Типология форм бытия


§3.5.Предметное и информационное бытие



страница12/17
Дата10.05.2018
Размер1.59 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17
§3.5.Предметное и информационное бытие

В зависимости от способности к репрезентации (представлению) других объектов можно выделять предметное и информационное бытие. Предметное (объектное, вещно-событийное) бытие существует в виде таких объектов и явлений, которые при их восприятии и взаимодействии с другими объектами представляют самих себя и ничего более. Объекты и явления природы, здания, транспортные средства, неинформатизированные орудия труда, множество предметов быта и другое составляют предметную реальность.

Информационная реальность представляет не только саму себя, но главным образом другое бытие в виде информации о нём, в виде его отражения или модели. Например, книга или, скажем икона, картина, представляют собой материальные предметы, обладающие определёнными размерами, формой, цветом, химическим составом и другими свойствами. Однако не эти геометрические, химические, физические свойства являются главными для указанных предметов культуры. Главное в них – смысловое содержание, идеи, сюжеты, образы, репрезентирующие другое бытие. Информационная реальность содержит образы и модели существующих и несуществующих предметов и явлений. Картины, иконы, книги, фотографии, кинофильмы, чертежи, схемы, графики, макеты, компьютерные программы, телепередачи, различные тексты и др. – вот что относится к информационной реальности.

По темпоральному признаку информационную реальность можно разделить на два типа: 1)отражение, воспроизведение прошлого и настоящего бытия, например естественнонаучное знание, телевизионные репортажи; 2)модели, образы будущего, обычно желаемого, бытия, например технические, экономические и другие проекты. Соответственно двум этим типам информационная реальность выполняет и две свои основные функции: познание бытия и его преобразование.

В зависимости от того, какие объекты репрезентируются в содержании информационной реальности, можно выделить ещё два её типа. Первый тип – предметная информация. Сюда можно отнести физику, химию, биологию, астрономию, историю и другие науки, изучающие предметно-событийный мир. Второй тип – информация, объектом которой выступает сама информация. С.М.Халин [147. C.4] для характеристики познания познания использует понятие «метапознание». По аналогии с ним информацию об информации можно, по-видимому, именовать метаинформацией. К сфере метаинформационной реальности можно было бы отнести информатику, историю науки, психологию, гносеологию, теорию сознания и другие науки, изучающие духовную сферу.

Когда вещи или процессы появляются в результате человеческой деятельности, то их предметному бытию обязательно предшествует их информационное существование. Исходной формой такого информационного существования создаваемых предметов служат идеальные образы субъекта – его цели и программы деятельности. В последующем это информационное существование может иметь специальное материальное воплощение, а может и не иметь. Примером первого случая может служить созданный инженером чертёж технического устройства, по которому производится изготовление рабочими этого устройства. В других случаях такого специального промежуточного воплощения не бывает. Например, скульптор без какого-либо чертежа непосредственно воплощает свой замысел в статуе.

Особым типом информационной реальности служит сознание человека. Сознание – информационная реальность, которая дана человеку непосредственно, без сведений об её материальном носителе. Человек не чувствует того, что материальным носителем сознания служат нейрофизиологические процессы головного мозга (необразованный человек может даже не знать, что такие процессы существуют, а образованный человек узнаёт об этих процессах, изучив психофизиологию). В виде сознания человеку дана информация в чистом виде и способность свободно оперировать ею [44-51]. Если, например, имея дело с картиной, человек воспринимает информацию (идею и содержание картины) и свойства её материального носителя (рамы, холста, красок), то сознание – это информация, данная личности в чистом виде, освобождённая от свойств мозга. В силу этого, по-видимому, и возникает иллюзия того, что душа (сознание) может существовать вне тела человека.

Роль информационной реальности в жизни человека и общества непрерывно возрастает, недаром новое, возникающее сейчас, общество называют часто информационной цивилизацией. Многие философы проявляют обоснованную озабоченность в связи с тем, что информационная реальность (виртуальная – по их терминологии) всё больше заменяет действительную жизнь, ярким выражением чего служит поведение компьютерных маньяков. Говорят даже о появлении «типа homo virtualis, который стремится замкнуться в горизонте виртуальной реальности, с трудом его покидает и вырабатывает специфические «виртуалистские» стереотипы поведения и деятельности» [148.С.67). Проблема на самом деле имеет место, хотя информационная реальность появилась не сейчас. Ещё А.С.Пушкин писал о Татьяне:

Ей рано нравились романы;

Они ей заменяли всё;

Она влюблялася в обманы

И Ричардсона и Руссо.

В наше время эта проблема стала зримой в связи с появлением ЭВМ и компьютерных программ. ЭВМ и другие электронные носители информации по сравнению с бумажной информационной технологией позволили неизмеримо повысить объём информации, скорость её распространения, переработки, возможность комбинировать, в связи с чем и стали говорить о «виртуальной» реальности. При всей погружённости некоторых людей в информационно-компьютерную реальность они всё же чётко отдают себе отчёт в том, где реальная жизнь, а где её имитация или моделирование. Однако научно-технический прогресс создаёт возможность создания такой информационной реальности, которую будет очень трудно отличить от предметной реальности.

Одним из способов осуществления этого может быть, к примеру, функционирование гипотетического прибора, названного Ст.Лемом фантоматом: на все афферентные нервы человека накладывают датчики и электрическую активность нейронов во время естественного восприятия действительности записывают на магнитную ленту или другой материальный носитель. Через некоторое время естественную импульсацию рецепторов с помощью анестезирующих средств блокируют, а на афферентные нервы посылают ранее записанные импульсы, по необходимости усиленные [77.С.268-324]. При этом человек субъективно должен находиться в той ситуации, в которой ранее была произведена запись, хотя объёмы сознания в первом и втором случаях будут не совпадать за счёт других, кроме восприятий, компонентов сознания (мышления, эмоций, воли и др.), а также в результате изменения с момента записи перцептивных установок и категорий. Ст.Лем полагает, что фантомат с обратной компьютерной связью позволит создавать такие ситуации, при которых у человека никогда не будет полной уверенности в том, находится ли он в объективно реальном или же только в субъективно реальном мире.

Следует согласиться с Лемом в том, что создание такого аппарата в принципе возможно, хотя в настоящее время ещё неосуществимо ввиду огромного числа афферентных нервов и их малого размера. Описываемая гипотеза базируется на твёрдом научном принципе: всякое явление субъективной реальности (сознания) имеет свой нейродинамический код, с которым оно находится в отношении изоморфного соответствия и информационным содержанием которого оно служит. Поэтому, зная нейродинамические коды психических явлений и воздействуя определённым образом на мозговую нейродинамику, можно получать и заданные состояния психики.

Отделение информации, циркулирующей по нервным каналам человека, её фиксация на другом материальном носителе, хранение и последующее использование при искусственной стимуляции нервной системы возможны благодаря такому фундаментальному свойству информации, как инвариантность в отношении свойств её носителя. Импульсация нейронов, записанная на магнитной ленте или другом носителе, есть не что иное, как модель, материальный носитель информации о действительности, воспринятой во время записи. В случае применения фантамата данная информация вводилась бы непосредственно в афферентные каналы анализаторов, минуя естественное преобразование стимулов в нейрофизиологические процессы рецепторов. Мозг человека должен воспринимать эту информацию и воспроизводить её в форме идеальных образов.

Конечно, существует опасность антигуманного применения описанного метода для осуществления тотального контроля за сознанием людей, как это, например, было показано в известном научно-фантастическом фильме «Матрица». Человечество не должно допустить этого. Однако указанный метод открывает и перспективы его позитивного использования. Возможно, способы создания субъективно реальных, но объективно нереальных ситуаций найдут в будущем применение в учебных и тренировочных целях, в определении профессиональной пригодности, в создании принципиально новых видов искусства (с полной иллюзией присутствия и даже участия зрителей в представлении), а также как форма хранения и актуализации чувственного опыта прошлых поколений.

В настоящее время человечество вступает в эпоху информационнного общества. Информация становится важнейшей производительной силой в сфере материального производства. Роль информации, особенно научной, значительно возрастает и в других сферах социума. Это закономерно и прогрессивно. Однако распространение информационной реальности порождает и негативные явления. Одно из них – искажённое, неверное отражение предметного бытия в социуме, что дезориентирует людей и делает их социальную практику неэффективной.

Тут на первом месте телевидение. И в нём безраздельно властвует Интерес. А поскольку телевидение как публичный орган обязано прокламировать истину, правду, справедливость, благородство и т.п., то именно здесь разворачивается главный театр абсурда. Самые популярные, следовательно, самые реальные и самые значительные лица – те, кто дольше других светится на экране. Большинство из них в действительности всего лишь мелкие актёры, посредники, которыми управляют из-за кулис. Реальная власть у суфлёров. Но актёры (ведущие, всевозможные «аналитики», шоумены от политики и т.п.) защищают интерес «заказчика» под видом защиты правды и справедливости. Конечно, бывает, что актёр говорит правду, когда она совпадает с интересом. Однако сплошь и рядом нас потчуют и на первое, и на второе, и на закуску фирменным блюдом полуправды, специально изготовленным на телевизионной кухне искусными защитниками Интереса. Теневой аппарат режиссуры неустанно формирует для нас картинку реальности, которая нужна, выгодна «заказчику», картинку, смонтированную в правдоподобной и благообразной форме [49. С.44].

Подмена общественного личным, высокого низменным, правды интересом и т.п. – типичные приёмы в работе некоторых представителей СМИ. А основной предпосылкой служит здесь постмодернистская информационная атмосфера, в которой доминирует «равноправие дискурсов»; истина ведь – «реликтовый принцип». Хозяева «свободы слова» и их слуги, весьма изощрённые в вопросах психологии, стремятся «размягчить», «децентрировать» критические регистры нашего сознания и совершить подстановку в него желательной им оценки, вывода, интенции. Львиная доза «чернухи», отчасти взятая из жизни, а отчасти сфабрикованная, плюс хитроумные передержки и привязка тематического «содержания», с одной стороны, к инстинктам, а, с другой, к расхожим клише, - и для вас будет создан любой требуемый заказчиком «имидж».

Фабрикуемое СМИ изображение социальной реальности выдаётся за настоящую реальность. И отчасти они таким путём на самом деле творят её (в политике, результатах рекламы, моде и т.д.). Информационное и предметное, изображаемое и действительное перемешиваются, сливаются, переходя друг в друга, «фантомы» и «симулякры» обнаруживают социальное могущество. Борцы за свободу своего слова практически реализуют постмодернистский тезис безразмерной свободы. Такая свобода крушит привычные нормы, освящает оголтелую разнузданность, утрату элементарного стыда, элементарной деликатности и скромности, нестеснённое публичное выражение низменного субъективизма, инстинктов, муторной девиантности и патологии.

Мы вступаем в информационное (постиндустриальное) общество, и указанные негативные феномены, по мнению Д.И.Дубровского [49], выражают черты его первой, незрелой фазы, когда ещё не выработаны адекватные юридические и иные способы обуздания своеволия и своекорыстия владельцев средств массовых коммуникаций, сонма пишущей, вещающей, рекламирующей свой товар братии, когда ещё не учреждены эффективные обратные связи, обратные коррекции от потребителей информации к её производителям, когда интеллектуальный и моральный уровень массы этих потребителей пока ещё не обеспечивает такого влияния.

Деформации в информационной реальности связаны с тем, что в системе коммуникации первостепенная роль принадлежит посреднику – транслятору, без которого ни одно событие не может быстро стать достоянием массового сознания, а культурная ценность не может обрести своего подлинного социального бытия. Создатель культурной ценности отступает как бы на задний план, его судьба в руках посредников, ибо он не существует для общественности, если его имя и его продукт не транслируется в средствах массовых коммуникаций. Степень же его реальности и цена его продукта всецело зависят от тиражирования – от количества и качества трансляций.

Прагматически-аксиологическая доминанта массовых коммуникаций в условиях нарастающих темпов умножения информации и представления её через посредников резко ослабляет контакт с подлинной, предметной реальностью, ибо утрачиваются критерии различения реального от нереального, ценности от её суррогата, правды от обмана, не говоря уже о том, что нас постоянно окунают с головой в ситуацию полуправды и полуобмана, разбираться в которой нет времени и средств (всё осложняется ещё и тем, что нас иногда обманывают из благих побуждений, а полуправда способна выступать в качестве шага к полной правде и может оказаться весьма ценной информацией [47]. В результате состояние неопределённости имеет тенденцию к возрастанию, информация остаётся неверифицированной в плане её соответствия предметной реальности, всё более размываются основания для адекватной оценки информации. Переживания информационной реальности и предметной реальности в ситуации неопределённости утрачивает чёткую границу, а это чревато непредсказуемыми негативными последствиями, поскольку информация способна служить причинным фактором (это информационная причинность, действующая в системе кодовых зависимостей, то есть, в частности, в системах внутриличностных, межличностных и социокультурных связей).

Д.И.Дубровский справедливо полагает, что наряду с экологическим кризисом и другими хорошо известными глобальными проблемами (перенаселение, дефицит энергетических ресурсов и т.д.) угрозу существованию земной цивилизации представляет бурное, неконтролируемое разрастание информационной (виртуальной – у Д.И.Дубровского) реальности [49.C.54]. Это связано с негативным воздействием на управляющие регистры социальной саморегуляции, на закреплённые антропогенезом механизмы диагностики подлинной реальности, регулятивы межличностных и социальных взаимодействий, то есть как раз на фундаментальные коды культуры, которые защищены гораздо слабее в сравнении с генетическими кодами живых систем. Воздействия информационной реальности становятся сверхсильными, темп вызываемых ими изменений превышает адаптивные и эволюционные возможности управляющих систем на различных уровнях социальной самоорганизации, возникают сбои и «поломки» в функционировании фундаментальных кодовых связей.

Поэтому важнейшей задачей культуротворческой деятельности является освоение информационного мира, которое включает разумную редукцию избыточной информации путём её дезактуализации в коммуникативных контурах, оптимизацию в них с этой целью информационных фильтров (что бы ни говорили о свободе, такие фильтры всегда были, есть и будут, вопрос в том, для чего они и кто их устанавливает; разумеется, это мыслится не в качестве акций государства, а как необходимый результат культуротворческой деятельности); сюда относится редукция информации, преследующей экстремистские цели (противодействие разрушительным тенденциям в культуре, хаотизации социальной жизни). Центральная часть указанной задачи состоит в упорядочении, классификации, ценностном ранжировании феноменов информационной реальности, в оптимизации способов контроля над ней и взаимодействия между нею и предметной реальностью (тем, что некоторые философы именуют «реально реальным»).

Выше были охарактеризованы наиболее основные формы бытия. В их рамках существует неисчерпаемое множество более частных форм, или видов, бытия вплоть до единичных, например, данного животного, данного растения, данного человека, данной конкретной теории. Философия, наука, искусство, религия призваны как можно полнее и глубже постигать те или иные сферы и стороны бытия.


Каталог: jirbis -> files -> upload -> jirbis data2 -> base -> Avtoreferaty -> Dissertation
Dissertation -> Герои и героизм в культурно-историческом бытии народов европы и россии
Dissertation -> Процесс профессионального самоопределения городской молодежи
Dissertation -> Эпическое творчество Николая Клюева (организация мотивов) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Dissertation -> Структура многочленных фразеологических омонимов
Dissertation -> «Архетип» как категория философии культуры


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   17


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница