Трансграничные миграции и принимающее общество на Востоке России: практики взаимной адаптации



страница1/13
Дата22.01.2018
Размер0.82 Mb.
ТипСодержательный отчет
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Трансграничные миграции и принимающее общество
на Востоке России:
практики взаимной адаптации
Сетевой межрегиональный проект


Содержательный отчет.

К концу XX подъем миграционной подвижности населения, расширившиеся миграционные потоки, в том числе трансграничные, образование на их основе многочисленных этнических диаспор стали неотъемлемой и яркой чертой мирового развития. Прогнозы на век XXI, сделанные как для всего мира, так и для его макрорегионов и отдельных стран, говорят о том, что в текущем столетии роль миграций1 и сопутствующих им процессов диаспоризации будет возрастать.

Россия – не исключение из общемировой тенденции. Опыт 1991 – 2005 годов показал, что она стала полюсом притяжения мигрантов и из бывших союзных республик, и из некоторых стран «дальнего зарубежья» (из Китая, Афганистана, Вьетнама). В настоящее время осознанная наконец-то суровая демографическая реальность – отрицательный естественный прирост населения, быстрое его старение и ожидаемое падение численности поколений в трудоспособном возрасте – вынуждает руководство страны переходить к более либеральной, чем прежде, миграционной политике. Возможно, в будущем российские власти вообще примут иммиграционную модель формирования населения.

Миграционный потенциал русского населения за пределами РФ и в значительной мере исчерпан, а доля в миграционном потоке культурно близких русским жителей Украины, Беларуси и Молдовы по мере «европеизации» этих стран будет неуклонно снижаться. Поэтому основной массив вновь прибывающих мигрантов составят, с одной стороны, представители титульных народов Закавказья и Средней Азии, с другой, выходцы из перенаселенных стран Азии, в первую очередь Китая. Причем с уверенностью можно прогнозировать, что в структуре этого потока будет происходить смена лидеров: на смену первоначальному численному преобладанию мигрантов с бывшего советского Юга, относительно неплохо владеющих русским языком, хотя бы поверхностно знакомых с основными социокультурными установками и нормами принимающего населения и опять-таки хотя бы поверхностно знакомых самому этому населению, довольно быстро придет численный перевес мигрантских групп, не знающих русского языка и культуры, а для россиян являющихся экзотическими чужаками, известными им разве что по учебникам географии да по телепередачам.

Как следствие, и российское общество в качестве общества, принимающего мигрантов, и сами мигранты в период их адаптации к этому обществу будут постоянно сталкиваться с социокультурными задачами высокой степени сложности. Это, во-первых, задача взаимного уважения тех «предельных» культурных ценностей, отказ от которых будет восприниматься каждой из сторон как угроза ее идентичности. Во-вторых, задача выработки толерантных форм взаимодействия, что предполагает устранение из практики общения взаимоисключающих норм поведения. В-третьих, перед принимающим обществом остро стоит задача признания используемых мигрантами и диаспорами в процессе экономической активности социальных практик, не противоречащих нормам закона, а перед мигрантами и диаспорами – задача усвоения и соблюдения этих норм.

Потоки внешней миграции (с Кавказа, из Центральной Азии и, прежде всего, из Китая) имеют общероссийское значение по своим геополитическим, экономическим, этнокультурным результатам. В потенции они могут радикально изменить этносоциальную структуру многих регионов с трудно представимыми последствиями. Отношение к мигрантам стало уже сейчас наиболее болезненным моментом в общем комплексе межэтнических взаимоотношений. В любом случае, Россия становится обществом мигрантов, приобретает новое качество – и этот процесс по условию является конфликтным.

Миграционные процессы в России являются объектом пристального внимания исследователей на протяжении уже полутора десятилетий. Определены основные векторы и объемы миграционных потоков, их структура, воздействие на экономику, социальное и демографическое развитие страны. Однако большинство исследований проводится на макроуровне – в масштабе «вся страна – весь миграционный поток» – и преимущественно средствами статистического анализа и количественной социологии. Подобный подход по определению малоэффективен на двух других уровнях. Он мало пригоден, когда необходимо установить, как миграционное движение воздействует на принимающее общество на локальном / регио­нальном уровне (мезоуровень), какова роль миграций в образовании диаспор в том или ином регионе или городе. И он практически ничего не дает на личностно-групповом уровне (микроуровень), без выхода на который невозможен полноценный корректный анализ жизненных стратегий и практик, культурных ценностей и поведенческих норм, мифов и стереотипов – коротко говоря, всего, что и составляет социокультурный аспект миграционных и диаспоральных процессов.

Соответственно, особенностью проекта стал перенос исследовательского внимания на то, что происходит на локальном и личностно-групповом уровнях. В первом случае, на мезоуровне, в фокусе культурологического исследования оказываются этнокультурные характеристики конкретных принимающих сообществ разной размерности (субъект РФ, крупный и/или малый город, село), в фокусе исследования, проводимого методами экономической социологии, – мигрантские сети и показательный локус интенсивных и разнообразных трансграничных обменов. Во втором случае, при переходе на микроуровень методами качественной социологии и социальной антропологии изучались взаимодействия людей, принадлежащих: а) принимающему сообществу, б) значимым мигрантским потокам, в) становящейся диаспоре. Только так можно выявить конфликтные, нейтральные и комплементарные культурные ценности и поведенческие нормы субъектов взаимодействия, успешные и неуспешные примеры взаимной адаптации сторон.

Все это не означало отказа от анализа статистики, пренебрежения традиционными для миграционистов сюжетами; просто масштабы миграционных потоков, их этническая структура, географиче­ские векторы, государственная миграционная политика в странах выхода и прихода и т.п. рассматривались скорее как контекст или рамка, ограничивающая исследовательское поле, чем как само это поле.

В рамках пилотной стадии проекта были получены предварительные содержательные результаты. Они концентрируются в двух направлениях: это или концептуальные очерки, или характеристика миграционной ситуации в изучаемых регионах. Жанр предварительных пилотных исследований предопределяет некоторую отрывочность, очерковость и незавершенность полученных результатов.


Мигранты, миграции и границы:

теоретические концепции и исследовательские подходы
На предварительном этапе рабочая группа по изучению исследовательских подходов и концепций сосредоточила работу в нескольких направлениях:

  • Определение предмета и хронологических границ исследования, а также обосновании его необходимости

  • Определение методологии

  • Формулировании задач работы

  • Подбор источниковой базы для исследования

Предметом исследования, как он был сформулирован на предварительной стадии, являются исследования, исследовательские подходы и концепции, которые условно могут быть разделены на несколько видов.

Во первых, это общие теории мульткультурализма. Несмотря на то, что проблема культурных различий возникла в глубинах человеческой истории, сегодня – в условиях обострившихся приступов национальной самоидентификации и требований «права на разность», усилением процессов этнического, культурного, расового различения, она становится объектом пристального внимания ученых. Общественные основы этого процесса были заложены как очевидно трансформацией классических государств-наций в политэтнические, мультикультурные и многоконфессиональные государства, так и по причине усилившихся миграционных процессов. Академический фактор усиления внимания к проблеме различений обусловлен целым рядом причин – антропологизацией гуманитарного и общественного знания, распространением междисципинарных исследований и т.д. В этой связи в последние годы был проведен целый ряд исследований, результаты которых опубликованы в сборниках институтов РАН, целого ряда других академических институтов.2

Весь массив предложенных в последние двадцать лет моделей межкультурной коммуникации можно условно разделить на те, которые приложимы к индивидуальному уровню межкультурных коммуникаций (микроуровень), на модели межгрупповой коммуникации и коммуникации макроуровня, где наблюдаемые и ожидаемые изменения затрагивают целостность культур.

Исследования коммуникаций на индивидуальном уровне исходят из того, что все человеческое поведение представлено и развивается в социокультурном контексте. Поэтому основной вопрос состоит в том, на каком уровне поведенческое сходство заканчивается и начинается различие, связанное с этнокультурной спецификой. Здесь существует несколько точек зрения. Если приверженец абсолютизма исходит из того, что все психологические феномены качественно неразличимы в разных культурах, поэтому культура играет незначительную роль в развитии человеческих характеристик, то релятивист, напротив, признает, что все человеческое поведение основано на культурных паттернах. Где-то между этими двумя крайностями лежит позиция универсализма. Так универсалист Джон Берри исходит из того, что базовые психологические процессы одинаковы для всего человеческого рода, но культура оказывает влияние на присутствие и развитие определенных психологических характеристик, что объясняет поведенческое разнообразие в культурных сообществах3.

Второй составляющей предметного поля являются исследования, касающиеся конкретных иммигрантских практик. Целый ряд европейских институтов реализует проекты по изучению миграций и адаптационных моделей. Одним из примеров является The German Marshall Fund of the United States, который реализует проект «Вызовы трансатлантической безопасности и дилеммы европейской миграционной политики». Фонд издает сборники, посвященные как миграционным потокам, так и адаптации мигрантов. Их подходы представляют ценный материал для изучения условий для адаптации мигрантов, политики властей, проблем и задач, стоящих перед мировым сообществом. Как правило, авторы подобных исследований исходят из того, что и Европейский союз, и США являются территориями иммиграции. В трансатлантическом диалоге миграции являются проблемой в равной степени и демографической, и вопросом регулирования рынка труда, и социальной политики, но и проблемой политики безопасности. Однако, что примечательно, авторы исследований признают, что существует значительная лакуна между иммигрантскими практиками и их отражением в академических исследованиях.4 В этой связи, направление проекта, связанное с теоретическим осмыслением миграций и адаптации мигрантов имеет несомненное академическое значение.

Следующее направление проекта связано с изучением опыта национальных исследовательских школ, в частности, британской и немецкой. Опыт ФРГ в данном случае имеет особую значимость, т.к. на протяжении почти всей немецкой истории Германия традиционно считалась страной эмиграции. Но ситуация стала меняться после окончания Второй мировой войны, а 1990-е годы стали революционными для страны с точки зрения иммиграционных потоков. Ежегодно на территорию Германии прибывают тысячи мигрантов. Масштабность рассматриваемого явления такова, что даже ставит под вопрос основы существования немецкой нации. Поэтому сегодня ФРГ вынуждена переосмыслить свое отношение к миграции.

Сложность исследования миграционных процессов происходящих в ФРГ заключается в том, что они ограничиваются не только внутренними рамками, но и сопряжены с процессами общеевропейского характера, т.к. Германия является одним из ведущих государств в Европе и в мировой политике в целом. Проблемы, рожденные современными миграционными потоками, представляют не только часть внутренних забот современной Германии, но и имеют множество международных аспектов, налагая свой, подчас мрачный отпечаток на политические отношения между государствами. Вместе с тем, решение задач расселения, трудоустройства прибывших в страну переселенцев непременно касается и тех государств, где они находились до того, как стали мигрантами. Особый драматизм ситуации придает то, что за каждым фактом, показателем миграции стоят человеческие судьбы, переживания, горести и страдания людей. Работа с переселенцами требует не только многих средств, материальных ресурсов, но большая роль здесь отводится моральному фактору. Поэтому, изучение миграционной политики Германии на ее современном этапе развития, направленной на интеграцию и адаптацию проживающих на ее территории иммигрантов, представляет несомненный научный интерес.

Подчеркнуть актуальность исследования проблем миграции в Германии тем более необходимо, что этой области знаний у нас в России уделялось и уделяется недостаточно внимания. Несмотря на многочисленные работы, посвященные проблемам миграции в мире, тема миграционных процессов, происходящих на территории ФРГ на современном этапе, остается мало исследованной в отечественной научной литературе, особенно на основе немецких источников. В самом германском обществе, в свете пересмотра миграционной политики, этой проблеме посвящен ряд работ, но все они носят довольно противоречивый характер и отражают точку зрения различных кругов, преследующих свои политические цели, либо посвящены определенному виду миграции (главным образом экономического характера). Таким образом, целый ряд важнейших проблем остается недостаточно изученным, а некоторые моменты получили искаженную интерпретацию.

Несмотря на возрастающий интерес российских и зарубежных исследователей к проблемам миграции в ФРГ, многие вопросы, касающиеся механизма миграционных процессов, происходящих на территории Германии, не были в достаточной степени разработаны, многие из них исследованы неполно, либо остались вне поля зрения авторов. Так, большинство авторов сосредотачивают свое внимание на экономических последствиях миграции, игнорируя зачастую не менее важные социальные и психологические последствия миграционных процессов, основанные на проблеме иммигрантской адаптации.

Четвертое направление в разработке теоретических проблем миграций связано с изучением границ и трансграничья, как фактора развития миграций.

Все эти направления работы позволяют определить хронологические рамки исследования как вторую половину XX – начало XXI в. – время, когда миграции приобретают особую значимость в европейской истории.

Вместе с тем, в данном направлении проекта исследователи сосредоточиваются на отражении в теоретических концепциях «человеческого измерения» миграций, что предполагает применение антропологической методологии, привлечения данных, приемов и методов различных областей гуманитарного знания – психологии, истории, экономики, социологии и др. для объяснения анализируемых теорий. Иными словами, использование междисциплинарности стало для подгруппы проекта по изучению теории рабочей практикой.

Следующим этапом в научной подготовке проекта стало формулирование задач, которые включали как изучение теорий межкультурного взаимодействия с точки зрения из применимости к исследованию адаптаций мигрантов в инокультурной среде, так и исследование историографических теорий, рассматривающих процесс адаптации инокультурных мигрантов, и проведение компаративного исследования методологии и методического инструментария зарубежных и российских исследователей мигранционной адаптации, транслокальностей и трансграничных миграций.

Источниками, с которыми начала работу исследовательская подгруппа являются статьи в сборниках и монографии зарубежных исследователей, в которых отражены их подходы и концепции, связанные с миграциями, трансформацией мигрантской идентичности, межкультурной коммуникацией и трансграничьем.

Исследовательские подходы, рассматривающие процессы коммуникации на межгрупповом уровне, базируются на исследованиях Д.Берри, К.Уорд и других и акцентируют внимание на психологических особенностях личности и группы в процессе контакта. В частности, теория научения культуре концентрируется на процессах, с помощью которых люди обретают культурно значимые умения, чтобы выжить и эффективно взаимодействовать в новых, измененных условиях. Впервые этот подход был заявлен М. Аргайлом и А. Кендоном (Argyle and Kendon, 1967), которые предположили, что социальное поведение взаимодействующих субъектов является результатом обучаемого представления (learned performance).5

Кросс-культурные изменения (т.е. изменения, в процессе межкультурного контакта) менее заметны, когда контактирующие культуры похожи. Как показали А. Фернэм и С. Бочнер (Furnham and Bochner, 1982), исследовавшие студенческую среду в Великобритании, культурная дистанция является фактором социальной адаптации.

Теория стресса и копирования, которая вытекала из дальнейших исследований проблем иммиграции, аккультурации и адаптации на межгрупповом уровне, первоначально была заявлена Д. Берри (J. Berry, 1997). Она освещает важность изменений в процессе жизнедеятельности во время кросс-культурных трансформаций, осознания этих трансформаций и необходимости выбора копирующих стратегий для адаптации к этим трансформациям.6

Часть когнитивных теорий межкультурного взаимодействия концентрируется исключительно на межгрупповом восприятии и отношениях и включает в себя изучение предубеждений и дискриминации. Наиболее представительной является теория К. Стефан и У. Стефана (C. Stephan and W. Stephan, 1985, 2000).7 Среди угроз возникновения предубеждений и этнических конфликтов они выделяют межгрупповой конфликт, различия в социальном статусе, сильную внутригрупповую идентификацию, ограниченность знаний, природу предыдущего контакта. Исследования показывают, что контакт сам по себе не является достаточным для улучшения межгруппового восприятия и отношений. Он должен обладать определенными характеристиками, такими как общность целей и интересов, равный статус, контакт на личном уровне. Теория этноконфликта и угроз концентрируется на внегрупповых отношениях. В частности, было выяснено, что восприятие дискриминации также различается среди субъектов, подвергающихся аккультурации. Большая культурная дистанция ассоциируется с обостренным восприятием дискриминации. Тем не менее, даже те группы, которые лингвистически, этнически и культурно похожи с большинством принимающей культуры, могут чувствовать себя разочарованными. Это приводит к нежеланию адаптироваться к принимающей культуре и выбором сепарационной стратегии.

Промежуточное ознакомление с исследованиями, посвященными проблемам миграции в Германии, показало, что среди доступных в России работ косвенно миграционных проблем касались такие авторы как М. Мертес,8 К. Зонтхаймер9, Х. Фассманн / Р. Мюнц10, Г. Э. Крейг11. В их трудах как правило затрагиваются тема иммиграции в контексте различных проблем – демографическая и экономическая ситуация в Германии, нерешенные социальные проблемы и т.п.

Исследованию проблем интеграции мигрантов в немецкое общество так же посвятили свои работы У. Мерландер / Г. Шультце,12 К. Шредер.13 Внимание данной проблематике так же уделено в сборнике статей немецких авторов «Совместная жизнь с иностранцами: аспекты культурного многообразия в Германии»14.

Несомненный исследовательский интерес представляет так же работа А. Угера15, в которой автор основное внимание сосредоточил на анализе проблемы поиска идентичности иммигрантами из бывшего СССР на пути их интеграции в современное немецкое общество.

Необходимо отметить, что проблемам адаптации мигрантов в Германии занимались и российские исследователи, которые в большей степени рассматривали вопросы, связанные с положением бывших российских граждан на территории ФРГ. В частности проблемами социальной адаптации иммигрантов из России в своих работах уделяли Н. Федоров16 и Н. Хрусталева.17

Предварительный анализ показал необходимость привлечения к исследованию документальных источников, которые условно можно разделить на пять групп.

К первой группе источников относятся законы и нормативно-правовые акты, составляющие миграционное законодательство Германии: Закон “О въезде и пребывании иностранцев на территории ФРГ” от 09.07.1990, Закон “О предоставлении политического убежища” от 26.07.1992, Закон “ О реформе правовых норм, регулирующих вопросы гражданства” (Основные части этого закона вступили в силу 1 января 2000 года), Закон “Об иностранных гражданах” от 9 июля 1990 г. (с последними изменениям, предусмотренными в статье 2 Закона от 23 июля 1999 г. (извлечения)), новый закон “Об иммиграции”, который вступил в силу с 1 января 2005г., а также Конституция ФРГ. В дипломной работе исследованы также законодательные акты в оригинале на немецком языке: Закон “Об иностранных гражданах” от 9 июля 1990 г.,” Закон “ О мерах в отношении приема беженцев в рамках оказания гуманитарной помощи”, Закон “ Об управлении и ограничении иммиграции” от 1.01.2005г., Основной закон Федеративной Республики Германия. Извлечения и некоторые другие.

Вторая группа источников выключает статистические отчеты и данные проведенных социологических опросов, что в совокупности позволяет с большей степенью объективности представить общую картину миграционных процессов происходящих на территории объединенной Германии.

В третью группу будут объединены интервью и выступления представителей политических кругов по теме миграции, которые представляют особый интерес для логики настоящего исследования.

К четвертой группе источников относятся материалы, размещенные на официальных сайтах правительства ФРГ - http://www.bundestag.de, посольства Германии в РФ - http://www.deutschebotschaft.ru, МВД Германии - http://www.bmi.bund.de, Федерального ведомства правительства Германии по миграции - http://www.integrationbeauftragte.de, а также на официальном сайте федерального ведомства правительства Германии по делам беженцев - http://www.asyl.de .

Несомненный интерес представляет также информация, содержащаяся на сайтах, созданных иммигрантами: http://www.vorota.ru, http://www.germany.org.ru и на сайтах независимых электронных газет русских эмигрантов: http://www.rundschau.ru, http://www.РГ/РБ.ru (http://www.rg-rb.de). Мнения, суждения простых мигрантов, многообразие их точек зрения на проблемы миграции, позволят обогатить историографический материал.

Таким образом, вопросы изучения миграции, и в частности интеграционной политики и механизмов адаптации различных категорий мигрантов требует более тщательного анализа. При этом необходимо подчеркнуть, что для воссоздания объективной картины исследования миграционных проблем в Германии, важен не только обзор и систематизация существующих научных публикаций, направлений и школ, но и первичный анализ миграционного законодательства, статданных и т.п.

Вместе с тем, предполагается, что источниковая база исследования будет расширена за счет использования материалов на иностранных языках, что позволит глубже понять не только содержание, но логику, обоснование и системную аргументацию зарубежных концепций.

«Стратегии и практики адаптации мигрантов»

На пилотной стадии подпроект «Стратегии и практики адаптации» были достигнуты следующие научные результаты:

1. обосновано использование концепций транснационализма при изучении процесса адаптации мигрантов;

2. типизированы механизмы адаптации мигрантов по критерию используемого ресурса (формальные государственные институты, формальные и неформальные «этнические» институты, сетевые и земляческие ресурсы, личный социальный капитал);

3. выделены для дальнейшего эмпирического исследования группы мигрантов, чьи механизмы адаптации имеют принципиальные различия: трудовые мигранты, учебные мигранты и иммигранты.

Структура отчета. В первой части представлена характеристика достигнутых научных результатов, во второй – представлено описание выбора исследовательских площадок.


  1. Основные научные результаты


    1. Каталог: news -> docs
      news -> «Система государственного управления как фактор повышения конкурентоспособности»
      news -> Концепция краевой системы поиска, поддержки и продвижения талантливых детей и молодежи в Красноярском крае на 2016-2020 года
      news -> Этническая картина мира тувинцев в историческом контексте их социальной реальности
      news -> Г., Кондрашова Л. И. Институциональный анализ китайской модели: теоретическая дискуссия и прогноз
      news -> Жан-Поль Сартр «Введение» к книге Жана Жене «Богоматерь Цветов»
      news -> Презентация научно-методического сборника «Социальное обслуживание семей и детей» (выпуск №7) в спб гбу «Городской информационно-методический центр «Семья»


      Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница