Традиционный и инновационный типы цивилизации по Баевой Л. В. и М. Логинову «Обложка» Эхо



Скачать 186.29 Kb.
Дата26.04.2018
Размер186.29 Kb.


Традиционный и инновационный типы цивилизации

(по Баевой Л.В. и М.Логинову «Обложка» Эхо 14.05.2014)



Если мы говорим о «западных ценностях» надо определиться, что есть западные ценности. Не существует какого-то списка ценностей, которые считаются западными, но, тем не менее, существует некоторый примерный перечень ценностей, которые принято считать европейскими. К числу европейских ценностей относятся:

  1. Правовое государство – главенство закона.

  2. Парламентаризм – демократическое государство с уважением прав меньшинств.

  3. Рыночная экономика, основанная на частной собственности.

  4. Уважение прав личности – суверенитет прав личности над правами государства.

  5. Светскость – отделение церкви и религии от государства.

  6. Социальная справедливость, социальное партнерство как ценность.

  7. Право наций на самоопределение.

  8. Мультикультурализм и толерантность.

Первый тип цивилизации – традиционный, выражает стремление к сохранению целостности человека и природы в ценностном и социальном бытии, несмотря на условия качественного преобразования внешней среды в материальной сфере. Как и у «народов природы» внешняя среда и общество выступают приоритетом по отношению к личности, результатом чего становится «особо жесткая связь индивида со своей социальной группой, будь то сельская община, этнос или сословие». Общество и природа понимаются как «единое целое, как организм» где подчинение есть проявление свободной воли. Приоритет имеют традиционные образцы, нормы жизни, аккумулирующие опыт предков. Инновации рассматриваются как нежелательное явление, которого лучше избегать. Для обеспечения этих условий, традиционные общества вставали на путь изоляции от внешнего мира, контактов и заимствований. Но при нарушении автаркии, либо утрачивали самобытность, либо применяли элементы прогресса, оставаясь приверженцами традиционности в духовной сфере. Традиционный тип цивилизации может быть назван переходным т.к. имеет общие черты с гомеостатическими обществами: стремление к гармонии с природой, консервативную и инертную материальную основу, боязнь качественных перемен, невычленение личности из рода, этноса, общества, опору на традиции, опыт предков, простое воспроизводство социально-экономических и духовных структур, циклический характер развития, символичность, мифологичность мышления. Наряду с этими чертами имеются признаки цивилизации: рост численности населения, даже более значительный, чем в инновационном типе (например Индия , Китай), вмешательство в природные процессы (крупное строитетльство, каналы, вырубка лесов), строительство городов, стремление к свободе от материального природного мира (буддизм, джайнизм, дзен), значительная социальная дифференциация (кланы, касты, сословия).

Второй тип цивилизации – инновационный (техногенный) или западный. Инновационный тип наиболее ярко воплощает в себе все признаки цивилизации и является ее классическим вариантом. Новый приоритет, вводимый данным типом – независимая от природы и рода (истории) личность. То, что сближало традиционное общество с «народами природы» (дикарями) – ориентация на гармонию со средой, коллективизм, тяга к консервации существующих установлений, было в этом зарождающемся обществе преодолено и отвергнуто. Новое приобрело в инновационном типе цивилизации наивысшую ценность, дав мощный стимул к расширению творческих способностей индивидов, возможность для активного преобразования действительности. В то время как в традиционном обществе в духовной жизни могли сочетаться черты мифологических, религиозных и философских форм мировоззрения, инновационный тип продемонстрировал возможность их обособления и «специализации». В общественном сознании народов инновационного типа, противоположности воспринимаются не в состоянии гармонии (даосизм) или слияния (буддизм), а в состоянии взаимного исключения и борьбы. Идеалы Равновесия и Гармонии были заменены идеалами Прогресса, движения к лучшему будущему. Пассивность и статичность стали восприниматься как выражение примитивности и отсталости, в то время как активная деятельность в отношениях с природой оказалась определяющим фактором развития. Впервые в истории инновационный тип появляется в античном мире, затем в Европе, а в Новое время он укрепился на Американском континенте (точнее в Северной Америке, в США).

Характерными признаками этого типа цивилизации, его материальными и духовными основаниями являются следующие черты.



  1. В основе инновационного типа лежат принципиально новые отношения с окружающей средой. Природа больше не рассматривается в качестве идеала и абсолютной ценности, она выступает средством достижения и повышения материального благополучия, являясь источником личного и общественного богатства. Поэтому она, с одной стороны, воспринимается как враждебная вешняя стихия, противостоящая разумному человеку, а с другой обожествляется как эталон мощи, силы, богатства.

  2. Материальная основа становится более динамичной и более эффективной. Переход от собирательства к земледелию повысил производительность труда в 400-600 раз, а от охоты к скотоводству в 20 раз. Возможно это не было жизненной необходимостью. Но это было признаком цивилизации. Следовательно, скачок в развитии инновационной цивилизации был связан с переходом от ремесленного производства с цеховой организацией к фабрично-заводским структурам. Производительность труда при этом увеличилась в 27 раз. Если первую фазу становления данного типа цивилизации называют аграрной, то вторая- техногенная, машинная. «Смысл техники – писал К.Ясперс – состоит в освобождении от власти природы. Ее назначение – освободить человека как животное существо от подчинения природе с ее бедствиями». Инновационный человек – технический человек.

  3. В социально-политической области характерной чертой инновационного типа цивилизации выступает стремление к защите личности и ее частного интереса от подчинения обществу и его связям. Стремление к автономии породило, с одной стороны, правовые и нравственные нормы, демократию и гражданские свободы, а с другой феномен отчуждения, одиночество, эгоизм. Именно свобода становится для европейца мерилом развития и прогресса на все времена, и с ней связываются лучшие надежды и большие тревоги.

  4. В духовной сфере для инновационного типа цивилизации характерны следующие приоритеты:

- направленность вовне, на преобразование природной и социальной действительности.

- стремление к принципиально новому, более сложному, что привело к утверждению ценности инновации и творчества.

- утверждение человеческого бытия как цели мирового процесса, а его позиции в мире как центральной и приоритетной.

- стремление к рациональному истолкованию бытия, контролю над объектами, реальным воплощением которых становится наука.



Для упомянутых выше «народов природы» (примитивных народов) наиболее характерно стремление к гармонии с природой и вообще со средой. Гармония в этом значении выступает главной характеристикой наличного бытия и состояние того «как должно быть» сливается с состоянием бытия «как оно есть». Тождество реального и должного, и гармония как высшая ценность порождает позитивную оценку мира и самого себя как части этой целостности. Следствием этого является почти полное отсутствие психических расстройств, неврозов, депрессии у народов обществ-изолянтов. Совпадение бытия и ценности рождает и состояние заботы, ответственности за сохранение существующего положения вещей, что имеет своим следствием консерватизм, стремление к автаркии, неприемлемость новшеств и перемен. Реальность при этом не идеализируется. Она выступает не только проявлением бесконечной силы, созидания, роста, приумножения, но и их сочетанием с противоположными тенденциями – угасанием, гибелью, распадом. Это позволяет М.Мид назвать образ жизни таких народов «контрастным», включающим в себя как альтруизм и самопожертвование, так и жестокость. Ценность жизни «жизненной силы» сочетается с бесстрашным отношением к смерти, как выражению природной цикличности проявлений жизни.

Высшая форма развития ценности гармонии достигается в мировоззрении цивилизации традиционного типа, особенно в Китае и странах, на которые повлияла его культура. Наиболее обстоятельно понятие гармонии раскрывается в даосизме. В отличие от представлений первобытных народов понимание гармонии здесь связано с осознанием трагичности и ограниченности наличного бытия человека. Это приводит к отступлению от позитивного истолкования обыденного существования человека и подчеркивает необходимость сложнейшего пути совершенствования для обретения утраченной «естественности», и тем самым, гармоничности. Поэтому понятие гармонии раздваивается и представляет два варианта: «изначальной гармонии» Дао и вновь обретенной гармонии как итога совершенствования и поиска высшей мудрости, «Великий предел». Если первый вариант символически изображается в виде пустого белого круга, означающего, как отсутствие, так и возможность всего, то второй – в виде плавно пересекающих друг друга частей белого и черного, означающих творение, изменение и поддержание существующих вещей и явлений. Гармония в каждом случае (в первом – как начало и итог, а во втором – как процесс) оказывается «снятием» раздвоенного противоречивого мира, неизбежно фиксируемых сознанием человека цивилизации, существующего «вопреки» природе. Вынужденная искусственность обретения состояния «естественности» оказывается по сути, стремлением преодоления того, что привнесла сама цивилизация. Отсюда ценность недосказанности, нереализованности, непроявленности личности, стремление к безоценочности, простоте, спонтанности. Понимание гармонии как источника высшей силы оказывается близким шаманизму и представлениям «народам природы» о «жизненной силе» как важнейшей ценности мира. Однако – такое понимание гармонии качественно отлично, т.к. оно оказывается итогом переживания и осмысления двойственности всего сущего. Стать таким «как все вещи», как это рекомендует Лао-дзы для достижения гармонии, неизмеримо сложнее, чем быть как все вещи. Субъект предельно раскрывает свои жизненные и духовные силы ради возвращения в дородовое состояние гармонии дитя(плода) с матерью, когда двое еще являют собой одно. Можно заключить, что главным достижением ориентира на гармонию в даосском миропонимании оказывается преодоление «чуждости», «враждебности» мира по отношению к человеку, рождаемых цивилизацией и фиксируемых культурой. Снятие страха перед стихией, смертью и мировым злом, невозможностью подлинного знания и свободы т.е. всего, что является ключевыми проблемами западного мировоззрения, решает главную экзистенциальную задачу человека. Вероятно, эта ясность и стала причиной обращения в ХХ веке европейской философии к восточной (М.Хайдеггер, Л.Витгенштейн и др.) Мир и общество не настолько враждебны личности и противостоят ей, сколько являются возможными источниками энергии для развития отдельного индивида, если уметь направить эти силы в нужном направлении. Отсюда многочисленные практики управления внутренней энергией тела и использования внешней энергии Вселенной, общества, противника в собственных целях и против него. Наиболее глубокой с точки зрения этой философии выступает практика айкидо, основатели которой отмечают, что высшей целью для них является гармонизация отношений индивида и Вселенной.

Гармония как ценность общества не означает отсутствия социальных противоречий, а скорее учит не расходовать свои жизненные и духовные силы. Этому идеалу не противоречит и этика конфуцианства, где снятию подлежит прежде всего переживания по поводу социального неравенства. Глубина понимания и следования направлению гармонии дают даже самому «маленькому» человеку достоинство и свободу при внешнем смирении и услужливости. Экзистенциальное противоречие «страх-страдание-незнание-одиночество» решается не в политике и экономике, а внутри через формирование определенного отношения к себе и внешнему миру. Основанием социальной гармонии, прежде всего, выступает правило человеколюбия по принципу взаимности (жэнь), имеющего внешнее выражение в соблюдении ритуала (ли), сыновней почтительности (сяо), учености (чжи). Достигший совершенства на этом пути становится благородным мужем (цзюань цзы) – нравственно самодостаточной и самостоятельной личностью. Уважение к существующему порядку вещей и отношений, преодоление стремления к выгоде, унижению других оказывается залогом гармоничных взаимосвязей индивидов и общества. Как и в даосизме, гармония понимается в конфуцианстве как органичное взаимодействие частей в составе целого, которое совершенствует и укрепляет тех, кто осознал свою причастность всей системе. В целом ценность гармонии в контексте китайской традиции связывается с силой единого, непроявленного, нерасчлененного на множество вещей начала мироздания, приобщение к которому дарует вечность и совершенство.

Как же эта ценность воплощается в общественном бытии? Назвать социально-политическую жизнь Китая гармоничной абсолютно нельзя. Такого количества кровопролитных войн и восстаний Европа не знала. Это кажется парадоксальным, поскольку ведущими ориентирами общественного и личного мировоззрения здесь выступает не свобода или права личности, а гармония и коллективизм. Гармония была, но не в европейском, а в китайском понимании. Если под гармонией понимать постоянную циклическую смену состояний, в целом не разрушающих систему, а позволяющих ей быстро восстановиться после любых потрясений, то тогда это гармония. Стремление к гармонии в социуме здесь предполагает уважение силы и понимании необходимости слабости. Смерть и разрушение – здесь рассматриваются не как зло и дисгармония, а как естественные состояния коллективной жизни. Фанатичное стремление к упорядоченности социальной системы во имя ее гармонизации, формирует диктатуры и деспотические режимы, снять страх перед которыми помогает искусство внутренней психотехники и медитации. Ценность при воплощении в реальность легко может трансформироваться в антиценность. Это превращение связано со способами реализации ценности из идеала в действительность. Если, стремясь к гармонии общества, ориентируются исключительно на насилие, а сотрудничество делают навязанным, ложным, достичь баланса оно не сможет. Если каждый индивид хочет мира и покоя в своей душе и тем самым показывает, что окружающий мир с его потрясениями для него не столь важен, то гармония в социальной сфере становится недостижимой. Коллективизм и культ семьи в данном случае выступают средством разрешения этого противоречия, но в их основе лежит скорее не принцип гармонии, а принцип выживания, который умножает силы отдельной личности и позволяет ей противостоять внешним силам.

Жестокость системы. Форма управления государством и экономикой внутренне связаны с ориентацией на Гармонию всех вещей, отступление от которой граничит с преступлением. Гармоничность отношений в обществе предполагает, что каждый должен «оставаться на своем месте» и исправно выполнять свои функции, не посягая на большее. Такая система в политической и экономической сфере может быть очень эффективной, однако, в социально-личностном смысле быть далекой от «гармонии». Т.е. воплощение при помощи насилия часто дискредитировало данную модель.

Обратимся к еще одному варианту понимания гармонии, в котором отсутствие насилия играет гораздо более значительную роль. В традиционной индийской философии идея гармонии на первый взгляд не имеет настолько глубокой разработки. Но созвучие буддизма и даосизма привели к рождению культуры дзэн-буддизма, где идея гармонии соединяется с идеей просветления. В самом буддизме гармония может быть понята как выражение Срединного пути. Эта концепция основана на отрицании «всемирного нет» сутью которого является не абсолютное «ничто», а нечто, остающееся после всякого отрицания, которое только возможно.

В Китае происходит обогащение буддийской доктрины Махаяны такими понятиями как бытие, ничто, изначальное небытие, субстанция, функция, великий предел, дуализм инь-ян. Итогом взаимовлияния стало учение об отрицании дуальности бытия и небытия, субъекта и объекта, утверждение невыразимости реальности в словах.

Развитие мира и сознания описывается здесь идущим по следующей схеме: мир, в котором все взаимосвязано благодаря причинной связи представляет собой реальность всех вещей, которые несмотря на многообразие в сущности являются одинаковыми, бесформенными и пустыми. Все вещи пронизаны неким всеобъемлющим принципом и тем самым одинаковость и различие соединены воедино. Формула «5 рангов» стала не только основанием теории дзэн, но и получила социальную интерпретацию в теориях «пяти рангов достоинства» и «пяти рангов взаимоотношений правителя и подданного». Но все формулы пяти рангов или состояний ведут к одной цели – к обретению совершенного единства во всеобщем взаимопроникновении.

Таким образом, и этот вывод имеет не только философский, но и социальный аспект, индивид в буддизме не противостоит миру как субъект объекту. Субъект не имеет, ни раз навсегда заданных границ, ни фиксированных форм, представляя собой единство многих дхармических потоков, в которые входят и его внутренние состояния и воспринимаемые им предметы и процессы. Тождественность другому человеку, общине, касте, человечеству, каждому живому существу снимает как проблемы отчуждения и одиночества, насилия, так и проблему внешней свободы, которая оказывается излишней в рамках любого варианта органицизма. Единственной проблемой, подлежащей разрешению, остаётся разграничение истинного и иллюзорного бытия, стирание кармической «пыли» т.е. эволюции внутри собственного духовного мира.

Традиционный смысл гармонии в индийской традиции сводится к индивидуальному. Гармоничным может быть только мир вне социума, вне физической реальности, несущих неизбежные страдания. Буддийский путь – «путь обретения гармонии», но эта гармония не социальная, а скорее духовно-мистическая и нравственно-психическая. Главное содержание нравственного совершенствования – ненасилие и непривязанность. Путь ненасилия имеет не внешнюю, а внутреннюю ценность - помогает осознать связь (причинную и кармическую) всех живых существ и содействовать освобождению от сансары. Однако следствие этого пути, прежде всего, отражается в социальной реальности: история Индии свидетельствует, что практически все потрясения и войны имели здесь не внутренний, а внешний источник. Страна нередко становилась добычей более сильных держав или народов, и её главными проблемами были захваты, бедность и перенаселенность. С точки зрения европейца такие условия не могут вызвать социальную стабильность и тем более гармонию. Однако для жителя Индии эти факторы не имеют в данном случае решающего значения. Бедность и страдания рассматриваются здесь как тяготы мира, способствующие осознанию того, что источник гармонии находится в самом человеке, а не вовне. Умение переносить внешнюю дисгармонию – косвенно способствует формированию гармонии внутренней. Улучшать внешний мир – значит укреплять иллюзии, а совершенствовать духовные способности – обрести реальное освобождение и гармонию (как покой и угасание дхарм).

Таким образом ориентация на гармонию в индийской традиции в сочетании с принципом ненасилия к непривязанности к миру не приводит к гармонизации социальных проблем, но снимает их для отдельной личности. Человек, ищущий освобождения от мира, не стремится сделать его гармоничным, но невольно изменяет его к лучшему, поскольку сдерживает свой эгоизм и стремление к агрессии. Метод ненасилия в достижении ценности гармонии усиливает её позитивное содержание и через индивидуальное сознание и поведение влияет на социальные и политические процессы.

В социальном аспекте ориентир на гармонию означает не идеализацию бытия и его принятие в том варианте, который представлен субъекту, а понимание мира как неизбежность соединения созидательных и разрушительных сил, взаимопроникающих и питающих друг друга, стремление к овладению мощью негативных сил и использованию их в собственных целях. В миропонимании народов Индии снимается даже идея единства дуальности, и гармония выступает тождеством чистого сознания индивида и сознания Будды (Брахмана).

Второй тип цивилизации - инновационный. Становление инновационного типа цивилизации происходит в рамках традиционного общества. Античные полисы были лишь периферией Древнего Востока. В архаический период и вплоть до эпохи расцвета в 1У-У в.в. до н.э. мировоззрение греков оставалось близким к традиционному, со свойственным ему ориентиром на целостность и гармоничность всех частей и стихий Вселенной. В своей целостности античный космос – совершенное воплощение божественной гармонии. Для Гераклита гармония – противопоставление хаосу – сущность мира, управляемого Логосом. Единство мира и взаимодействие его элементов здесь понимается почти так же, как в Китае. «Бессмертные смертны, смертные-бессмертны смертью друг друга они живут, жизнью друг друга умирают» (игра с нулевой суммой). Не нарушает гармонии даже то, что «война – отец вселенной» (Гераклит) т.к. в борьбе происходит становление и изменение. Пифагор связывает неуловимую божественную гармонию с числовым соотношением, рациональным и умопостигаемым. Гармония как соразмерность, симметрия, совершенная пропорциональность царит во Вселенной, она слышится в музыке, понимается в математике, мистически зрима для души.

В «Государстве» Платона внутренняя гармония выступает выражением господства разумной части души по отношению к вожделеющей и волевой, а гармония в обществе в этом смысле оказывается следствием правления философов, гарантирующих гармонию справедливости.

Начиная с Платона, гармония понимается как идеальное бытие, не тождественное земному миру. Причём именно из-за его изменчивого и приходящего характера гармония оказывается формой истинного бытия вещей с одной стороны и формой возможного воплощения идеала в государстве будущего с другой.

Христианское уничтожение мира земного, отказ от оптимистической оценки природы человека, постепенно избавляет европейское миропонимание от идеи гармоничности мироздания и общества. С другой стороны, поддержанный и усиленный христианством дуализм мира, выступающий в качестве арены борьбы добра и зла, искушения и смирения, греха и добродетели, души и плоти – абсолютизирует роль разграничения, противостояния, непримиримости истребления одной крайности другой. Снятием и преодолением противоречивости мира оказывается не единство или тождество противоположностей, а победа одной из них. Гармония же не может выступать свойством односторонне понимаемого царства добра и постепенно вытесняется из сознания идеей справедливости, воздаяния, спасения. Однако в философской традиции европейского натурализма и пантеизма идея гармонии оказывается внутренне обоснованной обожествлением природы и человека и продолжает своё развитие. В таком понимании она оказывается полностью противоположной доктрине гармонии Индии, суть которой образно состояла в том, что «белое есть чёрное» (добро есть зло).

Пантеизм европейского мира приходит к модели «чёрное и есть белое» (зло и есть добро), заменив негативное отношение к наличному бытию восхищенным обожествлением. Но преодоление пантеизма привело к абсолютизации противоречивости и дуализма мира. Понимание мира как «предустановленной гармонии» предложено Лейбницем. Природа гармонии, по его мнению мистична, божественна и свидетельствует о мудрости творца.

В Европе гармония как эстетическая ценность становится образом прекрасного, совершенного, что проявилось в европейском искусстве. Культ красоты достигает пределов в эпоху Возрождения и романтизма. Творчество Ботичелли, Леонардо да Винчи, Рафаэля – это акты восприятия и понимания мира и человека, существующих по законам красоты и гармонии всех элементов. Но воплощение идеи гармонии проходило на фоне значимости «безобразия» (Иероним Босх, Себастьян Брандт и др.) После упадка романтизма идея декаданса оказалась проникнутой идеей иллюзорности мировой гармонии, что выразилось в утверждении новых ценностей, повышением интереса к ужасному, низменному, безобразному, демоническому (А.Шопенгауэр, Р.Вагнер, С.Дали, Ш.Бодлер и др.) Господство натурализма и технократизма в понимании природы человека обозначило трагичность и бессмысленность подобных исканий. «Гармоничная личность» в Европе становится синонимом несбывшейся мечты эпохи Просвещения, а в России – коммунистического воспитания. Таким образом, стремление к гармонии как к прекрасному в европейской традиции привело к метаморфозам самого ориентира. Поиски гармонии ведут от её утверждения как идеи к воплощению, а затем к отрицанию. То есть гармония превращается в недостижимый идеал. Но даже в сфере сознания и искусства ценность гармонии претерпевает трансформацию и на пределе своего воплощения становится дисгармонией.



Российская цивилизация Отдельно следует остановится на понимании гармонии в русской культурно-философской традиции. В целом, находясь в рамках христианского миропонимания, русская философия отличается его положительным отношением к земному бытию и существующему миру. Основания этой оценки связаны:

  1. С идеей Софии (божьей мудрости), пронизывающей тварный мир и способствующей его воссоединению с Богом

  2. Идеей соборности, позволяющей преодолевать неразрешимое в западной культуре противоречие «человек-общество»

  3. С идеями всеединства (Вл.Соловьев), которая утверждает за всеми участниками божественной полноты жизни «незаменимую ценность».

София – условие приятия мира как целостности органического единства всех тварей и Творца, тем самым оказывается в «русской идее» вариантом гармонии мироздания.

Гармоничность характеризуется и отношениями человека в обществе в контексте теории соборности. От Хомякова до Бердяева идея соборности всё больше углублялась в направлении персонализма, но это не изменило её главной особенности – отношения к миру как к «своему», «живому» целому. Идея соборности опираясь на две важнейшие составляющие – свободу и любовь к Богу, соединяет индивидуальность и род внутренними связями. Гармония соборности есть преодоление чуждости по отношению к социуму, где индивиды являются «членами тела Христова». Внутреннее созвучие, согласованность опирается на готовность каждого человека жить жизнью целого и тем самым сохранять индивидуальность во множественности, в коллективном поиске спасения.

Гармония выступает не признанием двойственности зла и добра, а вариантом преодоления зла каждым, кто предпримет внутреннее духовное усилие преодолеть эгоизм и жить во благо других. Отрицание эгоцентризма не умаляет силы и свободы личности, но направляет её помыслы и поступки по пути самоотверженности. Гармония в русском понимании не в дополнительности творчества и разрушения, добра и зла, силы и упадка, она в реализации триединого идеала Красоты-Добра-Истины.

Выводы Анализ мировоззрений различных видов обществ свидетельствует, что наиболее последовательная ориентация на гармонию отношений «человек-природа», «человек-общество» прослеживается у народов гомеостатических обществ и цивилизаций традиционного типа. Если родоплеменные общества отличаются стремлением к гармонии как к поддержанию существующего баланса отношений, гомеостатического равновесия всех элементов бытия и коллектива, то народы традиционного типа цивилизации, ориентированы на гармонию как на утраченную или идеальную цель. Гармония как общественная ценность в мировоззрении народов Китая, Индии, Японии выступает основанием признания двойственности бытия, где условия и причины добра могут заключаться в нестабильности, борьбе разрушительных сил. Энергию этих сил субъект способен направлять против них самих, в то время как внешние силы созидания он может использовать для обретения личного бессмертия, просветления, гармоничности. То есть история цивилизаций традиционного типа оказывается не изменением внешнего бытия и построения общества справедливости, а поиском внутренней гармонии и покоя, вопреки внешней враждебности, социальному неравенству. Парадоксально, но тип обществ, которые все исследователи единодушно называют коллективистскими, ориентируются исключительно на индивидуальный вариант освобождения от причинности, страдания и конечности земного бытия.

В мировоззрении народов инновационного типа обществ гармония выступает ценностью скорее эстетического, духовного, идеального бытия, в то время как бытие реальное характеризуется как противоречивое и дисгармоничное. Целью здесь оказывается гармония общества как царства Божьего на Земле, сЛивободной теократии или коммунистического устройства. Инновационное общество, индивидуалистическое по своей природе и сущности, оказывается внутренне ориентированным в направлении коллективной гармоничности и соборного спасения. Гармония внутренняя как часть мировой гармонии идеального мира, оказывается основанием поиска гармонии в обществе. Как объяснить этот парадокс? Возможно любое общество и его члены стремятся к тому, чего не имеют в реальности: Восток – к автономии личности, Запад – к всеединству, к тождеству человека и мира. Последовательно отстаивая ценности своего типа культуры, своего варианта адаптации к окружающей среде, своей экономической модели Восток и Запад стремятся к иному, к выходу за собственные историко-культурные рамки, к не запрограммированному свободному выбору, достижимому ещё только в сфере сознания.

В целом западное общество не имеет последовательного ориентира на гармонию в отношении наличного бытия, рассматривая развитие, эволюцию, прогресс как более высокие ценности, оно усматривает основания этих процессов не в покое и равновесии качеств, а в противоречии и разграничении. Если для Востока характерно внеэтическое понимание гармонии (за исключением конфуцианства, в этом отношении близкого к западному мировоззрению) то для Запада – напротив, гармония имеет этическую окрашенность и напрямую связана с Добром и Красотой.

Литература

Шевченко В.П. Инновационный тип личности.



Штомпка П. Социология изменений М.1996.
Каталог: ~nemtsov -> fileman -> download
download -> Социальные и гуманитарные предпосылки кризисных явлений в мировом и российском высшем образовании
download -> Братусь Б. С. Основные подходы к дихотомии «норма» и «патология». Из книги Аномалии личности
download -> А. Климов Православный социализм и западный капитализм. Национальные интересы 2009 №2
download -> Социальная стратификация
download -> Н. А. Бердяев Истоки и смысл русского коммунизма. 1937 г
download -> Тесты по модулям по курсу «Культурология»
download -> А. Дугин Германский, французский, английский логос
download -> Гюстав Лебон (1841-1931) Психология социализма. 1898 г
download -> А. Горохов Человеческая жизнь: самостоятельная ценность или экономическая категория? Россия хх1 2007 №1 с. 85-109
download -> «Социология больших групп и психология массовых процессов


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница