Учебно-методический комплекс для магистрантов направления подготовки 030900. 68 Юриспруденция по программе «Общая теория и история права и публичной власти»



страница6/19
Дата02.02.2018
Размер0.88 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
разделения. Их отношение можно обозначить, но не определить в логическом смысле, только парадоксальной формулой, заимствованной из теологической сферы : “нераздельность и неслиянность”. Неизбежность фактических сдвигов в ту или иную сторону : правовой морализм и нравственный юридизм, равно как смешения права и нравственности ( естественное право) или попыток разрубить этот “гордиев узел” посредством радикального разведения и абсолютного противопоставления права и нравственности ( правовой формализм и чистый нормативизм, с одной стороны, и моралистический нигилизм в отношении права, — с другой). Различение права и нравственности — необходимая предпосылка и условие нормализованного разрешения ценностных конфликтов и декриминализации значительной части человеческого поведения. Абсолютное отделение права от нравственности и отстранение от морального идеала — путь к полной формализации права и его замыкания на голом принуждении, в конечном счете, — искажение самой идеи справедливости.
Основные понятия: мораль, нравственность, благодать, автономия.
Тема 5. Личность и лицо в праве
Проблема человека как личности в философской и теологической антропологии. Господство платоновско-аристотелевской парадигмы в европейской философско-религиозной традиции. Интерпретация феномена и понятия “человек” в позитивно-ценностных категориях “бытие-благо”, “логос-разум”, “дух” etc. Христианское Евангелие — резкий диссонанс в связной целостности античной философской традиции ( профетизм против платонизма; “кеносис” — самоуничижение божества; понятие “греха” и неискоренимой “виновности” человека etc. ). Теологический синтез ( в патристике и особенно схоластике ) как интерпретация Библии в категориях античной философии и античной философии в библейских категориях и реванш платонизма-аристотелизма в средневековой и новоевропейской философии и антропологии. Спекулятивный идеализм ( Гегель) — высшая точка классической европейской антропологии. Контртечения : Ап.Павел, Тертуллиан, Августин, Лютер и ранняя теология Реформации, Паскаль, Кьеркегор. Кантовская критическая философия и предвосхищающая постановка вопроса о сущности человека. Шопенгауэр — Штирнер — Ницше и радикальная деструкция классической философии и антропологии. Интерпретация человека как существа, укорененного в “ничто”, идея “переоценки всех ценностей” и обретения мета-ценностной ( мета-нравственной и мета-юридической ) позиции “по ту сторону добра и зла”.

Новейшая философская антропология ( М.Шелер, Г.Плесснер, А.Гелен). Человек как существо, разорванное между “духом” и “порывом”, идеальными ценностями и жизнью. Ценностная амбивалентность “духа”. Человек как “экс-центрическое”, нецентрированное, бытийственно неукорененное существо. Человек как биологически недостаточное, не оснащенное инстинктами животное. Философско-правовые импликации философской антропологии. Авторитаризм и “новый легизм” Г.Плесснера. Теория институтов как “социальной аналогии” инстинктов А.Гелена.

Современная ситуация в философской антропологии : стремление восстановить на новом уровне связь с классической традицией, рост влияния теологических и религиозно-философскх концепций и религиозно-антропологических версий интерпретации естественного права. Постмодернизм и философия права.

Личность как субъект права. Понятие лица в праве. Два понятия субъекта права — персоналистское и нормативистское. (1) Субъект права как деятель — носитель актов ( признания, исполнения etc. ), правомочий и обязанностей. (2) Субъект права как “центр вменения” (Х.Кельзен), юридическая конструкция, определяемая нормами позитивного права. Личность как правовое понятие (О.Гирке).

“Физическое” и “юридическое” лицо. В парадигме персонализма единственно возможный субъект права — человек. Терминологически — “физическое лицо”, но не в смысле телесно-физического человека и не в смысле субъекта психологии, но субъект как деятель — фактический, действительный человек как единствено возможный носитель актов. Понятие “правосознания”. “Юридическое лицо” — выражение аналогическое; юридические лица не могут быть деятелями, за ними скрываются действительные лица, которые действуют “именем”, или “от имени”, юридических лиц.

В парадигме нормативизма : понятие “человека” как телеологического единства и “лица” в юридическом смысле не связаны никакой существенной и необходимой связью. Первичность понятия “юридического лица” для права и теории права. Человек — “лицо” лишь тогда, когда определен правом относительно юридических норм. Лицо в праве — всегда юридическое лицо. Полное тождество природы и смысла всех юридических лиц как субъектов права — будь то человек, учреждение, корпорация, государство.

Правомочие и правообязанность как основные определения (предикаменты) правовых феноменов. Три основных варианта интерпретации соотношения прав и обязанностей в философии права. (1) Приоритет прав перед обязанностями и опыты выведения последних из первых ( некоторые договорные теории — Локк, Кант, в отличие от Гоббса). (2) Верховенство обязанностей над правами и обратный порядок дедукции ( “органические” концепции, теории тотального государства-общности — А.Тренделенбург, О.Шпанн, К.Шмитт; в России — славянофилы, евразийцы). (3) “Правомочие” и “правообязанность” как две самостоятельные и невыводимые друг из друга категории, или два самостоятельных правовых модуса; их корреляция и единство как взаимополагание — сама суть феномена права. Н.Н.Алексеев : неудовлетворительность двух первых вариантов — либо вследствие слабости обоснования “правообязанности”. либо вследствие отказа от самого понятия “правомочия”. Метафизические истоки понятия “правомочия” ( “posse” — мощь, могущество). Идея “всемогущества” как атрибута безусловного божественного бытия. Относительное могущество не может быть оправдано как ценность самим фактом своего существования; оно должно быть обосновано. “Правомочие” как обоснованное могущество, или правовая мощь — трансформация “Я могу” в “Я могу по праву”. Юридическая коррелятивность понятий “мочь” и “быть дозволенным” ( posse — licere ).

Модус “должного” ( debere — быть должным). Различие идеального и нормативного долженствования. Идеальное долженствование (“так должно быть”) — квалификация определенного ценностного порядка как объективно-необходимого и соответствующего высшему разуму (А.Райнах). Отличие нормативного долженствования от идеального равнозначно раличию между модусами возможности и необходимости, хотя нормативное долженствование, в отличие от чистой возможности ( чистое “posse”), всегда сопровождается внутренним или внешним понуждением.

Специфика правового отношения : модусы “мочь” и “быть должным” в праве, хотя и имплицируют друг друга, дистанцированы и сохраняют взаимную отстраненность.


Каталог: umk -> Кафедра%20теории%20государства%20и%20права
umk -> Программы нпо
umk -> Титульный лист программы дисциплины (syllabus)
umk -> Рабочая программа по дисциплине «Общая психология 1» для студентов специальности
umk -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «Психология семьи» для студентов очной формы обучения
umk -> Методические рекомендации для преподавателя Методические указания студентам по изучению дисциплины
umk -> Учебно-методический комплекс дисциплины гсэ. В. 02 «Основы религиоведения» Для специальностей
Кафедра%20теории%20государства%20и%20права -> Учебно-методический комплекс для магистрантов направления подготовки 030900. 68 Юриспруденция по программе «Общая теория и история права и публичной власти»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница