Учебное пособие Для студентов средних и высших педагогических учебных заведений



страница3/28
Дата25.01.2018
Размер1.85 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
Пауль Флеминг (1609—1640) был еще юношей, студентом, когда из родного Лейпцига бежал от войны, поступил на дипло­матическую службу и в 1633 году прибыл с посольством в Моск­ву. (Царь Михаил Федорович открывал немецкой торговле дос­туп через Россию в Персию.)

Два года спустя Флеминг вместе со своим другом — матема­тиком, географом и ориенталистом Олеарием (написавшим в 1647 году знаменитую книгу «Описание нового путешествия на Восток») плыл на корабле «Фридрих» к берегам Персии по Волге. Россия казалась Флемингу удивительной страной: золотые купола, боро­датые бояре в высоких шапках. При слиянии Волги и Камы ему померещились сумрачные российские нимфы. В Астрахани его по­разило буйное цветение виноградников. Обо всем этом он написал в своих стихах. Обладая государственным умом, поэт понимал, как важно для Германии сотрудничать с Россией. Сонет Флеминга к Москве — больше, чем знак вежливости. Это первое в европейской поэзии обращение к нашей столице, пожелание ей «не тронутого войной неба», какого не было в ту пору над его родиной.

Три сонета Флеминга, полные восхищения русской столицей («Москва», «Великому граду Москве» и «Москва-река»), были переведены А. Сумароковым.

На фоне произведений немецкой литературы, которые выра­жали настроения передового бюргерства и широких народных масс, особенно страдавших от войны и разъединения Германии ярко выделяется творчество Ганса Гриммельсгаузена (1622—1 1676). Его роман «Симплициссимус» дает характерную и широ­кую картину немецкого общества, являясь, по сути, своеобраз­ной энциклопедией жизни времен Тридцатилетней войны и выда­ющейся вехой в истории раннего европейского реализма. Это первый немецкий роман, где представлено развитие личности от младенчества до старости.

Я в мире, как Феникс, возник из огня,

Кружил в облаках — не расшибло меня,

Сквозь сушу, сквозь воду прошел прямиком,

И стал я тем самым полсвету знаком.

Об этом рассказано в книге моей.

В ней мало восторгов и много скорбей,

Но, книгу читая строку за строкой,

Ты станешь мудрей и обрящешь покой.

Действительно, в романе «много скорбей», много испытаний и ударов, выпавших на долю Симплициссимуса. По замыслу пи­сателя, личность его героя необыкновенно проста, своего рода «tabula rasa» древних — чистая восковая доска, на которую жизнь наносит свои письмена.

Проходя через превратности жизни, пытаясь ее постичь, Сим­плициссимус стремится сохранить ко всему честное отношение, хотя не всегда это ему удается. Он податлив и в то же время уди­вительно стоек. Как ни ломает пастушка из Шпессарта жизнь, он сохраняет свою наивность. Симплициссимус не ищет приключе­ний, а попадает в них, становясь жертвой обмана и подлости. Он видит изнанку жизни, насилие и жестокость, но не теряет веры в людей. В итоге всех злоключений и бедствий он обретает жизнен­ную устойчивость.

В книге Гриммельсгаузена заметны черты народной (потеш­ной) литературы, свойства «романа воспитания» (параллели мож­но найти от «Парцифаля» Вольфрама фон Эшенбаха до «Виль­гельма Майстера» Гёте), признаки сатирического, авантюрного, реалистического произведения, вышедшего на уровень больших художественных обобщений в романной форме.

После Тридцатилетней войны раздробленная Германия была отсталой и слабой. Однако и здесь в борьбе с господствующей феодальной идеологией возникает просветительское движение

Немецкое Просвещение имело свой оттенок. В сравнении с Англией и Францией Германия вследствие национальной катастрофы - Тридцатилетней войны — отстала в своем развитии. Здесь было почти триста княжеств, свыше полусотни имперских городов, множество мелких и мельчайших владений имперских дворов. Князья настаивали на суверенитете, каждый имперский город имел свое правление, устанавливал свои законы, отстаивал вой «вольности», каждый дворянин был государем на своей земли

Поэтому немецкое Просвещение должно было вести борьбу за национальное объединение, за национальное самосознание народа. Немецкие просветители разделяли отрицательное отно­шение Ж.Ж. Руссо к современной цивилизации, присоединялись к его требованию уравнения имущества, призывали к объедине­нию Германии, обличали феодальный произвол.

Распространению практических идей просветительства спо­собствовали так называемые моральные еженедельники.

Первые «моральные журналы» возникли в крупнейших горо­дах — Гамбурге, Лейпциге, швейцарском Цюрихе. Позднее, с распространением Просвещения, каждый мало-мальски заметный город стал издавать свой еженедельник. На протяжении XVIII века популярно-нравоучительных журналов в немецкоязычном ареале существовало свыше пятисот. Первый немецкий журнал такого типа — гамбургский «Разумник» выходил в 1713.

Журналы стремились в доступной занимательной форме да­вать образовательно-полезные, а главное — нравоучительные материалы, чтобы «сделать своих читателей честнейшими, по­лезнейшими и счастливейшими людьми». В журнальных публи­кациях отражались вопросы воспитания, домашнего и школь­ного, отношений между родителями и детьми, проблемы брака, организации разумного досуга, поведения в обществе, борьбы с людскими недостатками, темы искусства, литературы и языка, публиковались раздельные для мужчин и женщин рекомендатель­ные списки чтения.

«Моральные еженедельники» с их патриотическим настроем, желанием поднять национальное самосознание, уважением к род­ной культуре оказали определенное влияние на развитие литера­туры первой половины XVIII века, внедряя «бытовой» материал в художественную прозу.

Зачинателем новой эстетики в немецкой культуре стал Готхольд Эфраим Лессинг(1729—1781). Подобно большинству сво­их современников, Лессинг начинал литературный путь стихотворными и драматургическими опытами, славя в стихах безза­ботную праздность, любовь и красавиц, а в юношеских пьесах высмеивая социальные пороки. Был Лессинг также выдающимся критиком и теоретиком искусства. Его труды «Лаокоон, или о границах живописи и поэзии» и «Гамбургская драматургия» оцениваются как серьезный вклад в эстетическую теорию Просвещения.

В своих эстетических трактатах и практических образцах (комедии «Минна фон Барнхельм» и трагедии «Эмилия Галотти» Лессинг определяет, каково должно быть искусство, воспитыва ющее «людей — героев», вводя в скульптурную неподвижность просветительского идеала драматизм действительности, вражду индивидуальных целей, трагическое столкновение страстей, зло и страдание.

«Ни на одном виде стихотворений я не сосредоточивал своею внимания больше, чем на басне. Мне нравилось пребывать на этой общей меже поэзии и морали. Я тщательно читал старых и новых баснописцев и лучших из них не раз перечитывал. Я много размышлял над теорией басни...» — так писал Лессинг в предис­ловии к своим басням. Басни Лессинга, написанные в духе ею теории, освещают резким светом сатиры общественные нравы, человеческие слабости, отрицательные явления литературы и культуры.

Младшими современниками и во многом союзниками Лессин­га были писатели «Бури и натиска» (Srurm und Drang), от него они унаследовали интерес к общественной проблематике, крити­ческий задор, традицию борьбы с придворным классицизмом. Движение «штюрмеров», или «бурных гениев», начали Гердер н Гёте, а молодой Шиллер завершил десятилетие литературного бунтарства.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница