Трансформация поля профессиональной фотографии в условиях виртуализации рынка символических благ


Процессы виртуализации в поле фотографии



страница5/17
Дата31.01.2018
Размер1.46 Mb.
ТипРеферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
2.2. Процессы виртуализации в поле фотографии
Исследование Бурдье, описанное выше, проводилось в 1960-е годы во Франции. Возникает закономерный вопрос о том, насколько его результаты актуальны сегодня и применимы к современным реалиям. Можно предположить, например, что выводы Бурдье несколько устарели в связи с повсеместным распространением новых цифровых технических средств, в результате которого фотографированием сегодня могут заниматься практически все социальные группы, в том числе высшие слои, которые научились видеть в фотографии искусство, и низшие – которые перестали видеть в фотографировании маркер демонстративного потребления. Более того, на структуру и динамику фотографического поля могли повлиять процессы виртуализации, связанные с распространением интернет-технологий. Для оценки современного состояния фотографического поля мы сначала обратимся к анализу общих процессов виртуализации и их эффектов в сфере искусства.

Процесс виртуализации предполагает замену реальных объектов имиджами и коммуникацией. Именно коммуникациям в современном обществе отводится главенствующая роль. По комментарию Д.В. Иванова, даже информация, которая в современном обществе стала ключевым ресурсом и, более того, своеобразным идолом, может быть определена исключительно через коммуникативные процессы: «Только как коммуникация, а не как знание или предмет, информация способна вызывать новые операции. Люди действуют, используя информацию, а коммуникационные потоки не только не поглощаются как ресурс деятельности, подобно сырьевым или энергетическим ресурсам, а напротив, умножаются и ускоряются».92 При таком понимании информации становится понятной востребованность сети Интернет, в которой, по замечанию Иванова, зачастую не создается никакого знания, зато многократно увеличиваются возможности осуществления коммуникаций. Коммуникация – это не просто процесс передачи сообщения от адресата к реципиенту, а трансляция символов. Можно утверждать, что смысл современной коммуникации сводится к созданию образа. Например, образ, имидж фотографа складывается в результате виртуальной коммуникации с публиками.

Образ – ключевой концепт виртуального общества. Создание привлекательного образа, осуществляемое посредством манипулирования знаками, сегодня наблюдается в любой сфере деятельности: экономике, политике, науке, искусстве и т.д. Современные социальные отношения также можно рассматривать как отношения между образами, а не индивидуальными или коллективными агентами, что не может не влиять на стратификационную структуру общества. Эта структура трансформируется по мере того, как неравенства принимают форму конкуренции образов. Высокий социальный статус принадлежит тому, кто успешно манипулирует своими образами и образами конкурентов, тогда как ориентация на реальность институциональной структуры общества, как правило, не способствует успеху. Так, успешность в фотографическом поле обеспечивается не столько включенностью в профессиональные институции, сколько тем, насколько умело фотографы «продвигают» свои образы в процессе коммуникации с аудиторией.

В таких условиях высокий уровень развития компьютерных технологий становится требованием виртуального общества. При этом, как было показано в первой главе настоящей работы, компьютеризация является лишь проявлением процесса виртуализации, а не его содержанием: «Не компьютеризация жизни виртуализирует общество, а виртуализация общества компьютеризирует жизнь».93 Информационные технологии – это не более чем вопрос удобства: они оказались самым эффективным инструментом симуляции реальности. Таким образом, виртуальность провоцирует превращение компьютерных технологий в главное средство и среду деятельности человека. Компьютерную симуляцию, которая стремится компенсировать отсутствие социальной реальности, Иванов обозначает провокативным термином «киберпротезирование».94

В искусстве тенденция виртуализации проявляется следующим образом. Во-первых, виртуализируется само произведение, становясь комбинацией цитат. Цитирование, по замечанию Иванова95, превращается в конституирующий прием искусства постмодерна. Отсылка к другим стилям приводит к тому, что функциональность и неповторимость произведения симулируются. Аналогичным образом, в фотографической практике часто наблюдается подобная ситуация, когда фотографы подражают стилям и приемам более известных и именитых коллег или иронически обыгрывают их.

Виртуализируется и сам процесс творчества. Иванов даже сравнивает современные художественные практики с PR-акциями, подчеркивая важность самопрезентации креативных профессионалов и воспринимаемой оригинальности концепций: «Образ проекта и эстетически и экономически превалирует над собственно его реализацией».96

Деятельность творческих профессионалов, в частности фотографов, все чаще сводится к созданию и демонстрации образов, для чего глобальная сеть Интернет открывает множество возможностей. Именно эффективная презентация образов необходима фотографам для привлечения клиентов, а также участия в выставках, конкурсах и других мероприятиях. Таким образом, следуя логике виртуализации, мы можем представить художественное поле и, в частности, поле профессиональной фотографии как пространство циркуляции имиджей фотографов и их проектов.

Безусловно, виртуализируется и экономика, чему нам также следует уделить особое внимание в силу того, что фотография, балансируя между искусством с одной стороны и коммерцией – с другой, является объектом экономического анализа. Если в индустриальную эпоху экономика была сосредоточена на материальном производстве, то в эпоху виртуализации она приобретает символический характер. Экономику нового типа исследователи обозначают по-разному: как креативную, символическую, информационную или экономику знания. Особенность современной экономики заключается в том, что она основана не на материальном ресурсе, а на символическом, который, однако, способен конвертироваться в экономический. Производство фотографии как творческого продукта становится областью исследований экономики, основанной на информации и знании. Нам представляется, что традиция исследования символической экономики (Зукин, отчасти Бодрийяр) делает акцент на самом процесс производства значений, тогда как в фокусе исследований креативной экономики (Флорида) скорее оказывается поле, где производится контент. Но, несмотря на некоторые различия, эти подходы сходятся в том, что суть современной экономики заключается в производстве нематериального контента, который впоследствии конвертируется в материальные дивиденды. Поэтому такая экономика нацелена не просто на производство продуктов, но и на их продвижение.

Термин «символическая экономика» был введен социологом Шерон Зукин в контексте исследования городов97. Зукин обнаруживает в культуре мощное средство управления городами и одновременно уникальное конкурентное преимущество городов. Она показывает, как культурные символы и идентичности встраиваются в производственную деятельность, нацеленную на извлечение прибыли.

Символическая экономка превращает товар в знак. Стоимость товара теперь определяется не его реальными свойствами, а происхождением, то есть социальным статусом производителя. Статус товарного знака, в свою очередь, обеспечивается рекламой, которая отвечает за создание образов. В результате рынок постмодерна оказывается представлен не реальными вещами, а их образами.

Производство фотографии как символического блага также осуществляется в соответствии с логикой виртуализированной экономики. Фотографы любыми средствами стремятся привлечь внимание публики. Уникальный образ, стилистика, поиск интересных мест и объектов съемок, имидж – все это может составлять конкурентные преимущества фотографов в борьбе за репутацию и заработок.

Значительная роль в процессе конвертации культурных благ принадлежит репутации. Культуролог А.Б. Долгин98 отождествляет репутацию с брендом, рассматривая последний как экономический нематериальный актив. Репутация, или бренд, являясь выражением символического капитала, становится ключевым элементом в поле культурного производства. Символический капитал творца аккумулируется за счет капитала публики и всех остальных агентов, с которыми он сотрудничает, а также институций поля культуры, таких как выставочные пространства или журналы. Образующаяся статусная иерархия выполняет важную функцию снижения неопределенности, возникающей на рынке искусства, где проблематично оценить качество товара.

Действительно, как мы подробнее покажем в своем эмпирическом исследовании, репутация имеет ключевое значение для фотографов. Основным механизмом ее формирования и поддержания является так называемое «сарафанное радио» как наиболее эффективный канал распространения информации о фотографах и ресурс их самопозиционирования. Имидж фотографов конструируется преимущественно за счет портфолио, которые размещаются в социальных сетях и на специализированных сайтах. Фотографии, создаваемые тем или иным фотографом, могут принадлежать самым разным жанрам и стилям, но в портфолио будут включены только те их них, которые позволят привлечь желательный тип клиентов.

Чтобы проследить трансформации фотографического поля в условиях виртуализации, необходимо также проанализировать специфику фотографов как креативных профессионалов, задействованных в креативной экономике. Для этого мы воспользуемся концепцией креативного класса, предложенной Ричардом Флоридой99. Базовым критерием, на основании которого Флорида выделяет креативный класс как особую социальную и экономическую категорию профессионалов, является творческая деятельность (создание нематериального креативного контента), в результате которой приобретаются экономические блага. Представители креативного класса – это люди, которые «обменивают свои идеи и творческую энергию на деньги».100

Креативный класс составляют люди, непременно создающие нечто новое – будь то новые идеи, знания, произведения искусства, технологии и т.д. Они могут быть вовлечены в самые разные виды деятельности, включая науку, искусство, бизнес, финансы, здравоохранение и любые другие сферы, где требуется свобода мышления. С помощью таких инструментов, как знание и информация, креативность создает инновации, которые могут быть представлены в любой форме.

Согласно определению Флориды, подчеркивающему такие характерные черты креативного класса, как ослабленные связи и низкие входные барьеры, фотографы также могут рассматриваться как представители этого класса. Ведь именно доступность поля фотографии, где размываются различия между профессионалами и любителями и происходит дистанцирование от жестких профессиональных норм, а также ведущее значение слабых связей делают его более гибким, мобильным, адаптированным к современным экономическим условиям.

Дистанцируясь от семейной модальности использования фотографий, любители одновременно отрицают профессиональные образцы. Это проявляется в том, что они осуждают злоупотребление техникой и ретушью и искусственность фотографий, возникающую из-за излишнего увлечения постановочными кадрами. Ссылаясь на собственное исследование, отметим, что такое дистанцирование проявляется не только среди любителей, но и среди профессиональных фотографов, особенно работающих с художественной фотографией.

В своем описании креативного класса Флорида отмечает размывание границ между работой и досугом, профессиональным коллективом и дружеской компанией.101 Это справедливо и для поля фотографии, которое часто балансирует между хобби и профессией. Так, по замечанию Бикбова, в России сейчас возникает новая типология стилей жизни и моделей вкуса, «которые превращают фотографию, наделенную признаками искусства (любительский снимок, альбом известного фотографа, фотовыставка, обладание зеркальной камерой), в предмет предпочтений и увлечений образованных фрилансеров и обеспеченных наемных работников».102

Меняется конвенциональные принципы фотографии. Например, такое понятие, как «удачный кадр», сегодня часто сопряжено со свойствами случайности и спонтанности. Что касается практик рассматривания, то они перестают быть значимыми. Еще Флюссер103 указывал на то, что простое использование камеры на первый план выводит сам акт фотографирования, в то время как к произведенным снимкам как фотографы, так и их зрители возвращаются все реже. Таким образом, фотографии перестают быть предметом коллективного внимания.

Сегодня, в цифровую эпоху, создаются новые возможности распространения и хранения изображений. Функции семейного альбома передаются электронным фотоархивам, блогам, социальным сетям. Бикбов анализирует такой ресурс как flickr, выявляя с помощью категорий (тэгов) популярные тематики массовой фотографии. Согласно тэгам, доминирующее положение занимают досуговые и пейзажные снимки. Ожидаемо, что досуговые фотографии тесно связаны с семейными, а пейзажные фотографии чаще отражают индивидуальные художественные предпочтения авторов.

Трансформируются и способы производства изображений. Фотографы быстро реагируют на развитие техники. Как пример симбиоза техники и фотографии можно рассматривать возникновение такой практики, как мобилография, когда фотографии создаются с помощью мобильных устройств. Такая практика уже спровоцировала волню исследований в социологии, в частности, проекты, посвященные айфонографии. В одном из них, взяв за основу теорию «мира искусства» Г. Беккера, авторы104 описывают способы, с помощью которых фотографы, использующие айфон, вовлекаются в процесс создания мира искусства. Сообщество фотографов, поднимая такие вопросы, как эстетическая ценность и даже аура айфонографии, создают и легитимируют новый мир фотографии. Айфон становится популярной камерой благодаря возможности простой загрузки фотографий на такие ресурсы как Flickr, Facebook, Twitter. А приложения Hipstamatic и Instagram предусматривают такие возможности обработки фотографий, которые ранее были недоступны. Повсеместное использование телефонов, а также быстрота и удобство, с которой фотографы делятся изображениями через Интернет приводят к возникновению новых социальных практик, которые снова актуализируют вопросы взаимоотношения фотографии, техники и искусства. Как и члены фотоклубов, о которых когда-то писали Бурдье, Кастель и Шнаппер, владельцы айфонов ищут способы легитимации своих фотографических практик.

Итак, конвертация символического капитала в экономический осуществляется в результате продвижения творческого продукта, в котором ключевыми факторами являются репутация, имидж творца, история творческого продукта.

Профессиональная фотография выросла из произвольной художественной деятельности. Вместе с тем, будучи технически репродуцируемым искусством, возникшим в индустриальную эпоху, она практически сразу приобрела коммерческую подоплеку. Соответственно, в ее развитии наблюдаются две линии – профессиональная, чаще всего отождествляемая с коммерческой фотосъемкой, и художественная, чаще всего принимающая форму любительской фотографии. С революционным для фотографии изобретением доступных и простых в обращении камер, в отношения «профессионал – художник» вторгается новый пласт фотографов-любителей. Можно утверждать, что с этого момента начинается радикальная трансформация поля профессиональной фотографии.

Таким образом, мы можем заключить, что толчок к трансформации поля фотографии произошел еще в двадцатом веке – с появлением массовой фотографической культуры. То, что происходит сейчас, в цифровую эпоху, можно рассматривать как продолжение этого процесса. Безусловно, появились новые аспекты деятельности фотографов, что сопряжено с процессами виртуализации общества. Однако, в целом, социальные структуры, стоящие за фотографией, сохраняются. Фотография всегда рассматривалась как возможность приработка и привлекала людей самых разных специальностей. Сейчас же такая возможность открывается все более широким слоям населения. Среди фотографов формируется большой пласт тех, для кого фотографирование является лишь одной из возможных сфер деятельности. Это люди, как правило, гибкие, мобильные, часто воспринимающую фотографию как приносящее доход хобби и дистанцирующиеся от профессиональных образцов. Как культурный досуг фотографическая практика привлекательна с одной стороны, коммерческим потенциалом, с другой – теми стилями жизни, которые она предлагает.



Глава 3. Виртуализация поля профессиональной фотографии: результаты эмпирического исследования

Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница