Типология форм бытия


§1.2.Возникло ли бытие из небытия?



страница4/17
Дата10.05.2018
Размер1.59 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
    Навигация по данной странице:
  • Глава 2
§1.2.Возникло ли бытие из небытия?
Уже в древнекитайском учении даосизма высказывалась мысль о том, что бытие рождается из небытия. В настоящее время это мнение стало довольно распространённым в связи с разработкой космологической гипотезы о возникновении видимой части Вселенной – Метагалактики из физического вакуума. Так, английский учёный П.Дэвис [52.C.225] пишет: «Тысячелетиями человечество верило в то, что «из ничего не родится ничто». Сегодня мы можем утверждать, что из ничего произошло всё».

Из современных отечественных авторов весьма оригинальную концепцию небытия, в соответствии с которой «Всё возникает из Ничего», развивает Н.М.Солодухо [125-128]. Этот автор полагает, что исходной философской проблемой служит проблема соотношения бытия и небытия, а предельно широкими философскими понятиями являются категории бытия и небытия. В отличие от М.С.Кагана Н.М.Солодухо считает, что понятия небытия и ничто тождественны.

По мнению Н.М.Солодухо, «всё реально существующее, бытие как таковое обусловлено чем-то иным» [128.С.179]. В случае предположения, что субстанцией является материя, он ставит вопрос: «Откуда материя возникла как таковая, как нечто реально существующее?» [128.С.179]. При допущении, что субстанцией служит Бог, Н.М.Солодухо ставит вопрос: «Откуда само Божественное начало, кем и чем порождён дух Божий?» [128.С.179]. Обобщая эти вопросы, он вопрошает: «Так откуда само бытие? Откуда всё реально существующее?» [128.С.179].

Н.М.Солодухо полагает, что начало и основу всех вещей, существования мира в целом следует искать в том, что действительно является безусловным и само не требует своего основания. Это, по его мнению, не может быть нечто существующее, так как всякое нечто обусловлено чем-то другим. Значит, - заключает Н.М.Солодухо, - не существующее, не нечто, не бытие, а несуществующее, ничто, небытие – вот что может быть безусловной основой: «…Именно Ничто, Небытие и может служить действительной субстанцией мира, выступать первопричиной и основой всего реально существующего» [128. С.179]. При этом исходное небытие, по мнению Н.М.Солодухо, не может быть ни материей, ни объективным нечеловеческим духом, ни субъективным человеческим сознанием. Таким образом, Н.М.Солодухо пытается в своей концепции подняться над материализмом и обеими основными формами идеализма.

Далее этот автор ставит вопрос: «Каков механизм появления из Ничего Нечто, из Небытия – Бытия?» [128.С.179]. А вот убедительного ответа на этот вопрос Н.М.Солодухо не даёт. Он пишет о том, что в небытии происходят флуктуации, в результате которых возникают формы бытия [125]. Однако совсем непонятно, как могут происходить какие-то процессы, в том числе и случайные, то есть флуктуации, в том, чего нет.

Н.М.Солодухо пишет, что «Ничто, небытие как исходное отсутствие чего-либо ничем не обусловлено. Для того чтобы ничего не было, ничего и не надо» [128.С.179]. С последним утвержданием, конечно, следует согласиться. Но из него, очевидно, следует, что для того чтобы что-то было, что-то надо, а из ничего что-то возникнуть не может.

Если же признать возникновение бытия из небытия, то непонятно также, как нам быть тогда с физическими законами сохранения релятивистской массы, энергии, заряда, спина, количества движения, момента количества движения и другими. Н.М.Солодухо ссылается на гипотезы физиков о роли вакуума в возникновении наблюдаемой части Вселенной. Однако вакуум в физике рассматривается не как ничто, или абсолютная пустота, а как материя в особом состоянии. В вакуум погружены все частицы и все физические тела. В нём постоянно происходят сложные процессы, связанные с непрерывным появлением и исчезновением виртуальных частиц. Последние представляют собой своеобразные потенции соответствующих типов элементарных частиц, их «вакуумные корни», частицы, готовые к рождению, но не рождающиеся, возникающие и исчезающие в короткие промежутки времени. При определённых условиях они могут вырываться из вакуума, превращаясь в нормальные элементарные частицы, которые живут относительно независимо от породившей их среды и могут взаимодействовать с ней.

Известный израильский физик Р.Е.Ровинский показывает, что физике сегодняшнего дня известны две основополагающие формы материи: это вещество и вакуум. Две разновидности форм вещества наблюдатель воспринимает как атомарное вещество (фермионы) и излучения (бозоны), прежде всего электромагнитные. «Вакуум определяют как среду, в которой отсутствуют реальные частицы, но которая обладает минимальной плотностью энергии… Такую… среду физики описывают как квантовые поля, амплитуды которых совершают флуктуирующие колебания около нулевого значения… по всем признакам вакуум является базовой формой материи в мире. Он способен в определённых состояниях порождать вещество, формирует основные свойства частиц и характер их взаимодействия друг с другом… материальная сущность вакуума проявляется в физических экспериментах и не вызывает у физиков сомнений»[116.C.69].

Отечественный учёный Г.И.Шипов в своей монографии «Теория физического вакуума» [155.С.112] также отмечает, что физический вакуум представляет собой основное состояние любого вида материи и является источником всех разновидностей физических полей и элементарных частиц.

В свете сказанного концепцию Н.М.Солодухо следует признать интересной и в определённых отношениях оригинальной, но всё же фантастической. Возможно, приведённые работы этого автора [125-128] следует отнести к жанру философской фантастики в хорошем смысле этого слова. Если существует жанр научной фантастики, то почему бы не быть и жанру философской фантастики. Например, произведение Н.Ф.Фёдорова «Философия общего дела», в котором обсуждается возможность воскрешения всех живших ранее людей, как раз может быть отнесено к этому жанру.

Что же касается существа вопроса о субстанции мира, то можно отметить, что существование материи является очевидным и подтверждается массовым человеческим опытом. А физические законы сохранения свидетельствуют о том, что материя несотворима и неуничтожима. Это и даёт основания материалистам считать материю субстанцией мира. Они полагают, что конкретные предметы и процессы происходят от других, предшествующих им, вещей и явлений, материя же в целом как субстанция вечна и несотворима, она ни от чего не произошла и ни во что другое не превратится.

Ранее, признавая материю субстанцией, материалисты с трудом могли объяснить переход в процессе развития от простого к сложному, от одного уровня структурной организации к другому, более высокому. В особенности трудным было объяснение возникновения живых систем. Дело в том, что согласно закону возрастания энтропии (меры неупорядоченности), или второму закону термодинамики, система самопроизвольно может переходить из более упорядоченного в менее упорядоченное состояние, но не наоборот. Поэтому философы идеалистического толка для объяснения процесса развития прибегали к представлению о духовной субстанции, которая активна, деятельна, сообщает материи движение и обусловливает её развитие. Сюда можно отнести представления об идеях Платона, о формах Аристотеля, об абсолютной идее Гегеля. Материалисты же (Дидро, Гольбах, Энгельс и другие) выдвигали и обосновывали положение о внутренней активности материи, её стремлении к самоорганизации. Но конкретно-научных подтверждений этому положению не было. Они появились только в последней трети ХХ века в связи с возникновением синергетики – новой науки о закономерностях самоорганизации. Возникновение синергетики, возможно, знаменует начало новой глобальной научной революции [34.Гл.11].

Основоположники синергетики Г.Хакен и И.Пригожин показывают, что наука рассматривает два типа процессов: 1)процессы, протекающие в изолированных системах, ведущие к установлению равновесного состояния с максимальной степенью неупорядоченности, или хаоса; 2)процессы в открытых системах, в которых при определённых условиях из хаоса самопроизвольно могут возникать упорядоченные структуры, что и характеризует стремление к самоорганизации. Второй закон термодинамики применим лишь к изолированным системам, которых в природе нет и которые являются лишь научной идеализацией. В природе и обществе существуют только открытые системы. Процесс самоорганизации в общих чертах протекает следующим образом. Пока система находится в состоянии равновесия её элементы ведут себя относительно независимо друг от друга, но если эта система в результате взаимодействия со средой и случайных изменений переходит в неравновесное, «возбуждённое» состояние, то ситуация меняется. Элементы такой системы начинают действовать согласованно, между ними возникают взаимодействия и связи. Случайно возникшее структурное состояние (оно называется диссипативной структурой) закрепляется, становится устойчивым. Эта устойчивость обеспечивается за счёт притока энергии из среды. Система с диссипативной структурой повышает в себе уровень энергии за счёт понижения энергии и повышения энтропии среды. Далее система развивается по обычному, динамическому типу в пределах возникшего уровня организации до возникновения нового неравновесного состояния.

Революционный характер синергетики состоит в том, что она распространяет эволюционный принцип на всё бытие, позволяет говорить о концепции «обобщённого дарвинизма, действие которого распространяется не только на органический, но и на неорганический мир» [146.С.41]. Некоторыми авторами высказывается мнение о том, что синергетика идёт на смену диалектике. Это неверно. Диалектика как теория развития имеет более общий характер, чем синергетика [34.Гл.11]. Последняя конкретизирует диалектику, наполняет её конкретно-научным содержанием, в частности, показывает, каким образом осуществляется самопроизвольный переход систем от менее упорядоченному к более упорядоченному состоянию. Подобно тому, как в своё время психология и теория информации не заменили гносеологию, так и синергетика не заменяет диалектику.

Важно ещё, что синергетика показывает реальную возможность возникновения структур, имеющих низкую вероятность существования. Как известно, одним из аргументов против концепции естественного возникновения жизни, то есть высокоупорядоченной, сложноорганизованной материи, служит то, что вероятность случайного образования фрагментов ДНК и белков очень мала. Научный мир облетела острота Ф.Хойла, в которой он приравнивал вероятность самоконструирования молекулы ДНК к способности урагана, пронёсшегося над мусорной свалкой, собрать Боинг-747 [Цит.по: 21.С.40]. По этому поводу у меня имеются два замечания.

Во-первых, такой подход основан на непонимании природы случайности и вероятности. В каждом конкретном единичном случае может произойти любое случайное событие, вероятность которого больше нуля, то есть может осуществиться маловероятное событие, а событие с высокой вероятностью может не произойти. Как справедливо отмечает А.Грюнбаум [26.C.79], «даже в тех случаях, когда есть основания говорить о вероятностях, попросту глупо говорить, что некоторое событие имеет такую низкую вероятность произойти, что оно “не может произойти случайно”; случай – это то, что управляет и высокими и низкими вероятностями». Но в большой совокупности наблюдений или испытаний доля событий, естественно, распределяется в соответствии с их вероятностями.

Принципиально осуществиться не может лишь невозможное событие, то есть то, которое противоречит законам бытия. Например, невозможно ни искусственное, ни естественное появление вечного двигателя первого рода, поскольку его идея противоречит закону сохранения энергии. Все же другие события, структуры, объекты, вероятность существования которых более нуля, могут возникать и существовать.

Во-вторых, синергетика как раз и показывает возможность практического осуществления событий с низкой вероятностью. Р.Е.Ровинский [116.C.71-72] приводит такой пример реализации структуры с низкой вероятностью. Если подогревать нижний слой жидкости в канале, то возникают вертикальные хаотические конвенционные потоки, переносящие нагретую жидкость наверх, а холодную – вниз. Существует критическое значение нагрева слоя, превышение которого ведёт к мгновенной перестройке конвективных потоков, когда бесчисленное множество молекул жидкости «вдруг» начинают действовать совместно, в результате чего организуются регулярные замкнутые циркуляционные потоки. Поверхность жидкости приобретает ячеистую структуру (ячейки Бенара). С точки зрения статистических законов вероятность образования шестиугольных ячеек определённого размера в результате совместного действия миллиардов и миллиардов молекул жидкости почти равна нулю, тем не менее, ячейки устойчиво сохраняются всё то время, пока интенсивность подогрева нижнего слоя остаётся выше критической. Нагляднейший и трагический пример реализации события с ничтожной вероятностью – столкновение 2 июля 2002 года на высоте 11 км летевших с разных частей земного шара российского пассажирского самолёта с грузовым германским самолётом.

Итак, синергетика, конкретизировав положение материалистов ХVIII века Д.Дидро, П.Гольбаха, К.Гельвеция о внутренней активности материи, укрепила позиции тех мыслителей, которые субстанцией мира считали материю. А вот у объективных идеалистов достаточно убедительного основания полагать субстанцией мира Мировой разум или Бога нет, поскольку нет достоверных и бесспорных данных о существовании мирового внечеловеческого духа.

М.А.Шостакова пишет: «Поскольку по своим функциям и по типу идея материи… аналогична разбираемым Хайдеггером идеям творения и мирового разума, она в той же степени может быть названа беспредпосылочной и составляющей предмет веры, что и идея творения или мирового разума. Материалистическая концепция в этом смысле так же религиозна, как и концепция Аквинского и Гегеля» [156.C.63]. По поводу этого у меня два замечания.

Во-первых, религиозность заключается в наличии не любой веры, а веры в существование сверхъестественных сил. Имеется много видов нерелигиозной веры, например, вера в доброту родителей, в свои способности, в возможности прогресса и науки, в победу гуманизма и т.д. Без этих видов веры жизнь бы лишилась смысла. Вера – это субъективное заключение о существовании чего-либо в условиях недостатка информации об этом. Когда дефицит информации преодолевается, то истинная вера превращается в убеждение, твёрдое знание, а ложная вера рушится.

Во-вторых, идеи о существовании материи и существовании всемогущего мирового разума неравноценны по степени своей обоснованности. Признание существования материи есть не вера, а твёрдое убеждение, знание, поскольку оно подтверждается постоянным массовым опытом людей. Признание же существования Бога является актом веры, притом слепой, поскольку нет достоверных ни опытных, ни теоретических подтверждений существования Бога. Поэтому следует решительно возразить против ставшего как бы модным уравнивания степени обоснованности материалистического монизма и объективного идеализма.

Надо также отметить, что и у субъективных идеалистов нет достаточного основания для признания человеческого сознания субстанцией мира, поскольку данные психофизиологии показывают, что сознание человека есть функция и свойство его головного мозга, а достоверные данные о существовании сознания или души человека вне его тела отсутствуют.

Возвращаясь к первоначальному предмету рассуждений, хотелось бы высказать ещё несколько замечаний по поводу концепции Н.М.Солодухо. Он называет небытие подкладкой бытия, изнанкой мира и поясняет это следующим образом: «…Всё существующее одновременно является не существованием всего другого… существовать (этим) значит не существовать (тем, другим)… Не быть не собой означает отрицательное («негативное») определение предмета и подразумевает перечисление всех признаков, присущих всем другим предметам и в то же время не являющихся … признаками данного предмета. (А это колоссальная совокупность бесконечного числа признаков)» [128. С.183].

Цитата показывает, что иллюзия существования небытия возникает в результате примысливания к существующему объекту образов других воображаемых объектов. Например, по логике Н.М.Солодухо, можно говорить, что бытие, скажем, данного самолёта есть небытие автомобиля, поезда, парохода и т.д. до бесконечности. Но в данном месте существует лишь самолёт (конкретная форма бытия) и никакого небытия нет, образы других объектов только примыслены.

Н.М.Солодухо определяет небытие, или ничто, как «реальное несуществование» или «несуществующую реальность» [128.С.177,182]. С учётом того, что понятия «реальность» и «существование» имеют одинаковый объём, получается, что небытие – это существующее несуществование, или несуществующее существование. Таким образом, понятие небытия заключает в себе логическое противоречие и должно бы быть элиминировано из культуры как недопустимая для разума идея. Примечательно, что Р.Карнап ещё в 1931 году в специальной большой статье доказывал, что существительное «ничто» есть результат логического жульничества со стороны грамматики нашего языка [См.: 26. С.68].

Известный современный американский философ А.Грюнбаум [25,160,161] справедливо считает вопрос об основах бытия в целом, то есть всего мира, псевдопроблемой. Он пишет, что «поиски внешней причины самого существования и устойчивости мира… ошибочны. Но необходимо различать причину основ бытия, которую проповедовал Фома Аквинский, от просто трансформативной причины, которая вносит изменения в уже существующие вещи или порождает новые реалии из ранее существовавших объектов» [25.C.55-56]. Все конкретные предметы, явления и процессы имеют свои причины, порождающие их, но совокупное бытие, или мир в целом, внешней причины не имеет, поскольку охватывает собой всё сущее. Введение представления о небытии, предшествующем бытию, порождает неразрешимые логические противоречия, что ещё раз показала концепция Н.М.Солодухо.

А.Н.Чанышев полагает, что «бытие и небытие, исключая друг друга, являются частями чего-то большого, чему нет имени» [151.С.11]. Н.М.Солодухо считает, что бытие и небытие вместе составляют всё, или Мир [128. С.177,181]. На мой взгляд, понятия «Всё» (в смысле всё существующее), «Бытие в целом», «Мир в целом» равны по объёму. Аналогично тому, как термин «материя» обозначает как всю объективную реальность, так и конкретный материальный предмет, так и термин «бытие» обозначает как всё существующее (бытие в целом), так и конкретный объект (бытие данного объекта).

Попытку обосновать возникновение бытия из ничего предпринял также А.И.Селиванов. Он писал, что если всякое конкретное нечто временно, то необходимо и возможно на уровне понятия обозначить то состояние, (безусловно наполненное содержанием), которое предшествует бытию или следует после бытия конкретного нечто, из которого осуществляется возникновение нового (оформленного) материального или идеального образования (нечто) и в которое последнее переходит после своего исчезновения, то есть понятийное обозначение предсущего и послесущего» [119.C.55].

По мнению А.И.Селиванова, это состояние может быть описано такими атрибутивными, как он пишет, признаками, как не-нечто, небытие, противоположность конкретному и всякому бытию, возможность, случайность, хаос, неоформленность, неупорядоченность, неявленность, отсутствие пространственно-временной протяжённости в её локальности, неопределяемость, непостижимость; этому состоянию присуща творческая активность, способность порождать из себя бытийствующие формы. А.И.Селиванов отмечает, что «данное состояние в материалистической традиции не имеет адекватного понятийного оформления» [119.C.55].

Он предполагает, что наиболее адекватным понятием для характеристики обсуждаемого состояния может служить понятие «ничто» [119.C.56]. Положения А.И.Селиванова вызывают несколько замечаний. Во-первых, не совсем точно, что в материалистической традиции не было адекватного понятийного оформления процесса становления. В отечественной философии ХХ века процесс развития обычно трактовался на основе модифицированной гегелевской триады: тезис, антитезис – синтез. В одном цикле прогрессивного развития выделялось три состояния: старое, новое, старое на качественно более высоком уровне. Предполагалось, что при каждом отрицании определённые, преимущественно позитивные, моменты старого входят в новое, в результате чего происходит обогащение содержания развивающихся объектов. О том, что какое-то из этих трёх состояний может характеризоваться понятием «ничто», речи даже и не велось.

Во-вторых, из тех «атрибутивных» признаков обсуждаемого состояния, которые перечисляет А.И.Селиванов, развивающиеся объекты на самом деле обладают лишь возможностью, случайностью (в определённой мере), хаотичностью (в определённой мере), творческой активностью. Все остальные признаки, на мой взгляд, - результат фантазии. Кстати, атрибутивные признаки всех (любых) состояний одинаковы, поскольку процесс развития бесконечен, и в бесконечном ряду состояний ни одно из них не является привилегированным.

А.И.Селиванов утверждает, что «всё является из небытия, рождается из ничто; ничто порождает бытие как каждое нечто и как «всё», а породив его – исчезает, растворяясь в своей противоположности – бытии…» [119.C.58]. Но, как уже отмечалось, ничто не может породить нечто, поскольку это противоречит законам сохранения. Кстати, А.И.Селиванов допускает серьёзное противоречие: с одной стороны, он характеризует предсущее как ничто, а с другой стороны, говоря о предсущем, отмечает, что оно «безусловно наполнено содержанием» [119.C.55]. Но «ничто» не может быть чем-то наполнено, поскольку под ним понимается отсутствие всего.

К сожалению, А.И.Селиванов, рассуждая о ничто, не обращается ни к какому конкретному процессу развития. Приведём одну из его характеристик ничто: «Оно есть активная субстанция, свободная от конкретных форм и всякой определённости, некая «праматерия» до/вне конкретной формы, постоянный бесформенный, неупорядоченный процесс (поток), турбулентный кипящий кисель, неугасающая активность, являющаяся посредством бытия как совокупности оформленных нечто… У такого «ничто» нет упорядоченности и формы на сколь нибудь длительное время, а потому нет собственного пространства и времени, но есть абсолютная бесконечность… абсолютная вечность… абсолютная всеобъемлемость… у него нет причины и следствия, но есть абсолютное в своей всеобщности причинение… Каждое мгновение здесь рождается бытие, гибнущее в то же мгновение (длящееся вечность)… Ничто в себе недоступно разумению – сущность его неуловима, потому что явленность его не определена» [119.C.56].

Замечу, что под ничто А.И.Селиванов понимает состояние, предшествующее конкретному нечто (данной форме бытия), а не бытию в целом. Возникает вопрос: какому конкретно процессу развития в природе, обществе или духовной сфере отвечает приведённое выше описание ничто? Я не нахожу такого процесса ни в одной сфере бытия и поэтому считаю цитированную выше работу А.И.Селиванова (как и ранее приведённые в этом параграфе работы Н.М.Солодухо) относящейся к жанру философской фантастики.


Глава 2



Каталог: jirbis -> files -> upload -> jirbis data2 -> base -> Avtoreferaty -> Dissertation
Dissertation -> Герои и героизм в культурно-историческом бытии народов европы и россии
Dissertation -> Процесс профессионального самоопределения городской молодежи
Dissertation -> Эпическое творчество Николая Клюева (организация мотивов) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Dissertation -> Структура многочленных фразеологических омонимов
Dissertation -> «Архетип» как категория философии культуры


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница