Теория функциональной системы как методологическая основа нейрофизиологии поведения


КАЧЕСТВЕННОЕ ОТЛИЧИЕ ПОВЕДЕНИЯ ОТ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ



страница2/14
Дата10.05.2018
Размер0.53 Mb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
КАЧЕСТВЕННОЕ ОТЛИЧИЕ ПОВЕДЕНИЯ ОТ ЭЛЕМЕНТАРНЫХ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ

Физиология с самого начала складывалась как экспериментальная и аналитическая наука. Нейрофизиологические понятия, такие, как разд­ражение, возбуждение или торможение, афферентация или эфферента-ция и т. д., создавались для характеристики процессов, протекающих в отдельных морфологически выделяемых структурах. По многим причи­нам экспериментирование долгое время было возможным только на пре­паратах животных, у которых отсутствует естественное поведение.

Приступая к созданию физиологии поведения, И. П. Павлов поставил задачу изучения поведения как соотношения со средой именно целост­ного организма: «... грандиозная сложность высших жак и низших орга­низмов остается существовать как целое только до тех пор, пока все ее составляющее тонко и точно связано, уравновешено между собой и с окружающими условиями. Анализ этого уравновешивания системы и со­ставляет первейшую задачу и цель физиологического исследования как чисто объективного исследования» [44, стр. 337].

Однако, сосредоточив основные усилия именно на анализе деятель­ности мозга, учение о высшей нервной деятельности положило в основу представлений о механизмах целостного поведенческого акта уже суще­ствовавшее в физиологии аналитическое понятие «рефлекс», разработан­ное для описания процессов, имеющих место у препаратов, т. е. именно в отсутствие целостного поведения. Применение аналитического понятия «рефлекс» /к анализу механизмов целостного поведения привело к тому, что качественная специфика именно целостного поведения осталась в стороне от основной линии физиологических исследований.

Смешение понятий, характеризующих деятельность разобщенных фи­зиологических механизмов и деятельность целостного организма, долгое (время не позволяло видеть саму проблему целостности, так как «возбуж­дение нейронов» в сумме давало «возбуждение центра» и даже «возбуж­дение мозга», а «торможение рефлекса» объяснялось «торможением ней­ронов» соответствующих центров. Это «энергетическое» описание про­текающих в организме и обеспечивающих поведение процессов требова­ло и «энергетического» описания среды как совокупности отдельных «раздражителей» или «стимулов». Соотношение организма и среды в, поведении фактически сводилось к соответствию между элементами раз­дражения и элементами реакции.

Развитие идей И. П. Павлова о системности высшей нервной дея­тельности привело к созданию теории функциональной системы [П. К- Анохин, 3—13], отразившей качественное своеобразие механизмов целостного поведения по сравнению с рефлекторными механизмами спи-нальных препаратов и наркотизированных животных. Соотношение тео­рии функциональной системы с учением о высшей нервной деятельности,



6* 83

на наш взгляд, прекрасно раскрыто В. Ф. Сержантовым: «...теория функ­циональной системы выросла из рефлекторной теории в павловском ее ■понимании, является продолжением последней, но вместе с тем, в из­вестном смысле, и ее отрицанием. Однако отрицание это является диа­лектическим» [49, стр. 70].

Теория функциональной системы была создана П. К. Анохиным на основе физиологических фактов, вскрывших качественную специфич­ность процессов интеграции различных физиологических процессов вод­но целое— функциональную систему целостного поведения. Тем самым был открыт совершенно новый вид процессов в целостном организме, вид системных процессов или «процессов организации физиологических процессов».

Открытие системных процессов внутри организма автоматически ве­дет к определенной трактовке как среды, так и соотношения организма и среды. В отличие от материально-энергетических отношений между локальным воздействием и локальной рефлекторной реакцией, имеющих место у наркотизированных или спинальных препаратов, поведение представляет собой средство двустороннего информационного соотно­шения организма со средой.

Высокоорганизованные организмы существуют в организованной среде: в процессе эволюции этим организмам (приходилось приспосабли­ваться к таким факторам среды, ,как поведение объекта охоты или хищ­ника, наличие материала для постройки гнезда или поведение полового партнера и т. п. Все эти приспособления требовали интегральной оценки отдельных материально-энергетических воздействий и отношения к опре­деленной их организации как к целому, т. е. к предмету.

Элементы среды воздействуют на отдельные рецепторы организма в форме различных отдельных энергий; предмет, т. е. организованная со­вокупность элементов среды, .может находить даже и пассивное отраже­ние только в организации активности многих рецепторов, когда организм выступает как целое. В поведении отражение внешней среды не только предметно, но и активно; организм постоянно ищет и добывает нужную ему для выживания информацию в отличие от препарата, (который дей­ствительно «подвергается действию стимула».

Процессы внутри организма в поведении также не сводятся к энер­гетическим процессам «возбуждения и торможения». Сама по себе лю­бая совокупность возбужденных элементов не создает феномена пове­дения. Именно процессы согласования всех элементов и организация их •в единое целое, в котором все «тонко и точно овязано, уравновешено между собой и с окружающими условиями», именно эти процессы орга­низации составляют сущность внутренних механизмов поведения целост­ного организма, а вовсе не «возбуждение (клеток рабочего органа» само по себе.

Системный щодход заставляет рассматривать поведение как соотно­шение организации среды и организации процессов внутри организма. И детерминация поведения внешней средой выступает как детермина­ция организации процессов внутри организма именно организацией внешней среды.

Как «жизнь характеризуется не какими-либо определенными свойст­вами, а особенной, специфической комбинацией этих свойств» [42, стр. 36], так и поведение представляет собой не какие-то особые про­цессы, а специфическую организацию процессов физиологического уров­ня. Процессы организации качественно специфичны и двусторонни: ор­ганизация среды обусловливает организацию процессов внутри организ­ма, что в свою очередь приводит к организованным воздействиям орга­низма на среду и к новой организации среды и т. д. Весь этот постоян­ный циклический процесс в системной терминологии и обозначается об­щим термином «поведение».

84

Биологическое существование организма обеспечивается, как извест­но, за счет поглощения организованности, или «негэнтропни», химиче­ских связей [67]. Этот принцип является общим для всего живого, вне зависимости от сложности организма. Поведение многоклеточных, и особенно высокоорганизованных, организмов можно рассматривать как развитие этой способности и использование организмом для поддержа­ния своей целостности и организованности не только организации хими­ческих связей, но и других, более высоких форм упорядоченности внеш­ней среды, в связи с чем «...приспособление к ней организмов приобре­тает качественно новую форму, связанную с отражением свойств объек­тивно-предметной действительности» [33, стр. 49]. Таким образом, в осно­ве поведения как качественно специфической формы приспособления це­лостного организма к предметной среде лежат системные механизмы организации отдельных физиологических процессов в единое целое — в функциональную систему.

Системные процессы имеют много аспектов рассмотрения. Теория функциональной системы создает основу для описания поведения в тер­минах собственно системных процессов, т. с. процессов соотношения внешней и внутренней организации. Обмен организованностью между организмом и средой может быть описан только системными категория­ми, которые характеризуют внешнюю среду и процессы внутри организ­ма с точки зрения их соотнесения. Внешняя среда должна характеризо­ваться не только определенной организацией ее элементов во времени и пространстве, но и наличием у изучаемого организма возможности так или иначе использовать эту организацию элементов среды в поведении. Процессы в организме в свою очередь должны характеризовать не толь­ко определенную организацию элементов организма, но и связь этой ор­ганизации с определенными внешними событиями, поэтому понятия тео­рии функциональной системы, такие, как «цель» или «результат», «па­мять» или «мотивация», одновременно обозначают как определенную организацию среды, так и определенную организацию элементов внутри организма. В настоящее время фактически создан только «остов» сис­темного понятийного аппарата, и отдельные понятия будут постоянно уточняться, однако это уточнение должно осуществляться на основе кон­кретного фактического материала.

Как отмечал К. Лешли, рефлекторная теория «имеет преимущество простоты, чем и объясняется ее полулярностыкак лозунга» [35, стр. 188]. Системные категории лишены этого преимущества. Они не относятся к числу традиционных или интуитивно ясных, тем не менее по изложен­ным выше методологическим соображениям задачи нейрофизиологиче­ского изучения механизмов 'поведения должны вытекать именно из сис­темного описания ^поведения как обмена организованностью между ор­ганизмом и средой.




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница