Термин «аналитическая философия» может обозначать следующее



Скачать 199.41 Kb.
Дата05.07.2018
Размер199.41 Kb.

налитич́еская филосо́фия (analytic philosophy, иногда analytical philosophy) — направление философии, ставшее в XX веке доминирующим в англоязычных странах. Подавляющее большинство сотрудников философских факультетов в таких странах как США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия, а также странах Скандинавии определяют себя в качестве аналитических философов.
Термин «аналитическая философия» может обозначать следующее:
(a) Определенный стиль философского мышления, способ философствования[1][2], ориентирующийся на идеалы ясности, точности и логической строгости мышления, а также его языкового выражения, достижимые путем применения методов формальной логики и анализа языка, а также привлечением результатов естественных наук[3][4].
(b) Определенные философские исследования начала XX века. В частности, работы представителей логического позитивизма. В этом смысле аналитическая философия определяется довольно узко. Такое определение отвергается многими современными философами-аналитиками. Аналитическая философия, определенная таким образом, предполагает следующее[5]:

Позитивистская точка зрения о том, что философских истин не существует и что задачей философии является логическое прояснение мыслей. Эта точка зрения может быть противопоставлена традиционному фундаментализму, в рамках которого философия рассматривается как особый, высший вид науки, изучающий фундаментальные причины и принципы всего[6]. Как результат принятия позитивистской точки зрения, многие философы-аналитики рассматривают свои исследования как продолжение (или придаток) естественных наук[7].

Точка зрения, что логическое прояснение мыслей может быть достигнуто лишь путем анализа логической формы философских предложений[8]. Логическая форма предложения представляет собой способ репрезентации этого предложения (обычно используя формальную грамматику или символизм какой-либо логической системы) для того, чтобы показать его сходство с другими предложениями того же типа. Тем не менее, аналитические философы по большей части не согласны друг с другом по поводу того, какова верная логическая форма предложений естественного языка[9].

Отрицание значимости всеобъемлющих философских систем в пользу более пристального внимания к деталям[10], здравому смыслу и обыденному языку[11].

Аналитическое движение, 1900—1960

Бертран Рассел


В узком смысле термин „аналитическая философия“ используется для обозначения особой философской программы, обычно датируемой приблизительно от 1900 до 1960 года.
Как правило, считается, что аналитическая программа в философии возникла в начале двадцатого века с работ английских философов Бертрана Рассела и Джорджа Эдварда Мура. Они отказались от доминировавших в то время в Великобритании форм гегельянства, обвинив его в идеализме и неясности[12][13], и начали разработку концептуального анализа нового вида, основанного на новых разработках в логике

Истоки: Фреге

Основная статья: Готлоб Фреге

Готлоб Фреге


В начале своей карьеры Бертран Рассел вместе с соавтором ряда совместных работ Альфредом Нортом Уайтхедом находился под сильным влиянием Готлоба Фреге. Наибольший вклад Готлоб Фреге внес в разработку логики предикатов. Последнее дало возможность исследовать логическую форму большего числа предложений, чем это было возможно ранее. Также Фреге был ключевой фигурой в немецкой философии математики начала двадцатого столетия. В противоположность взглядам Эдмунда Гуссерля, выраженным в работе „Философия арифметики“, с точки зрения которого, понятие кардинального числа выводится из психических актов группировки объектов и их пересчета[14], Фреге пытался продемонстрировать, что математика и логика обладают собственным обоснованием, независящим от суждений или ментальных состояний индивидуальных математиков и логиков (которые были основанием арифметики в рамках „психологизма“ Гуссерля). В работе Фреге „Запись в понятиях“ („Begriffsschrift“) современная логика разрабатывается на основе использования понятий смысла и значения. В дальнейшем Фреге развивал свою философию логики и математики в работах „Основания арифметики“ и „Основные законы арифметики“, в которых он предложил альтернативу психологическому объяснению понятия числа.
Как и Фреге, Бертран Рассел и Альфред Норт Уайтхед пытались показать, что математика сводима к фундаментальным логическим принципам. Их работа „Principia Mathematica“ (1910—1913) послужила причиной интереса многих философов к разработке символической логики. Кроме того, Бертран Рассел использовал логику предикатов Фреге в качестве основного инструмента при разработке философских вопросов, который, как он полагал, способен показать подлежащую структуру философских проблем. Например, английское слово „is“ имеет три различных смысла в логике предикатов:

в 'кошка is спит: слово is употребляется при предикации и означает, что 'x есть P': P(x)

в 'вот is кошка»: слово is употребляется как индикатор существования и означает, что существует некоторый x: ∃x

в 'три is половина шести': слово is употребляется как связка и означает, что x является тем же, что y: x=y


Рассел пытался разрешить различные философские проблемы, используя подобные ясные и строгие дистинкции, что нашло отражение в его знаменитом анализе определенных дескрипций в статье «Об обозначении»[15].

Анализ идеального языка

Людвиг Витгенштейн
Приблизительно с 1910 по 1913 год такие аналитические философы как Бертран Рассел и Людвиг Витгенштейн сфокусировались на создании идеального для философского анализа языка, который был бы свободен от двусмысленностей обыденного языка, постоянно приводящего, по их мнению, философов к ошибочным выводам. Это философское направление может быть названо «анализ идеального языка» или «формализм». На данном этапе Рассел и Витгенштейн пытались понять язык и, следовательно, философские проблемы, используя формальную логику для формализации философских утверждений. Людвиг Витгенштейн разработал систему логического атомизма в своей книге «Логико-философский трактат». Он утверждал, что мир представляет собой единую совокупность положений дел, и что эти положения дел могут быть выражены в языке логики предикатов первого порядка. Поэтому картина мира может быть построена путем выражения атомарных фактов атомарными пропозициями и соединением их при помощи логических операторов.

Логический позитивизм

Основная статья: Логический позитивизм
В конце 1920-х, в 1930-х и 1940-х годах формализм Рассела и Витгенштейна разрабатывался группой мыслителей из Вены и Берлина, которые объединили Венский кружок и Берлинское общество научной философии под общей доктриной логического позитивизма (или логического эмпиризма). В рамках логического позитивизма формально-логические методы использовались для подкрепления эмпиристского объяснения знания о мире[16]. Такие философы как Рудольф Карнап и Ганс Рейхенбах вместе с другими членами Венского кружка и Берлинского общества научной философии полагали, что истины логики и математики являются тавтологиями, а истины науки — верифицируемыми эмпирическими утверждениями. Эти два типа утверждений исчерпывают все множество значимых (осмысленных) суждений; все же остальное является бессмыслицей. Утверждения этики, эстетики и теологии рассматривались, соответственно, в качестве псевдоутверждений — ни истинных, ни ложных, а просто бессмысленных. Реакцией на логический позитивизм были настойчивые высказывания Карла Поппера о роли фальсификации в философии науки[17]. С приходом к власти Адольфа Гитлера и национал-социализма в Германии и Австрии многие члены Венского и Берлинского кружков были вынуждены бежать из страны. В основном они бежали в Великобританию и Америку, что привело в дальнейшем к доминированию логического позитивизма и аналитической философии в англоговорящем мире[18].
Логические позитивисты обычно придавали философии очень узкую роль. Для них философия ограничивалась прояснением мыслей и не обладала своим собственным предметом исследования. Позитивисты принимали верификационизм, согласно которому всякое осмысленное утверждение либо является аналитическим, либо может быть верифицированно на опыте. Это привело логических позитивистов к отрицанию многих традиционных проблем философии — а особенно проблем метафизики и онтологии — как бессмысленных.

Анализ обыденного языка

Основная статья: Философия обыденного языка
После Второй мировой войны в конце 1940-х и в 1950-х годах аналитическая философия обратилась к анализу обыденного языка. Это движение представляло собой продолжение поздней философии Витгенштейна, которая существенным образом изменилась по отношению к его ранним работам. В отличие от ранних аналитических философов (включая и раннего Витгенштейна), которые считали, что философы должны опасаться ловушек обыденного языка, создавая идеальные языки, философы обыденного языка осознали огромное количество тонких дистинкций, остававшихся незаметными при формулировке традиционных философских теорий или проблем. В то время как логический позитивизм фокусировался на логических терминах, которые, как предполагалось, должны быть универсальными и отделенными от случайных факторов (таких как культура, язык, исторические условия), философия обыденного языка подчеркивала употребление языка обычными людьми. Некоторые полагали, что философия обыденного языка строится на социологическом фундаменте, так как она фокусируется на употреблении языка в социальном контексте. Наиболее выдающимися философами обыденного языка в 1950-х годах были Джон Остин и Гильберт Райл. Некоторые полагают, что это движение обозначило возврат к философии здравого смысла, которой придерживался Дж. Э. Мур.
Сторонники философии обыденного языка часто пытались развеять философские проблемы, демонстрируя, что они являются результатом непонимания обыденного языка. За примерами можно обратиться к работам Райла (который пытался развеять «миф Декарта») или Витгенштейна.

1960 и после


В начале 1950-х годов логический позитивизм подвергся критике со стороны Витгенштейна в его книге «Философские исследования», Куайна в его статье «Две догмы эмпиризма» и Селларса в его работе «Эмпиризм и философия сознания». В 1960-х годах логический позитивизм и философия обыденного языка по большей части вышли из моды, а англоязычная философия стала включать в себя широкий ряд взглядов и методов. Тем не менее, подавляющее большинство философов в Великобритании и Америке все еще считают себя философами-аналитиками[19]. По большей части они считают так из-за того, что термин «аналитическая философия» перестал означать специфические философские программы, доминировавшие в англоязычном мире до 1960-х годов, и приобрел более широкое значение «аналитического» стиля, характеризующегося точностью и скрупулезностью относительно узких тем в противоположность «неточным или развязным обсуждениям широких вопросов»[20]. Эта интерпретация истории далека, однако, от общепризнанной, и ее противники сказали бы, что в ней вульгарно умаляется роль Витгенштейна в шестидесятых и семидесятых годах. Питер Хакер[21] придерживается витгенштейнианской точки зрения и считает, что большая часть современной философии, называющей себя аналитической философией, не заслуживает такого названия. Согласно Хакеру, в середине 1970-х частично по экономическим причинам центр философии сдвинулся из Великобритании в Соединенные Штаты, где никогда в достаточной мере не проявлялось влияние Витгенштейна. Здесь, под влиянием возрастающего престижа определенных научных и технологических разработок таких как компьютеры, нейрофизиология и хомскианская лингвистика, его наиболее мощные аргументы были просто упущены из виду. «То, что с точки зрения Витгенштейна было болезнями разума, большинству из которых он поддавался в молодости и над которыми он долго работал, чтобы уничтожить их, раскрылись в опасных видоизмененных формах».

[править]

Современная аналитическая философия
Несмотря на то, что современные философы, называющие себя «философами-аналитиками», сильно отличаются друг от друга по исследовательским интересам, принимаемым допущениям и используемым методам, а также зачастую отвергают фундаментальные предпосылки, определяющие аналитическую философию до 1960 года, под аналитической философией, в ее современном состоянии, обычно подразумевается особый стиль[22], характеризующийся точностью и доскональностью в отношении узких тем, а также сопротивлением «неточным и опрометчивым обсуждениям широких тем». В следующих параграфах коротко описываются наиболее важные области аналитической философии.

[править]

Философия сознания и когнитивная наука

Основная статья: Философия сознания

Дэвид Чалмерс
Бихевиоризм, мотивированный склонностью логических позитивистов к верификационизму, был наиболее заметной теорией в аналитической философии первой половины двадцатого столетия. Бихевиористы были склонны считать, что утверждения о сознании эквивалентны в особом смысле утверждениям о поведении и диспозициях к поведению, или что ментальные состояния прямо эквивалентны поведению или диспозициям к поведению. Позже бихевиоризм стал гораздо менее популярен, а распространение получили физикализм типа и функционализм, теории, в которых ментальные состояния отождествлялись с состояниями мозга. В этот период различные темы философии сознания были тесно связаны с такими проблемами когнитивной науки как модулярность сознания и врожденность ментальных способностей. Наконец в аналитической философии также есть немногочисленные сторонники дуализма, в частности, вновь возрожденного дуализма свойств, одним из видных сторонников которого является Дэвид Чалмерс[23].

Дэниел Деннет


Джон Сёрл полагает, что одержимость лингвистической философией в прошлом веке была вытеснена акцентированием внимания на философии сознания[24], в которой функционализм сейчас является доминирующей теорией. В последние годы основное внимание исследователей в философии сознания было приковано к «осознающему» сознанию (consciousness). И в то время как относительно модели «осознающего» сознания[25] как глобального нейронного пространства имеет место консенсус, существует множество точек зрения о том, как объяснить специфику. Наиболее известными теориями являются гетерофеноменология Дэниела Деннета, репрезентационализм Фреда Дретске и Майкла Тая, а также другие высокоуровневые теории Дэвида Розенталя, который защищает высокоуровневую модель мысли, или Дэвида Армстронга и Уильяма Ликана, которые защищают высокоуровнеые модели перцепции. Альтернативной высокоуровневой теорией является высокоуровневая модель глобальных состояний, выдвинутая Робертом ван Галиком[26].

[править]

Этика в аналитической философии

Основная статья: Этика


Первая половина двадцатого века была отмечена широко распространенным отрицанием этической философии, а также популярностью скептических подходов к понятию ценности (например, эмотивизм). В это время единственным нескептическим подходом к этике оставался утилитаризм. Тем не менее, интерес философов-аналитиков к этической проблематике вновь возродился как только в середине столетия влияние логического позитивизма пошло на убыль. Статья Г. Э. М. Энском «Современная моральная философия», изданная в 1958 году, вызвала возрождение аристотелевского ценностно-этического подхода, а книга Джона Ролза «Теория справедливости», изданная в 1971 году, возродила интерес к кантианской этической философии. В настоящее время в современной этической философии доминируют три школы: утилитаризм, этика ценностей и кантианство.
Другой важной особенностью этической философии второй половины двадцатого столетия (с 1970-х годов) стало большое внимание к практическому применению теорий, особенно в связи с проблемами окружающей среды, правами животных и множеством вопросов, возникшими из-за бурного развития медицинской науки[27][28][29].
В качестве оборотной стороны внимания к логике и языку в начале развития аналитической философии изначально можно было мало что сказать об предмете этики. Позиция, широко распространенная среди ранних аналитиков, заключалась в том, что предметы этики имеют несистематичный характер и лишь выражают личные отношения субъектов, о которых философия могла бы сказать либо совсем ничего, либо очень мало. Витгенштейн в своей Трактате отмечает, что ценности не могут быть частью мира, и если они вообще хоть чем-то являются, они должны каким-то образом находится за пределами мира, и что поэтому на языке, описывающем мир, нельзя о них чего-либо сказать. Одна из интерпретаций этого замечания нашла отражение в доктрине логического позитивизма о том, что утверждения о ценности — включая все этические и эстетические суждения — являются нонкогнитивными; то есть, не могут быть ни истинными, ни ложными. В действительности, как считалось, они являются лишь выражением отношения говорящего. Говоря «Убийство неправильно», согласно этой теории, говорящий выражал что-то вроде «Фууу, убийство» или говорил слово «убийство» с определенной долей осуждения. Социальная и политическая философия, эстетика и различные более специализированные предметы, такие как философия истории, вышли на некоторое время за рамки англоязычной философии.
В 1950-х годах в спорах снова начал время от времени возникать вопрос о том, действительно ли этические утверждения являются нонкогнитивными. Чарльз Стивенсон аргументировал в пользу экспрессивизма, Р. М. Хайр защищал точку зрения, получившую название универсального прескрептивизма. Филипа Фут представила ряд работ, в которых она атаковала все эти позиции, а коллапс логического позитивизма как сплоченной исследовательской программы привел к обновлению интереса к этике. Вероятно, наиболее влиятельными работами в этой области были работы Элизабет Энском, чья монография «Интенция» была названа Дональдом Дэвидсоном «самым важным рассмотрением действия начиная с Аристотеля», и повсеместно считалась шедевром моральной психологии. В статье «Современная моральная философия» любимая ученица и близкий друг Людвига Витгенштейна Г. Э. М. Энском ввела в философский лексикон термин «консеквенциализм», объявила объяснительную связку «есть-должен» тупиком, а также возродила своими исследованиями интерес к ценностной этике.

[править]

Аналитическая философия религии

Основная статья: Философия религии

Алвин Плантинга
Как и в отношении этической проблематики представители ранней аналитической философии старались избегать исследований в философии религии, зачастую объявляя проблемы философии религии метафизичными и бессмысленными (видным исключением является серия статей Майкла Фореста в журнале Mind в 1934—1935 годах, в которых затрагивались вопросы христианской доктрины сотворения мира и проблемы возникновения современной науки). Крах логического позитивизма обновил интерес к философии религии, побудив таких философов как Уильям Олстон, Джон Мэки, Алвин Плантинга, Роберт Мэрихью Адамс, Ричард Суинбёрн, Дэвид Алан Джонсон и Энтони Флю не только к постановке новых вопросов, но и к переоткрытию классических проблем, включая такие как природа чудес и аргументы в пользу и против бытия Бога[30].
Плантинга, Мэки и Флю обсуждали логическую корректность защиты свободы воли как способа разрешения проблемы зла[31]. Олстон, используя технику аналитической философии языка, работал над проблемой природы религиозного языка. Адамс исследовал отношения религиозной веры и нравственности[32].
Аналитическая философия религии также заботила и Людвига Витгенштейна, также он интересовался интерпретацией философии религии Сёрена Киркегора[33]. Используя рукописные заметки (которые позже были опубликованы в «Философских исследованиях», «Культуре и ценности» и других работах), такие философы как Питер Уинч и Норман Малкольм разработали то, что стало известно под название созерцательной философии, витгенштейнианскую школу мысли, укорененную в «традиции Суэнси», и которая объединяла среди прочих и таких витгенштейнианцев как Раш Рис, Питер Уинч и Д. З. Филипс. Термин «созерцательная философия» был предложен Д. З. Филипсом в его книге «Philosophy’s Cool Place», которая основывается на интерпретации пассажа из работы Витгенштейна «Культура и ценность»[34]. Эта интерпретация сначала была названа Каем Нилсоном «витгенштейнианский фидеизм», но те, кто считал себя витгенштейнианцами традиции Суэнси абсолютно отвергали это название и считали его карикатурой на позиции Витгенштейна; особенно это характерно для Д. З. Филипса[35]. Изучение этой интерпретации сделало Кая Нилсона и Д. З. Филипса наиболее заметными исследователями философии религии Витгенштейна[36].

[править]

Политическая философия

Основная статья: Политическая философия


Современная аналитическая философия в большом долгу перед Джоном Ролзом, который в серии статей (наиболее известны статьи «Два понятия правила» и «Справедливость как честность»), публиковавшихся с 1950-х годов, и книге «Теория справедливости» сформулировал тонкую и тщательно аргументированную защиту либерализма в политике. Эти исследования были продолжены в книге Роберта Нозика «Анархия, государство и утопия», представлявшей защиту либертарианства свободного рынка. Исайя Бёрлин заметно повлиял и на аналитическую политическую философию и на либерализм своей лекцией, озаглавленной «Два понятия свободы».
В последние десятилетия возникает критическое отношение к либерализму. Критика либерализма включает в себя феминистскую критику Катарины Маккиннон и Андреи Дворкин, коммунитаристскую критику Майкла Сандела и Аласдера Макинтайра (однако, следует отметить, что сами они избегают этого термина) и мультикультуралистскую критику Эми Гатмэнн и Чарльза Тэйлора. Несмотря на то, что Юрген Хабермас не является философом-аналитиком, он является важной фигурой в аналитической политической философии, его социальная теория смешивает социальную науку, марксизм, неокантианство и американский прагматизм.

[править]

Аналитический марксизм

Основная статья: Аналитический марксизм


Другим событие в области политической философии стало возникновение школы, известной под названием аналитического марксизма. Члены этой школы пытались применять технику аналитической философии наряду с инструментами современной социальной науки (например, теорией рационального выбора) для разъяснения теорий Карла Маркса и его последователей. Наиболее известным членом этой школы являлся профессор Оксфордского университета Дж. А. Коэн, чья книга «Теория истории Карла Маркса: Защита», опубликованная в 1978 году, считается отправной точкой возникновения этой школы. В своей книге Коэн попытался применить методы логического и лингвистического анализа для уточнения защиты материалистской концепции истории Карла Маркса. В число других крупных аналитических марксистов входят экономист Джон Роэмер, представитель социальной науки Джон Элстер и социолог Эрик Олин Райт. Все эти люди стремились, используя современные методы социальной науки (такие как теория рационального выбора), обосновать использование Коэном методов аналитической философии для интерпретации марксистской теории.
Сам Коэн позже заинтересовался политической философией Ролза и попытался сформулировать социалистскую теорию справедливости, которая контрастирует и с традиционным марксизмом, и с теориями, выдвинутыми Ролзом и Нозиком. В частности, Коэн указывает на известный принцип Маркса: «от каждого по способностям, каждому по потребностям».
Морис Корнфорт, который был студентом и другом Витгенштейна, занимался ортодоксальным диалектическим марксистом и стал официальным философом Коммунистической партии Великобритании. В 1960-х годах он отказался от некоторых догматических взглядов и попытался согласовать марксизм с аналитической философией.

[править]

Коммунитаризм

Основная статья: Коммунитаризм


Коммунитаристы — Аласдер Макинтайр, Чарльз Тэйлор, Майкл Уолцер и Майкл Сандел — выступили с критикой либерализма. В своей критике они использовали техники аналитической философии для того, чтобы обособить ключевые допущения либеральных индивидуалистов (таких как Ролз), а затем подвергали критике эти допущения. В частности, коммунитаристы критиковали либеральное допущение о том, что индивид может рассматриваться абсолютно автономно от общества, в котором он живет, и которым он воспитан. Со своей стороны они выдвинули такую концепцию индивида, которая подчеркивает роль, которую играет общество в формировании ценностей, мыслей и мнений любого индивида.

[править]

Аналитическая метафизика

Основная статья: Метафизика


Одним из наиболее существенных разрывов с ранней аналитической философией было возрождение метафизического теоретизирования во второй половине двадцатого века. Такие философы как Дэвид Келлог Льюиз и Дэвид Армстронг разработали законченные теории по ряду проблем, связанных с универсалиями, каузацией, возможностью и необходимостью, абстрактными объектами.
Среди исследований, приведших к возрождению метафизики, было нападение Куайна на дистинкцию между аналитическим и синтетическим, которая, как это общепризнанно, подрывает выдвинутую Карнапом дистинкцию вопросов существования, внутренних по отношению к каркасу, и внешних вопросов[37].
Метафизика, восстановленная после нападок А. Дж. Айера и логических позитивистов, остается плодотворной областью исследований. И несмотря на то, что многие проблемы достались аналитической философии в наследство от философов прошлого, метафизические споры остаются актуальными. Проблема фикции, проблема пустых имен и спор о том, является ли существование свойством, превратились из неугодных и неясных проблем в проблемы, заслуживающие пристального внимания, в связи в тем, что в них был внесен новый дух, возникший из рассмотрения проблем свободы воли, возможных миров и философии времени[38][39].
Наука также играла важную роль в возрождении метафизики. Специальная теория относительности оказала сильное влияние на философию времени, а квантовая физика часто используется в спорах о свободе воли[40]. Кроме того, оправдание весомости, придаваемой научным подтверждениям, следует искать в склонности большинства философов к принятию научного реализма и натурализма.

[править]

Философия языка

Основная статья: Философия языка


Философия языка представляет собой еще одну область философии, темпы развития которой, несмотря на тот факт, что ряд центральных фигур современной философии называют ее первичной областью исследования, существенно замедлились. Действительно, несмотря на то, что споры в философии языка не утихают, авторитетом пользуются работы представителей аналитической философии первой половины двадцатого столетия: Готлоба Фреге, Бертрана Рассела, Людвига Витгенштейна, Джона Остина, Альфреда Тарского и У. В. О. Куайна.

Сол Крипке


Во второй половине двадцатого века наиболее влиятельными были работы Сола Крипке и Дональда Дэвидсона. Так, например, книга Крипке «Именование и необходимость» вообще является одной из наиболее влиятельных книг второй половины двадцатого века. Фактически эта книга представляет собой критику дескриптивистских теорий собственных имен. Крипке приписывает различные варианты дескриптивистских теорий Фреге, Расселу, Витгенштейну, Сёрлу и ряду других философов. Согласно дескриптивистским теориям, либо собственные имена синонимичны дескрипциям, либо же референция собственных имен определяется ассоциацией имени с дескрипцией или кластером дескрипций, которые уникальным образом выполняются некоторым данным объектом. Крипке отрицает оба эти вида дескриптивизма. Он приводит различные примеры, нацеленные на обнаружение неадекватности дескриптивизма как теории тех факторов, которые определяют референцию имен (например, Аристотель мог бы умереть в возрасте двух лет, и поэтому он не выполнял бы ни одной дескрипции, которые ассоциированы с его именем, кроме того, было бы ошибочно отрицать, что он являлся Аристотелем). В качестве альтернативы Крипке описал в общих чертах каузальную теорию референции, согласно которой, имя указывает на объект благодаря наличию каузальной связи с объектом через сообщества говорящих. Он указывает, что собственные имена в отличие от большинства дескрипций являются жесткими десигнаторами. Собственное имя указывает на поименованный объект во всяком возможном мире, в котором этот объект существует, в то время как большинство дескрипций обозначают различные объекты в различных возможных мирах. Например, имя «Никсон» указывает на одну и ту же личность во всех возможных мирах, в которых Никсон существует, но дескрипция «человек, выигравший президентские выборы в США в 1968 году» может указывать на Никсона, Хамфри или кого-то еще в разных возможных мирах. Также Крипке обратил внимание на апостериорные необходимости — факты, являющиеся необходимо истинными, но такие, что они могут быть известны только при помощи эмпирических исследований. Примеры апостериорных необходимостей включают в себя такие утверждения как «Гесперус есть Фосфорус», «Цицерон есть Туллий», «Вода есть H2O» и другие тождества, в которых два имени указывают на один и тот же объект. Наконец, Крипке сформулировал аргумент против материализма в отношении тождества в философии сознания, то есть, против точки зрения, что всякий ментальный факт тождественен некоторому физическому факту. Крипке полагает, что единственный способ защитить этот взгляд состоит в том, чтобы интерпретировать тождество как апостериорное необходимое тождество, но такое тождество — например, тождество боли и раздражения C-волокон — не могло бы быть необходимым, учитывая тот факт, что возможна боль, которая не имеет отношения к раздражению C-волокон. Подобные аргументы были выдвинуты Дэвидом Чалмерсом. Крипке также прочитал свои знаменитые лекции по философии имени Джона Локка в 1973 году в Оксфорде. Озаглавленные «Референция и существование», во многом отношении они представляют собой продолжение идей, изложенных в книге «Именование и необходимость», и содержат интересный материал по проблеме вымышленных имен и перцептивных ошибках. Тем не менее, они не были опубликованы и официально досутпы лишь в виде ксерокопии в университетской библиотеке, а всякое копирование или цитирование этих лекций возможно лишь с разрешения Крипке.

[править]

Философия науки

Основная статья: Философия науки

Пол Фейерабенд
В последние сорок лет в дискуссиях по проблемам философии науки доминирующее положение занимают социально-конструктивистские и когнитивно-релятивистские теории науки, которые представляют собой реакцию на философию науки Карла Поппера, предложившего критерий фальсификации в качестве ответа на проблему демаркации науки и не-науки. Томас Кун является одним из наиболее философов науки, принадлежащих к социальным конструктивистам, а Пол Фейерабенд представляет позицию когнитивных релятивистов. Дискуссии по проблемам философии биологии также значительно расширились, особенно в связи с недавними спорами по вопросам эволюции. В первую очередь необходимо отметить работы Дэниэла Деннета и, в частности, его книгу «Опасная идея Дарвина» (1995).

[править]

Эпистемология

Основная статья: Эпистемология


Благодаря по большей части статье Эдмунда Геттьера «Является ли знанием истинное и обоснованное убеждение?», опубликованной в 1963 году, в последние 50 лет эпистемология в рамках аналитической философии стала довольно популярной. Большая часть современных эпистемологических исследований направлена на разрешение представленных примерами Геттьера проблем традиционной модели знания как истинного и обоснованного убеждения. Другие области эпистемологических исследований концентрируются около понятий базисного знания, природы доказательства, роли интуиции в обосновании, а также около трактовки знания в качестве примитивного (то есть, далее неанализируемого) понятия.


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница