Учебно-методическое пособие по лекционному курсу и вопросы к семинарским занятиям для аспирантов физического факультета



страница14/33
Дата10.05.2018
Размер482 Kb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33
Тема VI. Становление и развитие неклассической

науки. Философско-методологические концепции науки

XX – XXI вв.
Вопросы:
дискуссии о природе математических и логических объектов; программа Гильберта; платонизм, конструктивизм, интуиционизм (Фреге, Рассел, Пеано, Брауэр); теоремы Гёделя; семантика Тарского;

дискуссии в физике по проблеме эфира (спор Лоренца – Эйнштейна, эксперименты Майкельсона – Морли); новые методологические принципы специальной теории относительности (Эйнштейн «К электродинамике движущихся сред», 1905 г.); философские основания общей теории относительности (Эйнштейн, 1916 г.); от модели стационарной Вселенной (Эйнштейн, 1922 г.) к теории Большого взрыва (А. Фридман, Э. Хаббл, Р. Вильсон); теория инфляции (А. Гут, А. Линде, С. Хокинг); теория суперструн (Э. Витген); стрела времени во Вселенной (от теории тепловой смерти (Р. Клаузиус) к синергетике (Г. Хакен, И. Пригожин, С. Курдюмов); дискуссия о возможности параллельных миров (теория Эверетта – Уилера) и осмысление антропного принципа в космологии (Б. Картер, Н. Розенталь, С. Хокинг и др.); проблема внеземного разума (И. Шкловский); открытие темной материи и темной энергии во Вселенной; идея универсального (глобального) эволюционизма (И. Пригожин, Э. Янг, Н. Моисеев);

проблема «чёрного тела»; открытие физики микромира (кванты – М. Планк, фотоны – А. Эйнштейн, заряд электрона – Р. Милликен); модели атома (Перрен, Кельвин, Резерфорд, Бор, Зоммерфельд), гипотеза корпускулярно-волнового дуализма Л. де Бройля, соотношение неопределенностей Гейзенберга, волновое уравнение Шредингера, квантовый вакуум П. Дирака); дискуссия об интерпретации смысла квантовой механики; Сольвеевские конгрессы (дискуссия Бор – Эйнштейн); обсуждение парадоксального эффекта квантовой телепортации на базе совместной работы Эйнштейна, Подольского, Розена); проблема гравитационных волн и квантовой гравитации; идея фридмонов М. Маркова; возможна ли универсальная (единая) теория Вселенной (С. Вайнберг, С. Хокинг);

развитие биологии в ХХ веке – переоткрытие законов Менделя (Де Фриз, Корренс, Чермак); становление и развитие генетики; открытие хромосом и генов; двойная спираль ДНК (Мендель, Флеминг, Морган, Крик, Уотсон); молекулярная биология; современная синтетическая теория эволюции и проблема «расшифровки» генома человека; новые антидарвинистские идеи в теории автоэволюции Лимы-де-Фариа;

становление квантово-релятивистской картины мира; понятия релятивности, нелинейности, нелокальности, несепарабельности, вероятности, принципы преемственности и дополнительности – естественнонаучный и методологический аспекты; переосмысление понятия опыта; компьютерное моделирование и вычислительный эксперимент; осознание принципиальной ограниченности точности и строгости научного знания (аспекты: онтологический, методологический, гносеологический, прагматический, аксиологический); введение в естествознание телеологических (энтелехиальных) понятий – антропный принцип, сознание, синергия, телеономия, номогенез и др.;

развитие прикладных наук; рост социального института науки; техника и технологии ХХ – XXI веков; трансформация науки в производительную силу общества;

становление постпозитивистской философии; «Бостонские исследования»; признание эвристической роли метафизики в науке; критика индуктивизма и верификационизма; отрицание возможности строгого разделения науки на эмпирический базис и теоретические конструкции; теоретическая нагруженность научных фактов; признание некумулятивного типа развития науки; основные направления постпозитивизма;

нормативная эпистемология;

Поппер: «Предположения и опровержения», Объективное знание. Эволюционный подход», «Открытое общество и его враги», «Нищета историцизма»; «Логика и рост научного знания»; – наука как одна из форм человеческой реализации эвристического потенциала Вселенной; теория критического рационализма; выяснение эвристической роли метафизических программ Античности (теории атомизма, движения, космоустройства и др.); анализ философско-религиозных дискуссий в Средневековье; реконструкция метода научной дискуссии;

гипотетичность научного знания; критика теорий индукции; принципы фаллибилизма, фальсификации и фальсифицируемости; проблема «решающего эксперимента»; методологическая ассиметричность процедур подтверждения и опровержения; рискованное предсказание ОТО и результаты экспедиции Эддингтона; проблема демаркации науки и метафизики; марксизм, фрейдизм как научные теории и метафизические доктрины; сравнительный анализ, с точки зрения научности, теории относительности Эйнштейна и психологической теории А. Адлера; неопровержимость как порок теории; критика эссенциализма, конвенциализма, инструментализма;

регулятивный характер истины в науке; соматическая, сигнальная, дескриптивная и аргументативная функции языка; проблема соотношения правдоподобия и вероятности теории; идея «третьего мира» как мира идеальных сущностей, порождённых человеческим мышлением; сравнение с миром идей Платона и философией абсолютного духа Гегеля; мысленный эксперимент по выяснению значения «третьего мира» для развития культуры; борьба за выживание в животном мире и мире идей; эпистемология без познающего субъекта; проблема диспозиционности; онтология и гносеология вероятности;

критика теории «языковых каркасов» Карнапа; циклическая структура прогресса науки: проблема – пробная теория (гипотеза) – выяснение и устранение ошибок – новая проблема (P¹ - TT – EE - P²); обоснование выбора между альтернативными теориями путём их критического анализа, а не поиска подтверждений (традиционный джастификационизм); критика диалектики; проблема творческого воображения и tabula rasa; метод проб и ошибок как универсальный метод науки и механизма эволюции; позитивная ценность ошибок;

цель науки – «удовлетворительное объяснение (в терминах проверяемых и фальсифицируемых универсальных законов и начальных условий) всего того, что заявляет о себе как нуждающееся в объяснении»; постоянное самообновление науки; критерии прогресса науки как перехода к теориям всё большей содержательности, более высокой степени универсальности и более высокой степени точности;

критика трайбализма, тоталитаризма, историцизма, холизма как философских доктрин «закрытого общества»; методологическая ошибочность марксистской философии истории; пророчество и пороги прогнозирования; демократические институты и границы толерантности; иерархия социальных ценностей; проблема смысла истории и социальная инженерия; принципы конструирования и функционирования «открытого общества»;

И. Лакатос: «Доказательства и опровержения», «Методология научно-исследовательских программ», «История науки и её рациональные реконструкции», «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ – реконструкция и критика индуктивизма, конвенциализма и фальсификационизма как методологических концепций науки; кодекс научной честности и нормативность историографической исследовательской программы; уязвимость попперовского понимания решающего эксперимента и возможности его выделения в «море аномалий»; решающий эксперимент как «почётный титул»;

психология учёного – принципы методологического упорства и интеллектуальной скромности; «утончённый фальсификационизм»; структурные элементы методологии научно-исследовательских программ – «твёрдое ядро» и «защитный пояс»; правила негативной и позитивной эвристик; положительная эвристика как «метафизический принцип»; прогресс науки как теоретически и эмпирически прогрессивный сдвиг проблем; роль вспомогательных гипотез ad hoc;

история науки как история сосуществования и конкуренции исследовательских программ (физика Декарта и физика Ньютона); критерии успеха программы и объективность контроля; проблема предсказания новых фактов и их объяснения; условия разрушения «твёрдого ядра» программы; проблема «теоретического плюрализма» и «теоретического монизма» в истории науки»; внутренняя и внешняя истории науки; проблема одновременных научных открытий и экстернализм; ложная ретроспекция проблема совмещения разных открытий;

споры о приоритете, роль тщеславия и честолюбия в науке; критика теорий роста безличностного знания; оценка теории трёх миров в ретроспективном и актуальном аспектах; «фактуальные» суждения и «теории наблюдения»; исторический анализ и «теоретические установки»; необходимость нормативной философии науки для определения понятия «наука»; реальная история науки как «пробный камень» её рациональных реконструкций; фальсифицируемость фальсификационизма реальной историей науки»;

проблема замкнутой автократии науки; ньютоновский «догматизм как «фальсификация» попперовского определения науки; противоречивость прогресса научно-исследовательских программ; неисторический характер работы Поппера «Логика научного исследования»; возможность опровержения, по Попперу, ещё до появления теорий на свет; границы игнорирования аномалий в теориях; проблемы сложности, простоты и эстетики как критериев научности;

критика теорий «консервативного авторитаризма» Полани, «скептического анархизма» Фейерабенда, концепции «иррациональной смены рациональных авторитетов» Куна; проблема совпадения реальной истории науки и её рациональной реконструкции»; прогресс в развитии и смены теорий рациональной реконструкции науки – открытие новых исторических фактов, расширение сферы их рационального описания, включая оценочные характеристики; неизбежность «океана аномалий» как психологический стимул прогресса; различие между психологией и логикой научного открытия; психологически субъективное и логически априорное;

вектор рациональности – перевод фактов внешней истории науки в её внутреннюю историю; проблема возможности контрреволюций в науке; критика квазиевклидового априористского подхода к методологии науки и вторая теорема Гёделя; проблема оппозиции дедуктивной и индуктивной интуиции; метафизичность («каучуковость») «евклидианских» теорий; проблема бесконечного регресса в определениях математики; логическая тривиализация математики; проблема терминов-примитивов и исходных аксиом; взаимосвязь философии математики и общей эпистемологии; марксизм как исчерпавшая себя исследовательская программа;

дескриптивная эпистемология Т. Куна; наиболее известное произведение – «Структура научных революций»; взаимоопределение понятий «парадигма» и «научное сообщество»; «нормальная» наука и аномалии в науке; научные революции и «ателеологическое» (аналогия с эволюцией) развитие науки; количество решаемых «головоломок» («кроссвордов», «ребусов») в рамках (традиции) определённой парадигмы как основной критерий прогресса науки; кумулятивный характер роста знания в период нормальной науки; парадигма – дисциплинарная матрица, включающая совокупность методов, признанных научных достижений и когнитивных ценностей, разделяемых членами научного сообщества, модель, эталон и образец решения головоломок;

пять традиционных характеристик научных теорий: точность, непротиворечивость, область приложения, простота и эвристичность; анализ их «смутности» и «конфликтности» вне синтезирующей их парадигмы; сравнительный анализ теорий Птолемея и Коперника; роль субъективных факторов в «открытии или изобретении новой теории» и роль вкуса в оценке и выборе между альтернативными теориями; парадигма – символические обобщения и метафизическая установка на определённую онтологию; парадигма как учебник для подготовки научных кадров; учёный как член научного сообщества; описание наблюдений и опытов через «призму» парадигмы; различные способы интерпретации аномалий и модифицирования парадигм; позитивная роль гипотез ad hoc; проблема критической массы аномалий и интеллектуальная напряжённость;

рациональность науки в рамках парадигм и иррациональность перехода от одной парадигмы к другой; потенциальная возможность возвращения к старой парадигме; методология, психология и социология науки; «гештальт» – ключевое понятие для осмысления процесса смены парадигм (переход от птолемеевской астрономии к коперниканской); схема: парадигма¹ ― нормальная наука (решение головоломок) – аномалии – кризис – научная революция (смена гештальта) – парадигма²; роль философских, религиозных, эстетических и личностно-субъективных компонентов в процессе выбора новой парадигмы;

методологическая несоизмеримость парадигм; смена парадигм как улучшение инструментария по решению головоломок; относительность критериев научной рациональности; монопольность какой-то одной парадигмы на каждом историческом этапе науки; великие научные открытия и проблема авторского приоритета; от теории флогистона к кислородной теории горения и окисления (Шеели, Пристли, Лавуазье);

критика фальсификационизма Поппера; критический анализ методологии научно-исследовательских программ Лакатоса – сходство и различие позиций (исследовательские программы и парадигмы, регрессирующая стадия и кризис, иррациональность смены парадигм и внешняя история науки); уточнение понятия «внутренняя история науки»; проблема критериев отбора исторических фактов науки; детерминированность философской позиции историей; рациональное и иррациональное в деятельности учёных; типология ценностных ориентиров учёных;

анархическая эпистемология П. Фейерабенда; основные произведения: «Против метода», «Наука в свободном обществе» – критика научного рационализма; антисциентизм, эпатаж и провакативность; анархизм как политическое явление и эпистемологический метод; наука как анархическое предприятие; принцип свободы действий в науке и в обществе; «научное сообщество» Куна и принципы организации криминальных сообществ; понятия «экспланандум» и «эксплананс»;

формы развития науки – не парадигмы, а альтернативы; преходящий характер любой нормы науки; факт изменения «всеобъемлющих концептуальных схем прошлого»; мифологема научности; наука как одна из возможных форм мышления и жизни (гусеница и бабочка); физиологическая организация человеческого мышления (запас прочности и потенциал мозга) и границы научного прогресса;

абсурдность коперниканской революции с точки зрения очевидности, здравого смысла, библии и опытных данных астрономии того времени; необходимость нарушений правил в науке для её прогресса (методологическая уязвимость использования телескопа Галилеем как средства доказательства правомерности своих идей, его технология пропаганды своих успехов); восстание немногих мыслителей прошлого против здравого смысла как исток современной науки; принцип пролиферации (размножения) – сознательное стремление к максимальному увеличению и разнообразию теорий науки, абстрактное моделирование получения знания; предотвращение устранения прежних теорий (первое использование этого принципа досократиками);

плюралистическая методология; критика принципа экономии в теоретических конструкциях; искусство альтернатив (Галилей, Фарадей, Больцман, Эйнштейн); познание как океан постоянно увеличивающихся альтернатив; критика нормативных теорий методологии науки Поппера и Лакатоса; гибель защитников исследовательских программ; несопоставимость и несоизмеримость фундаментальных научных теорий (ньютоновская механика и теория относительности) в понимании основных физических объектов («формы, массы, объёмы и временные интервалы»);

отрицание логической необходимости научных законов; принципы контриндукции и теоретического упорство как сознательное обращение и обобщение ранее отвергнутого наукой материала, выдвижение гипотез, несовместимых с признанными теориями и (или) хорошо обоснованными и проверенными фактами; принцип «anything goes» («всё подходит») как стремление к использованию всех научных и считающихся ненаучными и лженаучными методик;

зависимость получения нового эмпирического материала от успешного изобретения новых метафизически теорий; пример синтеза восточной и западной медицины; сравнительная оценка достижений человечества на основе рецептурно-технологического знания и новоевропейской науки; рациональность как одна из традиций, а не универсальный стандарт; требование отделения науки от государства; критика современной науки как служанки государственной власти; проблема развития науки в свободном обществе; наука как угроза демократии; критика марксизма как методологии освобождения человечества и построения счастливого общества;

историческая эпистемология;

А. Койре – социокультурный и философский контекст становления и развития науки; исследования «case-studies» (интерналистское направление); произведения: «О влиянии философских концепций на развитие научных теорий», «Этюды о Галилее», «От мира приблизительности к универсуму прецизионности», «Гипотеза и эксперимент у Ньютона»; – критика позитивистской феноменологической методологии и историографии;

аристотелизм и платонизм в средневековой культуре; значение арабской культуры в генезисе новоевропейской науки; становление новоевропейской науки как следствие философского переворота («мутации»); переход от аристотелизма к платонизму («реванш Платона»); новое понимание космоустройства («раскалывание сферы» – Дж. Бруно), пустоты, пространства, силы, движения, опыта, математики и др.;

наука и религия в позднем средневековье (тезисы парижского епископа Э. Тампье); рецепты «поваренной книги» алхимии; математический реализм Галилея и библейское утверждение о сотворении мира «числом, мерой и весом»; соотношение вопросов «почему» и «как» в теории основателей классической науки; роль эстетических аспектов в становлении новой науки (Коперник, Кеплер); идея телескопа как переосмысление прагматики подзорных труб; переосмысление универсалии времени и часы; идея научных приборов и инструментов как продолжение и расширение диапазона чувств и материализации мысли (научных гипотез);

разделение научного знания и знания на уровне здравого смысла; роль абстракций, идеализаций и мысленных экспериментов в становлении классической науки; абсурдность принципа инерции для греческой культуры; роль средневековой теории импетуса в становлении классической механики; проблема соединения опыта и математики; Бог как необходимый объяснительный компонент в физике, космологии Ньютона (мера всех вещей) и лишь как гипотеза в теории Лапласа; проблема соотношения гипотетического и экспериментального у Ньютона (метафизические идеи: атомы, пустота, немеханические силы, абсолютные пространство и время); мир Ньютона как система скоординированных сил и вера в его творение; дискуссии ньютонианцев с картезианцами по проблемам религии и физической картины мира; роль Вольтера в распространении физических идей Ньютона на европейском континенте; постоянство и непрерывность взаимосвязи науки и философии в истории (метафизические принципы в теории Эйнштейна); некумулятивность развития науки и актуальность метафоры Декарта о едином древе метафизики, физики и прикладных наук;

Дж. Холтон; основное произведение «Тематический анализ науки»; – развитие науки во взаимосвязи с историей развития общества; научный результат как событие на пересечении траекторий личностного, сообщества, социокультурного; роль творческого воображения и возможность его канализации через тематический анализ; «тема» как универсальное понятие культуры (наука, музыка, литература и др.); темы как устойчивые структуры в развитии науки (постоянство и непрерывность); локализация с помощью тематического анализа научного события в историческом пространстве и времени;

тематические компоненты понятий, методов и гипотез эвристик; темы простоты и необходимости в сочинении Коперника «Об обращениях небесных сфер»; проблема оппозиции тем в науке (субъект – объект, эволюция – регресс, редукция – холизм, атомизм – континуум, классическая – вероятностная причинности и др.); сто важнейших тем в физике; специфика последних тем дополнительности и киральности; влияние тем машинизма, теологического порядка и гармонии на научные исследования Кеплера; тема относительности в работах Галилея, Маха, Майкельсона, Планка, Эйнштейна; тема эфира в физике (Пуанкаре); тема дискретности (Милликен, Гейзенберг) и континуальности (Шредингер) в физике XX в.;

эпистемологическая концепция Эйнштейна: от непосредственных данных чувственного опыта – через интуитивный прыжок – к системе основных аксиом – сопоставление заключений (выводов) из аксиом с опытными данными – уточнение и исправление системы аксиом; проблема логического разрыва в научном творчестве и выбора направления интуитивного прыжка; темы как источник креативности учёного и фильтры его творческого воображения; эйнштейновское понимание смысла априорности понятий и категорий мышления; специфика тем Эйнштейна – первичность формального объяснения, космологический масштаб применения законов, симметричность и инвариантность, необходимость и логическая экономность; проблема несоответствия тем квантовой механики темам Эйнштейна;

тема дополнительности Бора; её компоненты: теория света, психология У. Джемса, качественная диалектика Кьеркегора; экстраполяция Бором методологии дополнительности на этику (любовь – справедливость), культуру (наука – религия), биологию (структура – функция организмов);

специфика лаборатории Э. Ферми в сравнении с Кавендишской лабораторией Резерфорда; идея препринтов и её методологическое значение для развития науки; взаимосвязь науки и политики на примере лаборатории Э. Ферми;

М. Вартофский и Бостонские исследования по философии науки; произведения: «Эвристическая роль метафизики в науке», «Модели: репрезентация и научное понимание»; – историческая роль метафизики в становлении европейской науки; эволюция понимания метафизики в истории; марксизм и классическая метафизика; крушение позитивистской и логико-эмпиристской программ устранения метафизики; критика верификационизма и редукционизма участников Венского кружка;

проблема эвристической ценности для науки метафизических понятий – материя, движение, сила, поле и др.; эвристически значимые метафизические структуры – атомизм, механицизм, прерывность и непрерывность, пространство, время, причинность и др.; метафизика как метод критического и систематического формирования альтернативных концептуальных структур; эвристика самокритической традиции метафизики; три фундаментальные формы метафизического дискурса: референции, структуры, абстракции; строгость построения, точность и полнота как критерии различения хорошей и плохой («неряшливой») метафизики;

формальная структура языкового дискурса (от мифа и сказки до научного и учебного текстов); атомизм как абстрактная метафизическая структура и её различные научные интерпретации в физике, биологии, психологии, социологии, лингвистике, этике; метафизика – выражение в систематической форме наиболее глубоких и характерных особенностей здравого смысла и его постоянная корректировка; идея Ф. Франка о философии науки как моста между естественными и гуманитарными науками; общественная практика как основа метафизических априорных (для индивида) форм понимания;

модели как преднамеренно создаваемые когнитивные артефакты; критика априоризма Канта и эволюционной эпистемологии; референция как интенциональная деятельность мышления; конструктивный характер социальной, культурологической и научной практик; проблема отбора моделей; виды моделирования: мимическая жестикуляция, аналогии, метафоры, выдвижение гипотез, конструирование теорий; типология моделей: ad hoc (качественные аналогии), формализмы, математические модели, мысленный эксперимент, апроксимация, теория; проблемы социокультурной нагруженности репрезентаций и релевантности моделей; целевая прагматика науки в культуре; историческая практика как критерий онтологической значимости моделей в науке);

герменевтический подход к эпистемологии Г.Г. Гадамера; «Истина и метод – основное произведение; традиция разделения наук о духе и наук о природе; понятие «герменевтический круг» и история герменевтики; проблемы понимания, моральной и социальной ответственности в науке; проблема герменевтического круга; производность научной онтологии от языковой практики: предпонимание – диалог – вопрошение традиции – рефлексия; языковое сознание – гениальность метафоричности; герменевтическая («челночная») диалектика: от предпонимания к предобъяснению, от предобъяснения к пониманию, от понимания к объяснению, от объяснения к знанию; герменевтический опыт – умножение наблюдений и «набрасывание» смысла на текст, исходя из контекста; «инаковость текста» и «культурная память»;

понимание как конституирующая структура бытия; проблема знака, текста, интерпретации и смысла; традиция как точка пересечения свободы и истории; проблемное поле вопросов к тексту; зависимость смысла текста и авторского понимания от исторического «горизонта события»; знание как социокультурная интерпретация текста; преодоление исторического горизонта через постановку вопросов к тексту; проблема герменевтической рефлексии; условия истины (система вопросов к природе) как границы поля науки, предпосылки научного метода и логики исследований; проблема «идолов» и «авторитетов» в науке; вечное ученичество как осознание границ мышления и его историчности;

эпистемология личностного знания М. Полани; «Личностное знание. На пути к посткритической философии»; «We can know more, than we can tell»; критика нормативно-рационалистической методологии и «третьего» мира К. Поппера; культурно-исторический контекст рациональности; понятие «научное сообщество», мастерство и искусство познания; когнитивная и субъектно-личностная ценность знания;

понятия «интеллектуальная страстность», «интеллектуальная самоотдача», «интеллектуальная красота», «интуиция», «идеал истины», «личная инициатива», «личная ответственность», «совесть», «преданность идее» и их роль в понимании процесса научного творчества; перенос когнитивных и ценностных единиц от поколения к поколению как механизм развития культуры и науки; соотношение артикулированного и латентного знания в исследовательской деятельности и процессе обучения; гештальтпсихология и коммуникативно-психологический аспект научной рациональности (подражания, остенсивные определения, непосредственные демонстрации); взаимодополнительность фокуса и периферии сознания, инструкции и личностного примера (невербализированные образцы научной деятельности);

доверие как исходный базис рациональности; предугадывание решений проблем до их доказательств (Эйнштейн, Пойя, Гаусс); критический анализ суеверий в науке (геоцентризм, надлунный мир); вера как источник знания и взаимное притяжение «братьев по разуму»; непредсказуемость развития науки и последствий использования нового знания;

когнитивно-социологический подход к эпистемологии; М. Малкей – «Наука и социология знания»; «Современная западная социология науки», Дж. Гилберт, М. Малкей «Открывая ящик Пандоры»; история эволюции социологии науки (К.Маркс, П.Дюгем, М. Вебер, К. Мангейм, Б. М. Гессен, де Гре, М. Шелер, Л. Флек, Р. Мертон); анализ концепций Куна; М. Хессе, Н. Хэнсона; стандартная (классическая) модель науки (объективность мира, единообразие, кумулятивность, критерии и эталоны экспериментальных процедур);

Р. Мертон о нормах научного этоса (универсализм, коллективизм, организованный скептицизм, бескорыстность) и роли ценностей пуританства (индивидуализм, аскетизм, рациональность, полезность) в Англии XVII в. в организации Королевского общества и становлении новоевропейской науки; критика принципа единообразия природы; проблема соотношения фактуального и теоретического; отрицание теоретической нейтральности утверждений о научных фактах;

интерпретационные контексты и культурные ресурсы науки; социальное конструирование науки; социально-политические аспекты развития французской школы оптики (1815 – 1825 гг.); антилапласовский переворот; научные и вненаучные источники теории Дарвина (метафора естественного отбора, философский принцип единообразия природы Лайеля и теория Мальтуса); проблема объективности научных экспертиз; научное знание как результат дискуссий в научном сообществе;

ролевые функции членов научных сообществ; исследования количественных параметров науки (Бернал, Прайс); индикаторы продуктивности: индексы цитирования и коцитирования; «полевые» (этнографические) социологические исследования науки; «сильная» программа когнитивной социологии (К. Кнорр-Цетина, Д. Блур); отрицание объективности особого эпистемологического статуса науки; понятия институционального и континджентного форумов науки; эмпиристский и условный репертуары; дискурс- и контент-анализ; ассиметрия объяснительных репертуаров и приём «истина выявится сама» (ИВС); принцип case-studies как контекст обоснования научных событий; знание как достижение когнитивного консенсуса или компромисса;

эволюционная эпистемология:

перманентная эволюция научных гипотез (К. Поппер); концептуальная эволюция (Ст. Тулмин); генетическая эпистемология (Ж. Пиаже); филогенетическое направление (Д. Кэмпбелл, Г. Фоллмер, К. Лоренц, Р. Ридль; натурализованная эпистемология (У. Куайн);

общая характеристика – появление системы когнитивных наук; анализ эволюции научного знания с позиций биологии, физиологии, психологии, математики, логики, космологии, синергетики; рассмотрение знания как атрибута жизни; развитие знания – продолжение эволюционного развития жизни»; онтология гипотетического реализма; эпистемологический конструктивизм; философия как координация направлений когнитивных исследований, систематизация и обобщение полученных результатов;

К. Поппер – креативность науки как одна из форм реализации креативного потенциала универсума; появление и эволюция психических структур и сознания как инструмент предостережения организма об опасностях враждебной среды; эволюция научных гипотез как человеческое продолжение решения проблем существования живых организмов; механизм предположений (новаций) и опровержений (естественный отбор) – единый механизм биологической эволюции и развития науки; идея «третьего мира» – аналогия с сохранением и изменением генетического кода; универсальность метода проб и ошибок в решении проблем науки и организмов; принцип фаллибилизма как аналог неизбежных изменений видов в природе; принципы рискованных экспериментов и фальсификации как аналоги дарвиновских принципов борьбы за существования и отбора в условиях изменяющейся среды;

Ст. Тулмин: «Концептуальные революции в науке», «Человеческое понимание»; философия науки как развитие истории научных идей, а не расширение математической логики; идея эволюционных и революционных концептуальных изменений в науке; аналогия с принципами наследственности и мутационных изменений в животном мире; экологические ниши в природе и дисциплинарные идеалы в науке; критика таксономического концепта «революция» в теории Т. Куна; микрореволюции как единицы изменения в нормальной и революционной фазах развития науки;

проблема нововведений и отбора в науке и природе; популяционная теория изменчивости в неодарвинизме и интеллектуальная эволюция как опора на традиции; понятие «концептуальная популяция»; изменение концептуальной популяции через «мутации» и «отбор»; эволюция науки как перманентный отбор концептуальных новаций; проблема оценки интеллектуальных новаций – выбор по аналогии с отбором в природе; критика в науке и самокритика учёных как аналоги естественного и искусственного отборов; роль дискуссий и научной элиты в принятии новаций; индивидуальные интеллектуальные инициативы и коллективное обсуждение, уточнение и принятие этих инициатив;

проблема «выживаемости» и адаптации концептуальных популяций к стандартам и эталонам научного сообщества; объяснительные идеалы как интеллектуальная политика научного сообщества социокультурной среды; законы эволюции в природе и интеллектуальные игры в науке; ретроспективное объяснение хода эволюции живых организмов в теории Дарвина и эволюции научных понятий и теорий; принцип дополнительности в понимании взаимосвязи внутренней и внешней историй эволюции науки;

наука как целостная социокультурная человеческая инициатива; проблема универсальных принципов и инвариантов рациональности в культуре; понимание как соответствие утверждений принятым научным сообществом на данный исторический период стандартам и эталонам; познание и осознание; понятие – главный компонент человеческого понимания; коммуникативный аспект понятий; проблема основного и побочного результатов научной экспедиции Кука на Таити; перенос принципа относительности из области морали в естествознание; критика платонистской позиции Фреге («история понятий – это история познания понятий»);

Р.Коллингвуд о бессознательном творчестве в модификации интеллектуальных структур и историчности рациональности; совпадение создания теории относительности Эйнштейна и культурного релятивизма в начале XX в.; понимание рациональности как атрибута не системы, а действий (интеллектуальных инициатив); проблема универсального идеала объяснения и реальной работы с понятиями; платонизм и конфуцианство – противоположность концептуальных систем; П. Дюгем о различии между французскими и английскими физиками как следствии их исходных мировоззренческих установок;

наука и теория доминирования М. Вебера; структура интеллектуальной популяции: сообщества, должности, журналы, конференции; проблема лидерства в науке и цикличности изменений в ней; идея резонанса (микро - и макромасштабы) в рождении новоевропейской науки; роль особенностей биографии Ньютона в его становлении как учёного; проблема совпадения эволюции основных компонентов науки – идеалов, стандартов, методов, процедур, концептуального аппарата; историческое и социологическое измерения эволюции науки;

генетическая эпистемология и философия науки Ж. Пиаже; сочинения: «Язык и мышление ребёнка», «Физическая причинность у ребёнка», «Генезис элементарных логических структур», «Биология и познание», «Уметь и понимать» и др.; основные идеи: генезис когнитивных структур индивида как продолжение эмбриогенеза; принцип параллелизма когнитивного онтогенеза и исторического развития структур науки; необходимость интердисциплинарного подхода к созданию всеобъемлющей теории познания (Международный центр генетической эпистемологии в Швейцарии);

философская задача – разрешение исторического спора между рационализмом (Декарт, Спиноза, Лейбниц) и эмпиризмом (Бэкон, Гоббс, Локк); переход от вопроса «как возможно познание?» к вопросу «как возможен рост знания?»; объяснение разума разумом через «круг» наук: математика – физика – биология – психология – математика; философия как координатор направлений исследований; мировоззренческие принципы равновесия и глобального развития; анализ априорных когнитивных структур И. Канта и диссипативных структур И. Пригожина; функциональный (логический) априоризм как эпистемологический конструктивизм;

система биологических и психологических понятий для описания структуры циклов развития когнитивных структур и роста знания ребёнка: исходный уровень равновесия мыслительных схем и эмпирического опыта – возмущение этого равновесия под воздействием среды, включая и деятельность взрослого – перестройка мыслительных схем через новую организацию опыта и их адаптацию (ассимиляцию и аккомодацию) к новому эмпирическому опыту – новая более зрелая степень равновесия интеллекта с окружающей средой; принцип стадиальности циклов развития когнитивных структур; четыре основных стадии в интеллектуальном развитии ребёнка: сенсо-моторная («коперниканская революция в миниатюре») 0 – 2 года; интуитивная (предоперациональная, формирование речевого дискурса, эгоцентризм) 2 – 7 лет; конкретно-операциональная (отдельные обратимые мыслительные операции, новые моральные чувства) 7 – 12 лет; формально-операциональная (система мыслительных операций, позволяющая выдвигать правдоподобные гипотезы и правильно выводить из них следствия) 12 – 14лет; содержательные аспекты каждой стадии;

экспериментальная база для описания процесса формирования категориального аппарата индивида (число, пространство, время, скорость, случайность и др.), законов логики и физических законов сохранения (количества, массы, объёма); операции сериации и классификации; бессознательность протекания ментальных процессов для самого субъекта; закон прогрессирующей децентрации мышления от «эго» к объективному миру; принципы конструктивной генерализации и рефлексивной абстракции;

основной механизм синтеза эмпирического опыта и мыслительных схем – переход от интра- (изолированные свойства объектов) через интер- (отношения с другими объектами) к транс (логико-математическим структурам); необходимость последовательного прохождения всех стадий развития; проблема роли социокультурных факторов в развитии интеллекта индивида; принцип телеологичности (исследовательская программа ламаркизма) в описании и объяснении достижения стадии интеллектуальной зрелости;

Пиаже и Гарсиа о философии науки; функциональный характер параллелизма онтогенеза когнитивного развития и филогенеза эпистемических структур науки; анализ примеров параллелизма: развитие представлений о числе (положительные – дроби – отрицательные), понятие физического сохранения (субстанция – вес объём), причинность (магизм – анимизм – динамизм Аристотеля – пространственно-временной механицизм), понятие движения (перводвигатель – импетус – ускорение); ограничительный характер аналогии параллелизма;

центральный механизм перехода от одной эпистемической структуры науки к другой, по аналогии с онтогенезом, – интра- интер-транс; анализ развития математики (интра – рассмотрение чисел как существующих независимо от субъекта – пифагореизм, платонизм; интер – конструктивистский подход к числам – аналитическая геометрия Декарта; транс – появление понятия «группа» и других структур, не состоящих из чисел как таковых); эпистемическая система – продукт социокультурной парадигмы и рамочный формат развития науки; эпистемическая система как идеология науки и научные революции; сравнительный анализ первых эпистемических систем в Индии, Китае и Греции; эпистемическая система Аристотеля в средневековье и авторитет христианской религии;

генезис новоевропейской науки как переход от рассмотрения качеств изолированных предметов к установлению количественных отношений во взаимодействии различных объектов (дискуссия с Койре о понимании принципа инерции Галилеем и Ньютоном); рефлексивная и эмпирическая абстракции как главные механизмы интеллектуального прогресса ребёнка, учёного и смены научных теорий; проблема очевидности следствий из нового открытия или теории; аналогия в плане прохождения стадий интра- интер- транс- в понимании ребёнком закона сохранения и стадий открытия этого закона в науке (закон сохранения энергии в формулировке Клаузиуса и Томсона); переход к транс- как полная реорганизация и реконцептуализация мышления; история науки не как её «память», а как «эпистемологическая лаборатория»;

классификация исследовательских программ философии науки по принципу бинарных оппозиций: рационализм (Поппер, Лакатос) – иррационализм (Кун, Фейерабенд); дескриптивная методология (Кун, Фейерабенд) – нормативная (Поппер, Лакатос); принцип равновесия как исходный для объяснения как интеллектуального развития ребёнка, так и науки;

филогенетическое направление эволюционной эпистемологии; Кемпбелл об ориентации этого направления на методологию современной синтетической теории эволюции; Лоренц о кантовских априориях (пространство, время, категории) как апостериориях филогенетической эволюции (априорное как врождённое для индивида, но апостериорное для вида); взаимодополнительность рационализма и эмпиризма; разум как продукт природы, а не её законодатель; познавательный аппарат и биологические когнитивные структуры, повышающие возможность выживания организма через адекватную ориентировочную (исследовательскую) деятельность; кодификация параметров окружающей среды в когнитивных структурах организма;

проблема эмерджентности (иррациональности) появления когнитивных структур и порогов восприятий; когнитивные структуры как «оборотная сторона зеркала» познания; возможность дальнейшей эволюции когнитивных структур; полемика с Пиаже по вопросу о статусе априорных структур; интерпретации алгоритма «случайностный (слепой) перебор вариантов (мутации) и селективное удержание (воспроизводство) наиболее жизнеспособных» (BVSR); проблема направленности (телеологичности) развития разума; проблема универсальности механизма BVSR для развития всех сфер культуры и описания процесса творчества в целом; сходство между возникновением новых видов в природе и формированием новых культур в истории; культура как надстройка над биологическим аппаратом; фактор равновесия между традициями и новациями;

принцип биологической эволюции и его трансформация в принцип глобального эволюционизма; универсальный эволюционизм как основа современной картины мира (В. С. Стёпин); соединение идеи эволюции с идеями системного подхода; сознание как «мост между генетико-органической и социокультурной эволюцией»; когнитивные структуры индивида и познавательные механизмы науки;

постулаты «гипотетического реализма Фоллмера: 1) постулат реальности; 2) постулат структурности; 3) постулат непрерывности; 4) постулат о «чужом» сознании; 5) постулат взаимодействия органов чувств с реальным миром; 6) постулат о мышлении как функции мозга; 7) постулат возможности объективного познания; 8) постулат эвристичности гипотез (ожиданий); система когнитивных структур: генетическая информационная система, представленная механизмом репликации ДНК; невральная информационная система (центр и периферия); ментальная информационная система (сознание, мышление); кибернетическая модель связей между структурами;

отличия эволюционной теорией познания (филогенез) и эволюционной теорией науки по принципу бинарных оппозиций: эволюция когнитивных систем – эволюция знания; временная шкала: миллионы лет – столетия; регулятивная идея: адаптация к среде – приближение к истине; утраченная информация безвозвратно утеряна (вымершие виды) – может быть возобновлена; процессы: бессознательные – сознательные; передача информации: своему потомству – всем заинтересованным учёным; природа ограничений: главным образом историческая – прежде всего логическая;

понятие «мезокосмос»; классическая физика Ньютона – физика средних размеров так же, как и кантовская трансцендентальная философия; мезокосмическое познание – главная сфера применения эволюционной теории познания; микро- и макрокосмос как главные сферы познания современной науки; эпистемология как координатор комплекса естественных наук, изучающих природу когнитивных процессов);

натурализованная эпистемология У. Куайна; критика аристотелевской «первой философии»; знание, разум и значение как составные части того самого мира, который они описывают и объясняют; от философии духа – к философии натурализма; основной релятивистский тезис: «нет смысла говорить о том, что представляют собой объекты теории сами по себе за пределами обсуждения вопроса о том, каким образом интерпретировать или переинтерпретировать одну теорию в другую»;

двойная относительность онтологии; определение онтологического универсума теории как осмысление её относительно некоторой предпосылочной теории и относительно некоторого выбора способа перевода одной теории в другую (идеи герменевтики); практическая невозможность фальсификационизма; эпистемология как основания науки, включающие логико-математические структуры; типы исследований данных структур; концептуальный (уточнение понятий) и доктринальный (доказательства законов); проблема редукции естественнонаучного знания к чувственному опыту;

развитие теории множеств как вспомогательного средства в эпистемологии; анализ работ Б. Рассела и Р. Карнапа по описанию мира (логического конструкта из чувственных данных); опасность «круга» (логической ошибки) в использовании психологии вместо эпистемологии для обоснования эмпирических наук; возможность рассмотрения эпистемологии как части психологии; реконструкция науки средствами самой же науки (метафора О. Нейрата о моряке, который должен перестроить (починить) свою лодку, оставаясь в открытом море); наблюдаемое в эпистемологическом плане и «стимуляция сенсорных рецепторов»; предложения наблюдения как «краеугольные камни» семантики, находящиеся на периферии науки и проблема их верифицируемости; союз эпистемологии с психологией и лингвистикой – условие нового прогресса в философии науки;

инновационная эпистемология (Г. Селье, Ж. Адамар, Э. Боно, Д. К. Саймонтон, И. Пригожин, М.А. Розов, А.С. Новиков, В.А. Яковлев); идея онтологии креативности как базиса построения инновационной эпистемологии;

Уайтхед: “...выражения “имманентная креативность” или “самокреативность” не содержат аппеляции к трансцендентному создателю”; П.К.Энгельмейер: «Творчество человека есть продолжение творчества природы»; Я.А.Пономарев о тенденции утверждении понимания творчества как категории, анализируемой в рамках философских категорий: “движение”, “взаимодействие”, “самоорганизация”, “деятельность” и др., рассматриваемых в единой системе;

креативность – базисная современная метафизическая парадигма, приходящая на смену мировоззренческой установки глобального эволюционизма; онтологический статус креативности как процесса телеологического перманентного трансцендирования и реализации (актуализации) потенций универсума; метафизика креативности и «стрела времени» в науке; «экспериментальная метафизика, или трансцендентальная физика»; космологи о «целесообразности и гармонии» физических законов, исходной «информационной матрице», или «генетическом коде», «антропном принципе» Вселенной (Б. Картер, Дж. Уиллер, И.Л. Розенталь, С. Хоукинг и др.); физики-теоретики о «свободе выбора» на уровне элементарных частиц (Н. Бор, Ф. Дайсон и др.); химики, математики и биологи о телеологичности, диспозиционной заданности, телеономичности химико-биологических процессов, лежащих в основе генезиса и развития живых организмов, их направленной и ускоренной цефализации, опережающей морфологические изменения и дающей возможность в кратчайшее время выйти на уровень разумной жизни (Р.Том, Лима-де-Фариа, С.Д.Хайтун и др.);

креативность как априорная (трансцендентальная) функция, порождающая структуры; априоризм как ядро метафизики; открытие метафизических принципов – условие конструирования научно-исследовательских программ; проблема определения онтологического статуса информации; креативный потенциал универсума и информационная ёмкость физических объектов; взаимосвязь метафизических принципов и математических структур; платонистские идеи в математике: Галилей («Книга природы написана на языке математики»), Кронекер («Натуральный ряд чисел дан Богом»), Кантор («В множествах выражается актуальная бесконечность»), Герц («Уравнения Максвелла продиктованы Богом»), К. Гёдель, П. Эрдос («Существует божественная книга, где записаны все лучшие доказательства»); Р. Пенроуз («Богом данные» математические идеи существуют как бы вне времени и независимо от людей»); Ю.И.Кулаков («сакральная физика – это часть сакральной математики»), невидимый мир физических структур как мир высшей реальности);

априорность (трансцендентальность) – некая беспредпосылочная, вневременная, идеальная реальность, раскрытие структуры которой и составляет цель метафизики и науки; априорные представления как не зависящая от опыта картин реальности, утверждающей свою объективность в контексте деятельности ( В. Я. Перминов); метафизический характер закона трех стадий развития духа О.Конта, принципа экономии мышления Э.Маха и принципа верификации М.Шлика и Р.Карнапа; кардинальная переориентация многих физических исследований с замкнутых равновесных систем на открытые неравновесные, взаимодействующие с окружающей средой через потоки энтропии; синергетика и новое понимание времени в качестве универсального конструктивного начала всех открытых динамических систем (И.Пригожин, Г.Хакен, М.Эйген); негоэнтропийные процессы, характерные для органической природы и лежащие в основе человеческого существования, как естественное продолжение процессов самоорганизации, происходящих в неорганическом мире; универсальный механизм креативности – в эволюции диссипативных структур; точка бифуркации – «выбор», объективация одного из множества возможных направлений развития; идеи синергетики и вопросы взаимосвязи химической эволюции и биогенеза, математические модели развития био- и ноосферы;

нейро-физиологический аппарат креативности (работы И.П.Павлова, А.А.Ухтомского, П.К.Анохина); креативная роль эмоций в действии как сознательных, так и подсознательных механизмов мозга (исследования И.А.Прокофьевой, П.В.Симонова); работы Ф.П.Бассина по изучению различных форм креативного воздействия бессознательного на поведение личности; понятие функционального органа творчества как генератора психических мутаций или рекомбинаций следов памяти – энграммы (А. Валлон); открытие Р.Сперри в 60-е годы межполушарной функциональной асимметрии мозга как механизма креативной работы мозга; выделение Дж. Уоллесом фаз решения творческих задач: “инкубационный” период, интуитивное решение, проверка решения и разработка следствий; механизм креативности как рефлексивно-личностная регуляция предметно-содержательного уровня развития мышления (И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов); креативная мыслительная деятельность – интенсификация смыслового (личностно-рефлексивного) плана при поиске в условиях “блокады” предметно-содержательного движения мысли с целью компенсирования “разрывов” в цепи логико-дискурсивных рассуждений (В.К.Зарецкий и А.Б.Холмогорова);

проблема концептуального каркаса теории творчества; категория креативности как обобщающая категория для трех кластеров понятий (принцип кластерности): неорганический уровень – категории: «состояние», «взаимодействие», «изменение», «движение»; органической – концепты: «развитие», «эволюция», «организация», «самоорганизация», «поведение», «активность»; социокультурные аспекты творчества – категории: «деятельность», «коммуникация», «культура», «прогресс»; четвертый кластер – структура субъектно-личностных форм креативности: «вдохновение», «фантазия», «воображение», «интуиция», «сознание»; кластерный подход как осмысление универсальности категории креативности;

структура креативных процессов: 1) проблемная ситуация как исходный контекст сред, где потенциально (диспозиционно) сосуществуют разные варианты её дальнейшего состояния и развития (в качестве аналога – принцип суперпозиции); 2) проблемное событие – возможный вероятностный фактор (внешний или внутренний), через который актуализируется один из потенциальных вариантов развития проблемной ситуации; 3) креативная ситуация – интенсификация и ускорение темпов развития «избранного» варианта, повышение его степени организации (негоэнтропийности); 4) рождение новации как результат разрешения креативной ситуации в пробную новую структуру (возможно появление нескольких взаимно конкурирующих новаций); физика о креативной роли сознания (М. Б. Менский – сознание как элемент физики и психологии; информационно-синергетический подход к объяснению креативной роли сознания); 5) переход новации в инновацию знаменует резонансный процесс утверждения новации, ее признания и утверждения; 6) традиция (закономерность) как неизменность, эталонность, непоколебимость инновации на определенном историческом отрезке времени; 7) новая проблемная ситуация - завершение цикла креативного акта по мере того, как традиция исчерпывает ресурсы собственного поддержания и трансформируется в консервативную догму;

наука как модельная сфера инновационных процессов; процессов теория «социальных эстафет» М. А. Розова; рождение знания как пересечение различных традиций; общефилософская и специально-научная традиции; социальные эстафеты как элементарные механизмы социальной памяти; гносеология как “эмпирическая наука наряду с такими лидерами естествознания, как физика или биология”; процесс формирования знания – это “формирование централизованной памяти общества, обусловленное явлением кооперирования в процессе получения и накопления опыта, развитием информационного рынка и фиксацией, закреплением существующих отношений”; построению модели надличностного знания, но включающей “в себя и самого человека с его удивительной способностью понимания”;

эстафета как способ поведения (деятельности), передаваемый от человека к человеку, от поколения к поколению путем воспроизведения образцов; теория эстафет как общая теория традиций в науке и механизма рождения новаций; “наука – это социальный куматоид”, а “изучение науки – это изучение тех эстафет или вербально сформулированных программ, которые и определяют ее целостность в условиях постоянной смены материала”; исследовательские и коллекторские программы и их взаимосвязь в науке; инверсивные объекты как главные элементы механизмов новаций в науке (закон всемирного тяготения и закон Кулона); понимание научного текста – «ответ на определенный вопрос, как указание на способ решения определенной задачи”; культура как огромное количество эстафет, взаимодействие, пересечение которых объективно создает возможность появления новаций;

подход к проблеме творчества, в том числе и научного, с позиций анализа традиционных для этой тематики категорий: продуктивное, репродуктивное, развитие, деятельность, отражение, культура, воображение, интуиция и др. (работы А.П.Огурцова, В. Ф. Овчинников, П.С.Пигрова, А.Т.Шумилина, В.А.Цапка, Л.В.Яценко); принцип предметно-преобразовательной деятельности в сфере материального производства как субстанциальная основ творчества; проблема поуровневого рассмотрение креативных процессов: отдельный ученый – уровень порождения новации; значимость идеи – подтверждение удержанияеё сознанием в своем фокусе и возможности воспроизводения в различных смысловых контекстах; новации, имплантируемые на уровень научного сообщества и принятые им – это инновации; Трансформация новаций в инновации как сложный и противоречивый процесс, где наряду с эпистемологическими большую роль играют социокультурные и субъектно-личностные факторы;

наука в целом как глобальная новация социально-исторического субъект; проблема системного анализа инноваций в науке; бинарные оппозиции как элементарные структуры человеческого мышления, “молекулаинтеллекта (А. Валлон);

понятие «бинарные оппозиции» в философии и науке; отличие понятия бинарных оппозиций от понятия противоречия; бинарные оппозиции как концептуальная объяснительная матрица и «челночная» диалектика (Гадамер, Сартр, Рикёр); феномены: «несостоявшееся открытие”, “опережающее открытие”, “одновременные открытия”, “переоткрытие”, “парадигматизация открытия” – сравнительный анализ; бинарные оппозиции как методологический принцип “пульсирующего противоречия” (И. Б. Новик);

понятие «резонанс» и его использование в науке; метанаучное значение резонанса как резкого и быстрого усиления внутренних процессов системы, делающее возможным ее переход на новый уровень организации при условии совпадения структуры данных процессов со структурой внешних воздействий (И. Пригожин, И. Стенгерс, О. Тоффлер, Ст. Тулмин, Г. С. Батищев, В. И. Купцов, Б. Г. Кузнецов, Е. Н. Князева); «эффект остранения» в методологии науки как способ нового видения проблемы; понятие резонанса и вероятностный подход к объяснению инновационных процессов в науке (Э. Г. Юдин); системно-деятельностный метод и принцип дополнительности Н. Бора;

проблема изоморфизма инновационных процессов генезиса и утверждения науки в культуре деятельности научных сообществ и исследовательской практики отдельных учёных; новации и инновации как исходный пункт и конечный результат познавательной деятельности субъекта в креативной ситуации; эпистемические и институциональные инновационные процессы в науке;

концептуальная модель личности ученого: когнитивное ядро (субъектно-личностные структуры как формы существования знания – ощущения, восприятия, представления, понятия, суждения, умозаключения; механизмы креативности – вдохновение, воображение, фантазия, интуиция); формы развития знания – проблемы, догадки, гипотезы, теории; формы коммуникации – навыки, образцы, методы, традиции);

базисные характеристики личности учёного: национально-этнические и психофизиологические особенности; факторы микросреды (семейные отношения и система получения образования); диспозиционные характеристики (социально-политические, рефлексивно-критические, эмоционально-волевые, нравственно-эстетические); проблема определения коэффициента креативности учёных;

анализ основных пар бинарных оппозиций инновационных процессов в науке (функционально-генетические, социально-исторические, структурно-формальные, структурно-содержательные и др.); анализ креативных ситуаций как противоречивых переходов от генерации новаций к утверждению инноваций на различных уровнях системы научной деятельности; социокультурный статус науки в историческом процессе – проблемные ситуации в культуре и переход от локальной новации к цивилизационной инновации; анализ институциональных структур и коммуникативных каналов научной деятельности в истории; механизмы взаимодействия науки с различными сферами социокультурной деятельности – философией, религией, политикой; роль авторитетов в науке и проблема элитарности; проблема «гносеологического оппортунизма» (Эйнштейн) учёных;

проблема определения научного открытия – нормативный и методологический подходы; проблема оценки фундаментальной значимости и прикладной эффективности открытий в науке; феномен научного открытия как центральный элемент инновационных процессов в науке; анализ концепции научного открытия Б. М. Кедрова (открытие Менделеевым периодической системы элементов); научное открытие как итог разрешения креативной ситуации; проблема языкового описания и интерпретаций новаций; формализация и математизация науки; эвристическая роль аналогий в науке; прогнозируемость и горизонт предсказуемости научных открытий; квазиинтенциональные и экстраординарные (типа «серендипити») открытия; поле исследовательского поиска и проблема «знания о незнании»; анализ Д. К. Саймонтоном так называемых одновременных открытий (планеты Нептун – Адамс и Леверье; теории эволюции – Уоллес и Дарвин; генов – Мендель и Де Фриз, Корренс, Чермак); механизм переноса (трансляции) эпистемических элементов в науке; анализ бинарных оппозиций «эмиграция – иммиграция» и «конденсация – ретрансляция» эпистемических единиц; проблемы «отторжения» (методологическое значение «феномена Планка»), «порогового эффекта», «агентов-переносчиков», «синергизма» (аналогия с биологическими мембранами); наука как автогенерирующая система новаций и цикличность инновационных процессов;

типология и структура переноса; внутридисциплинарный, междисциплинарный и метадисциплинарный виды переноса; мысленный эксперимент как перенос наблюдателя в воображаемую ситуацию; структура переноса: традиции методы, концепты, навыки – и их анализ; самоценность и апликабельность инновационных процессов в науке; наука в качестве особого типа социокультурной деятельности, порождающей эпистемические, институциональные и коммуникативные новации; бытие науки в сфере культуры и модель инновационных процессов; инновационная эпистемология как раздел философской теории креативности;


Каталог:


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   33


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница