Теории социетальной эволюции и становление институтов глобального общества: альтернативные интерпретации и объяснительные мод



Скачать 460.06 Kb.
страница3/14
Дата05.05.2018
Размер460.06 Kb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
Механизмы институциональной эволюции

Ричерсон и Бойд предложили гипотезу институциональной эволюции сложных обществ голоцена как результата ряда «временных приспособлений», обходных путей (work-around), позволяющих отчасти использовать более древние социальные инстинкты, отчасти – обойти их. По их мнению, возникновение стратифицированных, обладающих политической организацией обществ около 5000 лет назад, нуждавшихся, по мере роста разделения труда, во всё более сложных и иерархических институтах управления, координации и контроля, стало серьёзным испытанием для сложившихся в течение десятков тысячелетий «социальных инстинктов», которые позволяли (и по сей день позволяют) людям переносить лишь минимальное количество неравенства, принуждения и контроля. «Культурная эволюция сложных обществ в эпоху голоцена должна была обойти (to work around) эти неудобные реальности наших древнейших и племенных [социальных] инстинктов, используя содержащиеся в них просоциальные элементы, и при этом ловко обогнуть элементы, не отвечающие требованиям больших социальных систем» [38, p. 200]. К главным типам таких институциональных «обходных путей» эти авторы относят:

Принудительное господство, позволяющее обществу-победителю навязать власть и контроль группе побежденных, «привязанных» к завоеванной территории способом поддержания существования (так, например, кочевые империи обретали власть над оседлыми аграрными обществами) [20; 21; 6]. Разумеется, насилие и принуждение распространены и в племенных обществах (например, для поддержания равенства в доступе к ресурсам), однако масштабы этого явления ограничены. Формальные и обезличенные институты более эффективны для принудительного поддержания порядка в сложных обществах. Они предполагают высокую степень организации и разделения труда, однако возникновение ролей, каст или классов, специализирующихся на выполнении «силовых» функций, может порождать риски злоупотребления ими властью в узкоэгоистических целях, что, в конечном счете, усиливает социально-экономическое неравенство в масштабах, делающих вероятным открытый конфликт.

Сегментарную иерархию управления и контроля, использующую в разных сочетаниях аскриптивные и меритократические принципы заполнения позиций в формальной политической системе. Каждый из уровней иерархии воспроизводит некоторые существенные черты небольшого клана, т.е. основан на описанных выше социальных механизмам реципрокации, группового отбора, а также на способности лидеров сохранять свою легитимность на уровне личного взаимодействия с ближайшим кругом соратников8. С неизбежным в больших обществах увеличением числа звеньев такой вложенной иерархии управления и контроля возрастают риски конфликта интересов между верхними и нижними «этажами», а также утраты управляемости из-за недостаточной легитимности локального лидера в наиболее слабом звене (в этой ситуации низы с большой вероятностью будут рассматривать его как марионетку, выполняющую волю вышестоящих лидеров). Преимущества сегментарных иерархий не менее очевидны, чем их недостатки: сохранение неформального авторитета лидеров на всех уровнях служит важнейшим источником легитимности политической организации в целом, однако оно же остаётся причиной её уязвимости. Формализация же властных отношений стабилизирует управление и контроль, но с большой вероятностью ведёт к возникновению жёстких барьеров на пути одаренных «низовых» лидеров в элиту, порождая условия для появления организованной оппозиции в случае социального недовольства масс [38, p. 201-202].



Использование символических систем. Уже позднепалеолитические охотники и собиратели демонстрировали выраженные региональные различия в материальной культуре, ритуалах и т.п. Экспрессивные символы маркировали границы родственного клана, облегчая распознавание «своих» и делая более эффективной работу описанных выше древних «социальных инстинктов», в том числе механизмов родственного отбора. Этнографические данные об охотниках и собирателях также подтверждают роль локальных культурных символов в проведении границ между группами [например, 27; 49]. Таким образом, уже в ранний период символически очерченные границы между группами начинают играть ведущую роль в процессах социальной интеграции и дифференциации, надстраиваясь над более древними эволюционными механизмами, обеспечивающими возникновение и поддержание семейных и племенных связей, а иногда и заменяя их. Усложнение политической и социальной организации первых аграрных обществ сопровождалось ростом роли символов, прежде всего религиозных, подобных всё более монументальным храмовым и ритуальным комплексам, которые служили культурными и идеологическими центрами первых городов-государств Междуречья и Египта. Расширение границ усложнявшихся территориальных сообществ вело к постоянному росту гетерогенности социального окружения, т.е. к ситуации, когда абсолютное большинство индивидов взаимодействовало скорее с «чужаками», нежели со «своими» с точки зрения родства и общности происхождения. Это вело к возникновению всё более сложных и изощрённых способов использования возникших в древности «временных приспособлений» символического маркирования границ между своей группой и чужими группами для укрепления новых солидарностей и новых групповых лояльностей, а также для поддержания культурно-идеологических барьеров между сообществами. Возможности инструментального использования и даже преднамеренной эксплуатации культурного символизма, задающего территориальные рамки того, что позднее превратится в «этнический феномен» [45], неоднократно описывались, в том числе в работах, в которых само присутствие в индустриальных обществах механизмов этнической интеграции, основанных на структурах родства, ставится под сомнение или даже объявляется результатом социального конструирования9. Социально-психологические исследования прекрасно иллюстрируют и силу, и опасности межгрупповой дискриминации, проводимой зачастую на основании случайных когнитивных признаков категоризации, идентифицирующих свою и чужую группы [43; 9]. В современных обществах нетрудно найти иллюстрации значимости символических границ и культурных маркеров, относящиеся к языковым диалектам или религиозным и субкультурным символам, а также обнаружить примеры их воздействия на групповой фаворитизм и дискриминацию чужаков. Как отмечают Ричерсон и Бойд, возникновение глобальных движений, угрожающих сложившейся системе межгосударственных отношений и формирующих свою идентичность на основании изменчивого набора религиозных, культурных или идеологических символов, указывает на границы эффективности «временных решений», найденных до сих пор в процессе культурной эволюции [38].

Легитимные институты. В этой наименее проработанной части теории институциональной эволюции речь идёт о легитимации существующих социальных сегментов, символических институтов и властных иерархий в глазах большинства. Эта легитимация достигается и закрепляется с помощью кодификации права, рационально организованной бюрократии, социально эффективного распределения прав собственности и тех или иных форм политического участия. Ощущение справедливости и правильности существующего институционального порядка может достигаться разными средствами — от политического участия и влияния на представительство в законодательной и исполнительной власти в индустриальных и постиндустриальных обществах до прямого участия в работе советов деревенских старейшин или народных собраниях, возможности прямого обращения к вождям или религиозным лидерам и т.п. в сложных обществах древности. Легитимные институты, в отличие от принудительных, основаны на совместности норм, равно обязывающих тех, кто получает выгоду от их соблюдения, и всех остальных, что предполагает некоторую общность интересов со стороны первых и вторых. Отсутствие общественного доверия («фидуциарной установки», в терминах Парсонса) по отношению к существующему институциональному порядку может порождать кризис легитимации и революционную мобилизацию масс. Другой проблемой легитимных институтов является их внутренняя уязвимость для инструментального использования специальными группами интереса, всё более очевидная в современных демократиях и требующая поиска новых «обходных путей». Легитимные институты представляют собой интересный пример исторической вариативности дизайна и трудностей воспроизводства однажды найденных институциональных инноваций: так, модель бюрократической системы правления, основанной на меритократическом принципе отбора персонала, была впервые опробована две с небольшим тысячи лет назад в период правления династии Хань в Китае и просуществовала до эпохи Тан, т.е. до седьмого века нашей эры. Попытки воспроизвести эту систему предпринимались во многих современных обществах, никогда не достигая эффективности исходного образца [ibid].

Концепция институциональных «обходных путей» позволяет, судя по некоторым приведённым примерам, обрисовать и истоки универсализма ряда институциональных решений, сохраняющих свои контуры в многообразии сложных обществ, и причины исторической изменчивости и ограниченной (во времени и пространстве) эффективности ранее найденных временных решений. Она, однако, пока не включает в себя явным образом социально-географическое и временное измерения, позволяющие увидеть внутренние механизмы институциональной эволюции в разных типах сложных обществ, существовавших параллельно или последовательно сменявших друг друга.


Каталог: data -> 967
data -> Программа итогового междисциплинарного государственного экзамена по направлению
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
967 -> Социология религии
967 -> ПсихолДеловОбщен-пс4(Мартынова)


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница