Ученые записки Выпуск IV. Ббк 67 (082)



страница14/70
Дата16.05.2018
Размер5.61 Mb.
ТипУченые записки
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   70
Суд в досудебном производстве
Полномочия суда в досудебном производстве существенно расширены. В литературе их именуют судебным контролем. При этом следует отметить, что до сих пор не решен вопрос о том, является ли судебный контроль проявлением правосудия или нет. Так, В.А. Азаров и И.Ю. Таричко, рассматривая соотношения этих категорий, отмечают, что «действительно существует некоторое процедурное сходство, которое заключается в том, что и в том, и другом случае решается правовой конфликт по существу, в обоих случаях деятельность суда облечена в строгую процессуальную форму, по результатам рассмотрения конфликтов и в том, и другом случае принимаются общеобязательные, обеспеченные государственным принуждением решения, которые при этом отличаются по правовой природе и последствиям. Однако при реализации судебного контроля не решается вопрос о виновности и ответственности лица, а решение, принятое в ходе его реализации, носит вспомогательный характер. Впоследствии авторы делают вывод о том, что осуществление судебного контроля является самостоятельной функцией, наряду с осуществлением правосудия, которая реализуется исключительно на досудебных стадиях» [1. С.144-145, 2.С. 4-6].

Не дает ответ на этот вопрос и Пленум Верховного суда РФ, который в своем Постановлении от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывает, что ...«рассмотрение жалоб в порядке статьи 125 УПК РФ происходит в форме правосудия». Вывода о том, к какому виду деятельности относится рассмотрение таких жалоб, в указанном Постановлении не содержится. Представляется, что использование процессуальной формы правосудия еще не говорит о том, что эта деятельность является правосудием.

Помимо вышеуказанных характеристик судебного контроля Н.Н. Ковтун, Р.В. Ярцев, Т.П. Захарова, Ш.Р. Галиуллин выделяют: предмет контроля и пределы его разрешения судом изначально ограничены волей закона и субъективной волей сторон; инициатива к реализации той или иной формы контроля исходит не от суда, а от заинтересованных субъектов уголовного судопроизводства или иных граждан, вовлеченных в уголовный процесс; а также то, что осуществление судебного контроля отнесено к исключительной компетенции суда [3. С.6].

В юридической литературе выделены следующие виды судебного контроля: текущий и оперативный; итоговый и отложенный; предупредительный (ст. 108–109 УПК РФ) и правовосстановительный (ст. 125 УПК РФ); статутный (ст. 108–109, 165, 447–450 УПК РФ) и диспозитивный (ст. 125 УПК РФ) [3. С. 7].

Исходя из анализа УПК РФ, полномочия суда в сфере судебного контроля можно разделить на две группы.

1. Полномочия суда по разрешению производства следственных и иных процессуальных действий.

В соответствии с ч. 2 ст. 29 УПК только суд, в том числе в ходе до судебного производства, правомочен принимать решения:

1) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога [4. С.201];

2) о продлении срока содержания под стражей;

3) помещении подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства, соответственно, судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы;

4) производстве осмотра жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц;

5) производстве обыска и (или) выемки в жилище;

6) производстве личного обыска, за исключением случаев, предусмотренных ст. 93 УПК РФ;

7) производстве выемки предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую законом тайну, а также предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях;

8) наложении ареста на корреспонденцию и выемке ее в учреждениях связи;

9) о возмещении имущественного вреда;

10) наложении ареста на имущество, включая денежные средства физических и юридических лиц, находящиеся на счетах и во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях;

11) временном отстранении обвиняемого от должности в соответствии со ст. 114 УПК РФ;

12) контроле и записи телефонных и иных переговоров;

13) производстве выемки, заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи;

14) выемке предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну;

15) обыске в служебном помещении адвоката или адвокатского образования [5];

16) выемке медицинских документов, содержащих сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья, являющиеся врачебной тайной [6];

17) выемке заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи;

18) о реализации или об уничтожении вещественных доказательств, указанных в подпункте «б», «в», п. 2 и п. 3 части второй статьи 82 УПК.

2. Полномочия суда по разрешению жалоб на действия (бездействие) и решения прокурора, следователя, дознавателя, органа дознания (ч. 3 ст. 29 УПК РФ).

Как отмечают Н.Н. Ковтун и Р.В. Ярцев, «в соответствии со ст. 125 УПК РФ правовосстановительный судебный контроль заключается в рассмотрении жалоб участников уголовного процесса на действия и решения следователя, органа дознания, прокурора, нарушающие, ущемляющие или иным образом ограничивающие, а также способные причинить ущерб их конституционным правам и свободам либо затруднить доступ к правосудию. Другими словами, суть данной формы судебного контроля состоит в разрешении судом социально-правового конфликта между личностью и обществом, возникающего в сфере уголовной юрисдикции, в результате установления наличия (или отсутствия) нарушений прав, свобод и законных интересов личности» [7. С.10].

В соответствии со ст. 125 УПК в судебном порядке, прежде всего, могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о его прекращении.

Но далее в этой статье записано: «...а равно иные их решения и действия (бездействие), которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в суд по месту производства предварительного расследования».

В уголовно-процессуальной литературе сегодня ведется дискуссия по поводу определения круга актов (объектов), подлежащих проверке в порядке ст. 125 УПК РФ. Одни авторы считают, что любое действие (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и любое принимаемое ими по уголовному делу решение, если не нарушают, то, во всяком случае, способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию. А значит, по смыслу УПК в суд могут быть обжаловано практически любое действие (бездействие) дознавателя, следователя, прокурора и любое принятое ими решение [8. С. 14-16]. Другие полагают, что такая трактовка закона приведет к тому, что сторона защиты, заявляя такие ходатайства, может умышленно втянуть следствие в бесконечную тяжбу по второстепенным вопросам процесса [9].

Следует отметить, что Конституционный суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал, на недопустимость ограничения права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, лишь на том основании, что эти граждане не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по делу, поскольку обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве должно вытекать из фактического положения этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права» [10]. Поэтому заявитель в порядке ст. 125 УПК РФ должен определяться с учетом фактического положения лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права, непосредственно затронутого конкретным решением [11. С.43].

Пленум Верховного суда РФ, который в п. 2 своего Постановления от 10 февраля 2009 года № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъясняет, что в таком порядке может быть обжалован достаточно широкий круг решений и действий (бездействий) должностных лиц, принятых на досудебных стадиях уголовного процесса и перечисляет эти две группы решений: во-первых, те, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства – постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, о производстве выплат или возврате имущества реабилитированному, об отказе в назначении защитника, в допуске законного представителя, об избрании и применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения (за исключением, применяемых по решению суда), при этом Пленум не дает исчерпывающего перечня и не формулирует критерии; во-вторых, те, которые затрудняют доступ к правосудию. В данном случае Верховный Суд РФ попытался дать понятие термину «решения и действия (бездействия), нарушающие доступ к правосудию – «ограничивающие права граждан на участие в досудебном производстве по уголовному делу, которые создают препятствия для дальнейшего обращения за судебной защитой нарушенного права (например, отказ в признании потерпевшим, отказ в приеме сообщения о преступлении либо бездействии при проверке этих сообщений, постановление о приостановлении предварительного следствия).

Кроме того, в порядке ст. 125 УПК РФ согласно п. 4 вышеуказанного Постановления могут быть обжалованы решения и действия должностных лиц, органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность по выявлению, пресечению преступлений, а также проверке поступивших заявлений и иных сообщений о совершенном или готовящемся преступлении в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Представляется, что не совсем удачная редакция данного пункта позволяет обжаловать практически все действия и решения должностного лица, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, если она связана с выявлением и пресечением преступлений. При этом следует учитывать, что во многом эта деятельность носит негласный характер и для участников процесса являться неочевидной.

Думается, что в порядке ст. 125 УПК РФ можно было бы обжаловать только ту деятельность органов и должностных лиц, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, которая проводилась по поручению следователя.

Следует отметь, что так как рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ осуществляется в форме правосудия, то структурно оно представляет собой два этапа: подготовка к судебному заседанию и само судебное заседание. Жалоба рассматривается в течении 5 суток с момента ее поступления или повторного поступления в суд, если она была возвращена для устранения недостатков. При этом ни в УПК РФ, ни в Постановлении Пленума Верховного суда № 1 не содержится срока, в течение которого обнаруженные судом недостатки должны быть устранены заявителем.

В ходе подготовки судья выясняет:

1) подсудна ли жалоба, подана ли она надлежащим лицом;

2) соответствует ли предмет обжалования ст. 125 УПК РФ;

3) содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения (в противном случае судья возвращает жалобу для устранения недостатков);

4) не завершено ли предварительное расследование по уголовному делу;

5) не была ли жалоба рассмотрена прокурором или руководителем в порядке ст. 124 УПК РФ.

При установлении 4-го или 5-го обстоятельства судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы, а если это обнаружено уже в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению (п. 8 Постановления Пленума Верховного суда РФ).

О месте, дате и времени судебного заседания извещаются заявитель, его защитник, представитель, прокурор, участие которого является обязательным, руководитель следственного органа, следователь, осуществляющий расследование по делу, по которому принесена жалоба, а также иные лица, чьи интересы затрагиваются обжалуемым действием, решением (например, потерпевший – в случае обжалования обвиняемым постановления о возбуждении уголовного дела, подозреваемый (обвиняемый) – в случае обжалования потерпевшим постановления о прекращении уголовного дела и т. д.

Структурно судебное заседание соответствует судебному заседанию в суде первой инстанции.

При подготовке к рассмотрению жалобы судья истребует по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные, необходимые для проверки доводов жалобы.

Весь ход рассмотрения жалобы отражается в протоколе, в том числе и результаты исследования материалов.

Следует отметить, что согласно Постановлению Пленума Верховного суда № 1 (п. 21) решение суда носит половинчатый характер и лишь констатирует незаконность или необоснованность решения или действия (бездействия) должностного лица и указывает на обязанность должностного лица его устранить. Сам же суд не может напрямую отменить незаконное или необоснованное решение органа или должностного лица или предопределить его поведение. Если состоявшееся судебное решение не исполняется следственными органами, то, согласно п. 20 Постановления, заявитель может обратиться с жалобой на их бездействия. Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ получается, что для того чтобы заявитель окончательно добился восстановления своего права, ему придется дважды обращаться в суд, так как первое решение носит лишь простой констатирующий характер и не обеспечено механизмом государственного принуждения. Чтобы применить последний, необходимо еще раз обратиться в суд с жалобой.

Представляется, что такое положение может существенно снизить эффективность судебного контроля.

Решения, принятые судом в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы: не вступившие в законную силу – в апелляционном и кассационном порядке, а вступившие – в надзорном.

Безусловно, судебный контроль [12. С.34] в досудебном производстве необходим. Но не столь тотальный, как он предусмотрен действующим УПК. По существу, судья вольно или невольно превращается в еще одного «начальника» - следователя.

Судья превращается в заложника принимаемых им в досудебном производстве решений, и есть реальные опасения, что он может из беспристрастного арбитра, разрешающего спор между сторонами обвинения и защиты, превратиться в придаток обвинительной следственной власти.



Библиография:

  1. Азаров В.А., Таричко И.Ю. Функция судебного контроля в истории, теории и практики уголовного процесса России: монография. Омск: Омск. гос. ун -т, 2004.

  2. Назаренко В. Судебный контроль при расследовании преступлений // Законность. 2003. № 6.

  3. Ковтун Н.Н, Ярцев Р.В., Захарова Т.П, Галиуллин Ш.Р. Судебный контроль за законностью и обоснованностью уголовного преследования, реализуемого в отношении специальных субъектов уголовного судопроизводства России (глава 52 УПК РФ). Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 2007. С. 6.

  4. Александров А.С., Бостанов Р.С. Судебный контроль за законностью органов следствия // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика: Сб. статей по материалам межд. науч.-практ. конференции / под ред. М.К. Свиридова. Томск: Изд-во ТГУ, 2007. С. 201.

  5. Необходимость получения специального разрешения суда для производства выемки документов, содержащих аудиторскую тайну и для производства обыска в служебном кабинете адвоката или адвокатского образования, предусмотрена Определением Конституционного суда РФ от 08.11.2005 № 439-О и Определением Конституционного суда РФ от 02.03.2006 № 54-О.

  6. Необходимость получения судебного решения в таких случаях установлена Постановлением Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 декабря 2008 г. № 26, г. Москва «О дополнении постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 5 марта 2008 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Следует отметить, что в абз. 4 данного постановления установлено, что если органам дознания, следствия или суда в связи с проведением предварительного расследования или судебным разбирательством необходимы лишь сведения, составляющие врачебную тайну, то они могут быть представлены по запросу органов дознания и следствия или суда и в этом случае получение судебного решения не требуется. В связи с чем возникает вопрос, как разграничить категории «сведения, содержащие врачебную тайну» и «документы, содержащие врачебную тайну». Представляется, что чаще всего они соотносятся как содержание и форма. Но более сложным является вопрос о сущностном назначении такой разграничительной процедуры, так как и при изъятии документов, и при получении сведений в равной мере происходит разглашение врачебной тайны, а значит процедура их получения должна быть унифицирована.

  7. Ковтун Н.Н. Практика судебного контроля за решениями и действиями (бездействием) публичных процессуальных органов, ограничивающими права и законные интересы личности в уголовном процессе: учеб.-практ. пособие / Н.Н. Ковтун, Р.В. Ярцев. Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 2006.

  8. Константинов П., Смирнов А. Рассмотрение жалоб на действия (бездействия) дознавателя, следователя, прокурора // Законность. 2004. № 1.

  9. Багаутдинов Ф. Состояние и перспективы судебного контроля // Российская юстиция. 2001. № 3. С. 24–26. Подробный анализ см. в работах Е.В. Носковой: «Отличия института обжалования в суд по Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации и Уголовно - процессуальному кодекс республики Армения» на научно - практической конференции Международные юридические чтения. г. Омск. Омский юридический институт, 25 апреля 2008; «Обжалование иных процессуальных действий в порядке ст. 125 УПК РФ» на научно - практической конференции «Правовые проблемы укрепления российской государственности». г. Томск, январь 2009 г.; «Обжалование в порядке ст. 125 УПК РФ в свете Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 10-февраля 2009 г.» на IX Межрегиональной научно – практической конференции студентов и молодых ученых по правоведению «Российское правоведение: трибуна молодого ученого». г. Томск, март 2009 г.; Становление института судебного контроля в форме обжалования в России до 1917 года. // Российское правоведение: Трибуна молодого ученого: Сб. статей. Вып. 8. / Отв. ред. В.А. Уткин. - Томск: Изд-во «TMJI-Пресс», 2008. - 202 с.; О некоторых вопросах рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. - Ч. 41 / Ред. С.А. Елисеев, М.К. Свиридов, P.JI. Ахмедшин. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2008. - 214 с.; Отличия института обжалования в суд по Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации и Уголовно - процессуальному кодекс республики Армения // Международные юридические чтения: материалы научно - практической конференции. - Омск: Омский юридический институт, 2008. - 4.V. - 164 с.; Обжалование иных процессуальных действий в порядке ст. 125 У ПК РФ // Российское правоведение: трибуна молодого ученого: Сб. статей. Вып. 9 / Отв. ред. В.А. Уткин. - Томск: Томский государственный университет, 2009. - С. 205-206.; Действие принципа состязательности на досудебных стадиях уголовного процесса в свете Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 10 февраля 2009 г. // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. - Ч. 44 / Под ред. С.А. Елисеева, М.К. Свиридова, P.JI. Ахмедшина. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2009. - С. 138 - 140.; О суде, рассматривающем жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей, в печати; Совершенствование уголовно - процессуального законодательства, регулирующего рассмотрение жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. // Вестник Томского государственного университета. Общенаучный периодический журнал. № 316. Ноябрь, 2008.; Практика применения уголовно - процессуального законодательства в сфере разрешения жалоб на решения, действия (бездействие) органов предварительного расследования в порядке ст. 125 УПК РФ (на примере Советского и Ленинского судов г. Томска в 2007 г.) // Вестник Томского государственного университета. Общенаучный периодический журнал. № 319. Февраль, 2009.

  10. См., напр.: Постановление Конституционного суда РФ от 23 марта 1999 г. № 5-П; Определение Конституционного суда РФ от 5 ноября 2004 г. № 350-О.

  11. Ковтун Н.Н. Практика судебного контроля за решениями и действиями (бездействием) публичных процессуальных органов, ограничивающими права и законные интересы личности в уголовном процессе: учеб.-практ. пособие / Н.Н. Ковтун, Р.В. Ярцев. Н. Новгород: Изд-во Волго-Вятской академии гос. службы, 2006.

  12. Так, М.К. Свиридов считает, что «нет сомнения, что судебный контроль в уголовном процессе необходим. Однако, думается, осуществляться он может гораздо более мягкими, нежели уголовно-процессуальными методами / О методе уголовно-процессуального регулирования и сфере его действия // Право на судебную защиту в уголовном процессе: Европейские стандарты и российская практика: Сб. статей по материалам межд. науч.-практ. конференции / под ред. М.К. Свиридова. Томск: Изд-во ТГУ, 2007.



Каталог: rimg -> files
files -> В. Д. Шадриков 27 марта 2000 года Номер государственной регистрации 260гум/сп Вводится в действие с момента утверждения государственный образовательный стандарт
files -> Обществознание
files -> Примерные вопросы по обществознанию для лиц, поступающих в порядке перевода и восстановления
files -> Утверждены на заседании кафедры общетеоретических правовых дисциплин
files -> Философия вопросы для подготовки к экзамену
files -> Cогласовано цпк фбгоуво «pгуп»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   70


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница