Теория функциональной системы как методологическая основа нейрофизиологии поведения


ВЫДЕЛЕНИЕ ПОВЕДЕНЧЕСКОГО АКТА В КОНТИНУУМЕ ПОВЕДЕНИЯ



страница4/14
Дата10.05.2018
Размер0.53 Mb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
ВЫДЕЛЕНИЕ ПОВЕДЕНЧЕСКОГО АКТА В КОНТИНУУМЕ ПОВЕДЕНИЯ

Для того чтобы изучать нейрофизиологические механизмы систем­ных процессов поведенческого акта, совершенно необходимо иметь воз­можность выделять поведенческий акт в континууме поведения.

При рефлекторной трактовке поведения предполагается, что любое поведение складывается из отдельных рефлексов. Единицей поведе­ния является одиночная реакция на одиночный стимул. Р. Шовен [65] называет такой подход «атомистическим» и замечает, что реакции «... никогда не бывают изолированными; их вычленение приводит к не­возможности какой бы то ни было интерпретации как самих этих реак­ций, так и поведения г< целом. Для этологов понятие рефлекса в узком смысле — не побоимся сказать это — лишено смысла» (стр. 11). После­довательное поведение при рефлекторной трактовке рассматривается как «цепной рефлекс», т. е. как последовательный ряд реакций на со­ответствующие стимулы, появляющиеся в результате предыдущих дей­ствий. П. Милнер [41] отмечает, что «...при многих реакциях одно и то же движение выполняется несколько раз, но в каждом случае за ним следует разное движение; тогда возникает проблема: каким образом два разных движения могут вызываться по механизму условного реф­лекса одним и тем же сигналом обратной связи. Конечно, можно не­сколькими путями обойти эту трудность, но простая исходная теория не выдерживает груза необходимых дополнений и изменений» (стр. 121).

У бодрствующего животного понятия «стимул» и «реакция» не поз­воляют однозначно выделить поведенческий акт. Наличие поведенче­ских актов без очевидных внешних стимулов («ложные старты», «моти-вационные рефлексы», «межсигнальные реакции», «реакции на время» и т. п.) показывает, что процессы, определяющие действие, имеют мес­то задолго до «стимула», что в значительной степени осложняет опреде­ление действительного момента начала процессов, относящихся к дан­ному поведенческому акту. Что касается «реакции», то это не столько обозначение какой-либо определенной качественной реальности в по-



91

ведении, сколько синоним философской категории «следствие», не имеющей смысла вне отношения к «стимулу». Понятия «стимул» и «реакция» являются в действительности философскими и могут вклю­чать любые изменения во внешней среде (стимулы) и любые изменения в организме, следующие за стимулом (реакции). Эта расплывчатость понятий стимула и реакции не позволяет выделить именно отдельный поведенческий акт. В действительности, для описания элементов пове­дения приходится прибегать к таким терминам, как, например, «реак­ция глотания», «реакция побежки» и т. п. В таких терминах отражается, с одной стороны, методологический принцип механистического детер­минизма, согласно которому поведенческий акт — «реакция», а с другой стороны, выделение поведенческого акта осуществляется фактически при игнорировании этого принципа. В самом деле, «побежка» характе­ризует отрезок поведения только с феноменологической стороны, при­чем вне зависимости от того, имеется или нет какой-либо стимул. Вве­дение «стимула» все равно не приводит к однозначности выделения па­ры «стимул — реакция», так как реакцией, например, на пищевой условный сигнал можно считать и поворот головы животного в сторону кормушки, и побежку, и захват корма, и слюноотделение, и изменение дыхания, и изменение сердечной деятельности и т. д. И в то же время побежку можно рассматривать как «реакцию» на поворот головы, а захват пищи — как «реакцию» на побежку и т. д. В действительности, только предполагаемая «нервная связь» между определенными анатоми­ческими структурами, например между «глазом и слюнной железой», позволила бы выделить тот или иной «рефлекс», но тогда образуется порочный логический круг: нельзя же изучать механизмы феномена, выделенного только по предполагаемым механизмам.

С точки зрения теории функциональной системы отдельный поведен­ческий акт направлен на достижение определенного результата и мо­жет быть выделен именно по результату, т. е. по тому событию, которое он вызывает во внешней среде и для достижения которого он осущест­вляется. Результат имеет вполне определенные свойства и значение в функциональной системе, выделяемые по разным критериям [8, 49]. Здесь мы рассмотрим только те признаки результата, на основании ко­торых результат может быть определен при внешнем наблюдении пове­дения.

Поскольку мы рассматриваем поведение, которое в самом широком смысле может быть определено как «уравновешивание организма со средой» (И. П. Павлов), то первое свойство результата именно пове­денческого акта состоит в том, что результат — это определенное со­отношение организма и внешней среды, т. е. событие. Любой поведен­ческий акт вызывает многочисленные изменения во внешней среде, ко­торые являются безразличными, а иногда даже вредными для организма. В соответствии с терминологией теории функциональной системы ре­зультатом поведенческого акта мы будем называть именно события, т. е. организованные совокупности элементов среды, которые могут быть использованы в поведении. Все побочные изменения внешней сре­ды будем называть следствиями и не будем рассматривать в настоя­щей работе. То обстоятельство, что «события» характеризуют именно соотношения внешней среды и организма, а также включенность любой конкретной частной цели в иерархию целей, а следовательно, и в струк­туру памяти или жизненного опыта организма, автоматически делает понятие «результат» применимым только к «знакомым» организован­ным совокупностям элементов внешней среды. Результатом могут быть все так называемые «значимые» стимулы: врожденные «релизеры» или приобретенные «условные сигналы». Поскольку, согласно теории функ­циональной системы, поведение целенаправленно и все действия детер­минированы целью, которая «переводится» действием в результат, то



92

второе свойство результата состоит в том, что результат — это событие, которое прекращает действия, направленные на его достижение.

Так как цели в структуре опыта организованы иерархически и лю­бые внешние факторы становятся целью только в том случае, если при­ближают организм к достижению цели «выжить», то в континууме по­ведения достижение какого-либо результата позволяет животному пе­рейти к достижению следующей цели. Поэтому третье свойство результата состоит в том, что результат обусловливает начало следую­щего поведенческого акта, детерминированого следующей целью в по­следовательности целей, ведущих к удовлетворению конкретной моти­вации и достижению целей «выжить». Именно поэтому «стимул», т. е. результат предшествующего поведения, является только триггером по­следующего поведения, в то время как специфика последующего пове­дения определяется моделью будущего события, т. е. целью.

Эти три внешних свойства результата позволяют достаточно одно­значно определять некоторые результаты поведения и, следовательно, выделять отдельные акты в континууме поведения. На наш взгляд, эту мысль очень хорошо выразил В. Ф. Сержантов: «Осуществленный функ­циональный акт, заканчивающийся определенным результатом, обуслов­ливает переход организма к другим подобным актам. Таким образом, каждый отдельный акт качественно отграничен во времени как от пред­шествующих, так и от последующих явлений жизнедеятельности. В движении жизни от одного результата к другому находит своеобраз­ное выражение ритмика ее на уровне организма» [49, стр. 73]. Таким образом, согласно теории функциональной системы, поведенческий акт может быть выделен как отрезок поведенческого континуума от одного результата до другого.

Последовательно осуществляясь во времени, эти акты образуют не «цепь», а иерархию, так как цели организованы иерархически в соот­ветствии с общей целью выжить и любой результат оказывается состав­ленным, из более конкретных результатов и сам входит в состав более «общего» результата. В рассмотренном выше примере поведения, воз­никающего после применения пищевого условного сигнала, порция пи­щи является достаточно крупным результатом, для достижения кото­рого осуществляется все рассмотренное поведение. Этот результат до­стигается в свою очередь через последовательное достижение более частных результатов, которыми являются и изменения обстановки при повороте головы, и изменения положения животного в пространстве при осуществлении побежки. С другой стороны, порция пищи является толь­ко частным результатом в поведении, направленном на удовлетворение мотивации голода. Описание действительной иерархии целей потребо­вало бы знания всего субъективного жизненного опыта животного, од­нако в качестве примера можно ограничиться перечислением только не­которых явных событий, которые входят в иерархию целей и результа­тов: «быть сытым» — «съесть порцию пищи» — «быть около кормуш­ки»— «увидеть кормушку» — «получить условный сигнал». Цель «съесть порцию пищи» включает в себя все предшествующие цели и са­ма включена как элемент в систему в более общую цель «быть сытым».

В соответствии с этой произвольной гипотетической иерархией ре­зультат, например «быть около кормушки», достигается всем предше­ствующим поведением, в том числе и действием поворота головы, при­водящим к собственному частному результату — «увидеть кормушку».

Таким образом, вводя представление об иерархической организации целей в структуре опыта организма, теория функциональной системы позволяет выделить отдельный поведенческий акт любой степени «дроб­ности» в соответствии с достигаемым им результатом, не вырывая его из континуума поведения и не дробя поведение на отдельные «атомы». Четкое появление одного и того же действия вслед за одним и тем же



93

«стимулом» является частным случаем целенаправленного поведения,, когда в определенной ситуации постояннная цель может быть достигну­та одним и тем же способом и только при наличии одного и того же-предшествующего результата — «стимула».

Эта ситуация является наиболее удобной для изучения нейрофизио­логических механизмов системных процессов, так как в случае постоян­ного «стимула» — результата предшествующего действия и «стимула»—■ результата последующего действия легко может быть выделен интер­вал между двумя результатами, в котором вся активность направлена на достижение только одной цели, т. е. может быть выделен отдельный поведенческий акт.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница