Теоретико-методологические основания современной культурной политики



страница11/21
Дата30.01.2018
Размер0.7 Mb.
ТипАвтореферат
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснованы актуальность исследования; отражена степень разработанности тематики, определены цель и задачи исследования, приведены данные по теоретико-методологическим основам исследования, раскрыты научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В ПЕРВОЙ ГЛАВЕ «Теоретико-методологические основания изучения культурной политики» анализируются наиболее существенные научно-философские подходы в исследовании культурной политики как феномена культуры. Особое внимание уделяется геополитическому и хронополитическому подходам в изучении социокультурной реальности и культурной политики

В первом параграфе «Философско-культурологическая методология в исследовании культурной политики» критически реконструируются основные методологические стратегии, используемые в пределах естественно-научного и гуманитарного знания.

Философский подход в познании культуры, мира и человека в нем вскрывает мыслительный процесс как самопознание и способен привести к построению нового теоретического знания. Отражая противоречия социальной реальности (бытие культуры), идей и идеалов (сознание культуры), философия представляет их как целое, функциональные элементы которого находятся в состоянии сложнейшей взаимообусловленности9. Культурная политика как феномен культуры осмысливается и как продукт бытия культуры, и как результат идей, взглядов, знаний: и тот и другой аспекты помещены в определенное время-пространство, хронотоп.

Многообразие подходов в осмыслении культурной политики обусловливается разнообразием трактовок «культуры», которых ученые насчитали до 1000. .В истории мировой философии различные аспекты вопросов культуры, сознания, поведения представлены в трудах Г. Гердера, И. Канта, по философии жизни у В. Дильтея, Г. Зиммеля, Ф. Ницше, А. Шопенгауэра и др., по философии истории у Н.Я. Данилевского, А. Тойнби, О. Шпенглера и др., в неокантианской традиции у В. Виндельбанда, Э. Кассирера, Г. Риккерта, и др., в феноменологической философии у Э. Гуссерля, в психоанализе у З. Фрейда, К. Юнга и др. В современной западной философии исследования разнообразных форм культурного бытования продолжают М. Хайдеггер, представители структурализма и постструктурализма Р. Барт, Ж. Лакан, Ж.-Ф. Лиотар, М. Фуко и др. Важно выделить те, которые в большей мере служат культурно-политической идее развития и совершенствования.

Продуктивность системного и структурного подходов при исследовании культурной политики присутствуют во взглядах В.С. Соловьева о целостности культуры и ее системном характере, о ведущей роли духовно-нравственной сферы. В концепции П.А. Сорокина о культурных суперсистемах целостность и интегрированность разнообразных процессов выстроена на принципе неразрывного единства духовного и социального уровней общественного бытия, а также на связи по пространственно-временной смежности10. По А. Молю социодинамическая политика в сфере культуры, в противовес социостатической, соответствует непрерывным изменениям и отражает новое содержание культуры в каждую эпоху. Теория социокультурной динамики выступает одним из методологических оснований исследования моделей культурной политики.

Методологическую ценность для философского исследования культурной политики представляют положения, посвященные проблемам отношений культуры и общества, обоснованные в работах Т. Парсонса, Р. Мертона и др. Целостность, единство общества являются результатом осознания индивидами наличия общих для них «высших ценностей». Исходя из положений названных философов, культурная политика может рассматриваться как управляющая подсистема культурной системы.

В советской философии культуры в системном подходе и общей теории систем культура представляется в качестве определенной системы, а ее отдельные сферы - компоненты интегрированного целого, также учитываются принципы ее исторической (диахронной) и структурной (синхронной) типологии. В следующие десятилетия появляется разнообразие подходов к проблемам культуры: системно-структурный, антропологический, аксиологический, семиотический, герменевтический и т. д.

В философско-культурологических исследованиях советского периода преобладающей стала деятельностная трактовка культуры (Н.С. Злобин, М.С. Каган, Э.С. Маркарян, В.М. Межуев). Автору данного исследования наиболее близко понимание культуры как творчества, творческой деятельности человека, овеществленной в культурных ценностях и духовности (интеллектуальной и нравственной) человека. В этом случае поиск новых культурных пространств для самовыражения людей - это уже культурная политика, ее задача - дать проявиться способностям людей в результатах их трудовой деятельности11, материальной, духовной, любой. Таким образом, созидательно-культурологическая концепция труда, исходящая из признания фундаментально-основополагающего значения труда в жизни человека и общества, результативна в исследовании и поиске новых подходов к современной культурной политике, ибо бессмысленным становится деление общества на трудящихся и нетрудящихся. На основе деятельностного подхода сформировался «народно-хозяйственный», экономический, «ресурсно-отраслевой» подход к вопросам культуры и культурной политики12.

В последние десятилетия рост значимости культуры для трудящегося общества в целом и для отдельного трудящегося привел к возникновению нового отношения субъекта к произведениям духовной деятельности. Эти произведения, в том числе экономические и политические, стали рассматриваться как феномены культуры, а ценностный акцент, всегда санкционирующий культуру, - как абстрактную вневременную силу, «как находящийся в процессе постоянного становления и изменения высший смысл» (К. Манхейм). Культура сращена с вещами в качестве силы, организующей жизнь, поэтому, как представляется автору диссертации, культурная политика и должна заниматься всеми вещами.

Дискурсный тип анализа как проводник культурно-политического мышления ориентируется и реагирует на изменения в языковой культуре, на изменения в формате подачи тех или иных культурных событий, так как они рано или поздно сказываются на всей культурной системе. Дискурс, как конструированный мысленный мир представляет собой совокупность и смену действий, событий, идей, доктрин, теорий, идеологий, программ и т. д., которые своим фигурированием в потоке времени и отображают его.

В России проблема развития культуры, проблема культурной политики в ее комплексном контексте, по мнению автора, мало обсуждаема. Само понятие «культурная политика», концепт существует, распыленный в разных контекстах (нравственном, национальном, художественном и т.д.), а дискурса нет: точнее, нет дискурсивного ядра, который мог бы стать идеей культурной политики. В научном дискурсе получил распространение термин «гуманитарные технологии», который нередко понимается как культурная политика (Л.В. Сморгунов). Постмодернистские практики представляют познание как временный выбор между множеством почти равнозначных истин, поэтому автор данного исследования не настаивает на однозначном «прикреплении» к устоявшемуся понятию «культурная политика», если жизнь вносит «новоделы», отвечающие общим идеям, ценностям и целям.

В атмосфере демократических преобразований в России весьма плодотворным подходом в понимании культуры как диалога культур и культурных политик является коммуникативный, с точки зрения которого культурная политика (и политика вообще) это система договоренностей нескольких субъектов, действующих в одном поле, она необходима там, где нет и не может быть готовых решений, поскольку присутствуют разные интересы. Культурная политика проявляется в установлении определенной процедуры обсуждения.

Потребность смены системы мышления, «смены парадигм» и «научных революций» (Т. Кун), характера действий, восприятия самих себя обусловлена требованием времени, способностью жить с нерешенными проблемами, с длящимися конфликтами.Корни культуры и демократии зафиксированы ещё в уставе ЮНЕСКО: «конфликты неизбежны, необходимы и могут даже иметь положительные стороны, неся с собой инновации изменения, рефлексии. Но позитивный ход событий будет зависеть от способности управлять конфликтом, справедливо разрешать его и предотвращать его насильственные, разрушительные, деструктивные проявления»(1992 г.) . Коммуникативный подход в теории культурной политики перспективен способностью выхода на механизмы управления хаосом.

Во втором параграфе «Культура и политика: методологические проблемы» проанализированы основные положения научной полемики по поводу идентификации понятий «культура» и «политика» (как в исторической ретроспекции, так и в современной ситуации).

Исторически сложившееся в рамках политизированного сознания отождествление культуры и политики привело к представлению о том, что культура существует лишь для того, чтобы поддерживать и утверждать социально-политические структуры в их незыблемости и несокрушимости в ущерб личности и обществу, их свободе и творчеству. Таковы издержки, связанные с установившимся в последнее столетие доминирующим геополитическим мышлением, пронизывающим все сферы жизнедеятельности общества. В культурфилософских построениях Адорно, Маркузе, Хоркхаймера и др. культура несет в себе мощный заряд враждебности человеку, проявляет себя по отношению к нему угнетательски.

До конца 1980-х годов в общественных науках культуру из сферы внимания исключали все концепции геополитики, более или менее ограничиваясь идеологическими, военными и экономическими аспектами. Геополитическая система знаний содержит анализ о пространстве, точнее о вопросах по поводу контроля над пространством, о взаимодействии и противостоянии на мировой арене больших и сверхбольших держав, о разделе и переделе мира, об управлении ресурсными потоками и т.д. Хронополитический подход в научной литературе мало востребован, почти неразработан. Автор диссертации рассматривает хронополитический взгляд с временнЫми измерениями социокультурной и культурно-политической реальности актуальным и перспективным. В этом методе наряду с объективными факторами времени учитываются другие факторы – менее объективные и субъективные. Ни одна эпоха не отвергает предыдущую, но находит способы усвоить то, что было создано ранее и нарастить свои новации. О необходимости изменения взгляда на чрезвычайные изменения, происходящие в современном мире все чаще отмечается в научной литературе13. Времени и пространству довольно давно уделяется внимание зарубежными (И. Валлерстайн, Д. Моделски, П. Ласлет) и отечественными (С.С. Андреев, И.А. Василенко, А.Б. Венгеров, А.Г. Володин, А.С. Панарин, Е.Г. Пономарева, Л.О. Терновая, И.А. Чихарев) представителями общественных наук.

Автор считает, что доминирование геополитизированного сознания сформировалось в рамках приоритета в гуманитарных науках рационалистической методологической парадигмы14, «научно-гуманитарное знание оказалось совершенно бессильным в плане «добывания безусловной истины»15, хотя работа по выработке методологии гуманитарного знания идет16. Понимание хронополитики как культурной политики (А.С. Панарин) является своевременным, особенно если учесть изыскания теоретиков культурной политики Г.П. Шедровицкого и П.Г. Щедровицкого о «культуре мышления», т. е. культурная политика это особый тип культурного мышления.

Еще предстоит длительная дискуссия о семантических смыслах гео-пространства, хроно-времени в контексте культуры и политики. Например, как участвуют эти понятия в культурогенезе, в образовании культурных систем и конфигураций, в диффузии, если последнее традиционно рассматривается исключительно пространственно: «Диффузия - территориальное распространение форм, порожденных в определенном месте» (А.Я. Флиер)17. Хотя это культурное пространство мыслится «тысячью плоскостей», в которых развиваются необычные формы культуры, не связанные с традицией, как пишет С.Н. Иконникова, имея в виду хроно-временнЫе аспекты: «Новые модели хронотопа символизируют расщепление прежнего пространства и могут создать непредвиденные стили культурной жизни»18.

М.М. Решетников, изучая новые аспекты глобализации, акцентирует внимание на том, что территории-пространства с их границами не играют роли с экономической т. зр., а «социальный прогресс в конкретных обществах (странах) будет все более утрачивать смыслообразующий вектор, национально-культурную идентичность и динамику. Значит и культурная политика должна реагировать на эти разломы геополитических мировоззренческих границ, иначе прогнозы19 о разнообразных кризисах получат свое полное воплощение».

Единый гео-хронополитический подход способен обнаружить смысл накопления знаний и общей культуры, который направлен на недетерминистский, телеологический поиск назначения человека самого по себе, независимо от задаваемых ему обществом эмпирических ролей. Этот смысл открывается в свете самодеятельного времени (А.С. Панарин), количественно и качественно повышающего адаптивную способность цивилизации, ее устойчивость к кризисам и способность к саморегуляции.

Во ВТОРОЙ ГЛАВЕ «Гео-хронополитическая стратегия: просветительская и гедонистическая доминанты культурной политики» прослеживаются основные этапы становления экономико-центристского подхода, имеющего геополитическое измерение, как в отечественной, так и в зарубежной философии культуры

В первом параграфе «Теории досуга и культурного отставания в становлении отраслевого, экономико-центристского подхода» анализируется, каким образом позитивизм и сциентизм, ориентировавшие культуру, прежде всего, на приоритетное развитие материально-технической стороны, привели к тому, оказалась блокированной креативно-созидательная интенция человека, а он сам – «утрачен» в процессе конвейеризации и механизации. Научный анализ присутствия техники в мировом культурно-историческом процессе Д.А. Силичева показывает равновесное существование экономики, политики и культуры в эпоху средневековья, до начала XIX века20. В период либерального капитализма на господствующие позиции выходит экономика. Политику марксистский экономико-центризм как и культуру относит к области надстройки, отражающей и обслуживающей экономико-производственный базис. Властвующая экономика привлекает к себе на службу науку, прежде всего естествознание

В гуманитарных науках теория «культурного отставания» трактует модернизационный процесс как догоняющий, сосредоточенный исключительно на экономико- и техноцентризме. Тем не менее, философско-культурологические исследования второй половины ХХ, показывают, что в связи с изменениями в духовной атмосфере складывающегося плюрализма мнений, течений, научных и художественных школ, перестройка в культуре значительно ощутимее, чем в экономике (Л.Н. Коган). И так как состояние нестабильности в обществе, потеря в этот период ясных ориентиров в своей деятельности создает большие проблемы, то важны аналитические разработки по вопросам культурно-политического сознания, культуры мышления.

Философско-теоретическая рационалистическая парадигма получила свое воплощение на практике: вера в безграничные возможности человеческого разума привела к созданию тоталитарных государств21. Наиболее явственно тоталитарная модель общественного устройства проявилась в России. В ситуации первой четверти XX в. марксизм стал одним из наиболее распространенных идейных течений. Среди множества марксистских культурологических построений выделяются работы А.А. Богданова, А.В. Луначарского, И.И. Иоффе, Г.В. Плеханова, М.Н. Покровского. Термин «культура» был на долгое время заменен понятиями «надстройка» или «общественное сознание», лучше выражающими классово-идеологическую направленность. Рассматривая во втором параграфе просветительскую и гедонистическую доминанты культурной политики советского периода, выявляется, как именно просветительская идея прогресса была реализована в советском концепте «труд»». Трудовой образ жизни предполагает сферу обитания человека. В советскую эпоху она базировалась как приложение к производственной среде и целиком от нее зависела. Сфера труда (промышленность, индустрия) строила свои культурно-досуговые социальные объекты, которые, прежде всего, рассматривались как рекреационные зоны «винтиков» производства, семейные, культурные роли которых подвергаются идеологизации, вытесняются за пределы личного внимания. Так сформировалось отраслевое-промышленное сознание, отраслевые нормы поведения.

В индустриально-капиталистической цивилизации с ее приверженностью к техно- и экономико-центризму наблюдалось совершенно очевидное преобладание утилитарно-завоевательных и гедонистически-потребительских установок. В Советском Союзе 80-х годов разрушительное действие на производственно-отраслевую досуговую, неповоротливую сферу, «психологический» сдвиг в общественном развитии произвел «демонстрационный эффект» «потребительского общества» западно- и восточно-европейских стран.

Отрасль досуга-культуры развивается по гедонистической модели с рекреационными функциями, для восстановления трудовых сил: в советский период осторожно, но все же формулировались цели культурно-развлекательного, спортивно-зрелищного, культурно-массово-досугового характера под относительным государственным надзором; на постсоветском этапе массовый отдых сменяется дифференцированным, где утверждаются товарно-денежные отношения: досуг есть товар, который приобретается за деньги. Досуг определяется по функции и характеру трудом, а именно, как компенсация за него. Рекреативный досуг повышается в значимости, так как он значим для труда. Таким образом, в новых историко-культурных условиях установился кризис творческой личности как таковой, для которой «отдых это смена труда».

Повсеместное постулирование того, что именно и только досуг есть пространство развития и творческой самореализации человека, натыкается на проблему неспособности «быть свободным», «самоопределения по линии предназначения», «самореализации». Человек привык быть винтиком-исполнителем (но не творцом) политической ли, экономической машины. Другие установки не появляются по нажатию кнопки, это воспитывается, возделывается во времени культурой, поэтому и требуется длительная и терпеливая хроно-культурная политика.




Каталог: common -> img -> uploaded -> files -> vak -> 2010 -> announcements -> filosof
filosof -> Социокультурные традиции в контексте становления и развития самосознания этноса
filosof -> Социальные потребности в системе координат
filosof -> Феноменология правовой жизни: методология и социально-философский аспект исследования
filosof -> Дискурс современного этапа социальноЙ эволюциИ в постнеклассической парадигме науки
filosof -> Онтологические границы семиозиса в процедурах коммуникации, познания и понимания
filosof -> Историческое сознание как проблема социальной онтологии
filosof -> Социально философские основания антропологии манипулирования
filosof -> Силовое принуждение в социальном процессе
filosof -> Неравенство в системе современного образования: основания и механизмы воспроизводства


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница