Теории социетальной эволюции и становление институтов глобального общества: альтернативные интерпретации и объяснительные мод



Скачать 460.06 Kb.
страница1/14
Дата05.05.2018
Размер460.06 Kb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

И.Ф. Девятко
От теорий социетальной эволюции к анализу глобального общества: альтернативные интерпретации и перспективы синтеза

Одна из социологических «главных книг» начинается ироничной, хотя и исполненной видимого сожаления цитатой: «Кто сейчас читает Спенсера?», расшифровываемой как подтверждение того, что «Спенсер умер <как олицетворение определенного типа социальной теории - И.Д.>» [34, vol.1, p.3]. Однако сам Т. Парсонс как автор этой книги определенно поддался в своих более поздних работах интеллектуальному очарованию спенсеровской «универсальной эволюции» — «ревнивого бога», жертвой отмщения которого стал, предположительно, Г. Спенсер.

Некоторые современные авторы видят признаки непреходящей актуальности спенсеровского социологического наследия для так называемых «нормативистских» решений проблемы социального порядка – как в индивидуалистской теории рационального выбора, так и в неоэволюционизме. Также отмечается, что предложенная Спенсером картина эволюционного развития не являлась, вопреки стандартным формулам учебников прошедшего века, ни однофакторной, ни однолинейной [5; 51]1. Спор о теоретическом наследии Спенсера не завершен, но здесь нам достаточно отметить, что хотя взгляды Спенсера в чем-то устарели, многие предложенные им теоретические конструкты прямо или опосредованно повлияли на ключевые понятия и объяснительные модели междисциплинарного неоэволюционного синтеза, формирующегося в последние годы.

В данной статье мы пытаемся решить две сравнительно простые задачи: во-первых, очертить главные идеи и направления неоэволюционистского анализа становления человеческой социальности, уделив особое внимание актуальному и потенциальному вкладу социологии в этот междисциплинарный синтез (охарактеризовав, однако, и некоторые достижения и результаты других наук, участвовавших в создании фундамента для него) и, во-вторых, наметить перспективы дальнейшего применения ресурсов эволюционного теоретизирования к исследованию контуров глобального общества, трактуемого некоторыми социальными теоретиками как неотменяемая реальность, однако пока остающегося скорее образом будущего, идеологическим конструктом или, если принять хорошо обоснованную точку зрения Дж. Александера, незавершенной и оспариваемой социальной репрезентацией [14].

В широком смысле под социетальной эволюцией понимается расширенный процесс изменения или трансформации социокультурных систем, в ходе которого последующие стадии или состояния постепенно развиваются из предыдущих. Таким образом, социальная, культурная, экономическая эволюция ─ лишь частные случаи более общего явления. Некоторые определения эволюции биологических, социокультурных и экономических систем подчеркивают их общую существенную черту – рост организации, связанный с ростом количества информации, циркулирующей в эволюционирующей системе. Однако если биологическая эволюция основана на росте биологического разнообразия и возможностей гибкого контроля над поведением организмов, передача которых обеспечивается постепенными изменениями в генетическом коде, то социокультурная эволюция базируется на растущей способности к обучению как приобретению информации с неограниченным потенциалом модификации поведения. Ключевую роль в передаче социокультурной информации играют символические системы, прежде всего устная речь, выступающие своеобразным «культурным эквивалентом» генетического кода. При этом исключительная способность оперировать символами, присущая людям как биологическому виду, сама является важнейшим достижением биологической эволюции. Стартовое событие истории «больших» человеческих обществ — аграрная революция, приведшая к появлению первых неолитических поселений в ближневосточном регионе примерно 10 тыс. лет назад, — стало возможным благодаря межпоколенческой передаче принципиально новой культурной информации о способах разведения одомашненного скота и о первых земледельческих технологиях. Однако этой впечатляющей революции в технологиях сельскохозяйственного производства предшествовала значительно более длительная эпоха кумулятивной эволюции, длившаяся сотни тысяч лет, в ходе которой наши предки обрели способность к социальному поведению, во многом превосходящую способности иных социальных животных — от общественных насекомых до приматов. Сама возможность перехода от столь длительного периода жизни в небольших родственных группах, интегрированных отношениями родства и реципрокации, к жизни в огромных обществах, регулируемой всё более сложными институтами, представляет собой, по справедливому замечанию П. Ричерсона и Р. Бойда, подлинную «эволюционную головоломку» [38, p. 197].

Результаты, полученные в последние десятилетия эволюционной биологией, палеоантропологией, археологией и эволюционной психологией, позволяют заполнить лишь некоторые ключевые фрагменты этой головоломки, однако и эти фрагменты приближают нас к пониманию природы человеческой «ультрасоциальности», ставшей фундаментом для собственно социетальной эволюции.

Можно утверждать, что к средине верхнего (позднего) плейстоцена (примерно 50 тыс. лет до н.э.) большинство представителей вида Homo sapiens sapiens уже образовывали сообщества, обладавшие минимальным набором социальных институтов. Однако даже 15 тыс. лет назад, когда многие группы охотников и собирателей открыли для себя преимущества сравнительно оседлого образа жизни, они всё ещё жили в эгалитарных, акефальных группах, несопоставимых по уровню организационной сложности не только с современными, но и самыми ранними историческими обществами. Природно-климатические условия конца плейстоцена всё ещё исключали эффективное земледелие на всех обитаемых территориях — и из-за крайней неустойчивости и засушливости климата в конце последней ледниковой эпохи, и из-за пониженного содержания углекислого газа в атмосфере [18; 38]. Однако начало более благоприятного (и продолжающегося до сих пор) межледникового периода люди встретили во всеоружии «социальных инстинктов», послуживших базой для становления более сложных социетальных институтов племенного уровня. «Социальные инстинкты» здесь - условное обозначение уникальных восприимчивости и способности к обучению, использованию символов и подражанию, отличающих человека от других социальных животных (в том числе, от других приматов) [37, p. 14].

Современное неоэволюционное теоретизирование, в отличие от более ранних версий неоэволюционизма в социальных науках, концентрировавшихся на роли технологических инноваций на разных стадиях мультилинейного эволюционного процесса (прежде всего, [48]), пытается найти ответы на более сложные вопросы, во-первых, о генезисе и специфике исходных «социальных инстинктов» человечества, нередко противоречащих более древним механизмам и инстинктам социального поведения, наблюдаемым уже о животных (родственный отбор, реципрокация), и, во-вторых, о механизмах, обеспечивших эволюцию институтов сложных обществ, которые, в свою очередь, зачастую используют или обходят эти «социальные инстинкты». Релевантность созданных неоэволюционной социальной теорией понятий и объяснительных моделей для анализа текущего социального перехода, с большей или меньшей степенью условности обозначаемого термином «глобализация», достаточно очевидна в ситуации кризиса многих социальных, экономических и культурных институтов, сравнительно успешно переживших более ранние исторические эпохи, однако конкретная оценка диапазона возможных приложений новейших теорий социетальной эволюции к анализу самой поздней из множественных «современностей» требует более близкого знакомства с основными идеями и дискуссиями, обозначившимися в этой области. Поскольку представленный в данной статье анализ по необходимости не может быть полным или детализированным, мы сосредоточимся на наиболее существенных новых теориях и эмпирических результатах, позволяющих дать первые приблизительные ответы на сформулированные выше два типа вопросов.




Каталог: data -> 967
data -> Программа итогового междисциплинарного государственного экзамена по направлению
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
967 -> Социология религии
967 -> ПсихолДеловОбщен-пс4(Мартынова)


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница