Учебно-методический комплекс для магистрантов направления подготовки 030900. 68 Юриспруденция по программе «Общая теория и история права и публичной власти»


Количество часов (в акад. часах и/или кредитах)



страница5/19
Дата02.02.2018
Размер0.88 Mb.
ТипУчебно-методический комплекс
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Количество часов (в акад. часах и/или кредитах)

Лекции

Практические занятия

Самостоят.

работа подготовка к экзамену

Всего часов по теме

Очная форма обучения

Тема 1 Предмет философии права
(наименование темы)

2

4

6

15

Тема 2 Идея и реальность права





4

4

13

Тема 3 Проблема ценности и право
(наименование темы)

2

4

4

15

Тема 4 Право и нравственность
(наименование раздела)




4

4

13

Тема 5 Личность и лицо в праве


2

4

4

15

Тема 6 Право и государство





4

6

13

Тема 7 Право и общественный идеал





2

4

13

Тема 8 Контрольное тестирование по курсу




2

6

11

Итого по курсу:

6

28

38

72



1.5. Учебно-методическое обеспечение учебной дисциплины

Тема 1. Предмет философии права

Предмет философии права как проблема. Исторически-доктринальная вариабельность предмета философии права и его инвариантное ядро. Дисциплинарная двойственность философии права. Философия права как философская наука, в пределе — интегральная часть системы философии. Эмпиризм и рационализм в философской традиции интепретации сущности права : апостериорная генерализация и систематизация опыта contra априорная дедукция права из идеи. Неодназначность эмпиризма в философии права и этике. Два понятия опыта : гносеологическое (Дж.Локк) и моральное ( шотладские моралисты — А.Смит, А.Фергюсон, Фр.Хатчесон). “Моральная чувство” как интуиция особого рода, т. е. непосредственное переживание-схватывание моральных ( и правовых ) смыслов. Шотладские моралисты как предшественники концепций эмоционализма и феноменологии в этике и философии права. Два типа рационализма в философии права, в зависимости от различий философских методов : интеллектуальная интуиция ( Б.Спиноза ) или диалектика ( Г.Гегель ). Критическая философия И.Канта : рефлексия оснований права и формула категорического императива права в перспективе критики практического разума. Г.Гуго : философия права как юридическая дисциплина и интегральная часть юриспруденции : юридическая догматика и теория права — история права — философия права. Философия права как цензура и апология позитивного права по принципам чистого разума и оценка технической и прагматической целесообразности правоположений по эмпирическим данным юридической антропологии.

Сходство и различия философской и юридической философии права. Многообразие концепций философии права ( в равной мере и философских, и юридических ) как следствие плюрализма философских учений.



Противостояние доктрин естественного права и юридического позитивизма в философии права. Раздвоение права на естественное ( разумное ) и позитивное (установленное, искусственное ) в естественно-правовых доктринах как попытка выхода за пределы условностей юридической догматики и чисто номинального понимания правоположений и как стремление укоренить их в космологической и онтологической реальности в перспективе истины и справедливости. “Природа” как определение внутреннего существа права. Приоритет естественно-правовых норм и их роль в качестве масштаба для оценки и критики позитивных законов. Различение права (jus) и закона (lex), морально-правовой характер аргументации. Плюрализм естественно-правовых учений. Различные истолкования понятий “природы” в естественно-правовой традиции. Естественное право как обнаружение и выражение первичных естественных инстинктов. Теологическая концепция : естественное право как божественное установление ( Фома Аквинский и высокая схоластика, томизм и неотомизм, Дунс Скотт, Лютер и протестантские варианты естественного права ).Интерпретация “природы” в парадигме нового естествознания и понятие “социальной физики”. Естественное право как идея и логос права, как право конституирующее ( jus constituendum ), в отличие от позитивного права как права установленного, конституированного ( jus constitutum). Позитивное право как ре-презентация — более или менее верная или неверная — естественного права как правового логоса. Кризис ( сер. XIX в.) и возрождение ( рубеж XIX-XX вв., 40-50 гг. XX в. ) естественно-правовых учений. Доктрины “возрожденного” естественного права в Германии и России. “Естественное право с меняющимся содержанием” (Р.Штамлер ). Доктрины “свободного права” ( Е.Эрлих, А.Канторович, Р.Паунд, М.Леруа и др.) — систематическая критика этатизма в философии права. Преобладание среди новейших учений теологических концепций — католических (неотомистских) и отчасти протестантстких (Э.Бруннер, Ж.Эллюль и др.). Два основных варианта : религиозно-антропологический, ориентированный на априории человеческого бытия как личности ( Ж.Маритен, К.Ранер, Й.Месснер, А.Зауэр ), и онтологический, устремленный к построению онтологии форм права (Э.Жильсон, Х.У.Бальтазар и др.). Светские формы онтологии права (Р.Марчич). “Естественное право” как освященный традицией термин (псевдоним) для антипозитивистски ориентированных философских концепций.

Юридический позитивизм (легизм) как реакция на метаюридизм, абстрактность и нормативную неопределенность “естественного права”. Классическая парадигма — Т.Гоббс : не истина, но властный авторитет творит закон. Несовпадение юридического и общефилософского позитивизма ( О.Конт, Г.Спенсер ). Нетождественность правового позитивизма и требования автономии юриспруденции, ее независимости от метафизики. Правовой позитивизм против правового морализма. Типы юридического позитивизма. Наивный, или радикальный, легизм ( Дж.Остин) — теория императивов, или властных команд, “приказов суверена”. Вопрос о полномочиях власти не имеет смысла; власть — единственный источник всех полномочий и обязанностей, factum brutum.

Рефлективный позитивизм — Г.Харт, Х.Кельзен, К.Шмитт, Н.Луман. Рефлективный позитивизм как “позитивизм с оговорками”. Двусмысленности аргументации Г.Харта : необходимость и разумность норм, нацеленных на защиту личности, собственности и договоров, и легистское отрицание возможности неправового закона, квалификация естественно-правовой и критически-философкой аргументации как недоразумения или ошибки. Право как система нормирующих правил — правил обязывания и правил предоставления полномочий, — предполагающая последнее “правило признания”, которое легитимирует правопорядок и вводит в действие все его нормы. Последнее правило как действующая норма правав отличие от “основной нормы” Х.Кельзена.

“Чистое учение о праве” Х.Кельзена как аналитическая теория позитивного права. Теоретико-научное обоснование теории права с ориентацией на неокантианство и М.Вебера. Нерелевантность для позитивного права перспектив истинности и справедливости ( эмотивизм и нонкогнитивизм ). Наука о праве как “свободная от ценностей” система аргументации, обоснования и унификации. Право как иерархический порядок нормативных полномочий и правил, восходящий к “основной норме”. Основные противоречия кельзеновского чистого учения о праве. Фактическая “встроенность” перспективы справедливости ( например, в форме “коллективной безопасности” ) в действующее право и правопорядок и неадекватность формулы “любое произвольное содержание может стать нормой права”. Парадокс “основной нормы” — невозможность ее обоснования в порядке линейной логической аргументации и ее до-позитивный характер : основная норма — логически-трансцендентальная предпосылка (гипотетическая) и схема истолкования правопорядка, но сама не является правовой нормой. Релятивизм и децизионизм Х.Кельзена за пределами аналитической стратегии внутри системы позитивного права.

К.Шмитт, Н.Луман — исторически локализованный позитивизм. Тезис Шмитта о Новом времени как эпохе прогрессирующей нейтрализации, т. е. о растущей индифферентности общества последовательно к религии, метафизике и морали. Соответственно, самоопределение права вне и поверх традициионных авторитетов, включая авторитет законодательствующего разума. Контртезис об абсолютном примате “политического” и радикальный децизионизм. Н.Луман : процедурный легализм — значимость норм только в силу решения и легитимация исключительно через институциональную процедуру как специфическая примета современного общества. Рефлексы естественно-правового мышления и договорной парадигмы в концепции Лумана : праводефинирующее (и праволегитимирующее) значение “коллективной безопасности” и “ненасильственного разрешения конфликтов”, которые обеспечиваются централизованным правопорядком, с одной стороны, и с другой — введение в основную формулу понятия “согласия”, или “консенсуса” : легитимация через согласие, достигаемое посредством процедур.

Философия права как структурно-аналитическая теория в соответствии с парадигмой аналитичесой философии ( П.Стросон, Р.Хеар, О.Вайнбергер, П.Штрассер и др. ). Предмет философии права — структурный и логико-семантический анализм позитивного права, характерного для него типа дискурса методов и приемов аргументации, с целью выявления имманентных для права притязаний на значимость.



Кантианская традиция в философии права между естественно-правовой парадигмой, позитивизмом, трансцендентальным априоризмом и критико-философской теорией права. Неокантианская теория ценностей и ее существенные отклонения от кантовской парадигмы критики практического разума. Фикционализм Х.Файхингера. Г.Коген : от трансцендентального к спекулятивному априоризму. Этатизм и интерпретация этики в правовых категориях. Г.Радбрух : позитивное право как осуществление идеи права. Юриспруденция, или наука позитивного права — наука о культуре (Kulturwissenschaft), соотносящая свой предмет с ценностями, но без прямых оценок. Философия права, имеющая своим предметом идею права, с необходимостью включает оценки позитивного права и правопорядка и вместе с тем — определенный естественно-правовой минимум. Коммуникативная философия права Ю.Хабермаса и К.-О.Апеля ( теория правового дискурса и трансцендентальная прагматика ). Теория справедливости Дж.Ролза. Философия права в перспективе политической справедливости ( О.Хёффе).

Юридический социологизм. Стремление противостоять как формализму позитивистских концепций, так и априоризму рационалистических учений (включая естественное право). Неравнозначность юридического социологизма и социологии права как автономной науки. Юридический социологизм как философская теория. Попытка сместить предмет философии права в область анализа фактических общественных отношений, интерпретируя право как рефлекс этих отношений, и, как следствие, утрата самого этого предмета — права как автономной ценностной системы, которой присуща относительно самостоятельная мотивация.

Феноменология и философия права. Критика эмпиризма и рационализма, формализма и нормативизма в понимании права. Феноменологическая теория ценностей (Ф.Брентано, Э.Гуссерль, М.Шелер, А.Райнах ). Ценности не только невозможно свести к обычной эмпирии или вывести из нее, их нельзя ни рационально дефинировать посредством обычной логической аргументации, ни просто постулировать как нечто должное. Долженствование и, соответственно, нормативность норм сами опираются на ценности, но не наоборот. Ценности должны быть усмотрены в особом опыте, посредством интенционального акта, направленного на идеальное “обстояние” и его элементы — идеальные предметы. Ценности как идеальные сущности объективны — они не привносятся в смысловой опыт, но открываются в этом опыте, благодаря феноменологической установке. Ценности как смысловые сущности не исчерпываются чистой формой ( И.Кант ), они материально содержательны, и как таковые постижимы только в актах заинтересованной эмпатии, а актах “любви и ненависти” (М.Шелер). Сами кантовские категорические императивы не чисто формальны, неявным образом они покоятся на усмотрении и признании определенных ценностей. Предмет феноменологической философии права — эйдетический — ценностно-смысловой — анализ структуры права, точнее, идеи, или логоса права. Влияние феноменологии на русскую философию права (Н.Н.Алексеев, И.А.Ильин). Критика феноменологии в русской философии за позитивирование ценностей как абсолютно самодовлеющих сущностей и отрыв ценностно-смысловой сферы от метафизики и религии. Невозможность чисто феноменологического обоснования правового идеала. Феноменология — необходимая, но предварительная форма философского мышления — введение в философию как целостное миросозерцание (Н.Н.Алексеев).

Правовой интуитивизм и эмоционализм Л.И.Петражицкого как в основе своей феноменологический тип философско-правового мышления, но облеченный в неадекватную понятийную оболочку психологизма и индуктивной логики. Теория юридического опыта Ж.Гурвича.


Основные понятия: гносеология, онтология, интуиция, естественное право, юридический позитивизм, феноменология.


Тема 2. Понятие и реальность права
Формальное и материальное определение права. Право как смысловая форма Необходимость и приоритет формального определения права. Правовой формализм как гипертрофия формального измерения права за счет “смыслового содержания”. Относительность различения “смысловой формы” и “смыслового содержания” права. Самоочевидность и тавтологичность чисто формального определения права в нормативизме. Дефицит формального определения права в классических естественно-правовых доктринах и содержательно - смысловая скудость его материальных определений. Рационализм и интуитивизм в философии права.

Основные формальные критерии правовых феноменов и элементы понятия права. (1) Право и его нормы как правила поведения имеют строго определенный, конкретный и конечный характер. (2) Императивно-атрибутивная природа права, которое устанавливает связь и совершенное соответствие между обязанностями одних и притязаниями других. (3) Многосторонняя и систематическая корреляция обязанностей и притязаний, или связный порядок права — правопорядок. (4) Укорененность унифицированных норм права в нормативных фактах. Два признака понятия “нормативный факт” : (а) установленность некоей властью, не тождественной самой норме; (б) действенность, или эффективность в данной социальной среде, т. е. способность реально подчинять своим требованиям. Отсюда следует, что право может быть только позитивным. (5) Право в порядке своей реализации допускает возможность принуждения. Критерий принуждения как признак права не имеет абсолютной значимости : (а) реализация права не всегда сопровождается принуждением; (б) принуждение не обязательно должно быть безусловным, но может быть и условным; (в) принуждение в праве (санкции) нельзя отождествлять исключительно с государственным принуждением.

Ж.Гурвич : взятые в своей совокупности, пять критериев, или признаков, понятия “права” означают, что право может быть только позитивным. Понятие “естественное право” — либо противоречие в терминах, либо неадекватное выражение для интуитивного позитивного права, в отличие от формального позитивного права. Проблема автономии и гетерономии. Ж.Гурвич : право как установленное внешней властью не может вполне автономным, однако оно оно не является и просто гетерономным, поскольку не исключает автономной мотивации действий, нормированных правом. Право как пространство и состояние перехода действия и мотива, внешнего и внутреннего. И.А.Ильин : нормальное правосознание предполагает внутреннюю мотивацию к действию.

Два типа содержательных интерпретаций сущности права. Интерпретации посредством внеположных праву реалий : утилитаризм, прагматизм, социологизм ( право и польза, право и интерес etc. ). Интерпретации посредством смысло- и нормо-устанавливающих категорий, конституирующих право как нормативную систему и порядок особого рода ( право как нормализованная свобода; право как формальное равенство; право как справедливость ).

“Справедливость” как объемлющая категория ( т. е. включающая в себя равенство и свободу ). Перспектива справедливости — фундаментальное основание и горизонт права. Различные истолкования понятия “справедливость” и их общий знаменатель — истолкование справедливости у Аристотеля. Справедливость уравнивающая и распределяющая, или дистрибутивная. Справедливость субъективная, или личная (добродетель справедливости), и справедливость объективная ( справедливый правопорядок ).

Особый вариант интерпретации “идеи права” у Г.Радбруха. Три смысловых элемента, или измерений, идеи права : справедливость, цель права, безопасность и порядок. Единство и расхождение этих измерений права. Антиномии права.

Справедливость как идеал и логос права. Различение права ( jus ) и закона ( lex ). Справедливость как масштаб для оценки систем позитивного права. Понятия “надзаконного права” и “законного неправа” у Г.Рабруха. Вопрос о пределах значимости и действенности закона. Проблема гражданского неповиновения.

Типы корреляции притязаний и обязанностей : право координации, право субординации, право интеграции. Проблема источников права. Государственная теория. Плюралистические теории (Л.И.Петражицкий, Н.Н.Алексеев, Ж.Гурвич). Теория социального права Ж.Гурвича.

Право в разных исторических и культурно-цивилизационных контекстах. Возможно ли единство права и идеи права? Проблема универсальности прав человека. Теории смысловой несовместимости высоких культур (О.Шпенглер, А.Тойнби и др).Столкновение цивилизаций в эпоху модерна и постмодерна (С.Хантингтон). Конфликт и проблема согласия. Вклад юридической компаративистики.

Сущностная структура права. Различные варианты членения. О.Гирке : субъект права — предикаты права — объект права — правовое отношение. Н.Н.Алексеев : субъект права — правовые ценности — предикаменты права. Структура права и позитивное право. Постоянные и изменчивые элементы в праве. Идея, или логос права как расчлененная целостность и воплощение этой идеальной целостности в феноменах позитивного права.

Реальность права. Действительность и действенность права. Юридическая норма и факт. Идея факта. Факты как непосредственно данное и факты, обладающие смыслом. Нормативные факты как смысловые факты. Нормативный смысл фактов. Позитивное право как область обладающих смыслом, или нормативных фактов. Нормативность как объективное свойство фактов. Теории нормативных фактов (Х.Кельзен, Л.И.Петражицкий, Н.Н.Алексеев, Г.Д.Гурвич). Понятие этоса. Идея целого и абсолютные связи. Государство как нормативный факт и его соотношение с другими нормативными фактами. Множественность нормативных фактов и плюрализм источников права.

Нормативные факты и основные понятия позитивного права. Первичные и вторичные источники права. Объективное и субъективное право. Монополия правотворчества и понятие объективного права. Разные значения понятия “субъективное право”и его прагматический характер.

Формальный характер противопоставления факта и права в позитивном праве — “вопрос факта” (quaestio facti) и “вопрос права” (quaestio juris ) в судебном процессе. Проблема нормативной силы фактического. Нормативно-безразличные факты в пределах позитивного права. Внутренний смысл понятия “правонарушения”. Нормативные факты с точки зрения реальности. Социальная реальность позитивного права.
Основные понятия: справедливость, антиномия, идеал, логос, объективное право, субъективное право, нормативный факт, этос.
Тема 3. Проблема ценности и право
Идея ценности в современной философии. Древние истоки идеи ценности (античная философия, религиозная и теологическая традиция ) и сравнительно поздняя категориальная интерпретация “ценности” в контексте философской аксиологии (Г.Лотце). Кантианская и феноменологическая традиции в аксиологии, их противостояние и схождения. Логико-семантический и семиотический анализ ценностей.

Неокантианство ( баденская школа ) как философия ценностей по преимуществу — основная наука об общезначимых ценностях (В.Виндельбанд, Г.Риккерт, Э.Ласк, Г.Мюнстерберг). Формализм неокантианской теории ценностей как стремление противостоять ценностному релятивизму. Критика прагматизма. и утилитаризма. В.Виндельбанд : определение “ценности” через понятие “долженствования”. Резкая дихотомия “бытия” и “ценности”, эмпирической действительности и идеала. Ценности как идеальные “нормы”, укорененные в трансцендентальном, “нормализованном” сознании и принципиально внеположные “фактам” и “законам” обычной реальности. Г.Риккерт : ценность как “значимость”. Нерелевантность понятия “существования” для понятия “ценности” — ценности трансцендентны относительно бытия как абсолютные смыслы : нельзя сказать, что ценности существуют или не существуют, но они имеют значимость. Ценность сама по себе, как самодовлеющая трансцендентная сущность, не есть норма и не может быть сведена к долженствованию. Ценности как нормы и должное конституируются лишь в соотненсении с субъектом познания и действия. Трансцендентная сущность ценности и ее проявление в имманентном мире — объективное ( благо ) и субъективное ( оценка ). Система ценностей, соласно Риккерту : (1) логические ценности; (2) эстетические ценности; (3) мистические ценности; (4) этические ценности ( нравственные и социально-этические, в т.ч. правовые ); (5) личные ценности; ( 6) религиозные ценности. Дефицит объяснения и обоснования ценностей (Н.Н.Алексеев) как источник слабости неокантианской теории перед лицом релятивизма (прагматизма) и утилитаризма; возможность субъективистской и фикционалистской (Х.Файхингер) интерпретации аксиологической теории. Своеобразный поворот неокантинской аксиологии в правовом нормативизме Х.Кельзена : нельзя сказать, что право не только представляет собой норму ( или приказание), но и выражает некую ценность; право есть ценность как раз потому, что оно есть норма. Невозможность различить и разделить ценность и нормативность правовой нормы.

Феноменологические и критико-онтологические интерпретации теории ценностей ( М.Шелер, Ф.-И.Ринтелен, Н.Гартман ). Теологические варианты феноменологической онтологии ценностей ( Д.Гильдебранд, Ж.Маритен, Г.Марсель). Радикальная критика теории ценностей с позиций фундаментальной онтологии ( М.Хайдеггер). Общие черты феноменологической аксиологии : строго объективное, онтологическое, и материальное ( содержательное, не-формальное ) понимание ценностей. Ценности образуют особую сферу духовного бытия и, как таковые, без-условны и без-относительны, имеют самодовлеющий характер. Нерелевантность понятий “субъекта” и “отношения” для сферы ценностей. Ценности — идеальные предметности и качества, бытие которых не находится в зависимости от какого-либо субъекта, или “Я”, эмпирического или трансцендентального. “Я”, или личность, как “место” обнаружения ценностей в акте феноменологического усмотрения и центр возможных духовных актов, направленных на ценности ( признание, исполнение). Ценностный порядок как онтологическая иерархия. Уровневое, или“слоистое”, строение бытия и антиномия “силы” и “ценности”. Н.Гартман : ценностно-смысловая автономия более высоких бытийственных уровней от нижележащих и одновременно невозможность существования высших уровней бытия без опоры на низшие. М.Шелер : восхождение по иерархии ценностей одновременно — нисхождение по иерархии силы бытия. Стигматы трагичности бытия — абсолютная хрупкость самых высоких духовных ценностей.

Право как ценность. Непосредственная сакральность права в архаических культурах и его проблематизация в эпоху “осевого времени” ( К.Ясперс, Ш.Эйзенштадт).

Мистический теомонизм (Упанишады, буддизм) : сущностная индифферентность в отношении права, равно как и культуры в целом, в перспективе упразднения значимости различия между “ценным” и “неценным”; одновременно — практический конформизм, с одной стороны, и радикальный политизм, — с другой (Каутилья). Сложность китайской культурной традиции : конфуцианство — легизм — даосизм. Конфуцианство : секуляризация права и новое утверждение его ценности в благоустроенном обществе — для поддержания этой благоустроенности и воспитания “совершенного мужа”. Легизм : силовой вариант утверждения секулярного закона, отождествление права и силы. Даосская мистика : нигилистические обертоны в отношении права и его ценности.

(Моно)теистическая ( библейская) традиция и два ее варианта. Законнический вариант — иудейство и ислам. Сохранение смыслового ядра архаической традиции и ее трансформация в контексте пророческого движения ( профетизм ). Абсолютное основание ценности права — его установленность Богом, божественный Закон. Мистические контртечения в иудействе (каббала, хасидизм) и исламе (суфизм). Альтератива “шариат” — “тарикат” в суфизме и упразднение ценности религиозного закона (шариат) на высших уровнях мистического опыта.

Парадоксалистский вариант теизма — христианство. Амбивалентное отношение христианства к праву и его двоякий источник. Антиномия закона и благодати (ап.Павел), с одной стороны, антиномии трасцендентности божественного бытия и творения, трансцендентности Бога и инкарнации — воплощения-вочеловечения, — с другой. Противостояние двух тенденций в апологетике — анархо-парадоксализм (Юстин — Тертуллиан) и неоплатноический онтологизм (александрийская школа). Патристический и схоластический (Фома Аквинский) синтезы и интерпретация права как ценности — божественного, естественного, установленного человеческой властью, церковно-канонического и светского — в контексте и категориях теологической онтологии, репрезентирующей иерархическое строение бытия. Мистические контртечения в христианстве (апофатическая мистика — Д.Ареопагит, Майстер Экхарт). Анархические тенденции Реформации и их отзвуки в неореформационной теологии (С.Киркегор, К.Барт, Р.Бультман).

Классическая европейская философия — почти единодушная ( исключение — кинизм) интерпретация права как важной ценности, при условии необходимого различения естественного ( разумного) и позитивного права. Две модели ценностного обоснования права : Кант — Гегель. Инерция естественно-правового мышления в теоретической юриспруденции ( историческая школа права). Кризис классической философии и конституирование анархо-нигилистического отношения к праву ( А.Шопенгауэр, М.Штирнер, Фр.Ницше ).

“Правда” против “закона”, свобода как воля “по ту сторону закона” : анархический морализм — антиправовые и нигилистические тенденции в русской философии и культуре ( славянофилы, Л.Н.Толстой, Достоевский, Н.А.Бердяев, народничество, русские марксисты и др.) и их критика (Б.А.Кистяковский, С.Л.Франк, Г.П.Федотов).

Новейшая философия и теория права (конец XIX -XX вв.). Два варианта ценностной интерпретации права. Право как ценность предварительная и обусловленная — этически ( Г.Еллинек, Вл.Соловьев, В.Виндельбанд, Дж.Финнис, Л.Фуллер и др. ) или социологически (Р.Иеринг, прагматисты и утилитаристы и др.). Право как фундаментальная и независимая ценность (Л.Штейн, О.Гирке, М.Ориу, Н.Н.Алексеев, И.А.Ильин, Ж.Гурвич, Г.Радбрух ).

Ж.Гурвич : право как ценностно-смысловой каркас и необходимое условие возможности нормализованного разрешения конфликтов в плюралистическом мире и политической демократии. Признание права как самостоятельной ценности как предпосылка декриминализации форм поведения, отвергаемых религией и конвенциональной позитивной моралью.

Н.Н.Алексеев : ценностно-смысловой спецификум права как “объемлющей” ценности, которая определяет возможность свободного признания всех иных ценностей и образует пространство их свободной встречи. “Правовое” отношение к ценностям как по преимуществу интеллектуальное, определяемое категорией “признания”. Специфическая “отстраненность” и “холодность” права (А.Райнах), зафиксированные уже в древности ( богиня правосудия Фемида с повязкой на глазах и весами; принцип “sine ira et studio” — “без гнева и пристрастия” ), — особое преимущество права в мире ценностей.

Правовые ценности. Различные виды ценностей, или ценностных модальностей, — чувственные и духовные, личные и без- и сверх-личные, социальные и политические, нравственные и т. д. Проблема правовых ценностей : есть ли особая правовая ценностная модальность или правовые ценности входят в качестве элемента в один из других классов ценностей ? Ценности, получающие признание со стороны права как ценности и ограждаемые правом, и собственно правовые ценности. Проблема основных — праводефинирующих и праволегитимирующих — ценностей.

Две ориентации в философии права : личность ( индивид ) или целое ( общество, государство, народ ) как фундаментальные ценности. Критика этих позиций. Личность и целое — внеправовые, метаюридические феномены и понятия, и как таковые не имеют необходимой связи с идеей права. Идея упорядоченного целого как основной ценности может допускать прагматическое использование права, оставаясь при этом внеправовой идеей, но может равным образом включать и неправовые ( в пределе — антиправовые ) методы поддержания порядка и стабильной целостности. Личность как эмпирический индивид ( жизнь, собственность, потребности, интересы etc. ) находится по защитой права, но не может быть квалифицирована как правовая ценность в собственном смысле. Ценностная амбивалентность идеи личности. Личность — единство обладающих смыслом и целью актов и, как таковая, — “место” выражения, воплощения и исполнения ценностей. Но в этом смысле личность есть центр обнаружения ценностных возможностей, но не носитель опеределенных ценностных свойств; личность — простая возможность выбора среди ценностей, в т. ч. выбора между положительными и отрицательными ценностями.

“Нормализованная свобода”, “формальное равенство” (равенство перед законом), “равновесие между равенством и свободой”, “справедливость” как правовые ценности в собственном смысле и по преимуществу. Вопрос о соотношении этих ценностей. Являются ли они независимыми или образуют некую неразложимую ценнностную целостность ? Рядоположны ли эти ценности и должны браться в совокупности или отношения между ними иерархичны ?

Справедливость как фундаментальная ценность — праводефинирующая и праволегитимирующая. Идея справедливости и ее эмпирические воплощения — субъективнные (добродетель) и объективные (справедливый порядок). Различные интерпретации справедливости как ценности. “Справедливость” между “равенством” и “иерархией”. Теория справедливости Дж.Ролза как образец интерпретации “справедливости” в категориях “равенства”.

Философия права Н.Н. Алексеева — вариант иерархической интерпретации идеи справедливости как ценности и ее реализации в общественном порядке. Общая формула справедливости : (1) каждая реализованная ценность находится в ценностном отношении к любой из других реализованных ценностей; (2) каждая реализованная ценность имеет право на полноту своего достойного существования и развития в в пределах общей системы ценностей; (3) каждая реализованная ценность, в случае нарушения нормальных отношений с другой ценностью, имеет право на установление равновесия; (4) отношения реализованных ценностей определяются мерой достоинства, присущей каждой из ценностей; (5) отношения эти составляют общий порядок реальной солидарности.
Основные понятия: неокантианоство, ценность, значимость, дихотомия, трансцендентный, равенство, иерархия.
Тема 4. Право и нравственность
Типы нормативных порядков и соотношение права и нравственности в историческом аспекте. Неразделимость и неразличимость нормативных порядков в архаических культурах в контексте объемлющего смысла “священного” и непосредственной сакральности всякой правило- и законо-сообразности, вплоть до правил гигиены. Ритуал как общий знаменатель всякого нормированного поведения. Расщепление смысловой тотальности сакральной традиции в высоких “осевых” культурах (К.Ясперс, Ш.Эйзенштадт) : опыты концептуальных различений внутри нормативной сферы в философии и в пределах великих религий ( профетизм в контексте теизма; радикальные реформации в контексте нетеистических религий, освященные личностью основателя ). Теократическая и мистическая критика архаической традиции “сакральности сущего” и утверждение “сакральности должного”. Демифологизация и деритуализация. Конституирование двух типов моральных порядков — профанного и религиозно-должного. Формирование идеи автономной морали в философии. Длительное последействие древней сакральной традиции в качестве постоянного фона и на уровне “корневой” системы. Вторичные сакрализации нормативной сферы en bloc. Библейские “религии закона” ( иудейство, ислам). Антиномии “закона” и “благодати”, закона и свободы в евангельской религии (христианство). Сакральная юридизация средневекового христианства и новые прорывы радикального понимания евангельского благовестия ( Реформация, янсенизм, пиетизм, неореформационные течения ).

Светская философия права эпохи модерна. Господство естественно- правовых доктрин и конституирование политико-правовой традиции Нового времени. Интерпретация права в перспективе морального идеала и отождествление естественного права ( разумного, адекватного, “правильного” права ) с нравственностью — “моральное право”. Попытка разведения сфер права и нравственности с помощью категориальных альтернатив “действие — мотив”, “внешнее — внутреннее” в критической философии И.Канта. Легальность и моральность. Двусмыслленности кантовской интерпретации : категорический императив права ? Новые опыты включения формального (позитивного ) права — и государства — в объемлющую систему “нравственности” и их оборотная сторона : юридизация и этатизация этики ( Г.Гегель, Г.Коген и др.). Перманентный характер проблемы “право и нравственность” в современной (modern) философии права. Право как минимум нравственности. Парадигматичность спора Вл.С.Соловьева и Б.Н.Чичерина в русской философии права. Новая актуализация проблемы после второй мировой войны в свете опыта тоталитаризма.



Логические предпосылки и концептуальные основания различения права и нравственности. Адекватность различения и сопоставления права и нравственности требует соблюдения ряда предварительных условий, а именно, необходимо : (а) рассматривать нормативные системы и порядки на одном уровне — идеальном или реальном; (б) различать позитивную, или социально-конвенциональную нравственность и автономную и универсальную мораль; (в) проводить смысловую дифференциацию между разными типами автономной нравственности — этика долга или этика любви, этика убеждения или этика ответственности etc. ( очевидно, что этика долга, например, в кантовском варианте сравнительно легко может быть переформулирована в терминах права, в отличие от этики любви ); (г) допустить, что право и нравственность так или иначе должны иметь общий знаменатель; в противном случае их сопоставление и противопоставление логически некорректно ( если неадекватность естественно-правовых доктрин связана с неразличением или смешением нравственности и права, то неадекватность чисто формального нормативизма определяется их абсолютным противопоставлением как совершенно внеположных относительно друг друга идей и феноменов). Логически первично рассмотрение права и нравственности как идей, с учетом, как минимум, условий (б) и (г).

Необходимые концептуальные основания, или критерии, различения права и нравственности : (1) двусторонний императивно-атрибутивный характер права и односторонний императивный характер нравственности (Л.И.Петражицкий) ; это значит, что право с необходимостью предполагает связь правомочий и правообязанностей и, соответственно, — корреляцию правопритязаний одних с правообязанностями других, что является одним из аспектов справедливости; (2) онкретный, конечный и нормативно-фиксированный характер ( позитивного ) права, с одной стороны, и притязания на специфическую бесконечность со стороны нравственности, — с другой; (3) связь права с принуждением ( пусть только условным) и отсутствие такой связи, даже прямая невозможность принуждения в сфере нравственности.



Парадоксальность отношения права и нравственности. Необходимость различения права и нравственности и невозможность их
Каталог: umk -> Кафедра%20теории%20государства%20и%20права
umk -> Программы нпо
umk -> Титульный лист программы дисциплины (syllabus)
umk -> Рабочая программа по дисциплине «Общая психология 1» для студентов специальности
umk -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «Психология семьи» для студентов очной формы обучения
umk -> Методические рекомендации для преподавателя Методические указания студентам по изучению дисциплины
umk -> Учебно-методический комплекс дисциплины гсэ. В. 02 «Основы религиоведения» Для специальностей
Кафедра%20теории%20государства%20и%20права -> Учебно-методический комплекс для магистрантов направления подготовки 030900. 68 Юриспруденция по программе «Общая теория и история права и публичной власти»


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница
Автореферат
Анализ
Биография
Бюллетень
Глава
Диплом
Дипломная работа
Диссертация
Доклад
Задача
Закон