтому, чтобы добиться полной ясности в наших мыслях о каком-нибудь предмете, мы должны только рассмотреть, какие практические следствия содержатся в этом предмете, т. е. каких мы можем ожидать от него ощущений и к какого рода реакциям со своей стороны мы должны подготовиться. Наше представление об этих следствиях - как ближайших, так и отдаленных - и есть все то, что мы можем представить себе об этом предмете, поскольку вообще это представление имеет какое-нибудь положительное значение.

В этом состоит принцип Пирса, принцип прагматизма. В течение Двадцати лет он оставался никем не замеченным, пока я в докладе, прочитанном перед философским кружком проф. Хоуисона в Калифорнийском университете, не воспользовался им и не применил его специально к религии. К этому времени (1898) почва была, по-видимому, [225\226] подготовлена для восприятия нового учения. Слово "прагматизм" начинает широко распространяться, и в настоящее время им пестрят страницы философских журналов. Со всех сторон говорят о прагматическом движении, говорят иногда почтительно, иногда пренебрежительно, но редко с точным пониманием сути дела. Ясно, что это название отлично подошло к целому ряду философских направлений, которым до сих пор не хватало общего имени, и что прагматизм пустил уже прочные корни.

Чтобы понять все значение принципа Пирса, надо научиться применять его в конкретных случаях. Несколько лет назад я заметил, что Оствальд, знаменитый лейпцигский химик, превосходно пользовало" принципом прагматизма в своих лекциях по философии природы, хотя он и не называл его этим именем .

"Все виды реального, - писал он мне, - влияют на нашу практику, и это влияние и есть их значение (meaning) для нас. На своих лекциях я обыкновенно ставлю вопрос следующим образом: что изменилось бы в мире, если бы из конкурирующих точек зрения была верна та или другая? Если я не нахожу ничего, что могло бы измениться, то данная альтернатива не имеет никакого смысла".

Иначе говоря, обе конкурирующие точки зрения означают практически одну и ту же вещь, а другого значения, кроме практического, для нас не существует. В одном напечатанном докладе Оствальда мы находим пример, хорошо поясняющий его мысль. Химики долгое время спорили о внутреннем строении некоторых тел, называемых "тавтомерными". Свойства их, по-видимому, одинаково хорошо согласовались как с предположением, что внутри них находится в колебательном движении неустойчивый атом водорода, так и с гипотезой, что они представляют собой неустойчивые смеси из двух тел. Завязался ожесточенный, не приведший ни к чему определенному спор. "Спор этот, - замечает Оствальд, - никогда бы и не начался, если бы спорившие спросили себя, какая окажется разница на опыте, если допустить, что верна та или иная точка зрения. Тогда бы ясно обнаружилось, что никакой такой фактической разницы не может получиться, и оказалось бы, что весь этот спор столь же нереальный и мнимый, как препирательство каких-нибудь первобытных людей о том, благодаря кому подымается замешенное на дрожжах тесто - эльфам или гномам". [Тheoriе und Рrахis. Zеitschrift des Оеsterreichischen Ingenieuren u. Аrchitekten-Vereines. 1905, № 4 и 6. Еще более радикальный и резко выраженный прагматизм, чем у Оствальда, я нахожу в одной речи проф. У. С. Франклина: "Я думаю, что крайне неправильно то представление о физике - даже если оно разделяется учеными, - согласно которому она есть "наука о массах, молекулах и эфире". И я думаю, что самое правильное представление о физике - даже если оно не вполне разделяется учеными - это то, что она наука о способах получать в свое распоряжение тела и приводить их в движение" ("Scienсе", 2 января 1903)].

Любопытно видеть, как теряют все свое значение многие философские споры, раз только вы подвергнете их этому простому методу испытания и спросите о вытекающих из них конкретных следствиях. Не может быть разницы в одном каком-нибудь пункте, которая бы не составила разницы в каком-нибудь другом, - не может быть разницы в абстрактной истине, которая бы не выразилась в конкретных фактах [226\227] и в вытекающем отсюда для кого-нибудь, как-нибудь, где-нибудь и когда-нибудь способе действия. Вся задача философии должна была бы состоять в том, чтоб указать, какая получится для меня и для вас определенная разница в определенные моменты нашей жизни, если бы была истинной та или иная формула мира.

В прагматистском методе нет ничего абсолютно нового. Сократ был его приверженцем. Аристотель методически пользовался им. С помощью его Локк, Беркли и Юм сделали важный вклад в истину. Шэдуорт Ходжсон настойчиво повторял, что действительность есть лишь то, за что она "признается". Но все эти предшественники прагматизма пользовались им лишь случайно, урывками: это была как бы прелюдия. Только в наше время метод прагматизма приобрел всеобщий характер, осознал лежащую на нем мировую миссию и заявил о своих завоевательных планах. Я верю в эту миссию и эти планы и надеюсь, что под конец воодушевлю вас своей верой.

Прагматизм представляет собой отлично знакомое философское направление - именно эмпирическое направление, но он представляет его, как мне кажется, в более радикальной форме и притом в форме, менее доступной возражению, чем те, в которых выступал до сих пор эмпиризм. Прагматист решительно, раз навсегда, отворачивается от целой кучи застарелых привычек, дорогих профессиональным философам. Он отворачивается от абстракций и недоступных вещей, от словесных решений, от скверных априорных аргументов, от твердых, неизменных принципов, от замкнутых систем, от мнимых абсолютов и начал. Он обращается к конкретному, к доступному, к фактам,; к действию, к власти. Это означает сознательный отказ от рационалистического подхода и признание господства эмпирического подхода. Это означает открытый воздух, все многообразие природы, противопоставленные догматизму, искусственности, притязаниям на законченную истину.

Прагматизм в то же время, не выступает, в пользу каких-нибудь, определенных специальных выводов. Он только метод. Но полное торжество этого метода повлечет за собой колоссальную перемену в том", что я на первой лекции назвал. "темпераментом" философии. Сторонникам ультрарационалистического метода придется тогда плохо, как приходится плохо царедворцам в республиках или священникам-ультрамонтанам в протестантских странах. <Имеются в виду клерикалы, требовавшие предоставления папе римскому неограниченного права вмешательства в светские дела всех государств. – Прим. Р.К. Медеведевой, с. 415>. Наука и метафизика сблизятся между собой и сумеют на деле работать дружно, рука об руку.

Метафизика обычно прибегала к довольно первобытному методу исследования. Вы знаете, что люди всегда имели склонность к незаконной магии, и вы знаете также, какую роль в магии играли всегда слова. Дух, гений, демон, вообще всякая сила находятся в вашей власти, если вы только знаете ее имя или связывающую ее формулу заклинания. Соломон знал имена всех духов и благодаря этому держал их у себя в полном подчинении. Иначе говоря, мир всегда представлялся первобытному уму в виде своеобразной загадки, ключ к которой нужно искать в некотором всеозаряющем, приносящем власть имени или слове. Это слово дает принцип мира, и владеть им значит, в некотором роде, владеть самим миром. "Бог", "Материя", "Разум", "Абсолютное", "Энергия" - все это подобные, решающие загадку мира имена. Раз вы [227\228] их имеете, вы можете быть спокойны. Вы находитесь тогда у конца своего метафизического исследования.

Но если вы оперируете прагматистским методом, вы никогда не увидите в подобном слове завершения своего исследования. Из каждого слова вы должны извлечь его практическую наличную стоимость (practical cash-value), должны заставить его работать в потоке вашего опыта. Оно выступает не столько как решение, сколько как программа для дальнейшей работы, в частности как указание на те методы, с помощью которых может быть изменена данная нам действительность.






Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница