Учебное пособие для студентов высших учебных заведений



страница7/106
Дата03.03.2018
Размер2.38 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   106
Глава II Факторы, провоцирующие аддиктивное поведение

Человеческая жизнь, как известно, проявляется внешне в поведении и деятельности. Сложная взаимосвязь этих форм активности часто приводит к тому, что их трудно отделить друг от друга и разграничить. Тем не менее, существенные их различия очень важны.

Человеку вообще свойственно рассудочное поведение. Это значит, что его поступки, составляющие характер поведения, определяются интеллектуальным «высвечиванием» существующих между предметами связей и отношений.

Многие наши поступки и особенности поведения со временем становятся привычками, т.е. автоматизмами. Автоматизируя действия, привычка делает движения более точными и свободными. Она уменьшает степень сознательного внимания, с которым совер­шаются эти действия. Образование привычки означает появление не столько нового умения, сколько нового мотива или тенденции к автоматически выполняемым действиям. Другими словами, привычка — это действие, выполнение которого становится потребностью.



Приобретение привычки с физиологической точки зрения есть не что иное, как образование в мозговых струк­турах устойчивых нервных связей, отличающихся повышенной готовностью к функционированию. Система таких нервных связей служит основой более или менее слож­ных форм поведенческих актов, которые И.П.Павлов называл динамическими стереотипами. В комплекс нервных структур, обеспечивающих привычный образ действий, как правило, включаются и механизмы эмоционального реагирования. Они вызывают эмоционально положительные состояния в период реализации привычки и, напротив, рождают отрицательные переживания в обстоятельствах, мешающих ее осуществлению.

Учитывая важное свойство нервной системы легко формировать и закреплять привычки, даже если они являются ненужными или вредными (курение, увлечение спиртными напитками и т. п.), можно смело утверждать, что процесс рассудочного управления привычками есть, таким образом, управление поведением. Ведь даже вредные привычки, явно наносящие ущерб здоровью организма, со временем начинают восприниматься как нормальное явление, как нечто необходимое и приятное. И тогда смысл управления поведением заключается в том, чтобы вовремя заметить предпосылки к образованию ненужной или вредной привычки и устранить их, чтобы не оказаться у нее в плену.



Руководить привычками, формировать только полезные для развития личности, для здоровья и повседневной деятельности привычки — значит сознательно и целенаправленно совершенствовать стиль своего поведения. Только в этом случае нервная система человека становится его надежным другом, а не врагом.

Человек в значительной степени сам предопределяет свою судьбу, так как реализует свое повседневное поведение через хорошие или дурные привычки, ведущие к соответствующим последствиям.



Нормальная жизнедеятельность человека немыслима без определенной степени нервно-психического напряжения. Каждому человеку свойственен свой оптимальный тонус. Поэтому, как утверждает Г.Селье5, разным людям требуются определенные и неодинаковые степени стресса. Каждый человек, в принципе, должен изучить себя и найти тот уровень стресса, при котором он чувствует себя наиболее «комфортно», какое бы занятие он ни избрал. В противном случае может развиться дистресс6 безделья или дистресс перегрузки. Именно с работой, с повседневной деятельностью бывают связаны состояния стресса — дистресса. И, пожалуй, здесь же кроется причина того, что стресс успеха всегда способствует последующему успеху, тогда как дистресс крушения ведет к дальнейшим неудачам. Специалистам известно, что «стресс рухнувшей надежды» со значительно большей вероятностью, чем стресс от чрезмерной мышечной работы, приводит к заболеваниям. Умственное перенапряжение, неудачи, неуверенность, бесцельное существование — самые вредоносные стрессоры. Стресс — неспецифическая реакция организма на ситуацию, которая требует большей или меньшей функциональной перестройки организма, соответствующей адаптации. Естественная природа стрессовых реакций проявляется в том, что жизнь без стресса немыслима, а «полная свобода от стресса, -  как пишет Г.Селье, - означает смерть». Важно иметь в виду, что любая новая жизненная ситуация вызывает стресс, но далеко не каждая из них бывает критической. Критические состояния переживаются человеком как горе, несчастье, истощение сил и сопровождаются нарушением адаптации, контроля, деструкциями, препятствиями самоактуализации личности.

Человеческая психика - это очень гибкая, приспосабливающаяся, быстро реагирующая, высокоэффективная, самоостанавливающаяся система, обладающая большим запасом прочности и огромными резервами. Но все же и у такой замечательной системы есть свои слабые стороны и предельные пороги выносливости. Что если количество стрессоров и  их психотравмирующие уровни превысят порог выносливости нервной системы? Что если человек  продолжительное время испытывает постоянное давление разнообразных стрессоров и нет ситуации разрешения (т.е. наблюдается полиморфный стресс в стадии накопления), она просто невозможна по независящим от индивида обстоятельствам? Психика, в норме, начинает давать сбои, выражающиеся в неадекватном, деструктивном поведении. Затем включаются защитные механизмы психики, ограждающие систему от разрушения. В связи с этим депрессию и аутизм можно рассматривать как некую защитную реакцию психики на запредельные уровни воздействия. Что если  критическая ситуация воздействует на психику очень длительное время, или например, всю сознательную жизнь индивида, и психика практически постоянно находится в фазе защиты от разрушения? В силу отмеченных выше естественных свойств психики автоматически нарабатывать и закреплять стереотипы и формы поведения (привычки) деструктивные формы поведения становятся для человека, стилем жизни, основными формами поведения, избавиться от которых (несмотря на оптимистические взгляды ряда ученых) крайне сложно для конкретного индивида. Отсюда и большое внимание практических психологов проблеме аддикции и аддиктивного поведения. Аддикция и аддиктивное поведение - относительно новые понятия, и на данный момент среди психологов существует множество разногласий в его определении. Например, профессор Ильин Е.П.  понимает под аддиктивным поведением поведение, обусловленное «вредными привычками подростков и юношей». Конечно же, понятие аддикции и аддиктивного поведения гораздо шире, и, наверное, совсем не стоит его причислять к девиантными формам поведения, дискредитируя тем самым и то и другое. Тем более вызывает некоторое недоумение положение о «вредных привычках…», тогда как  в этом возрасте у детей вообще не существует каких-либо стойких психических привязанностей (привычек), а, напротив, происходит тотальная ломка временных (данных родителями и пр.) норм поведения, установок, стереотипов. Действительно стойкие психические привязанности, привычки появляются гораздо позже, в «зрелом» возрасте и образуются они на руинах разрушенного ранее и из вновь приобретенного опыта.

Аддиктивное поведение рассматривается большинством авторов, стоявших у начала разработки этой проблематики как одна из форм деструктивного (разрушительного) поведения, т.е. причиняющего вред человеку и обществу. Аддиктивное поведение выражается в стремлении к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, что достигается различными способами — фармакологическими (прием веществ, воздействующих на психику) и нефармакологическими (сосредоточение на определенных предметах и активностях, что сопровождается развитием субъективно приятных эмоциональных состояний). Алкоголизм, например, как одна из форм аддиктивных реализаций рассматривается как болезнь, к возникновению которой привели аддиктивные формы поведения.

В возникновении аддиктивного поведения имеют значение личностные особенности и характер средовых воздействий. Лица с низкой переносимостью психологически дискомфортных состояний, возникающих в повседневной жизни естественных периодов спада, более подвержены риску появления аддиктивной фиксации. Такой риск также может увеличиваться при встрече с трудными социально неблагоприятными, психотравмирующими ситуациями, такими как утрата прежних идеалов, разочарование в жизни, распад семьи, потеря работы, социальная изоляция, утрата близких или друзей, резкая смена привычных жизненных стереотипов.

Роль личностного и социального факторов в возникновении деструктивных реализаций отмечалась многими авторами и раннее. От классического психоанализа с его фантастическим пониманием алкоголизма, токсиманий и других деструктивных форм поведения  (скрытых гомосексуальных стремлений, с выявлением фатального влечения к саморазрушению, самоистреблению) до постфрейдизма и работ современных авторов, психологов и психиатров. А.Адлер7, например, применял свое учение о комплексе неполноценности для психоаналитического, но освобожденного от сексуальной основы, объяснения поведенческого деструктивизма8 (алкоголизм, наркомании и т.п.), который, по его мнению, развивается у человека из ощущения своей беспомощности и отчужденности от общества. Но Адлер считал, что у алкоголика, например,  развивающиеся в нем от того же комплекса ущемленности или ущербности агрессивность, конфликтность, задиристость, наиболее заметно проявляются в состоянии опьянения. Так, по сути, иногда извращенно понимается симптоматика клинической картины опьянения, этиология9 которой всецело зависит от патофизиологических закономерностей работы центральной нервной системы человека, находящейся под наркотическим, токсическим воздействием алкоголя. Но, однако, несмотря на это, многими авторами отмечается личностный и социальный фактор как первопричина деструктивного поведения.

Неофрейдисты  (К.Хорни, Э.Фромм  и др.) так же, как и Адлер, отвергая фрейдовский пансексуализм10, объясняют алкоголизм, например, как следствие отчужденности, одиночества, страха перед окружающей действительностью. К такому объяснению близко подходит и трактовка алкоголизма, которую дают многие психотерапевты и психиатры, строящие свои теоретические воззрения и лечебную практику на философии существования — экзистенциализме или антропологическом анализе, созданном выдающимися философами Ясперсом, Хайдеггером, Сартром.

В постсоветской психиатрической школе часто осуждаются подобные воззрения, иногда частично поддерживаются, но, расходясь даже концептуально-философски, безусловно, соглашаются с первопричинами деструктивизма, деструктивных проявлений в поведении.

 В настоящее время представляется возможным выделить следующие основные виды аддиктивных реализаций (выше приводился подобный перечень – теперь же с уточнениями):

- употребление алкоголя, никотина;



- употребление веществ, изменяющих психическое состояние, включая наркотики, лекарства, различные яды;


Каталог: upload -> 2014
2014 -> Тесты для проведения текущего контроля знаний и контрольные задания для проведения промежуточной аттестации по дисциплине «Основы философии»
2014 -> Учебное пособие для студентов отделения
2014 -> Прикладная техносферная рискология
2014 -> «Глобальные проблемы современности и пути их решения»
2014 -> Учебное пособие для студентов высших учебных заведений
2014 -> Учебное пособие для студентов, обучающихся по направлению подготовки 040400. 62 «Социальная работа»
2014 -> Экологическое сознание как фактор устойчивого развития общества


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   106


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница