Теоретико-методологические основания современной культурной политики



страница12/21
Дата30.01.2018
Размер0.7 Mb.
ТипАвтореферат
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   21
Третий параграф «Гедонистическая доминанта в культурной политике постсоветского периода: досуг в геополитическом измерении» посвящен выявлению геополитического экономико-центризма государственной культурной политики современной России. Заявлено, что культурная политика определяется преимущественно в отраслевых категориях: субъект – министерство культуры, объект – отрасль народного хозяйства «Культура». В современном понимании в трактовке термина «культурная политика» требуется многозначность, как ее субъектов, так и объектов, ибо «отраслевое» сознание не успевает за значительным объемом накопившихся культурных изменений. Хронополитический (или хронотопный) подход в осмыслении культурной политики как современного явления культуры способен отразить ее многогранность и многозначность: ибо фундаментальная категория философско-культурологического исследования Бытия Время в свете научных достижений последних десятилетий к прежним представлениям о его свойствах времени добавились новые22.

В современных реалиях управление культурой-отраслью, культурой-сферой осуществляется с трактовкой культуры как экономического ресурса: российское государство выдвигает идеи, связанные с «пользой от культуры». Поэтому российской культурной геополитикой взят курс на индустриализацию, либерализацию и коммерциализацию культуры, целью которой явилось развитие экономики культуры и досуга.

«Объектно-отраслевой» подход в реализации культурной политики демонстрирует издержки: культурные факторы часто не берутся во внимание, хотя воплощать в жизнь принимаемые решения по социально-экономическому развитию страны должны не умозрительные экономические единицы, а конкретные члены общества, с их социальными и культурными различиями. Соответственно, баланс социальных выгод и затрат при утверждении экономических решений не оценивается. Поэтому актуальны и важны разработки научных оснований и реальной практики экономики культуры, но не отрасли «культура», а целого комплекса культуры, как хозяйственного поля, во всей разнообразной значимости. Приемлемо более широкое понимание «культуры», включающей весь современный комплекс креативно-общественных отношений.

Идеи В. Беньямина, Т. Адорно и М. Хоркхаймера складываются в концепцию «индустрии культуры», согласно которой культура к середине XX в. превращается в одну из областей индустрии, подчиняясь законам монополии. Опутанное идеологическими клише, приобщение личности к культуре (ее просвещение) превращается в обман, а сама личность - в иллюзию.

Государственная культурная политика по необходимости должна иметь патерналистский характер, но она не может рассматриваться как благотворительная деятельность, это обязанность государства, она должна ориентироваться не только на сегодняшние культурные запросы населения, но и учитывать перспективные общественные интересы в этой сфере. Мериторная практика государства направлена на формирование и стимулирование отстающего спроса «желаемого обществом», поэтому данная концепция регулирования потребительской культуры населения вполне укладывается в позиционные рамки просвещенческой культурной политики и ее задача: создание поля для свободной и творческой самореализации.

Далее автор рассматривает построенные на геополитическом подходе территориально-отраслевые аспекты культурной политики: региональный (муниципальный) уровень регулирования культурной жизни и вскрывает установившееся в современных реалиях отношение к культуре как к ресурсу регионального социально-экономического развития. Видны позитивные тенденции: региональная культурная политика постепенно перестает быть «замкнутой на себя», административное реформирование в современном российском политическом поле пошло по пути децентрализации и стимулирования культурно-политической деятельности новых субъектов. С хронополитической точки зрения современная культура, выйдя их разного вида тисков, открывает простор для проективной деятельности с конкурсным характером, сочетающий традиционные и инновационные начала.Все же региональные власти не готовы обсуждать межрегиональный аспект проектной деятельности сетевых структур за пределами административных границ данной территории. Новая политика с проектными креативными технологиями опирается на концепции поликультурализма, понимаемые как теории «расширения границ». В хронополитической культурной политике в отличие от государственной идеологии геополитики, геоэкономики, где нужно быть «все как один», можно быть «один не как все».

В четвертом параграфе «Культурные процессы в образовательной, экономической и управленческой сферах как объекты современной культурной политики» исследовательское внимание сосредоточено, прежде всего на основной задаче культурной политики на современном этапе: не только приумножение культурно-созидательных сил, дарований общества и человека в отдельности, но наличие способности реализовывать, использовать эти силы и дарования в преобразовательной деятельности.

Социально-культурная сила образования в развитии духовного облика человека осуществляется не столько в пространстве, сколько во времени, в трудовом времени. Хронополитический подход в осмыслении культурно-образовательной политики проблему образования, труда и досуга подводит к необходимости становления непрерывного образования, продолжающегося в течение всей активной жизни человека, в котором периоды практической деятельности (труда) чередуются с периодом обучения – подготовки и переподготовки. Современные темпы социокультурных процессов, внедрения модернизационных, интеллектуальных, информационных и др. технологий настолько велики, что образование должно работать на опережение, на завтрашний день, развивать мышление, способное видеть новые перспективные идеи. При этом дополнительное образование рассматривается и как продолжение труда, и как форма организованного досуга. Таким образом, стирается когда-то непримиримое противоречие труда и досуга.

И.Г. Гердер, разделявший общепросветительскую веру в общественный прогресс, не был склонен придавать решающее значение разуму и познанию, успехам наук. Для него более важной была практическая и эмоциональная жизнь людей, развитие гуманности. Причем процесс воспитания гуманности осуществляется всеми людьми и всеми формами культуры как самовоспитание.

Тенденции и перспективы развития образования нельзя рассматривать лишь сквозь призму потребностей экономики: необходим и целесообразен переход от экономико-центpизма к социоцентризму и культуроцентризму. К числу первых культурно-образовательных задач относится повышение общего уровня образования, который способствует «переходу от человекозатратной к человекосберегающей эволюции».

П.А. Флоренский в своих сочинениях трактует культуру как творческое восхождение от конкретного к всеобщему, всечеловеческому, так как считал себя продолжателем концепции культуротворчества Платона, Гете, Шеллинга, с которой он связывал надежды на выход философской мысли из концептуального рационалистически-индивидуалистического кризиса, свойственного мировоззрению Нового времени.

Далее автор развивает мысль о лежащей в основе творчества неэкономической мотивации, которая становится важнейшим ресурсом, благополучное использование которого обеспечивает успех современных деловых людей, обладающих нестандартным мышлением и эстетической качественностью. Идеи критика классического рационализма, Ф. Шиллера, который, осознав противоречия прогресса, настаивал на том, что истинная культура находится не в экономике, не в политике, не в морали, а в эстетической реальности: только в сфере красоты, прекрасной видимости происходит примирение разума и чувств, свободы и необходимости, труда и игры23. Интересна в этом смысле концепция культуротворчества М.М. Бахтина, о «большом времени», как своеобразной «хроно-полифонии», позволяющей взглянуть на каждое явление культуры в проекции прошлого и будущего, а не только в современном ему социокультурном контексте24.

Исследовательская практика показывает, что философско-культурологический, эстетический анализ присутствует не только в искусствознании, теории художественной культуры, но и в других науках, отражающих многогранную человеческую деятельность, например, в экономической теории: К. Бюлер, видя темпо-ритмические параллели в танцевальной и коллективной производственно-экономической деятельностях, создает теорию функционального удовольствия, основанную на получении удовольствия от совместных отлаженных, угадываемых, стабильных действий. Все чаще можно встретить мнение о продуктивности подобных аналитических опытов, например, о перспективности развивающейся «эстетики жизненного мира»25. Принцип антропологического холизма обращается к эстетическому сознанию и его структуре, выдвигая перед человеком, в первую очередь, задачу самовоспитания, а не социализации (О. Розеншток-Хюси, П. Рикер).

Эстетическое, как чувственно-воспринимаемое, имеет свою противоположность – равнодушие, бесчувствие. В социальном и индивидуальном эстетически неразвитый человек невыгоден и даже опасен и для себя и для общества, так как имеется связь с безразличием, равнодушием к качеству жизни и труда.

К важной силе, управляющей культурными процессами, традиционно относят элитные слои общества, влиятельность которых обозначается успешностью в какой-либо сфере жизнедеятельности (Г.К. Ашин, B.C. Жидков, К. Манхейм, К.Б. Соколов, Ю.Б. Тарасова, В.А. Ядов, и др.) Просвещенная элита экономического сообщества имеет много общего с творческой, культурной, научной, художественной элитой: в отношении к труду, не удовлетворенностью результатом труда. А. Швейцер, подобно X. Ортега-и-Гассету и А. Тойнби, связывал побудительное действие к творческому развитию культуры с избранным меньшинством, с «личностями, наделенными индивидуальностью»26.

Таким образом, культуру вообще, а также экономическую, образовательную, управленческую невозможно рассматривать вне рамок эстетического видения мира, поэтому культурную политику нельзя ставить вне эстетических задач. Трудовая деятельность человека и его мораль тесно связаны, ибо моральный облик человека преломляется в его отношении к труду, в трудовых мотивациях, через качествование.

В ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ «Социально ориентированная культурная политика: деятельностно-субъектный подход» внимание уделено в первую очередь анализу «социального» и «культурного» в культурной политике, а также на выявлении характерных черт каждого субъекта культурной политики.

В первом параграфе «Качественно-количественные измерения культурной политики» исследуется специфика двух политик: социальной и культурной.

Деятельностный подход в отечественной философии культуры проявился в определенных границах. Он включает в сферу культуры всю человеческую деятельность и все ее продукты: «культурное» совпадает с «социальным», к числу культурных феноменов относится все, что есть в обществе. Различие между понятиями «культура» и «общество» размывается27.

Социальная политика направлена на общество, отдельные социальные группы, находящиеся в условиях выживания, когда речь идет о борьбе с бедностью, о льготах для малоимущих и других категорий граждан, о прожиточном минимуме и потребительской корзине, сформированной на этом минимуме. Социальная политика, ориентированная на усредненность, не борется с иждивенческими установками. Культурная политика может рассматриваться и как следующий этап в социальном развитии, и как действия имманентного характера, определяющие качествование, стремление к совершенствованию. Она нацелена на создание максимально благоприятных условий для роста и реализации культурно-созидательного, новаторского потенциала общества, заключенного в воспроизводстве и освоении культурных ценностей и, что самое главное – на самореализацию, на самодеятельность общества и отдельного человека.

В рамках исследования современной социально ориентированной культурной политики следует выделить важнейшую функцию культуры – адаптационную, функцию приспособления к окружающей среде. Поэтому актуально соотношение философской антропологии с комплексом современных как естественных (прежде всего биология и медицина), так и гуманитарных наук о человеке. Альянс наук приводит к созданию таких направлений как «социокультурная антропоэкология»28, эколого-философская антропология, антропологический холизм, холистическая медицина, биополитика и др. На рубеже 19-20 вв. ряд мыслителей культуре придавали способность аккумуляции энергии и предотвращения энтропийных процессов во Вселенной (В.А. Муравьева). Ценности культуры заряжены энергией творчества (В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский, Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский). Человеческая активность в космическом балансе сил приобретает «времяобразующее» значение, воплощаясь в памятниках и символах, научных идеях и открытиях, продолжая их жизнь в вечности.… «Времяобразование» как свойство культуры придает ей значение такого фактора, который способствует обновлению жизненных форм и стимулирует творческое долголетие. (С.Н. Иконникова)

Образ жизни так таковой является объектом и социальной и культурной политик, но первая в отличие от второй не отвечает за создание условий для роста творчески-новаторских способностей. Качественная сторона образа жизни в культурологическом контексте связывается с направленностью потребностей и ценностных ориентаций людей. (А.П. Ионкус).

Происходит переосмысление содержания самой культурной политики в обществе: фокус ее внимания переходит от идеологического воспитания и культурного обслуживания к стимулированию культурной активности людей. При этом культура значима не только в качестве «духовного производства», но и так таковой биологической составляющей жизнедеятельность. Особую ценность представляют исследования И.А. Гундарова о духовном неблагополучии как главной причине демографической катастрофы в России , Ю.В. Громыко о биополитической. Автор данной диссертации отмечает развитие социологического и культурологического подходов в осмыслении характера болезни и недуга, что породило в клинической медицине новое понятие - холистической медицины, интересом которой становится целостная личность в контексте социального и культурного окружения.

Вышезаявленное вполне встраивается в культурологическую концепцию М.С. Кагана, которую философ назвал культурологической теорией самого общего уровня о трех основных формах бытия - бытие природы, бытие общества и бытие человека, при этом культура в самом общем, философском плане представляет собою четвертую форму бытия, которая порождена деятельностью человека.

Таким образом, культура в современном обществе все чаще рассматривается не как привилегия избранных лиц и групп, а как один из основных параметров качества жизни и общественного благосостояния. Культурная политика проистекает из понимания неразрывной связи культурного и всеобщего развития (экономического, социального, технологического), при этом культурное развитие означает развитие человека.


Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> 2010 -> announcements -> filosof
filosof -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
filosof -> Социальные потребности в системе координат
filosof -> Феноменология правовой жизни: методология и социально-философский аспект исследования
filosof -> Дискурс современного этапа социальноЙ эволюциИ в постнеклассической парадигме науки
filosof -> Онтологические границы семиозиса в процедурах коммуникации, познания и понимания
filosof -> Историческое сознание как проблема социальной онтологии
filosof -> Социально философские основания антропологии манипулирования
filosof -> Силовое принуждение в социальном процессе
filosof -> Неравенство в системе современного образования: основания и механизмы воспроизводства


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница