Тени прошлого – тени будущего часть I



страница1/21
Дата01.07.2018
Размер5.97 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21




Тени прошлого – тени будущего
часть I
Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Сила, нужная ему для подавления другого народа, в конце концов, всегда обращается против него самого.

Фридрих Энгельс
Свобода – осознанное соотношение потребностей с действительностью. Как правило, об этом не думают, не зная никаких ограничений, равно как, не зная ничего, кроме них.

Фридрих Айнер
Из кусочков прошлого складывается цельное будущее, как мы складываемся из кусочков съеденной пищи.

Кот (украдено у Фридриха Айнера)
Настоящее сталкивает тени прошлого и тени будущего. Тени будущего станут будущим только тогда, когда пройдут через тени прошлого.

Крысы – все сразу (источник – крысиные догмы)
(Ларс Стикк – командир первого взвода десятой роты третьего полка штурмового подразделения А2 шестой армии AVRG. Уровень – N4, личный номер – 6056. Отчет в ментальном формате)
…Объект молчит. И Айнер ушел… Тихо. Почти спокойно. Если бы не грызущие нас мысли, не усталость, проползшая через натянутые нервы, – было бы похоже на обычную подготовку штурмовой операции… Но этот штурм будет последним боем роты – и с победой, и с поражением… Мы потеряем людей, технику… Мы погибнем… и знаем об этом – каждый офицер, каждый боец… Каждый знает… и каждый молчит… Мы должны… Должны перейти предел – подойти к концу, чтобы бросить ему эту войну прямо в разверстую глотку… Иначе он сожрет всех… Иначе жизнь не сохранить никому… Если задачу не исполним мы, – не исполнит уже никто. И если мы потерпим поражение – его потерпит и Штрауб. Он примет последний бой, который уничтожит систему, – уничтожит все… Поэтому этим утром погибнем мы… Поэтому перед смертью мы не должны допустить ни одной ошибки…

Капитан уронил тяжелую от этой тишины голову на руки. У него почти ничего нет. Ему предстоит вести бой при одном отделении высших технических боевых единиц. Ульвэр не мог допустить фоновый перехват. Мы скрыты этими экранами только здесь. Дальше – единственной возможностью пройти незамеченными – будет лишь расчет вражеских патрулей. Пересечений быть не должно, но случай может провести нас по границе зоны восприятия их разведчиков. С этим Ульвэр нам ничем не поможет. Он не способен скрыть нас – может только временно скрыть нашу цель… отсутствием фоновых сигналов высших боевых единиц. При перехвате будет похоже, что Штрауб выслал обычную роту А2 с поручением простой разведки. Если мы будем обнаружены и перебиты, – этот вариант не оставит Ульвэру дороги, по которой он сможет сделать следующий шаг, но при обнаружении он даст нам еще один клочок времени. Враг ради роты А2 армии не поднимет… По крайней мере, пока не поймет, что мы – смертники. А потом будет уже поздно… Мы отрежем подходы врагу… Но перекрыты будут и наши отходные пути…

Необходимо продержать лишь короткий отрезок времени… И продержать его мы должны во что бы то ни стало – не должны отпустить его ни живой, ни мертвой рукой… Нужно только подключить щиты – отбить объект и подключить щиты… А после… Будь, что будет. Штрауб получит энергию, мы – покой, пусть и вечный. Проведем зачистку мы или высланные вслед отряды А1 – это большого значения иметь уже не будет.

Подключим щиты – запрем под ними “хранителей”… “Хранители” щиты преодолеть уже не смогут… А нам из-под них уже будет просто не уйти… Мы блокируем подземные коридоры – не только подходы к объекту врагу, но и наши от него отходные пути… Проведем конечный запуск – и “растяжки смертников” не сможет пройти уже никто и ничто… К тому времени Штрауб возьмет под щит и связной тоннель, и бункер, и близлежащие территории… Только нам предстоит… Под щитом бойцы А1 с боем смогут подойти к объекту по земле, но это займет больше времени… Простоим или нет – я не знаю. Это не важно… Это будет уже не важно… Но если мы допустим ошибку… Допустим одну ошибку при расчете – то погибнем не одни мы… Это погубит Штрауб – погубит всю систему… И наши смерти смогут только присоединить смерти другие… Просто наши смерти уже не будут иметь значения… как и наши жизни, отданные этому риску…

– Стикк, проснись…

– Я не сплю, капитан.

– Унхай уже подготовил данные…

Унхай встретил мой взгляд с кремневой твердостью… Он никогда не служил ни мне, ни кому-то иному… Его подчинение так же твердо, как и его командование. Но мне до сих пор неизвестно – кому и чему он служит. Унхай не мстит… Этот “дракон” покорно вынес оккупацию и присягнул Снегову, как только он принял верховное командование и поднял на Ивартэн войско трех систем, объединенное хищным штандартом AVRG. Унхай не мстит и не ждет мести… Но он не служит нам – он только подчинен… С решимостью идет за мной на смерть, как преданный воин, но предан он не мне и не системе… Значит, Унхай может отдать что-то большее тому, чему служит, – что-то большее, чем его жизнь… “Драконы” считают ценнее жизни лишь честь. Но Унхай пренебрег той гордостью, которую мы обычно бросаем вперед, под общее обозрение… И не забыл про цель… У него есть что-то еще… К цели его ведет гордость сильнее той, обусловленной… Он не возьмет за службу ни славы, ни памяти – отдаст и то, и другое… Отдаст с тем делом, которому служил – тому, кто этого будет достоин… Отдаст и врагу – такому, как я… Ведь его долг не ограничен разметкой на карте… Ты последователен, Унхай… Я знаю, о чем ты думаешь, несмотря на то, что ты скрытен… Ты не показываешь силы ни тем, кто сильнее, ни тем, кто слабее… Ты умен… Ты один знаешь предел этой силы… Но теперь я знаю, чему ты служишь… Это просто – жизнь. Просто жизнь… без условностей, без определенных кем-то иным правил.

Унхай с каменным лицом выдержал мою усмешку – этот камень не разбить никому. Он тот, кто примет с честью не только смерть, но и жизнь… И тот, кто и то, и другое с честью отдаст… Я видел его смерть, видел и смерть от его руки… Я видел его жизнь – и жизнь от его руки… Но ничего не видел в его глазах, когда он спасал и убивал… Что ты выберешь сейчас, Унхай?

Он встал и подошел ко мне – поднес открытую ладонь к моей затянутой перчаткой руке и передал мне еще мерцающий блок данных…

– Я больше ничего сделать не могу, командир.

И что, ты просто передашь мне это и отойдешь в сторону? То, что ты не будешь мешать мне не значит, что ты мне поможешь, Унхай. Не судьбе же ты это решение предоставишь? Нет, ты предоставишь решить судьбу мне, “золотой дракон”…

Капитан опять оборвал мои тяжелые, как кошмарный сон, мысли…

– Перекрой этот сектор. Схемы нужны мне сейчас.

– Так точно, капитан.

– Это сложный участок. Его перекроешь ты. Но учти, Айнер будет смотреть эти схемы как составленные противником…

– Так точно.

Нет, Норвальд мне не враг – он добр, умен и честен… Просто Ульвэр дал ему приказ… И Норвальд его не нарушит… Он сделал бы это, если бы был уверен, что не допустит ошибки… Но этот расчет ему непосилен… Не враг и Айнер… Он – офицер S9, почти не человек. Ему не знакомо ни настоящее зло, ни добро. И хоть он скорее других пустит луч мне в голову, он способен видеть дальше других. Он может увидеть дороги, ведущие к будущему, и узнать, которые из них ведут к одной цели. Айнер – дефектный офицер S9. Он действует не только с расчетом, но и с риском. Он не пойдет против приказа, но пройдет по грани. Поэтому он единственный, кто еще способен помочь или помешать мне… Я должен убедить его сделать этот расчет… Он применит его, если тот будет верен… А если нет… пустит луч мне в голову еще до того, как призовет в поход…

– Убери эту усмешку, Стикк. Мне на твой счет даны строгие указания…

– Мне об этом известно, капитан.

Фильтры холодом разогнали сигаретный дым… Только с чистым воздухом нагнали и мороз… Здесь и без того было холодно… А теперь… Теперь я вспомнил, что где-то высоко над нами уже глубокая ночь, что Шаттенберг бросает наземь бледные тени от хрупких звездных лучей… которые мне больше уже не увидеть…

Капитан не сразу заметил эту стужу… Он слишком сосредоточен, чтобы отметить понижение температуры. Его системы теперь реагируют иначе, чем прежде. А пар нашего дыханья он принял за сигаретный дым… Но курит сейчас он один. Норвальд затушил окурок о стол обнаружив, что пепельницы переполнены, и поднял глаза…

– Унхай, мой “спутник”… Он должен был быть призван…

– Так точно, командир.

– И… Отключи фильтры.

Унхай перевел фильтры на поддерживающий режим… Отопление здесь работает плохо… Но никто и не думает об устранении поломки этой системы… Дым быстро застлал мониторы еще более густым туманом. А Норвальд бросил очередной окурок… Ему дышать не нужно, он спокойно продолжает жечь сигареты в прокуренном до полумглы помещении. Если бы Норвальд постоянно помнил, что он – машина, я не смог бы скрыть от него судорогу, сковавшую челюсть. Он не заметил – сосредоточился на корректировках полковника и больше ничего не видит. Для меня данные еще закрыты, но я знаю, что нам уготована операция А1. Для нас это не первая боевая операция такого уровня сложности и на такой скорости, но я почти уверен – последняя. Будут щиты активированы или нет, мы – мертвецы. Отходных путей не будет – мы заблокируем их, перекрыв подходы врагу. Это значит, что рывок по маршруту даст нам возможность прорваться через линии постов, а штурм – подключить щит энергохранилищ. Держать объекты долго мы не сможем – части “хранителей” останутся под щитом. Мы примем бой на пределе возможностей. “Хранители” не сотрут системы до того, как наши штурмовые отряды будут здесь, до того, как наши “защитники” пройдут под щит. По расчетам – полтора часа… Минуты пронесутся секундами или растянутся часами… Кто знает, что будет на этот раз, – счетчики времени не устают шутить с нами злые шутки. С уверенностью можно сказать лишь то, что для тех, кто выживет, как и для тех, кто погибнет, это время станет вечностью. Этот бой решит все – жизнь и смерть каждого бойца не канет в пустоту напрасно – не потеряется среди выбитых из пасти грызущихся монстров зубов. Но они ищут… Если щит не будет подключен – этот бой станет последним не только для нас – тогда Штрауб примет последнюю битву… тогда уже ничего не останется, тогда уже никто не уйдет… Я уже думал об этом… Проклятые мысли… Проклятая ночь…

Не нам решать то, что уже будет решено, не нам делать то, что уже будет сделано… Это сказал человек в черной шинели полковника DIS. Я видел только его спину, а он видел мои мысли… Люди службы внутренней безопасности смотрят нам в души так же пристально, как мы – в глаза врага. Он был прав – будущее одно. Только ведут к нему разные пути. Тому офицеру они не видны, но я их – вижу. Эти пути не пойдут в его расчет, потому что приведут к одному общему исходу, но я их учту, потому что они могут быть равноценны чьей-то жизни… Ни мне, ни ему – никому из нас не под силу проложить путь к другому будущему. Определит его офицер, откроет “защитник” – условие, сложенное из наших прошлых действий, неизменно окончит его ровно к расчетному сроку… А других судьбоносных факторов просто нет. Из этого я и исхожу – из того, что есть… из всего, что есть… Дороги мне одному не построить – я могу лишь обозначить узкую и непролазную тропу, которую расчистит кто-то другой. И я сделаю это… Из этого я исхожу – из беспредельной посредственности. Но беспредельность всегда уводит за границы – за границы наших законов – следовательно, подводит к положенной за это каре. И пусть… Есть в этом что-то большее, что выводит за грань смертной казни…

Передал сержанту схему на доработку – никому и ничему эти растяжки не пройти, и заметить их будет трудно. После конечного запуска их уже не отключить. А для того, чтобы подорвать “растяжки смертников”, достаточно порыва ветра с прописанной в программе частотой колебаний… Унхай отрешенно взглянул на схему – он знает, что погибнет через несколько часов. “Золотые драконы” обычно безошибочно определяют приближение смерти – они, как машины, ждут, когда она подойдет ровно настолько, насколько ей нужно, – они не бегут ни к ней, ни от нее. Я же могу похвастаться только топорно наносным спокойствием. Стоило мне склониться над столом опершись на руку, капитан остановил взгляд на стянувшей ее перчатке. Я убрал руку – грубые шрамы карателей проступают не только через защитное покрытие, но и через годы памяти.

– Разрешите идти, капитан?

– Иди. И учти еще, что схемы проверит не один Айнер, но и “защитник”.

– Так точно.

– Стикк, если тебе будет нужно, ты сможешь найти и проследить каждый крысиный ход – сможешь даже найти ему применение. Сейчас это нужно нам, и ты должен сделать это, но только по приказу.

– Так точно.

– Ни шагу в сторону.

Я взял фуражку и вышел в коридор – за мной из центра управления повалил сигаретный дым. Двери сошлись с широкого засвеченного квадрата на узкую полосу и сомкнулись, оставив меня в ровной пустоте коридора. Глаза еще жжет, но я уже вдохнул холодный свежий воздух. По-привычке сложил за спиной руки – дрожь уже улеглась. Сколько времени еще осталось? Несколько часов, и на этом оно остановится – не только для меня – для многих. Уперся взглядом в гладкую стену – она ничего не говорит ни об этом месте, ни о нашем прошлом, ни о будущем.

Я никогда не прощался с жизнью по-настоящему – не в шутку – теперь самое время… А гори все синим пламенем!.. Если меня не сожгут лучи врага сегодня – мне не избежать расстрела завтра. Пока еще мой “дар” нужен системе, но предел терпения основательно подорван – до стенки мне остался один шаг. А я зашел так далеко, что за него может сойти каждое движение.

Скоро Фридрих Айнер заберет мою память. Я не знаю, кому доведется прочесть отчет, – мозгу третьего порядка или лейтенанту службы внутренней безопасности – это не имеет значения. Преступление и доказательство вины – теперь это ничего не значит. Перед такой разрухой отступает и наш порядок. Если этот лейтенант (или мозг третьего порядка) будет ждать от меня признания – не дождется. Не такой я человек, чтобы говорить правду, не смотря в глаза. Да, я надеюсь, что и на этот раз мне удастся избежать расстрела, но это вряд ли – все встает на места, и меня на место рано или поздно кто-то должен поставить. Приговор уже намечен тяжким обвинением, как маршрут на карте. Но мою совесть очищает жизнь – просто жизнь.

Подозрение в том, что я помогаю смерти избежать лишней работы – подозрение в предательстве. Пусть так, только смерти я не помощник – всегда избегал грязной работы. Жаль лишь, что избежать ее получалось редко. Если лейтенант службы внутренней безопасности потребует разъяснений – они есть. У жизни свои пути – иногда ее извилистые тропинки спутывают прямые, прочерченные принципами у нас в головах. Мы считаем, что кровь врагов, изменников отмыть легче. Я так не думаю – слишком многих мне пришлось убить, чтобы не разобрать, что кровь рядовых бойцов и генералов, героев и предателей одинаково липка. Жизнь способна менять нас местами в наших глазах, ставить разведчиков на постаменты и презирать шпионов, но в ее глазах мы неизменны. Единственный вывод, который мне довелось из этого извлечь, – кровь засыхает и разлетается пылью лишь до тех пор, пока не станет ненужной. Долг каждого из нас – исполнить задачу. Так мы и поступаем. Но никому никогда не удавалось заставить “защитника” носить воду в решете, а мы, бывает, – носим. Безоговорочно принимаем приказ и так же исполняем его. Затыкать дыры этого решета – мой долг, и не все ли равно, как его исполнить?.. Для лейтенанта DIS это имеет строго определенное значение, но больше мне в свое оправдание сказать нечего. По крайней мере, сейчас я буду знать, что сделал все, что смог. Вернее, сейчас я почти ничего не могу сделать. Только Айнер может оставить нам путь…

Не подключить растяжку к двум энергоблокам, открыть врата третьего сектора – это риск. Он рискует, когда тому есть хоть какое-то оправдание. У нас будет выход… но будет и выбор – вернуться в бункер, в Штрауб, или лететь в Шаттенберг, а дальше в Ясный… Моих объяснений ему не хватит – он примет этот выход за “путь дезертира”… Но Айнер почти человек… Он связал мне руки настолько крепко, насколько это мог сделать офицер S9, поэтому мое заявление еще может быть принято им как человеком.

Испуганная крыса задела хвостом мои сапоги – ненавижу это. А вот и причина такого страха – Фридрих Айнер. Он слишком зол, чтобы пустить луч в висок крысе прямо сейчас. Его расстегнутая шинель разлетается, не успевая за ним, как разлетается от него все на его пути (все, включая крыс). Я отошел к стене, положив на плечо руку…

– Стикк, готовь людей и технику! Через час выходим!

– Есть, лейтенант.

Лейтенант развернулся, обдав меня порывом холодного ветра, который собрал по дороге… У него, как у истребителей на базе С499, короткий взлет – и скорость он набирает быстро, и тормозит так же резко… может и зависнуть где-то меж воздушных потоков – он всегда на грани.

– Сказал, готовь людей!

– Есть.

– Один неверный шаг, и расстрел на месте!



– Так точно.

Он ждет подвоха. Ничего не будет. Спасти людей – не человечество – своих людей – другой цели у унтер-офицера N4 и быть не может. Но моих сил недостаточно. Порядок парализует людей моего уровня. Маневр в четко прописанном плане способен совершить только человек S9. Он должен оставить открытый путь…

Я покинул сектор системных управлений и подошел к управлению части. Объект уже объявил инструктаж разведгруппы. Мне отрядили двух “защитников” на контроль – они следуют за мной светлыми тенями. Один остался за дверью – будет моих людей на предмет запрещенных мыслей проверять – другой вошел за мной. Я положил фуражку на стол, пригладил липнущие ко лбу волосы, снова натянул усмешку – зачем изменять привычкам сейчас, когда менять их уже поздно?.. Бойцы подошли сразу – они уже давно ждут. “Доспех”, полный боекомплект… что еще надо?.. Осталось только заложить им в головы программу действий… Ночь гнетет, несмотря на яркий свет, – в этом подземелье мы рассвет не увидим…


Каталог: getfile
getfile -> Контрольная работа По учебной дисциплине «Социология» на тему: «Роль социологии в исследовании современного общества»
getfile -> Контрольная работа По дисциплине: Культурология На тему: «Реклама как элемент культуры.»
getfile -> Контрольная работа По учебной дисциплине «Социология» на тему: «Роль социологии в исследовании современного общества»
getfile -> Угту упи концепции современного естествознания
getfile -> " Социальные проблемы молодежи в современном обществе"
getfile -> Философия Джона Локка
getfile -> Девиантное поведение: основные формы, причины, способы предотвращения
getfile -> Сущность заработной платы и особенности её дифференциации в России


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница