Учебно-методическое пособие Для студентов, обучающихся по специальности



страница5/40
Дата10.05.2018
Размер2.62 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ В СИСТЕМЕ ЗНАНИЙ

Наука и общество. Многообразие форм знания
Познание не ограничивается сферой науки, знание в той или иной форме существует и за пределами науки. Появление научного знания не отменило и не упразднило, не сделало бесполезными другие формы знания. Полное отделение науки от ненауки не завершено до сих пор.

Существуют несколько форм общественного сознания: наука, философия, мифология, политика, религия и некоторые другие. Каждой из них соответствуют специфические формы знания. Различают формы знания, имеющие понятийную, символическую или художественно-образную основу. В самом общем смысле научное познание – это процесс получения объективного, истинного знания. Научное познание имеет сложную, троякую задачу, связанную с описанием, объяснением и предсказанием процессов и явлений действительности. В развитии научного познания чередуются революционные периоды, так называемые научные революции, которые приводят к смене теории и принципов, и периоды нормального развития науки, на протяжении которых знания углубляются и детализируются. Научные знания характеризуются объективностью, универсальностью, претендуют на общезначимость.

Когда разграничивают научное, основанное на рациональности, и вненаучное знание, то важно понять: вненаучное знание не является чьей-то выдумкой или фикцией. Оно производится в определенных интеллектуальных сообществах, в соответствии с другими (отличными от рационалистических) нормами, эталонами, имеет собственные источники и средства познания. Многие формы вненаучного знания старше знания, признанного в качестве научного, например, астрология старше астрономии, алхимия старше химии. В истории культуры многообразные формы знания, отличающиеся от классического научного образца и стандарта и отнесенные к вненаучному знанию, объединяются общим понятием – эзотеризм.

Исследователи выделяют следующие формы вненаучного знания:



  1. Ненаучное – разрозненное несистематическое знание, которое не формализуется и не описывается законами, находится в противоречии с существующей научной картиной мира.

  2. Донаучное – оно выступает прототипом, предпосылочной базой научного знания.

  3. Паранаучное – несовместимое с имеющимся стандартом. «Пара» в переводе с греческого означает «около», «при». Широкий класс паранаучного знания включает в себя учения или размышления о феноменах, объяснение которых не является убидительным с точки зрения критериев научности.

  4. Лженаучное – сознательно эксплуатирующее домыслы, предрассудки и представления. Лженаука – ошибочное знание, часто представляющее науку как дело аутсайдеров. Иногда лженаучное связывают с патологической деятельностью психики творца, которого в обиходе называют «маньяком», «сумасшедшим». В качестве симптомов лженауки выделяют малограмотный пафос, принципиальную нетерпимость к опровергающим доводам, а также претенциозность. Лженаучные знания очень чувствительны к злобе дня, сенсациям. Их особенностью является то, что они не могут быть объединены парадигмой, не могут обладать системностью, универсальностью. Они сосуществуют параллельно с научным знанием, вкрапливаясь в него. Считается, что лженаучное знание обнаруживает себя через квазинаучное.

  5. Квазинаучное – это знание ищет себе сторонников и приверженцев, опираясь на методы насилия и принуждения. Оно, как правило, расцветает в условиях жестко иерархированной науки, где невозможна критика власти, жестко проявляется идеологический режим. Периоды известны. Только в нашей стране – лысенковщина, фиксизм как квазинаука в советской геологии 1950-х годах, гонение на генетику, кибернетику, социологию и т.п.

  6. Антинаучное – утопичное и социально искажающее представление о действительности. Приставка «анти» обращает внимание на то, что предмет и способы исследования противопоставлены науке. Это как бы подход с «противоположным знаком». С ним связывают извечную потребность в обнаружении общего легкодоступного «лекарства от всех болезней». Особый интерес и тяга к антинауке возникают в периоды социальной нестабильности. Но хотя данный феномен достаточно опасен, принципиальное избавление от антинауки невозможно.

  7. Псевдонаучное – знание, представляющее собой интеллектуальную активность, спекулирующую на совокупности популярных теорий, например, истории о древних астронавтах, о снежном человеке, о чудовище из озера Лох-Несс, различных проявлениях НЛО1.

Еще на ранних стадиях человеческой истории существовало обыденно-практическое знание, доставляющее элементарные сведения о природе и окружающей его действительности. Это простой, несистемный набор знаний. Люди, как правило, располагают большим объемом обыденного знания, которое производится повседневно в условиях элементарных жизненных отношений и являются исходным пластом всякого познания. Иногда такие аксиомы противоречат развитию науки – человеческое сознание очень крепко, а иногда, напротив, наука может пойти за таким знанием. В обыденное сознание включено здравый смысл, приметы, назидания, рецепты, личный опыт, традиции. Это знание, хотя и фиксирует истину, но несистемно, бездоказательно. Его особенность в том, что оно используется человеком практически неосознанно и в своем применении не требует каких бы то ни было предварительных систем доказательств. Иногда знание повседневного опыта перескакивает степень артикуляции, а просто молчаливо руководит действиями субъекта.

Другая его особенность – принципиально бесписьменный характер. Те пословицы и поговорки, которыми располагает фольклор каждой этической общности, лишь фиксирует его факт, но никак не прописывают теорию обыденного знания. Ученый, используя узкоспециализированный арсенал научных понятий и теорий для данной конкретной сферы деятельности, всегда внедрен также и в сферу неспециализированного повседневного опыта, имеющего общечеловеческий характер. Ибо ученый, оставаясь ученым, не перестает быть просто человеком.

К исторически первым формам человеческого знания относят игровое познание, которое строится на основе условно принимаемых правил и идей. Оно дает возможность возвыситься над повседневным бытием, но заботиться о практической выгоде и вести себя в соответствии со свободно принятыми игровыми нормами. В игровом познании возможно сокрытие истины, обман партнера. Оно носит обучающе-развивающий характер, выявляет качества и возможности человека, позволяет раздвинуть психологические границы общения.

Личностное знание. Оно ставится в зависимость от способностей того или иного субъекта и от особенностей его интеллектуальной познавательной деятельности. Коллективное знание общезначимо, или надличностно, и предлагает наличие необходимой и общей для всех системы понятий, способов, приемов и правил его построения. Личностное знание, в котором человек проявляет свою индивидуальность и творческие способности, признается реально существующей и необходимой компонентой знания. Оно подчеркивает тот факт, что науку делают люди и что искусству или познавательной деятельности нельзя научиться по учебнику, оно достигается лишь в общении с мастером.

Особую форму вненаучного знания представляет собой так называемая народная наука, которая в настоящее время стала делом отдельных групп или целителей-субъектов: знахарей, экстрасенсов, а ранее являлись привилегией шаманов, жрецов, старейшин рода. При своем возникновении народная наука обнаруживала и осознавала себя как феномен коллективного сознания. В эпоху доминирования классической науки она потеряла свой статус и прочно расположилась на периферии, подальше от центра официальных экспериментальных и теоретических изысканий. Как правило, народная наука существует и транслируется от наставника к ученику в бесписьменной форме. Иногда можно выделить ее ответвления в виде заветов, примет, наставлений, ритуалов и прочего.

О круговороте природных сил: Природа – «дом человека», а последний – его органичная частичка. В природе происходит мировой круговорот.

Выделим три вида познавательных феноменов. Их соотношение с научной деятельностью происходит по возрастающей, т.е. мы пойдем, так сказать, от менее научной к более научной:



  1. Паранормальное знание – его широкий класс включает в себя учения о тайных природный, психических соотношениях, скрывающихся за обычными явлениями. Самими яркими представителями этого типа знания являются мистики и спиритизм. Это мистическое течение, основанное на вере в возможность непосредственного общения с душами умерших, а также само такое воображаемое общение при помощи различных условных приемов (верчения столов, стуков и т.п.).

  2. Псевдонаучное знание. Для этого вида познавательной деятельности характерна сенсационность тем, признание тайн и загадок, а также «умелая обработка фактов». Ко всем этим условиям присоединяется свойство исследования через истолкование. Привлекается материал, который содержит высказывания, намеки или подтверждения высказанным взглядам и может быть истолковано в их пользу. Исследователь К. Поппер достаточно высоко ценил псевдонауку, прекрасно понимая, что наука может ошибаться и что псевдонаука «может случайно натолкнуться на истину». Есть у него и другой вывод: «Если некоторая теория оказывается ненаучной – это не значит, что она не важна». По форме псевдонаука – прежде всего рассказ или история о тех или иных событиях. Такой типичный для нее способ подачи материала называют «объяснением через сценарий». Другой отличительный признак – безошибочность. Бессмысленно надеяться на корректировку псевдонаучных взглядов, так как критические аргументы критика никак не влияет на суть истолкования рассказанной истории.

  3. Характеристика девиантного и анормального знания. Термин «девиантное» означает отклоняющуюся от принятых и устоявшихся стандартов познавательную деятельность. Сравнение происходит не с ориентацией на образец и эталон, а в сопоставлениями с нормами, разделяемыми большинством членов научного сообщества. Отличительной особенностью девиантного знания является то, что им занимаются, как правило, люди, имеющие научную подготовку, но по тем или иным причинам выбирающие весьма расходящиеся с общепринятыми представлениями методы и объекты исследования. Представители девиантного знания работают, как правило, в одиночестве или небольшими группами. Результаты их деятельности обладают кратковременным периодом существования.

«Аномальное знание» – это когда способ получения знания либо само знание не соответствует тем нормам, которые считаются общепринятыми на данном историческом этапе. Анормальное знание подразделяется на три типа:

А). Первый возникает в результате расхождения регулятивов здравого смысла с установленными наукой нормами. Этот тип достаточно распространен и внедрен в реальную жизнедеятельность людей. Он не отталкивает своей аномальностью, а привлекает к себе внимание в ситуации, когда действующий индивид, имея специальное образование или специальные научные знания, фиксирует проблему расхождения норм обыденного мироотношения и научного;

Б). Второй тип возникает при сопоставлении норм одной парадигмы с нормами другой. Парадигма – образец, темп, некая модель;

В). Третий тип обнаруживается при объединении норм и идеалов принципиально различных форм человеческой деятельности1.

Вненаучное знание давно уже не рассматривается как заблуждение. Раз оно до сих пор существует, значит, отвечает какой-то изначально имеющейся в них потребности. Вывод, который разделяется сегодня многими учеными, принимающими всю ограниченность рационализма, сводится к следующему. Нельзя запрещать развитие вненаучных форм знания, как нельзя и культивировать сугубо и исключительно псевдонауку, нецелесообразно также отказывать в кредите доверия вызревшим в их недрах интересным идеям, какими бы сомнительными первоначально они не казались. Даже если неожиданные аналогии, тайны и истории окажутся всего лишь «инофондом» идей, в нем очень остро нуждается как интеллектуальная элита, так и многочисленная армия ученых.

Достаточно часто звучит заявление, что традиционная наука, сделав ставку на рационализм, завела человечество в тупик, выход из которого может подсказать вненаучное знание. К вненаучным же дисциплинам относят те, практика которых основывается на иррациональной деятельности – на мифах, религиозных и мистических обрядах и ритуалах. Интересна позиция современных философов науки, в частности австрийского ученого


П. Фейерабенда, который был уверен, что элементы нерационального имеют право на существование внутри самой науки.

Дж. Холтон пришел к выводу, что в конце ХХ столетия в Европе возникло и стало шириться движение, провозгласившее банкротство науки.

Мнение о том, что именно научные знания обладают большой информационной емкостью, также оспаривается сторонниками подобной точки зрения. Наука может «знать меньше» по сравнению с многообразием вненаучного знания, так как все, что она знает, должно выдержать жесткую проверку на достоверность фактов, гипотез и объяснений. Не выдерживающее эту проверку знание отбрасывается, и даже потенциально истинная информация может оказаться за пределами науки.

Иногда вненаучное знание именует себя как Его Величество иной способ истинного познания. И поскольку интерес к многообразию форм вненаучного знания в последние годы повсеместно и значительно вырос, а престиж профессии инженера и ученого значительно снизился, то напряжение, связанное с тенденцией ухода во вненауку, возросло.


Вернуться к Содержанию

Наука как социальный феномен


Имея многочисленные определения, наука выступает в трех основных ипостасях. Она понимается либо как форма деятельности, либо как система или совокупность дисциплинарных знаний или же как социальный институт. В первом случае наука предстает как особый способ деятельности, направленный на фактически выверенное и логически упорядоченное познание предметов и процессов окружающей действительности. Как деятельность, наука помещена в поле целеполагания, принятия решений, выбора, преследования своих интересов, признания ответственности. Российский ученый В.И. Вернадский отмечал именно деятельностную модель науки: «Ее (науки. – Р.Б.) содержание не ограничивается научными теориями, гипотезами, моделями, создаваемой ими картиной мира, в основе она главным образом состоит из научных фактов и их эмпирических обобщений, и главным живым содержанием является в ней научная работа живых людей»1.

Во втором истолковании, когда наука выступает как система знаний, отвечающих критериям объективности, адекватности, истинности, научное знание пытается обеспечить себе зону автономии и быть нейтральным по отношению к идеологическим и политическим приоритетам. То, ради чего армии ученых тратят свои жизни и кладут свои головы, есть истина, она превыше всего, она есть конституирующий науку элемент и основная ценность науки.

Третье, институциональное, понимание науки подчеркивает ее социальную природу и объективирует ее бытие в качестве формы общественного сознания. Впрочем, с институциональным оформлением связаны и другие формы общественного сознания: религия, политика, право, идеология, искусство и т.д.

Наука как социальный институт или форма общественного сознания, связанная с производством научно-теоретического знания, представляет собой определенную систему взаимосвязей между научными организациями, членами научного сообщества, систему норм и ценностей.

Один из основателей науки о науке Дж. Бернал, отмечая, что «дать определение науки по существу невозможно»2, намечает пути, следуя которым можно приблизиться к пониманию того, чем является наука.

Итак, наука предстает:

1). Как институт;

2). Как метод;

3). Накопление форм и традиций;

4). Фактор развития производства;

5). Наиболее сильный фактор формирования убеждений и отношения человека к миру.

В «Американском этимологическом словаре» науку определяют посредством указания на процедуры наблюдения, классификации, описания, экспериментальные исследования и теоретические объяснения естественных явлений1.. Это определение носит большей частью практический характер.

Э. Агацци отмечает, что науку следует рассматривать как «теорию об определенной области объектов, а не как простой набор суждений об этих объектах»2. В таком определении содержится заявка на разграничение научного и обыденного знания, на то, что наука может в полной мере состояться лишь тогда, когда доводит рассмотрение объекта до уровня его теоретического анализа.

Таким образом, с наукой нельзя сравнивать только фиксацию совокупности фактов и их описание. Получается, что мы будем иметь состоявшуюся науку лишь тогда, когда сможем установить принципы, предлагающие их объяснение и прогноз. Многие ученые полагают, что если нет небольшого числа принципов, если нет простоты, то нет и науки. Это спорная позиция. Ибо не только простота и ясность, но и глубокий теоретический, концептуальный уровень есть индикатор зрелой науки. Если человек говорит, что он не хочет умозрения, а только того, чтобы ему предоставили только все факты, то он состоит лишь на точке зрения предварительной ступени науки, а не ее самой.



В настоящее время наука предстает прежде всего как социокультурный феномен. Это значит, что она зависит от многообразных сил, токов и влияний, действующих в обществе, определяет свои приоритеты в социальном контексте, тяготеет к компромиссам и сама в значительной степени детерминирует общественную жизнь. Тем самым фиксируется двоякого рода зависимость: как социокультурный феномен наука возникла, отвечая на определенную потребность человечества в производстве и получении истинного, адекватного знания о мире, и существует, оказывая весьма заметное воздействие на развитие всех сфер общественной жизни. Она рассматривается в качестве социокультурного феномена потому что границы сегодняшнего понимания науки расширяются до границ «культуры». И с другой стороны, наука претендует на роль единственно устойчивого и «подлинного» фундамента последней в целом в ее первичном – деятельностном и технологическом – понимании.

Как социокультурный феномен, наука всегда опирается на сложившиеся о обществе культурные традиции, на принятые ценности и нормы. Познавательная деятельность вплетена в бытие культуры. Отсюда становится понятной собственно культурно-технологическая функция науки, связанная с обработкой и возделыванием человеческого материала – субъекта познавательной деятельности, включение его в познавательный процесс.

Наука не может развиваться вне освоения знаний, ставших общественным достоянием и хранящихся в социальной памяти. Культурная сущность науки влечет за собой ее этическую и ценностную наполненность. Открываются новые возможности этоса науки: проблема интеллектуальной и социальной ответсвенности, морального и нравственного выбора, личностные аспекты принятия решений, проблемы нравственного климата в научном сообществе и коллективе.

Наука выступает как фактор социальной регуляции общественных процессов. Она воздействует на потребности общества, становится необходимым условием рационального управления. Любая инновация требует аргументированного научного обоснования. Проявление социокультурной регуляции науки осуществляется через сложившуюся в данном обществе систему воспитания, обучения и подключения членов общества к исследовательской деятельности и этосу науки.

По подсчетам социологов, наукой способны заниматься не более 6-8% населения. Иногда основным и эмпирически очевидным признаком науки считается совмещение исследовательской деятельности и высшего образования. Это весьма резонно в условиях, когда наука превращается в профессиональную деятельность. Научно-исследовательская деятельность признается необходимой и устойчивой социокультурной традицией, без которой нормальное существование и развитие общества невозможно. Наука составляет одно из приоритетных направлений деятельности любого цивилизованного государства.

Современную науку называют Большой наукой. В конце ХХ века численность ученых в мире превысила 5 миллионов человек. Наука включает около 15 тысяч дисциплин и несколько сотен тысяч научных журналов1. Новые источники энергии и информационные технологии – перспективные направления современной науки. Возрастают тенденции интернационалтзации науки, а она сама становится предметом междисциплинарного комплексного анализа. К ее изучению приступают не только науковедение, философия науки, но и социология, психология, история.

Говоря о «нейтральности» науки и «социальном» заказе, надо сказать следующее. Как социокультурный феномен, наука включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные. Отвечая на экономические потребности общества, наука реализует себя в функции непосредственной производственной силы, выступая в качестве важнейшего фактора хозяйственно-культурного развития людей. Именно крупное машинное производство, которое возникло в результате индустриального переворота XVIII – XIX веков, составило материальную базу для превращения науки в непосредственную производительную силу. Каждое новое открытие становится основой для изобретения. Многообразные отрасли производства начинают развиваться как непосредственные технологические применения данных различных отраслей науки, которые сегодня заметно коммерциализируются. Наука, в отличие от других свободных профессий, не приносит сиюминутного экономического дохода и не связана напрямую с непосредственной выгодой, поэтому проблема добывания средств к жизни всегда была очень актуальной для ученого. В развитие современной науки необходимо вкладывать значительные средства, не надеясь их быстро окупить.

Таким образом, наука в функции производительной силы, состоя на службе торгово-промышленного капитала, не может реализовать свою универсальность, а застревает на ступени, которая связана не только с истиной, сколько с прибылью. Отсюда многочисленные негативные последствия промышленного применения науки, когда техносфера, увеличивая обороты своего развития, совершенно не заботится о возможностях природы переварить все эти вредоносные для нее отходы.

Отвечая на идеологические потребности общества, наука предстает как инструмент политики. Из истории отечественной науки видно, как марксистская идеология полностью и тотально контролировала науку, велась борьба с кибернетикой, генетикой, математической логикой и квантовой теорией. Наука стремится к точному и адекватному отражению реальности, зачастую терпима к конкурирующим теориям, никогда не останавливается на достигнутом и подвержена фальсификации.

Сложность объяснения науки как социокультурного феномена состоит в том, что она все-таки не поступается своей автономией и не растворяется полностью в контексте социальных отношений. Безусловно, наука – «предприятие коллективное». Ни один ученый не может не опираться на достижения своих коллег, на совокупную память человеческого рода. Наука требует сотрудничества многих людей, она интерсубъективна. Характерные для современности междисциплинарные исследования подчеркивают, что всякий результат есть плод коллективных усилий. Но чтобы понять отличие коммунитарности от социальности, следует ввести понятия микроконтекста и макроконтекста науки. Первое означает зависимость науки от характеристик научного сообщества, работающего в условиях той или иной эпохи. Второе говорит о зависимостях, образованных более широкой социокультурной средой, в которой развивается наука как таковая; это и есть выражение ее социального измерения. Иными словами, каждое общество имеют науку, соответствующую уровню его цивилизованной развитости.

Исследователи указывают на «внешнюю» и «внутреннюю» социальность науки. Зависимость от социально-экономических, идеологических и духовных условий функционирования того или иного типа общества и государства, определяющего политику по отношению к науке, способы поддержки ее развития или сдерживания ее роста, составляют «внешнюю» социальность науки. Влияние внутренних ментальных установок, норм и ценностей научного сообщества и отдельных ученых, окрашивающих стилистические особенности мышления и их самовыражение, зависимость от особенностей эпохи и конкретного периода времени составляют представление о «внутренней» социальности.

Проблема, связанная с классификацией функций науки, до сих пор остается спорной отчасти потому, что наука развивалась, возлагая на себя новые и новые функции, отчасти в силу того, что, выступая в роли социокультурного феномена, она начинает больше заботиться не об объективной и обезличенной закономерности, а о коэволюционном вписывании в мир всех достижений научно-технического прогресса. В качестве особой и приоритетной проблемы выделяют вопрос о социальных функциях науки, среди которых чаще всего выделяют три основные:

1). Культурно-мировоззренческую;

2). Функцию непосредственно производственной силы;

3). Функцию социальной силы.

Третья функция предполагает, что методы науки и ее данные используются для разработки масштабных планов социального и экономического развития. Наука представляет себя в функции социальной силы при решении глобальных проблем современности (истощение природных ресурсов, загрязнение атмосферы, определение масштабов экологической опасности).

Наука как социальный институт включает в себя прежде всего ученых с их знаниями, квалификацией и опытом; разделение и кооперацию научного труда; четко налаженную и эффективно действующую систему научной информации; научные организации и учреждения; научные школы и сообщества; экспериментальное и лабораторное оборудование и другое. В современных условиях первостепенное значение приобретает процесс оптимальной организации наукой и ее развитием.

Так как основная цель науки всегда была связана с производством и систематизацией объективных знаний, то в состав необходимых функций науки включалось описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности на основе открываемых наукой законов. Таким образом, основной, конституирующей само здание науки является функция производства и воспроизведения научного знания.

Итак, наука – это творческая деятельность. Она представляет собой форму духовной деятельности людей, направленная на производство новых знаний о природе, обществе и о самом познании, имеющая непосредственной целью постижение истины и открытие объективных законов на основе обобщения реальных фактов в их взаимосвязи, для того чтобы предвидеть тенденции развития действительности и способствовать ее изменению1.
Вернуться к Содержанию

Научное знание как система. Особенности и структура научного знания


Основные стороны бытия науки – это, во-первых, сложный, противоречивый процесс получения нового знания; Во-вторых, результат этого процесса, т.е. объединение полученных знаний в целостную, развивающуюся, органическую систему (а не простое их суммирование); в-третьих, социальный институт со всей своей инфраструктурой: организация науки, научные учреждения и т.п.

Основные особенности научного познания, или критерии науки:



  1. Его основная задача – обнаружение объективных законов действительности – природных, социальных, законов самого познания, мышления и др. Отсюда ориентация исследования главным образом на общие, существенные свойства предмета, его необходимые характеристики и их выражение в системе абстракции, в форме идеализированных объектов. Если этого нет, т нет и науки, т.к. само понятие научности предполагает открытие законов, углубление в сущность изучаемых явлений. Это основной признак науки.

  2. На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освоения действительности. Нацеленность науки на изучение не только объектов, преобразуемых в сегодняшней практике, но и тех, которые могут стать предметом практического освоения в будущем, является важной отличительной чертой научного познания. Научное предвидение в своей сущности сводится к тому, чтобы мысленно, в самом общем виде, в соответствии с выявленными законами, сконструировать «модель» будущего по тем его единичным фрагментам, которые существуют сегодня. Любое научное предвидение, каким бы точным оно ни было, всегда неизбежно ограничено, имеет свои пределы, за которыми превращается в утопию, в беспочвенную фантазию. В науке важно знать также и то, чего принципиально быть не может. По мере развития практики и самого познания предвидение становится все более точным и достоверным, одни его элементы не подтверждаются и отбрасываются, другие – находят свою реализацию, предвидение в целом развивается, конкретизируется, наполняется новым, более глубоким содержанием.

  3. Системность – совокупность знаний, приведенных в порядок на основании определенных теоретических принципов, которые и объединяют отдельные знания в целостную органическую систему. Собрание разрозненных знаний еще не образует систему.

  4. Для науки характерна постоянная методологическая рефлексия. В ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождаются осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты.

  5. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания – объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но не без участия живого созерцания и внерациональных средств. Отсюда основная черта научного познания – объективность, устранение не присущих предмету исследования субъективистских моментов для реализации «чистоты» его рассмотрения. Надо иметь в виду, что активность субъекта – важнейшее условие и предпосылка научного познания. Оно неосуществимо без конструктивно-критического и самокритичного отношения субъекта к действительности и к самому себе, исключающего косность, апологетику, догматизм, субъективизм. Постоянная ориентацию на истину, признание ее самоценности, непрерывные ее поиски в трудных и сложных условиях – существенная характеристика научного познания, отличающая его от форм познавательной деятельности. По словам Вернадского, научная истина – более важная часть науки, чем гипотезы и теории, поскольку научная теория «переживает века и тысячелетия».

  6. Научное познание – сложный, противоречивый процесс производства, воспроизводства новых знаний, образующих целостную развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и других идеальных форм, закрепленных в языке – естественном или (что более характерно) искусственном: математическая символика, химические формулы и т.д. Научное знание не просто фиксирует свои элементы в языке, но непрерывно воспроизводит их в соответствии со своими нормами и принципами. Процесс непрерывного самообновления наукой своего концептуального арсенала – важный критерий научности.

  7. В процессе научного познания применяются специфические материальные средства. Приборы, инструменты, другое так называемое «научное оборудование». Для науки в большей мере, чем для других форм познания, характерно использование для исследования своих объектов таких идеальных (духовных) средств и методов, как современная логика, математические методы, диалектика, системный, кибернетический, синергетический и другие приемы и методы.

  8. Научному познанию присущи строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов. Вместе с тем здесь немало гипотез, догадок, предположений, вероятностных суждений. Вот почему важнейшее значение имеют логико-методологическая подготовка исследователей, их философская культура, постоянное совершенствование своего мышления, умение правильно применять его законы и принципы1.

Научное познание – сложная, целостная система, имеющая свою структуру. Она проявляется в единстве устойчивых взаимосвязей между элементами данной системы. С точки зрения взаимодействия объекта и субъекта научного познания, оно включает в себя четыре необходимых компонента в их единстве:

А). Субъект науки – ключевой ее элемент: отдельный исследователь, научное сообщество, научный коллектив и т.п., в конечном счете – общество в целом. Они и исследуют свойства, стороны и отношения объектов и их классов в данных условиях в определенное время.

Б). Объект (предмет, предметная деятельность) – то, что именно изучает данная наука или научная дисциплина. Иначе говоря, это все то, на что направлена мысль исследователя, все, что может быть описано, воспринято, названо, выражено в мышлении и т.п. В широком смысле понятие «предмет», во-первых, обозначает некоторую ограниченную целостность, выделенную из микрообъектов в процессе человеческой деятельности и познания; во-вторых, объект в совокупности своих сторон, свойств и отношений, противостоящий субъекту познания.

В). Система методов и приемов, характерных для данной науки или научной дисциплины и обусловленных своеобразием их предметов.

Г). Свой специфический, именно для них язык – как естественный, так и искусственный (знаки, символы, математические уравнения, химические формулы).

При ином «срезе» научного познания в нем следует различать следующие элементы его структуры: а). Фактический материал, почерпнутый из эмпирического опыта; б). Результаты первоначального концептуального его обобщения в понятных и других абстракциях; в). Основанные на фактах проблемы и научные предположения (гипотезы); г). «Вырастающие» из них законы, принципы и теории, картины мира; д). Философские установки (основания); е). Социокультурные, ценностные и мировоззренческие основы; ж). Методы, идеалы и нормы научного познания, его эталоны и императивы; з). Стиль мышления и некоторые другие элементы (например, внерациональные).



Идеалы и нормы научного познания – совокупность определенных концептуальных, ценностных, методологических и иных установок, свойственных науке на каждом конкретно-историческом этапе ее развития. Их основная функция – организация и регуляция процесса научного исследования, ориентация на более эффективные пути, способы и формы достижения истинных результатов. При переходе на новый этап научного исследования (например, от классической к неклассической науке) кардинально меняются его идеалы и нормы. Их характер определяется в первую очередь предметом познания, спецификой изучаемых объектов. А их содержание всегда формируется в конкретном социокультурном контексте1.

Стиль мышления выполняет в научном познании выполняет регулятивную функцию, носит многослойный, вариативный и ценностный характер2. Выражая общепринятые стереотипы интеллектуальной деятельности, присущие данному этапу, стиль мышления всегда воплощается в определенной конкретно-исторической форме. Чаще всего различают классический, неклассический и постнеклассический (современный) стили научного мышления.

Научная картина мира – ценностная система представлений об общих свойствах и закономерностях действительности, построенная в результате обобщения и синтеза фундаментальных научных понятий и принципов. В зависимости от оснований деления различают общенаучную картину мира, которая включает представления о всей действительности и естественнонаучную картину мира1. Она – в зависимости от предмета познания – может быть физической, астрономической, химической, биологической (в засисимости от вида науки). В общенаучной картине мира определяющим элементом выступает картина мира той области научного знания, которая занимает лидирующее положение на конкретном этапе развития науки2.

Каждая картина мира строится на основе определенных фундаментальных научных теорий, и по мере развития практики и познания одни научные картины мира сменяются другими. Так, естественнонаучная картина строилась с XVII века на базе классической механики, затем электродинамики, потом – квантовой механики и теории относительности (с начала ХХ века), а сегодня – на основе синергетики. Научные картины мира тесно связаны с мировоззрением, являясь одним из важных питательных источников его формирования.

Наука в единстве всех своих аспектов изучается целым рядом особых дисциплин: историей науки, логикой науки, социологией науки, психологией научного творчества, науковедением. С середины ХХ века активно начала формироваться особая область философских изысканий, стремящаяся объединить все эти дисциплины в комплексное, системное, всестороннее исследование – философия науки.

В истории науки существует два крайних подхода к анализу динамики, развития научного знания и механизмов этого развития.



Сторонники кумулятивизма (от латинского «увеличение», «скопление») считают, что развитие знания происходит путем постепенного добавления новых положений к накопленной сумме знаний. Такое понимание абсолютизирует количественный момент роста, измерения знания, непрерывность этого процесса и исключает возможность качественных изменений, момент прерывности и развития науки, научные революции.

Сторонники этого подхода представляют развитие научного знания как простое постепенное умножение числа накопленных фактов и увеличение степени общности устанавливаемых на этой основе законов. Исследователь


Г. Спенсер мыслил механизм развития по аналогии с биологическим механизмом наследования благоприобретенных признаков: истины, накопленные опытом предшествующих поколений, становятся достоянием учебников, превращаются в априорные положения, подлежащие заучиванию.

Сторонники антикумулятивизма полагают, что в ходе развития познания не существует каких-либо устойчивых и сохраняющихся компонентов. Переход от одного этапа эволюции наук к другому связан лишь с пересмотром фундаментальных идей и методов. История науки изображается представителями антикумулятивизма в виде непрекращающейся борьбы и смены теорий и методов, между которыми нет ни логической, ни даже содержательной преемственности.

Объективно процесс развития науки далек от этих крайностей и представляет собой диалектическое взаимодействие количественных и качественных изменений научного знания.
Вернуться к Содержанию

Особенности уровней научного познания


В практике научного познания сущшествует два его вида: эмпирический (то есть, анализ источниковой базы) и теоретический. Остановимся подробнее на каждом из них.




  1. Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница