Учебное пособие Для студентов факультета журналистики Москва



страница1/9
Дата25.05.2018
Размер0.88 Mb.
ТипУчебное пособие
  1   2   3   4   5   6   7   8   9



Ю. А. Поляков
Информационная
безопасность и Средства Массовой Информации

Учебное пособие

Для студентов факультета журналистики



Москва

Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова

2004

УТВЕРЖДЕНО

кафедрой теории и практики
периодической печати

Р е ц е н з е н т — д-р филол. наук, доц. факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова А.А. Тертычный




Поляков Ю.А.

Поля 54 Информационная безопасность и средства массовой информации: Учебное пособие. — М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2004. — 48 с.
Подготовлено на факультете журналистики.

© Поляков Ю.А., 2004



Глава I

Глобальное информационное общество:
пути развития и потенциальные угрозы

Весь XX в. прошел под знаком бурного формирования и развития мировой информационной индустрии. Под влиянием научно-технического прогресса появлялись все новые и новые средства информации и коммуникации в области печати, радио, телевидения, связи, телеграфа. В результате чего к концу прошлого столетия в мире уже насчитывалось 2,5 млрд. радиоприемников, около 2 млрд. телевизоров, более 10 тыс. ежедневных газетных изданий.

Постепенно количество источников информации переходило в качество. В последние десятилетия родились Си-эн-эн — всемирная сеть телевизионных новостей и Интернет. Телевидение, особенно новостное, стало практически глобальным. С Интернетом картина еще более впечатляющая. Если в 1993 г. в мире было всего около 90 тыс. пользователей Интернета, то 10 лет спустя — 580 млн., а в 2004 г. ожидается миллиард. Ни одно СМИ в истории человечества не росло такими темпами. Интернет быстро становится и важным средством осуществления в том числе и политической деятельности.

При огромном прогрессе в развитии телекоммуникационных технологий сегодня, 30 с лишним лет спустя после создания первых компьютерных сетей и 10 лет спустя после того, как Интернет приобрел нынешний вид, появление глобального информационного пространства стало реальностью, а решать его задачи — жизненной необходимостью. Пятьдесят лет назад при пересылке почтовой связью 30 страниц текста на расстояние 5 тыс. км требовалось почти 10 дней и 30 долл. Двадцать лет назад такой текст можно было переслать факсом за час и 50 долл. Сегодня, благодаря Интернету, на это требуется несколько секунд и 3 цента.

Темпы распространения, скорость и сила «информационного взрыва» весьма ощутимы. Так, в США, например, радиовещание смогло увеличить число своих пользователей до 50 млн. человек за 38 лет, телевидение — за 13 лет, Интернет — за четыре года.

Средством общения, коммуникаций стали мобильные телефоны. Их число на руках у людей приближается к миллиарду. В России, по докладу Министерства связи, число абонентов мобильной связи достигло 36 млн. и равно числу абонентов стационарных телефонов.

Увеличение числа традиционных СМИ в сочетании с появлением новейших электронных средств привело к беспрецедентному насыщению человечества информацией, можно говорить о становлении глобального информационного общества.

На основе достижений в области информации и информатизации человечества феноменально увеличиваются темпы прироста объема его суммарных знаний. В 70-е гг. ХХ в. этот объем увеличивался вдвое один раз в 10 лет. В 80-е гг. — один раз в пять лет. К концу 90-х гг. объем знаний человечества удваивается практически каждый год.

Еще большие возможности расширения информационной деятельности в глобальных масштабах предоставляют новейшие коммуникационные спутниковые и компьютерные технологии. Спутниковые технологии позволили организовать прямые телепередачи из космоса — так возникла глобальная система мирового телевещания.

Прошли времена, когда спутники в информационных целях могли использовать только отдельные развитые государства. Ныне такими возможностями располагают 170 стран мира. Собственными спутниками, работающими на орбите, обзавелись такие государства, как Турция, Испания, Люксембург и др. Действуют спутники, специализирующиеся на сборе данных дистанционного зондирования различных объектов земной поверхности. Они могут оказать помощь в создании глобальной системы инвентаризации природных богатств и ресурсов, наладить постоянный контроль и наблюдение за состоянием окружающей среды Земли, стать службой оперативного оповещения о надвигающихся стихийных бедствиях. Компьютерные технологии открывают невиданные до сего времени возможности: они позволяют контролировать процессы не только национального, но и глобального масштаба в области сбора, хранения, переработки, обмена, распространения и использования информации, относящейся к различным сферам человеческой деятельности.

Началом современного этапа развития информационных технологий специалисты считают середину 80-х гг. Это время рождения «компьютерной» («новой») технологии на основе персонального компьютера с широким спектром стандартных программных продуктов разного назначения. Развитие компьютерных технологий способствовало персонализации автоматизированных систем управления. После перехода на микропроцессорную базу существенным изменениям подверглись и технические средства бытового, культурного и прочего назначений. Начали широко использоваться в различных областях глобальные и локальные компьютерные сети.

Современные органы информации превратились в мощное средство идейно-политического воздействия на население земного шара, причем средство исключительно массовое, охватывающее одновременно огромное, беспрецедентное в истории человечества, число людей. Под непосредственным воздействием органов массовой информации формируются как национальное, так и международное общественное мнение. Велики их влияние на международный климат, на взаимоотношения между народами и государствами, роль в решении первоочередных вопросов мировой политики, а также в распространении политической, экономической, социальной и иной информации о международном сообществе в целом. Прямое и непосредственное воздействие средств массовой информации на жизнь народов разных континентов приобрело подлинно широкомасштабный и глобальный характер. Тенденции мирового развития свидетельствуют о том, что их роль и значимость в международных делах будет постоянно возрастать.

Каждому человеку, а также группам населения и сообществам людей требуется выработать уже не только новые методы анализа, но и совершенно иное мышление и отношение к сегодняшним проблемам. «Новая цивилизация», находящаяся в тесной зависимости от информации и знаний, формируется на основе целого ряда преобразований и технологических достижений, к числу которых относятся: цифровая обработка различных видов информации — текста, чисел, звука и изображения — и их интеграция в единый продукт, называемый «мультимедиа»; искусственный интеллект и внедрение в информационную продукцию и услуги интерактивных факторов, учитывающих запросы пользователя; техника цифрового уплотнения и переключения, которая облегчает передачу большого объема информации; рост мощности компьютеров при стремительном снижении их стоимости; резкое увеличение мощности спутников связи и расширение доступа к ним; недорогие оптико-волоконные кабели и новые беспроводные технологии, а также — а это, пожалуй, наиболее впечатляет — взрывной рост компьютерных сетей, и в частности крупнейшей из них — Интернета.

Такое сочетание и взаимодействие технологий приводит к появлению новой продукции и услуг, основывающихся на видеозаписи, передовых методах обработки изображения и звука, высокоэффективных методах автоматизации поиска информации и текущего делопроизводства, которые становятся все более доступными во всем мире благодаря взаимодействующим сетям.

В настоящий момент происходит становление так называемого информационного общества. Этот процесс идет с различной интенсивностью и имеет свои особенности в развитых и развивающихся странах. Развитие новой информационной структуры, которая включает не только Интернет, но также и спутниковое теле- и радиовещание, сотовую связь, то есть интерактивные средства массовой информации, воздействует на экономику, социальную структуру, государство, право и требует особого внимания к проблеме международной безопасности.

Бурное развитие информационной индустрии, ее воздействие на жизнь общества привело к необходимости определить роль государства в становлении информационного мира. Государство может взять на себя роль катализатора происходящих перемен, координатора действий различных субъектов общества, сформировать такую экономическую, правовую и нормативную базу, которая направит их в русло, благоприятное для развития общества и личности.

Это задача более масштабная, чем формулировка государственной информационной политики и политики информатизации. Под первой обычно понимается политика взаимоотношения государства и СМИ, под второй — комплекс мер, направленных на использование средств информатизации в государственных учреждениях и экономике. Взаимоотношения государства и СМИ — болезненный вопрос во всех странах, но он регулируется имеющимся законодательством о СМИ и практически повсюду провозглашаемым правом на свободу слова. Ничего принципиально нового использование новейших информационных технологий в эту проблему не добавляет. Политика информатизации в нашей стране, сначала в СССР, а теперь в РФ, понималась достаточно широко — как действия государства, направленные на информатизацию всего общества. При этом информатизация трактовалась по-разному, но в целом как создание информационных систем в различных областях развития государства и жизни общества, затем только в государственном секторе, а впоследствии — только в центральных органах власти как необходимое, хотя и дорогое предприятие.

В последнее время наметилась тенденция к расширительному толкованию государственной информационной политики, поскольку появились новые средства массовых коммуникаций, значительные информационные ресурсы, отношение к которым также необходимо формулировать. Сторонники такой трактовки считают, что под государственной информационной политикой следует понимать регулирующую деятельность государственных органов, направленную на развитие информационной сферы общества, которая охватывает не только средства массовой информации, но и телекоммуникации, информационные системы и ресурсы, всю совокупность производств и отношений, связанных с созданием, хранением, обработкой, демонстрацией, передачей информации во всех ее видах — деловой, развлекательной, научно-образовательной и т.п.

Однако сегодня необходимо решать более широкую и фундаментальную задачу — определить роль государства в становлении информационного общества, а не только его функции по отношению к средствам массовой информации или информационным технологиям.

Информационное общество отличается от общества, в котором доминируют традиционная промышленность и сфера услуг, тем, что информация, знания, информационные услуги и все отрасли, связанные с их представлением (телекоммуникационная, компьютерная, телевизионная), растут более быстрыми темпами, являются источником новых рабочих мест, доминируют в экономическом развитии.

Новые информационные технологии изменяют характер информационного взаимодействия общества и государства, расширяют права граждан путем предоставления моментального доступа к разнообразной информации, увеличивают возможности людей участвовать в процессе принятия политических решений и следить за действиями правительств, предоставляют возможность активно производить информацию, а не только ее потреблять, обеспечивают средства защиты частной жизни и анонимности личных посланий и коммуникаций. Интенсивное внедрение информационных технологий в государственные органы дает возможность приблизить их к гражданам, улучшить и расширить услуги, предоставляемые населению, повысить эффективность, стимулировать создание новых информационных технологий, продуктов и услуг.

Использование информационных технологий в государственных органах преследует две основные цели.

1. Сделать государство более демократичным, информационно открытым, «прозрачным» для населения, чему способствует предоставление ряда государственных услуг населению и бизнесу с помощью информационных технологий, открытие массивов с государственной информацией, такой как статистика, своды законов, в том числе через создание государственными ведомствами своих страниц в Интернете, установление диалога с общественностью.

2. Повысить эффективность деятельности государственного аппарата. Использование информационных технологий — одна из мер, направленных на улучшение функционирования государственных органов.

«Информационный взрыв», развитие электронных технологий обеспечили миллионам людей возможность быстрого доступа к громадным информационным ресурсам, рассредоточенным по всей планете, возможность обмена информацией, представленной в различных формах. Эти технологии открывают блестящие перспективы социального развития, но одновременно могут обострить социальные противоречия.

Формирование, по существу, единого мирового информационного пространства превращается в глобальный фактор развития, определяет основные направления общественного прогресса, а сама информация становится важнейшим стратегическим ресурсом государств. Однако не надо быть прорицателем, чтобы увидеть, что глобальная информационно-технологическая революция со всеми ее благами, которые она уже дала человечеству, в наступившем XXI в. бросает серьезный вызов международной безопасности.

Увеличение, за счет новейших информационных технологий и средств, воздействия на индивидуальное и общественное сознание, причем в первую очередь со стороны высокоразвитых стран, ведет к изменению глобального и регионального балансов сил, внесению дополнительной напряженности между традиционными и нарождающимися центрами силы, появлению новых сфер конфронтации.

Следует учесть, что именно информация на всех этапах исторического развития человечества являлась объектом борьбы. Информационное противоборство велось практически во всех войнах, другое дело, что долгое время его содержание составляли в основном разведывательные действия враждующих сторон и противодействие им. Но нынешняя ситуация серьезнее и опаснее, особенно потому, что во всей истории человечества ей не было прецедента. Сейчас целенаправленное информационное воздействие благодаря новейшим технологиям (прежде всего системам глобального телерадиовещания) эволюционирует от отдельных информационных диверсий и акций по дезинформации во вполне оформившийся способ обеспечения международной политики, отличающийся массированным, тотальным характером применения.

Уже правомерно утверждать: чем большими возможностями в информационной сфере обладает государство, тем легче оно может добиться геополитических стратегических преимуществ. В этом контексте становятся понятны оценка военно-политическим руководством США информации как стратегического ресурса и причины постоянного увеличения ассигнований на развитие и совершенствование сил и средств информационного противоборства.

По мнению политологов, развитие информационных технологий уже в первой четверти XXI в. приведет к кардинальному изменению самого способа ведения войн и облика вооруженных сил. Не случайно в бюджетах некоторых ведущих стран расходы на информационную безопасность предусматриваются в одном пакете с ассигнованиями на защиту от применения оружия массового уничтожения. Массовые армии уступят место относительно небольшим по численности вооруженным силам, укомплектованным исключительно профессионалами (прежде всего специалистами информационного противоборства). Масштаб предстоящих революционных изменений сопоставим с переменами, имевшими место во времена оснащения европейских армий артиллерией и стрелковым оружием.

Так, еще в середине 80-х гг. стало известно, что во время американо-иранского кризиса, вызванного захватом американских заложников, когда США наложили эмбарго на вклады Ирана, с помощью специальной компьютерной программы удалось практически мгновенно заблокировать все зарубежные счета этой страны. Эффективность и масштабы применения средств радиоэлектронной борьбы против Багдада во время карательной операции «Буря в пустыне» дали основание военным специалистам считать Ирак примером первой «информационной Хиросимы».

Война в зоне Персидского залива может быть названа первой полномасштабной войной нового этапа функционирования вооруженных сил в условиях создания глобального мирового информационного пространства. В ходе агрессии против Югославии только информационные операции блока НАТО смогли обеспечить необходимый результат — вывод из Косово сербских вооруженных сил.

Самое острое поле информационной войны против нас — события вокруг Чечни. Тут и широкое использование материалов журналистов, аккредитованных в России, и высказывания тех российских политиков и журналистов, которые руководствуются принципом «чем хуже, тем лучше», и популяризация в СМИ «точек зрения» и высказываний руководителей бандитских формирований. Прилюдное «обсасывание» комплекса вины российского государства и его армии сочетается с пропагандистской идеализацией Запада, забвением преступлений США — от интервенций в латиноамериканские страны и на Ближнем Востоке до войны во Вьетнаме и агрессии против Югославии и Ирака.

Но как бы то ни было, очевидна тенденция современного мирового военно-политического руководства к комплексному сочетанию средств вооруженной борьбы (авиационно-бомбовые и ракетные удары без соприкосновения с противником) и информационной борьбы (информационное воздействие на психику политической элиты и населения страны-противника и всего мирового сообщества). При этом «тихая» (информационная) агрессия может развязываться заблаговременно, как это было в случае с Ираком (за пять месяцев).

В последнее время все чаще в СМИ появляется термин «информационная война», под которым, по сути, подразумевается настоящая революция в сфере мирового политического и военного противоборства.

Впервые термин «информационная война» был введен в 1985 г. в Китае. В основе теории информационного противоборства — древнекитайская философия информационного воздействия на противника: «Покорить противника без сражения — вот венец искусства».

Затем, тоже впервые, в качестве самостоятельной категории понятие информационной войны было введено директивой министра обороны США в декабре 1992 г. А уже в конце 90-х гг. из недр Подразделения по вопросам систем управления, связи и разведки военно-промышленной компании «ВДМ Корпорейшн» вышла следующая формулировка нового военно-стратегического и тактического явления: «Информационная война — целенаправленные разрушающие или уничтожающие действия, предпринимаемые скрытно или ясно в мирное время в период обострения кризиса или в военное время, и направленные против социальной, политической, экономической, промышленной или военной электронных информационных систем, целью которых является достижение преимуществ в обладании жизненно важной информацией над потенциальным противником и влияние на протекание, сдерживание или окончание конфликта или выигрыш войны быстро и убедительно, с минимальными затратами финансовых и технических средств, людских ресурсов и минимальными людскими потерями с обеих сторон». И еще: «Информационная война — это действия, предпринятые для достижения информационного превосходства в интересах национальной стратегии и осуществляемые путем влияния на информацию и информационные системы противника при одновременной защите собственной информации и своих информационных систем».

Начиная с 1994 г. в США проводятся официальные научные конференции по информационной войне с участием видных представителей военно-полити­ческого руководства страны.

С этой целью в США уже создан Центр информационной стратегии и политики, задачей которого является изучение возможностей использования информационных технологий в военных конфликтах XXI в. Следует отметить, что США последовательно и активно готовятся к ведению информационной войны. Во всех вооруженных конфликтах, в которых принимали участие США («Буря в пустыне», операция на Гаити, агрессия против Югославии и др.), были апробированы различные виды информационного оружия. К настоящему времени должности офицеров, занимающихся приемами информационной войны, введены в армии, на флоте и в военно-воздушных силах США. В июне 1995 г. Национальный университет обороны в Вашингтоне осуществил выпуск первой группы специалистов в области информационной войны. Месяцем позже в Военно-морском колледже в Ньюпорте была завершена игровая отработка планов ведения информационных войн. В январе-июне 1995 г. в США была проведена командно-штабная военная игра с участием представителей всех силовых структур. Ее цель — разработка концепции стратегической информационной войны.

В конце 1998 г. Комитет начальников штабов армии США издал Доктрину проведения информационных операций. В этом документе официально подтверждается факт подготовки американцев к проведению наступательных информационных операций не только в военное, но и в мирное время.

Осенью 1999 г. в США был создан Центр ведения кибернетической войны (наступательной и оборонительной). Кроме того, США создают мощнейшие центры глобального информационного воздействия на мировую информационно-психологическую среду. С 1 октября 1999 г. Информационное агентство США действует в составе Государственного департамента. Также было предусмотрено создание самостоятельной организации для радио- и телевещания. Американский совет директоров радио- и телевещания, назначаемый президентом и утверждаемый Сенатом, будет контролировать работу этого нового подразделения.

В апреле 1999 г. президент Клинтон издал директиву о создании Агентства по международной информации (IPI) для координации усилий по пропаганде политики США и противодействия отрицательным откликам на нее за рубежом. В него вошли высшие официальные руководители из Министерства обороны, Госдепартамента, министерств юстиции, коммерции и государственного казначейства вместе с ЦРУ и ФБР.

Раз появилось понятие «информационная война», логично предположить, что она имеет в своем арсенале и информационное оружие. Специалисты к информационному оружию относят:



  • компьютерные вирусы, способные размножаться, внедряться в программы, передаваться по линиям связи, сетям передачи данных, выводить из строя системы управления и т.п.;

  • логические бомбы — программные закладные устройства, которые заранее внедряют в информационно-управляющие центры военной или гражданской инфраструктуры, чтобы по сигналу или в установленное время привести в действие;

  • средства подавления информационного обмена в телекоммуникационных сетях, фальсификации информации в каналах государственного и военного управления;

  • средства нейтрализации тестовых программ;

  • различного рода ошибки, сознательно вводимые лазутчиками в программное обеспечение объекта.

Универсальность, скрытность, многовариантность форм программно-аппаратной реализации, радикальность воздействия, достаточный выбор времени и места применения, наконец, экономичность делают информационное оружие чрезвычайно опасным: оно легко маскируется под средства защиты, скажем, интеллектуальной собственности; оно позволяет даже вести наступательные действия анонимно, без объявления войны.

Активно разрабатываются психологические средства ведения информационной войны. Они относятся к области использования информации против человеческого интеллекта. Это:



  • искажение получаемой политическим руководством, командованием и личным составом вооруженных сил противника информации и навязывание им ложной или бессодержательной информации, лишающей их возможности правильно воспринимать события или текущую обстановку и принимать верные решения;

  • психологическая обработка войск и населения;

  • идеологические диверсии и дезинформация;

  • пропаганда и распространение ложных слухов;

  • поддержание благоприятного общественного мнения;

  • организация демонстраций под ложными лозунгами;

  • изменение и управление индивидуальным и коллективным поведением людей.

Применение психологических средств информационной войны предполагает, что структура и особенности СМИ противника располагают возможностями использования им против другой стороны глобальных информационных систем. Новым явлением мировой политики становится использование спутников прямого вещания.

Очевидно, что США последовательно готовятся к информационной войне. Это свидетельствует о стремлении Вашингтона к доминированию в мировом информационном пространстве, что может серьезно угрожать политической, экономической, военной, информационной, психологической безопасности всех государств мира.

Концепция электронных войн разработана и в НАТО. В Организации Североатлантического договора с 1966 г. существует Консультативный комитет по электронным войнам. Правовые нормы, уже принятые этим комитетом, могут войти в обычай и стать частью международного права. Тем более что в официальных документах НАТО говорится, что способность вести электронную войну является «ключевым фактором при защите войск и является существенным для принятия миротворческих и других мер альянса». Задачи комитета — распространять концепцию электронных войн среди стран — союзников НАТО.

В рамках Европейского союза вопросами информации, в том числе и информационных воин, занимается Европейская комиссия. Хотя комиссия не выработала точного определения этого термина, он используется в ее докладах Европейскому союзу, Европейскому парламенту и Экономическому и социальному комитету по регионам. Ставится задача «создания более защищенного информационного общества путем укрепления инфраструктуры информационной безопасности и борьбы с компьютерными преступлениями». В документах приводится перечень практических, технологических и законодательных мер по противодействию враждебному информационному воздействию.

Было бы наивным полагать, что проблемы использования информационного оружия заботят лишь американцев. Весьма актуальными в мире становятся проблемы несанкционированного проникновения в информационные и коммуникационные системы, которое может привести к спонтанному развитию конфликта любого уровня. Следует отметить, что разработки информационного оружия наступательного и оборонительного характера ведутся в 120 странах, тогда как разработки в области ядерного оружия — только в 20. Это может быть сигналом новой «гонки вооружений», но уже информационных.

Как определяют понятия «информационное оружие» и «информационные войны» российские ученые и специалисты? Нельзя не согласиться с мнением ряда наших аналитиков, что информационные войны XXI в. будут в основном вестись в финансово-экономической и политической, а не в военной сфере. Главную роль в них станут играть не танки или десантники, а специалисты по информационному противоборству в различных сферах человеческой жизнедеятельности.

Концепция информационной войны, по оценке российских специалистов, предусматривает:


  • подавление (в военное время) элементов инфраструктуры государственного и военного управления;

  • электромагнитное воздействие на элементы информационных и телекоммуникационных систем (радиоэлектронная борьба);

  • получение разведывательной информации путем перехвата и дешифровки информационных потоков, передаваемых по каналам связи;

  • осуществление несанкционированного доступа к информационным ресурсам с последующим их искажением, уничтожением или хищением либо нарушением нормального функционирования этих систем («хакерная» война);

  • формирование и массовое распространение по информационным каналам противника или глобальным сетям дезинформации или тенденциозной информации для воздействия на оценки, намерения и ориентацию населения и лиц, принимающих решения;

  • получение интересующей информации путем перехвата и обработки открытой информации, передаваемой по незащищенным каналам связи, циркулирующей в информационных системах, а также публикуемой в средствах массовой информации.

У информационной войны есть свои особенности. К основным из них можно отнести следующие:

  • ее объектами являются все виды информации и информационных систем;

  • она расширяет пространство ведения войн, осуществляется как во время военных действий, так и в кризисных ситуациях в различных сферах жизнедеятельности;

  • ведется специализированными военными и гражданскими структурами.

По определению российских экспертов, эти действия осуществляются с помощью информационного оружия (далее ИО) — средств уничтожения, искажения или хищения информационных массивов; добывания из них необходимой информации после преодоления систем защиты, ограничения или воспрещения доступа к ним законных пользователей; дезорганизации работы технических средств, вывода из строя телекоммуникационных сетей, компьютерных систем, всего высокотехнологического обеспечения жизни общества и функционирования государства.

Информационное оружие отличает:



  • скрытность — возможность достигать цели без видимой подготовки и объявления войны;

  • масштабность — возможность наносить невосполнимый ущерб, не признавая национальных границ и суверенитетов;

  • универсальность — возможность многовариантного использования как военных, так и гражданских структур нападающей страны против как военных, так и гражданских объектов страны, подвергающейся нападению.

По оценкам СВР РФ, приведенным на парламентских слушаниях в Государственной Думе РФ в документе «Угрозы и вызовы в сфере информационной безопасности» (июль 1996 г.), сфера применения ИО включает как военную, так и экономическую, банковскую, социальную и иные области потенциального использования с целью:

  • дезорганизации деятельности управленческих структур, транспортных потоков и средств коммуникации;

  • блокирования деятельности предприятий и банков, а также целевых отраслей промышленности путем нарушения технологических связей, системы взаиморасчетов, проведения валютно-финансовых махинаций и т.п.;

  • инициирования крупных техногенных катастроф на территории противника;

  • массового распространения и внедрения в сознание людей определенных представлений, привычек и поведенческих стереотипов;

  • вызова недовольства или паники среди населения, а также провоцирования деструктивных действий различных социальных групп.

Наиболее уязвимыми объектами в национальной информационной инфраструктуре для применения ИО являются телекоммуникационные узлы, центры спутниковой связи и каналы международного информационного обмена.

Стратегия ведения информационной войны — это долгосрочная или краткосрочная (в зависимости от задач и целей) программа действий в информационной сфере, согласованная по целям, задачам, условиям, месту и времени, а также средствам и ресурсам.

Как видим, наряду с неоспоримой пользой информационное поле продолжает оставаться сферой, потенциально несущей в себе угрозу миру и безопасности. Современная история знает примеры использования сфабрикованной информации для создания предпосылок к принятию военно-политических решений, за которыми следовали военные акции, а также «гуманитарная интервенция». Нередко информационная «липа» используется для подрыва имиджа отдельных государств, их лидеров, в частности, в целях недобросовестной экономической конкуренции, снижения доверия к СМИ страны.

Возможности информационных технологий, информационной войны могут применяться в борьбе за власть, в сепаратистских и криминальных акциях, в военно-стратегических целях.

Есть риск усиления воздействия на мировое общественное сознание с целью изменения глобального и региональных балансов сил, внесения дополнительной напряженности между традиционными и формирующимися новыми центрами силы, создания новых сфер конфронтации. У развитых стран появляется соблазн использовать имеющиеся у них преимущества в информационных технологиях и средствах манипулирования общественным сознанием для информационной экспансии.

Остро встает вопрос об информационной безопасности, выработке ее теоретических основ, строительстве ее структуры.




Каталог: files
files -> Истоки и причины отклоняющегося поведения
files -> №1. Введение в клиническую психологию
files -> Общая характеристика исследования
files -> Клиническая психология
files -> Валявский Андрей Как понять ребенка
files -> К вопросу о формировании специальных компетенций руководителей общеобразовательных учреждений в целях создания внутришкольных межэтнических коммуникаций
files -> Русские глазами французов и французы глазами русских. Стереотипы восприятия


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница