Учебное пособие Красноярск 20 12


Концепции возникновения и распространения наркотизма в современной России. Мотивы употребления психоактивных веществ подростками и факторы риска их аддиктивного поведения



страница2/32
Дата30.07.2018
Размер1.6 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32

1. Концепции возникновения и распространения наркотизма в современной России.
Мотивы употребления психоактивных веществ подростками и факторы риска их аддиктивного поведения

В последние годы проблема наркотизации населения Российской Федерации широко обсуждается специалистами, в средствах массовой информации в связи с ростом, как снежный ком, количества лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств и психотропных веществ. В то время как еще пятнадцать-двадцать лет назад невозможно было себе представить, что в юридических вузах страны будут изучать вопросы профилактики наркоманий, поскольку число наркотизирующихся в республиках Советского Союза, в которых культурально наркотики не употреблялись, было ничтожно мало и не рассматривалось угрожающим. Так, в 1982 году на территории Красноярского края было зарегистрировано всего 40 преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Спустя 20 лет количество ежегодно регистрируемых в этой сфере преступлений увеличилось в 135 раз. В конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века на учете в наркологической службе края состояло немногим более 100 наркоманов.

Первая волна увеличения числа потребителей наркотиков пришлась на конец 80-х годов ХХ века в связи с длительным пребыванием ограниченного контингента советских войск на территории государства Афганистан. Точных статистических данных о том, какой процент военнослужащих, побывавших в стране, которая являлась и в настоящее время остается одним из мировых лидеров по производству наркотиков, вернулись в Советский Союз не только с опытом употребления наркотиков, но и заболеванием, нет. Однако если учесть, что только убитыми в той войне мы потеряли более 15 тысяч человек, нетрудно представить себе общую численность солдат и офицеров, побывавших в составе ограниченного контингента в Афганистане за 10 лет военных действий. Те, кто во время пребывания успели пристраститься к наркотикам, а затем вернулись в республики, где культурально они не употреблялись, то есть отсутствовала, как, например, в Казахстане, Киргизии, Узбекистане, традиция на большие праздники покурить кальян с одурманивающим веществом, столкнулись с проблемой приобретения наркотика. Таким лицам не оставалось ничего другого, как обратиться в наркологическую службу за помощью, что привело к значительному росту числа зарегистрированных наркоманов. По мнению ведущего нарколога Н.Н. Иванца, опубликованному в 1989 году, прогноз наркологической ситуации был следующим: если темп прироста числа наркоманов сохранится таким, как наблюдался в 80-ые годы (значительное увеличение количества лиц с впервые установленным диагнозом наркомании), то к началу ХХI века на территории Советского Союза будет проживать 100–150 тысяч наркоманов.

В последующее десятилетие СССР распался, от Российской Федерации отделились все республики, включая те, в которых культурально употреблялись наркотики, и на начало ХХI века только на территории России уже проживало порядка трех с половиной миллионов наркоманов. В настоящее время специалисты придерживаются мнения, что к концу 2010 года число россиян, имеющих проблемы с наркотиками, возросло до 8-10 миллионов. Таким образом, прогноз оказался более чем далек от реальности. Причины столь бурного роста числа наркотизирующихся усматриваются в следующем.

Во-первых, в 1991 году, после распада СССР, Российская Федерация получила новые государственные границы, однако они разделили Россию не с «потенциальными врагами», а братскими республиками бывшего Союза. От хороших знакомых закрываться «железным занавесом» как-то не принято, поэтому новые границы оказались в принципе «прозрачными», не задерживающими миграции и не ограничивающими товарооборот. Как следствие, через границу свободно могли перевозиться наркотики.

Во-вторых, Российская Федерация приняла курс на осуществление рыночных преобразований, которые были невозможны без свободного обращения иностранной валюты. Было либерализовано законодательство, и любой гражданин страны смог свободно покупать и продавать, в частности, доллары. Как только это произошло, Россия стала не только страной удобного наркотранзита, но и очень выгодным рынком сбыта с практически неограниченными возможностями. На территорию нашей страны хлынули не только «окорочка Буша», импортная аудио-, видеотехника, но и наркотики – товар, дающий достаточно весомую прибыль. Появилось предложение, осталось сформировать спрос.

И здесь нашу страну, как ни парадоксально это звучит, подвела гласность, которую многие, по меткому выражению сатирика М. Задорнова, восприняли, как возможность сказать своему начальнику в лицо: «Ты – козел!». То есть стало правилом говорить то, о чем ранее было принято молчать. И это третья причина. Раньше нельзя было говорить о том, что происходит за Кремлевской стеной, теперь – можно. Кому от этого стало плохо? Пожалуй, близким родственникам тех, чье светлое имя забрызгали грязью. Никто ранее не поднимал проблему проституции – давайте поговорим об этом. Кому стало хуже? Наверное, тем молодым женщинам, которые решили, что торговать своим телом – прибыльный бизнес, дающий возможность, кроме всего прочего, успешно выйти замуж за иностранца. Раньше нельзя было говорить о наркотиках, теперь – пожалуйста, сколько угодно. Кому от этого стало плохо? Нескольким миллионам россиян, которых сделали наркоманами.

Дело в том, что любое упоминание о наркотиках стимулирует интерес и желание их попробовать, а большинство веществ вызывают зависимость с первого – второго употребления. По принципу: попробовав раз, ем и сейчас. Большинство публикаций по проблемам наркомании в начале 90-х годов носили скорее рекламный характер. Конечно, в них говорилось о том, какое зло наркомания, как плохо употреблять наркотики, но об этом чуть-чуть, почти так же как Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья. Основное – описание эффектов одурманивающих веществ, своеобразие получаемых ощущений, не хватало только прайс-листа и адреса, где можно приобрести. Результат не заставил себя долго ждать, как у хорошей рекламной компании. Наиболее уязвимая и восприимчивая часть населения – подростки – оказались втянутыми в сферу интересов наркобизнеса. И Российская Федерация получила наркотизацию населения, отличную от других стран мира.

Во всем мире считается предельно допустимым уровень подростковой наркотизации 2,5 %. То есть среди всех наркоманов подростки составляют малую часть, и это притом, что по критериям Всемирной организации здравоохранения подростком считается лицо, не достигшее 21 года, а если оно обучается в учебном заведении, то подростковый возраст продлевается до 24 лет включительно. В России подход к периодизации подросткового возраста иной (подросток – лицо до 18 лет), и в нашей стране подростки-наркоманы составляют 12,5 % от общего их количества. Если к этому прибавить всех наркотизирующихся в возрасте до 21 года и студентов, учащихся, не достигших 25 лет, то число наркоманов-подростков составит 28–34 % на различных территориях. Это очень опасно, поскольку именно наркоманы-подростки характеризуются особым прозелитизмом – способностью заражать наркоманией. В среднем один наркоман за год склоняет к потреблению наркотиков 8–12 человек. Отсюда и рост, как снежного кома, количества потребителей наркотиков.

Прозелитизм подростков-наркоманов объясняется просто. Начальная доза наркотика стоит относительно немного, но с течением заболевания доза, необходимая наркоману, постоянно растет, по некоторым веществам – в 100–200 раз от первоначальной. Такое количество стόит уже много дороже, в среднем до 2500–3000 рублей в сутки, причем не купить эту дозу наркоман не может себе позволить, иначе его страдания будут невыносимо тяжелы. Своего собственного дохода в размере 75000–90000 рублей и больше в месяц подростки не имеют. Можно было бы украсть где-то либо наличные, либо имущество, которое впоследствии реализовать, однако краденое скупается за 20 % стоимости, значит, необходимо ежедневно доставать как минимум на 8–10 тысяч рублей различных товаров, а подростки столь виртуозно красть не могут. Выход из такой ситуации предлагает наркобизнес: распространи 10 доз и свою получишь бесплатно. Почти как в рекламных компаниях операторов мобильной связи – приведи друга и десять «баксов» на счете! Подросток, которому необходима доза наркотика, пользуется этим, заражая наркоманией все новых и новых сверстников. Поэтому мы получили очень быстрый рост числа потребителей наркотиков за последнее десятилетие, в то время как в зарубежных странах, наоборот, отмечается стабилизация их количества.

В современной отечественной литературе при описании мотиваций употребления психоактивных веществ используется несколько классификаций. По нашему мнению, наиболее точно отражает мотивы употребления психоактивных веществ подростками (как алкоголя, так и наркотиков) классификация, предложенная И.В. Воеводиным5 (2000), включающая 12 мотивов. Часто в брошюрах, монографиях и т.п. о наркотиках авторы лишь указывают, что мотивов употребления так много, что останавливаться на них не стоит. На наш взгляд, такой подход возможен, но не конструктивен. Выделение мотивов целесообразно для проведения дифференцированных профилактических мероприятий.

Итак, подростки употребляют наркотические вещества по следующим мотивам.



  1. Традиционный, или культуральный мотив. В рамках нашей культуры может быть указан только в отношении употребления алкоголя в связи с общепринятой традицией, питейным ритуалом. Культурально обусловленного употребления каких-либо наркотиков (что имеет место, например, в некоторых субкультурах Азии) у нас не существует.

  2. Мотив ухода от общественных проблем (т.е. от проблем с учебой, с осуществлением различных планов). Смягчение или устранение явлений эмоционального дискомфорта, тревожности, сниженного настроения; расслабление.

  3. Мотив ухода от домашних проблем при помощи изменения своего состояния химическими средствами.

  4. Конформный мотив – употребление «под уговорами», «потому что все так». Подчинение давлению группы, неспособность отказаться, зависимость от мнения людей.

  5. Подражательный мотив – употребление из желания походить на уважаемого, значимого для данного подростка человека.

  6. Мотив получения психофизического удовольствия (гедонистическая мотивация).

  7. Мотив «просто от скуки» (мотивация поиска стимулов, гиперактивации поведения).

  8. Познавательный мотив (поиск новых впечатлений). Указывается как мотив первого знакомства с алкоголем или наркотиками. Для алкоголя – может рассматриваться и как желание приобщиться к общепринятой питейной культуре (либо субкультуре, в том числе с явным завышением роли алкоголя), и как желание испробовать стимулирующий, веселящий, расслабляющий эффекты этанола, и как желание удовлетворить чистое любопытство.

  9. Коммуникативный мотив (устранения проблем в общении). Может перекликаться с другими мотивами, но также выделяется школьниками как ведущий или единственный.

  10. Мотив демонстративный (произвести впечатление, показать себя героем).

  11. Мотив асоциальный (по принципу «запретный плод сладок» или назло родителям, учителям).

  12. Зависимость от психоактивного вещества.

Причем последний мотив практически никогда не называется в качестве причины собственного употребления. Существенное преобладание над региональным значением процента указаний на этот мотив в какой-либо социальной группе (территориальной, возрастной, половой и др.) можно рассматривать двояко: либо как пример более обширных знаний об общих вопросах, касающихся зависимостей, либо как сигнал неблагополучия в выделенной группе. Остальные одиннадцать мотивов называются школьниками и при ответе на вопрос о причинах употребления алкоголя и наркотиков людьми вообще, и при ответе на вопрос о причинах собственного их употребления.

Необходимо отметить, что в последнее время у подростков из благополучных семей доминирует познавательный мотив употребления. Они обычно впервые пробуют наркотики не потому что им плохо, их не понимают, разочаровались, за компанию и т.д., а из любопытства: «У меня все хорошо, все нормально. Просто я хочу их попробовать. Хочу, и все тут. Вокруг столько о них говорят, и по телеку показывают. Мне ужасно любопытно, что от них со мной будет».

Е.П. Ильин в своем классическом труде по психологии «Мотивация и мотивы» указывает на то, что если при социологическом опросе или беседе подросткам не предлагать готовые варианты ответов мотивов первого употребления наркотика, то «любопытство» как мотив явно лидирует и достигает 50%. Также в качестве мотива подростки говорят, что их «соблазнили» (то есть вызвали любопытство).6

Знание данного социально-психологического факта и его использование для проведения профилактических мероприятий в последнее время становится крайне важным.

Люди, злоупотребляющие алкоголем, принимающие иные психоактивные вещества относятся к аддиктам (лицам с отклоняющимся поведением).

Термином «аддиктивное поведение» обозначается одна из форм отклоняющегося (деструктивного) поведения, то есть поведения, причиняющего вред человеку и обществу. Аддиктивное поведение (англ. addiction – пагубная привычка, порочная склонность) выражается в стремлении к уходу от реальности путем изменения своего психического состояния посредством приема некоторых веществ или фиксации на определенных предметах или активностях (видах деятельности), что сопровождается развитием интенсивных эмоций (Ц.П. Короленко, Т.А. Донских7, 1990). По сути, это изменение психического состояния искусственным путем. Мы будем рассматривать аддиктивное поведение только в той его части, которая касается употребления психоактивных веществ.

Употребление того или иного вещества принимает такие размеры, что начинает управлять жизнью человека, делает его беспомощным, лишает воли к противодействию аддикции. Само размышление на соответствующую тему вызывает у аддикта чувство эмоционального возбуждения, волнения, подъема или релаксации. Таким образом, достигается начало желаемого эмоционального изменения.

Аддиктивный подход к жизни зарождается в глубине психики и характеризуется иллюзией решения различных проблем, спасения от стрессовых ситуаций путем избежания последних. Для самозащиты такие люди используют механизм, называемый «мышление по желанию». Он заключается в том, что аддикт вопреки логике считает реальным лишь то, что соответствует его желаниям, содержание мышления подчинено эмоциям. Поэтому очень сложно или невозможно убедить аддикта в неправильности и опасности его подходов к жизни.

В развитии аддиктивного поведения выделяется пять основных узлов (Ц.П. Короленко, Т.А. Донских, 1990).

Узел первый. Начало отклонения. Процесс начинается с переживания интенсивного острого изменения психического состояния, выражающегося в виде повышенного настроения, чувства радости, экстаза, необычного подъема, ощущения драматизма, риска в связи с приемом психоактивного вещества и фиксации в сознании этой связи.

На этом этапе возможно противопоставление аддикции того, что называется духовностью. Это может быть чувство слияния с природой и миром, ощущение себя как их части, осознание своего места в мире, внутреннее чувство ответственности, понимание смысла жизни, максимальное самовыражение, Чем раньше после начала аддикции человеку будет оказана помощь, тем вероятнее возможность остановки процесса.



Узел второй. Аддиктивный ритм. Происходит формирование определенной последовательности прибегания к средствам аддикции, однако в промежутках между приемами этих средств такие люди находятся в сфере прежних межличностных отношений, т.е. идут как бы двумя путями: аддиктивным и естественным. Постепенно частота аддиктивного ритма увеличивается, естественные отношения с людьми отступают на второй план.

Узел третий. Формирование аддиктивного поведения как интегральной части личности. Учащение аддиктивного ритма приводит к тому, что он становится стандартным типом реагирования, привычным методом ухода от жизненных трудностей. Развивается механизм, как мы уже указывали, «мышления по желанию», подчиняющийся не законам формальной логики, а эмоциям. Блокируется возможность критического отношения к себе. В структуре личности наступает доминирование аддиктивной мотивации, несмотря на внешнюю демонстрацию обратного.

Узел четвертый. Полная доминация аддиктивного поведения. Характеризуется разрушением внутреннего исходного «Я», сохранением лишь внешней оболочки. Нарастает социальное отчуждение. Здоровая часть личности проявляется лишь в экстремальных ситуациях, при возникновении какой-либо непосредственной угрозы.

Узел пятый. Катастрофа. Становятся выраженными поражения органов и систем. В структуре личности преобладают подавленность, апатия. Полностью разрушена здоровая часть личности, возвращение к доаддиктивному поведению невозможно.

Если рассматривать аддиктивное поведение не в индивидуальном, а в групповом аспекте, то здесь «первым узлом» следует считать повышенный интерес к наркотикам в группе, означающий опыт общения с употребляющими, возникновение любопытства и готовность испытать на себе новые ощущения. Отсюда – один шаг до реализации этого желания. Вскоре кто-то из группы сделает этот шаг, подстегнет других, и в группе, кроме мотива любопытства, появятся мотивы походить на товарищей, быть как все, под уговорами, а также будет найден путь, с их точки зрения, для решения различных проблем – путь ухода. Пропущенное появление нездорового интереса к проблеме употребления психоактивных веществ приводит к формированию благодатной почвы для наркомании в массовом масштабе и в итоге к тотальной вовлеченности группы в употребление наркотиков.

Педагоги, вовремя заметив изменение морального климата в классе, студенческой группе, должны срочно применять соответствующие меры (от сообщения родителям до приглашения для беседы специалистов), поскольку до того, как «приятные» представления о наркотике становятся конкретными ощущениями (не говоря уже о развитии зависимости), на стадии «повышенного интереса», «готовности» кого-то может остановить объективный анализ проблемы и последствий, кого-то – угроза сообщения родителям. Разумеется, после первого укола, получения первых впечатлений и конкретного желания их повторить остановить запущенный процесс гораздо сложнее.

В Российской Федерации до настоящего времени сохраняется устаревший подход к вопросам профилактики наркотизации населения. В большинстве стран основной упор делается не на противодействие незаконному обороту наркотиков или лечение наркоманов, поскольку эти меры ни в одной стране мира не были достаточно эффективны, а на выработку невосприимчивости населения к склонению к употреблению наркотиков. В нашей стране формированию устойчивой личности, не склонной к потреблению наркотиков, уделяется очень мало внимания, что существенно влияет на конечный результат профилактической работы. Эти вопросы будут нами рассмотрены в других разделах.


2. Современная наркоситуация в России и проблемы профилактики зависимости от психоактивных веществ

Специалисты, причастные к изучению проблем наркотизации населения, едины в том, что без реализации в полном объеме комплексных мер антинаркотической профилактики наркомания в России может не просто выйти из-под контроля, принять характер пандемии8, а «взорвать фундаментальные основы безопасности человека, общества и государства, разрушить национальный генофонд, нравственные, социальные, политические, экономические устои»9. На основе изучения научных публикаций, материалов электронных информационных ресурсов мы рассмотрели основные характеристики современной наркоситуации в России, направления антинаркотической профилактической работы и проблемы, возникающие при их реализации.

Так, по данным Всероссийского мониторинга (2007г.), 7,1% от численности россиян потребляют наркотики10. Среди учтенных больных наркоманией (250,45 на 100 тыс. населения) подавляющее большинство – лица моложе 30 лет, 88,3% страдают опиоидной зависимостью и 77,1% потребителей опиатов регулярно (предпочтительно) употребляют героин. Такое количество наркопотребителей превышает статистические данные по странам Европейского Союза в 7–10 раз.

Главными особенностями современной наркотизации подростков является снижение возраста «первой пробы» до 11–13 лет11, формирование субкультуры предпочтения наркотиков традиционному потреблению алкоголя. Если для старших молодежных групп в выборе определенного наркотика характерен поиск эйфории, то в младших возрастных группах основной мотив – любопытство, ведущее к распространению наркотизации.12 В подростковой группе передаются информация, мода, нормы поведения, способы самоутверждения.13 В 40,6% случаев первое употребление происходит под воздействием в неформальных компаниях. Отмечается резкое увеличение случаев инъекционного потребления молодыми людьми медицинских препаратов, изначально не предназначенных для такого применения.14 Употребление дорогостоящих для подростков наркотиков свидетельствует об их вовлеченности в криминальные наркоструктуры15, численность которых, по мнению Директора ФСКН России В.П. Иванова, сопоставима с количеством военнослужащих Российской армии.16

В последние годы в России все заметнее меняется прежде безразличное отношение к «наркокультуре», консолидируются усилия власти и общества в борьбе с наркоугрозой. Действенным инструментом этой деятельности была федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005–2009 годы»17, которая не только определяла антинаркотическую политику, но и обеспечивала финансирование государственных проектов и стимулировала деятельность неправительственных организаций. Однако, несмотря на то что в 2007 году федеральными структурами во взаимодействии с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, местного самоуправления, общественными организациями, религиозными объединениями и конфессиями, средствами массовой информации было проведено более 40 тысяч мероприятий, направленных на профилактику наркомании, 50% населения России об антинаркотической деятельности не имеют представления.18 Да, и подобных целевых программ в России на федеральном уровне с 2010 года более не существует.

Многие авторы говорят об отсутствии координированности действий субъектов социальной политики, механизма реализации адекватно сформулированных принципов, форм и направлений антинаркотической деятельности.19 Отдельные направления комплексной программы реализуются как психологические, педагогические и прочие «подпрограммы» и сводятся к отдельной деятельности социальной, медицинской службы, правоохранительных органов, а варианты решения проблемы приобретают ведомственный характер. В то же время ведомства, формально отвечающие за защиту общества от наркотической угрозы, не имеют объективного интереса и лишены субъективных мотивов для эффективного решения поставленных перед ними задач, поскольку финансирование зависит от размера задачи и есть заинтересованность в росте проблемы.20

В России наиболее последовательно внедряются преимущественно меры «силовой» профилактики, но ожидать высокой эффективности в виде существенного ограничения количества и тем более полного отсутствия наркотиков на территории страны, несмотря на ряд успехов в этом направлении, не приходится. Имеющиеся проблемы в правоприменительной практике формируют у населения представление о безнаказанности деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков, не говоря уже о собственно их употреблении.

Медицинская профилактика определяется своевременным качественным лечением больных с зависимостью, но в России потребители инъекционных наркотиков в 60% случаев не попадают в поле зрения нарколога в течение 3-х лет от начала потребления21, что снижает вероятность достижения позитивного результата. Организация «Human Rights Watch» расценила эффективность лечения наркомании в России как ничтожную и представляющую нарушение права на здоровье22, ремиссия наблюдается менее чем у 2% больных23. Очевидно, что необходимы программы альтернативного лечения и программы социальной поддержки лиц, находящихся в проблемной ситуации. Возможность отсрочки исполнения наказания для обеспечения лечения и реабилитации наркозависимых, совершивших наркопреступления небольшой тяжести, вероятно, позволит сдвинуть ситуацию с мертвой точки.

Кардинальная проблема профилактики наркомании в России состоит в несоответствии характера реально проводимых мероприятий социальному и психологическому явлению склонения населения к потреблению психоактивных веществ.24 Именно воспитанию личности, не склонной к потреблению наркотиков, должно быть уделено существенное, если не основное внимание, поскольку сквозь призму личности реализуются все социально-психологические воздействия. Это диктует необходимость приоритета мер, направленных на проблемных лиц и общество в целом, мер профилактики наркомании над деятельностью по преодолению наркоманий и их социальных последствий.25

Проблема в том, что в качестве объекта профилактической работы чаще всего выступает молодежь, не дифференцированная по группам. Антинаркотические мероприятия, базирующиеся на жесткой административной направленности, существуют практически в едином варианте для всех школ, причем не достигают тех подростков «групп риска», которые редко посещают школу или ушли из нее. Если появляется подросток с наркопроблемой, наиболее частое развитие ситуации – вытеснение его из образовательной среды, в то время как должна осуществляться более конструктивная стратегия – сохранять наркопроблемных подростков в системе образования, создавать условия для поддержки и социализации.

Антинаркотическая просветительная работа проводится малоэффективными методами.26 В работе с молодежью необходимо использовать высокоэффективные мобильные, интерактивные профилактические технологии: голосовой телефонный сервис, интерактивные игры для мобильных телефонов по профилактике наркомании, web-сайты по профилактике наркомании в образовательной среде, сделать более спланированной работу по размещению материалов в СМИ и сети Интернет.27 Это позволит вовлечь в сферу профилактической деятельности так называемую продвинутую молодежь, которая также подвержена риску наркотического заражения.

Актуальной проблемой является недостаток финансирования региональных программ, что при определенных условиях может способствовать приходу в социальную политику различных религиозных организаций (в том числе и запрещенных сект), имеющих денежные средства. Если учесть, что объем социально-экономического ущерба от наркотизации населения страны составляет 2,5% (1,5 трлн. руб.) ВВП России28, то имеет смысл осуществить эквивалентные затраты, направив их на совершенствование и внедрение эффективных форм и методов первичной профилактики употребления наркотиков.


3. Зависимость от психоактивного вещества как медико-социальная проблема




3.1. Основные закономерности течения
зависимости от психоактивных веществ

Необходимо начать с понятия «психоактивное вещество». Это вещество, способное влиять на работу центральной нервной системы, меняя при этом состояние психики. Именно возможность менять психическое состояние легла в основу названия этой группы веществ – они активны в отношении психики человека.

По влиянию на психическое состояние все психоактивные вещества можно разделить на три группы:

1. Седативные, снотворные вещества (лат. sedatio – расслабляю). Общее действие веществ этой группы – появляется успокоение, расслабление, сонливость, снимается тревога, беспокойство, развивается сон.

Основные представители данной группы: алкоголь (спирт этиловый), опий и все его производные (промедол, морфин), в том числе и наркотик, вызывающий привыкание с первого-второго употребления – героин (диацетилморфин), транквилизаторы (феназепам, седуксен, реланиум, реладорм и др.) и снотворные (барбитураты – фенобарбитал, барбамил и др.). Большинство веществ этой группы – лекарственные препараты, широко применяющиеся в медицине для обезболивания (наркотические анальгетики), в психиатрии, для борьбы с бессонницей.

2. Психостимуляторы. Общее действие веществ этой группы – появление ощущения бодрости, активности, желания действовать, теряется потребность в еде, отдыхе, сне.

К данной группе веществ относится кокаин, одно из первых описаний действия которого приводится в 1576 г. – это наблюдения европейца, побывавшего в Латинской Америке: «Ни один абориген не заговорит с европейцем, пока не положит в рот некую зеленую массу и не начнет ее жевать, причем все аборигены, жующие коку, выглядят старше своего возраста». Необходимо обратить внимание на то, что отмечены характерные признаки длительного употребления психостимулятора. Только в начале приема действительно есть всплеск активности при попадании такого вещества в организм, затем достаточно быстро происходит так называемое снижение энергетического потенциала и произвольная активность без приема психостимулятора невозможна. Более того, его постоянный прием как бы подгоняет организм, заставляя работать в не свойственном ему интенсивном режиме, в последующем остается просто «пристрелить загнанную лошадь». Достаточно долго психостимуляторы разрабатывались для нужд спецслужб – так называемые амфетамины, производные фенамина. В настоящее время широко распространен в незаконном обороте метилендиоксиметамфетамин (экстази). К психостимуляторам относится кофеин, содержащийся в чае, кофе, однако для получения психостимулирующго эффекта необходимо выпить двадцать чашек крепко заваренного молотого кофе.

3. Психодислептики (лат. disleptos – разрушаю), или галлюциногены. Общее действие веществ данной группы: на фоне возбуждения и расторможенности появляются обманы восприятия – галлюцинации (восприятие без реально существующего объекта).

К данной группе относятся: каннабиноиды (cannabis – конопля), такие как марихуана, гашиш, анаша, гашишное масло и др., ЛСД (диэтиламид лизергиновой кислоты), летучие токсические вещества (лаки, краски, бензин, клей, растворитель и др.), псилоцин, псилоцибин (вещества, получаемые из ряда грибов). Ни одно из веществ данной группы не используется в медицинской практике. ЛСД первоначально разрабатывалось как средство создания идеального солдата, идущего вперед без страха и упрека по трупам врагов (при опьянении под действием ЛСД появляется труднопреодолимое желание убить, причинить повреждения кому-либо или себе). Однако после экспериментального применения от дальнейшего исследования ЛСД отказались.

Все психоактивные вещества при употреблении вызывают развитие зависимости, то есть заболевание наркоманию, и, с позиции врача, эти вещества являются наркотиками. Однако далеко не все психоактивные вещества являются наркотиками с юридической точки зрения.



Наркотик в юридическом смысле слова – это вещество, употребление которого характеризуется особой криминогенностью и социальной опасностью, в связи с чем вещество занесено в «Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации» (далее Перечень) и за любые незаконные операции с ним предусмотрена уголовная или административная ответственность.

В соответствии с Законом Российской Федерации от 8.01.98 №3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» выделяют:






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница