Учебное пособие Gaudeamus igitur Juvenes dum sunuis! Post jucundam juventutem



Pdf просмотр
страница66/169
Дата17.08.2018
Размер5.07 Kb.
ТипУчебное пособие
1   ...   62   63   64   65   66   67   68   69   ...   169
Раздел второй.

Развитие мировой культуры

Глава 1. Миф как форма культуры

1. Мистическая сопричастность как основное отношение мифа
2. Миф и магия
3. Человек и община миф как отрицание индивидуальности и свободы

В обыденном сознании слово миф ассоциируется с рассказами (почти что сказками) о богах и героях. При этом предполагается, что миф принадлежит далекому, навсегда покинутому нами прошлому. Однако ни тони другое — неверно. Во-первых, миф не есть рассказ или повествование, миф есть форма культуры, способ человеческого бытия. Отождествить миф с изложенным кем-то мифологическим сюжетом — это тоже самое, что спутать страстную любовь с ее описанием, данным к тому же посторонними бесстрастным наблюдателем. А во-вторых, миф есть не только исторически первая форма культуры. В некотором смысле миф вечен, ибо мифологическое измерение присутствует в каждой культуре, а мифологические образы и переживания укоренены в бессознательных основах человеческой души (
См. гл. 2, раздел 2.5,
посвященный КГ. Юнгу
)
.
Поэтому современное изучение мифа продиктовано не только интересами чистого разума, но и жгучей потребностью человека разобраться в смысловых основах собственного бытия.
Исследование мифа как формы культуры и измерения человеческой души занимает важное место в культурологии. Основополагающий вклад в понимание мифа внесли Г. В. Ф. Гегель, 3. Фрейд, КГ. Юнг, Дж. Дж. Фрэзер, Л. Леви-Брюль, К. Леви-Стросс, проблемами мифа много занимался выдающийся русский философ А.Ф. Лосев. Идеи этих авторов и положены в основу нашего изложения.
1. Мистическая сопричастность как основное отношение мифа
Можно просто зафиксировать тот факт, что миф стоит вначале человеческой истории, но гораздо плодотворнее будет объяснить этот факт, исходя из основных смысловых потребностей человека, без которых немыслимо его существование. К числу таких потребностей относится стремление к переживанию своего смыслового единства с миром.
Есть два крайних полюса, два ценностных отношения к миру как к чужому и как к своему (
Мещерякова
Н.А. Наука в ценностном измерении // Свободная мысль. — 1992. № 12. С. 37—40
)
.
Современный человек уже не боится чужого, объективного, внечеловеческого, он научился покорять его. Поэтому ощущение внут-
106

реннего родства с миром сегодня воспринимается как одно лишь из возможных отношений к бытию. Но для первобытного человека это отношение было единственно возможным. Иное мироощущение повергло бы первобытного человека в состояние непреходящей тоски и отчаяния перед противостоящими ему бездушными и всемогущими силами.
Способом выживания первобытного человека стало чувство его породненности с грозными
природными стихиями. Он чувствовал их родственными себе, одушевленными существами, которых можно как-то умилостивить, заговорить, а иногда даже напугать. Об этом блестяще писал Фрейд: Самым первым шагом достигается уже очень многое. И этот первый шаг — очеловечивание природы. С безличными силами и судьбой не вступишь в контакт, они остаются вечно чужды нам. Но. если повсюду в природе тебя окружают существа, известные тебе из опыта твоего собственного общества, то ты облегченно вздыхаешь, чувствуешь себя как дома среди жути, можешь психически обрабатывать свой безрассудный страх. А может быть, ты даже и не беззащитен, ведь почему бы не ввести в действие против. сил внешней природы те же средства, к которым мы прибегаем в своем обществе почему бы не попытаться заклясть их, умилостивить, подкупить (
Фрейд 3. Психоанализ. Религия. Культура.
— МС.

Такое мироощущение и составляет первооснову мифа.
Чувство одушевленности природы не есть исключительное достояние мифологической эпохи. И современный человек вкладывает в природу свои смыслы, свои переживания:
И сады, и пруды и ограды, И кипящее белыми воплями Мирозданье — лишь страсти разряды. Человеческим сердцем
накопленной.
(
Пастернак Б. Стихотворения и поэмы. — МС.
77).
Однако современный человек разделяет природные и смысловые (ассоциативные) характеристики вещей, тогда как в мифе они отождествлены безо всякой возможности различения. Собственно говоря, слово отождествление здесь не совсем уместно, ибо в мифе смысловые свойства изначально
воспринимаются как природные, а ассоциативные связи между явлениями — как причинно-
следственные. Французский этнограф Леви-Брюль приводит рассказ одного миссионера о том, как он показывал индейцам фигурки животных, изобразив их на стене с помощью теней от пальцев. Наследующий день племя наловило больше рыбы, чем обычно, и все принялись упрашивать миссионера вновь показать те же фигурки спектакль теней был воспринят ими как подлинная причина богатого улова (
Леви-Брюлъ Л.
Сверхъестественное в первобытном мышлении. — МС.
Леви-Брюль
107

называет подобного рода связи, устанавливаемые мифом, мистическими связями, или мистической
сопричастностью вещей и явлений. Мистическая сопричастность есть основное отношение мифологического мира мистическая сопричастность — это ассоциативно психологическая, смысловая
связь, воспринимаемая и переживаемая как способ реальной взаимной обусловленности вещей и
явлений.


Каталог: tmp metod


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   62   63   64   65   66   67   68   69   ...   169


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница