Тема История экономических учений как наука


Конъюнктурно-статистический институционализм У. Митчелла



страница22/58
Дата31.01.2018
Размер4.35 Mb.
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   58
Конъюнктурно-статистический институционализм У. Митчелла.

У.Митчелл (1874-1948) возглавил еще одно течение институционализма, которое сконцентрировалось на изучении экономи­ческого цикла, разработке путей ослабления остроты цикличности и предот­вращения кризисов перепроизводства.

У. Митчелл исходил из того, что экономический процесс отражает дви­жения общественной психологии, в связи с чем необходимо исследовать по­ведение людей в различных ситуациях. В частности, он считал, что экономическая наука должна выявлять связи между денежным обращением и поведением людей. Это вытекало из того, что, как и Веблен, Митчел понимал капитализм как «денежную цивилизацию». Соответственно, именно институты денежного хозяйства (финансы, бюд­жет, денежное обращение, кредит) формируют и определяет поведение человека.

Так же как и его учитель Т.Веблен, У.Митчелл был уверен, что не существует полного совпадения частного и общественного интересов. И что, вследствие этого необходимо государственное вмешательство в экономику, а одна из важнейших задач экономической науки – разработать конкретные методы такого вмешательства. Его рекомендации состояли в том, чтобы организовать прогнозирование экономического развития, антикризисное регулирование, корректировать механизм денежного обращения, регулировать занятость и т.д. При этом он обращал внимание на необходимость создания соответствующих институтов, в частности, специального государственного планирующего органа.

У.Митчелл рассматривал циклы как многофакторное явление и считал, что каждый из циклов уникален и нуждается в собственном объяснении. Определяющую роль в формировании цикла он отводил ценам, курсам ценных бумаг и процессам, протекающим в сфере денежного обращения. Объясняя механизмы цикла, У.Митчелл сформулировал концепцию «опережения» и «запаздывания». Из неравномерности динамики оптовых и розничных цен, движения заработной платы, он делал прогнозы относительно развития конъюнктуры, предсказывал сроки возможных экономических подъемов и спадов.

У.Митчелл, также как и другие ранние институционалисты с подозрением относился к экономическим исследованиям, осуществляемым только на основе чисто дедуктивного метода. Он считал необходимым собирать и обрабатывать обширный статистический материал и на этой основе, во-первых, прогнозировать конъюнктуру, во-вторых определять инструменты, способные ослабить циклические колебания. Возглавляемое У.Митчеллом на протяжении четверти века Национальное бюро экономических исследований (другое популярное название этого учреждения – Гарвардский барометр) на основе новейших математических методов проводило широкие эмпирические исследования и составляло довольно полную картину состояния экономического процесса.

Первоначальные прогнозы Гарвардского барометра были весьма успешными. Однако он не предсказал мирового экономического кризиса 1929-33 гг. и потерпел крах.

Несмотря на это, митчелловский анализ цикла, разработанные им количественные методы, подходы к исчислению ряда макроэкономических показателей послужили серьезной основой для последующих исследований в этой области. В частности, некоторые из положений, разработанных Митчеллом, легли в основу теории больших циклов конъюнктуры Н.Кондратьева.



Институционально-социологическое направление.

Идеи институционализма не потеряли своего влияния в экономической науке и во второй половине ХХ века. Их сторонники широко использовали концептуальное наследие раннего институционализма, обновляя его в соответствии с меняющимися условиями социально-экономического развития. Эти изменения были весьма разнообразными и затрагивали все стороны жизни общества: новый этап научно-технического прогресса, расширение третичного сектора экономики - сферы услуг, утрата промышленным производством приоритета в привлечении рабочей силы, развитие информационных технологий, упадок патриархальности и массовое появление женщин на рынке рабочей силы, пересмотр роли труда и семейных отношений в социальной жизни, образование мировой системы социализма, развертывание национально-освободительного движения, относительно благоприятное экономическое развитие капиталистических стран в послевоенные годы и др. Все эти новые явления потребовали теоретического осмысления.

Таким образом сформировалось институционально-социологическое направление, наиболее видными представителями которого являются Дж. Гэлбрейт, Ф.Перру, Д. Белл, Г. Мюрдаль, Э.Тоффлер, У. Ростоу, П.Друкер и др.

Представители институционально-социологического направления продолжили традиции раннего институционализма. Прежде всего, они опирались на междисциплинарный подход, принимая во внимание широкий спектр внеэкономических факторов при анализе экономики. Представители институционально-социологического направления восприняли у «старого» институционализма методологию «холизма», когда исходным пунктом анализа принимается институт, а не индивид. Они также восприняли эволюционный подход и концепцию технологического детерминизма Т.Веблена, которая заключалась в признании главным источником общественного развития эволюцию техники.

Многочисленные теории и представителей институционально-социологического направления можно сгруппировать следующим образом:


  • теории технологического детерминизма и теории трансформации

  • социологическая школа во Франции

  • теории третьего мира

Теории технологического детерминизма и теории трансформации. Наибольший вклад в их создание внес американский экономист Дж. Гэлбрейт. В центре концепции Дж. Гэлбрейта находится понятие «техноструктура», которое он трактовал в духе Веблена, как общественную прослойку, включающую ученых, конструкторов, специалистов по технологии, управлению, финан­сам и т.д., обеспечивающую нормальную работу крупной корпорации. Гэлбрейт доказывал, что в современных условиях именно техноструктура, а не собственники капитала обладают реальной властью в корпо­рациях. По его мнению, власть всегда переходит к тому фактору произ­водства, который наименее доступен и который труднее всего заме­нить. Сначала это была земля, потом капитал, а теперь «это совокупность людей, обладающих разнообразными техническими знаниями, опытом и способностями, в которых нуждается современная промыш­ленная технология и планирование».

По Гэлбрейту, целью техноструктуры является не столько максимизация прибыли, сколько достижение максимально возможного и стабильного темпа роста корпорации, расширение персонала, открытие дополнительных возможностей для продвижения, который только и обеспечивает рост должностных окладов. Однако в отличие от Веблена, Гэлбрейт не отождествлял интересы техноструктуры с интересами общества.

Дело в том, что интересы экономического роста вообще, и роста корпорации, в частности, предполагают рост потребления. Необходимость расширения потребления ведет к усилению давления на потребителей со стороны производителей (путем рекламы, например или других способов внушения и убеждения, связанных с продажей товаров), лишая, по сути, потребителей свободы выбора.

Поэтому хотя в богатом обществе растет круг потребностей и степень их удовлетворения, но происходит происходит гипертрофированный рост индивидуальных потребностей, а потребности общественные, к которым Гэлбрейт от­носил и инвестиции в человеческий капитал путем расширения систе­мы образования, приходят в упадок.

Другими негативными последствиями власти техноструктуры, по Гэлбрейту, являются растрата природных ресурсов и деграда­ция природы (в результате крайней расточительности общества в потреблении), инфляция и безработица. Так отвечающий интересам технократии рост заработной платы, опере­жающий рост производительности труда, является непосредственной причиной инфляции.

Отсюда Гэлбрейт сделал вывод о необходимости социального контроля над экономикой со стороны государства, которое включало бы государ­ственное регулирование общественных потребностей, государственное планирование основных народнохозяйственных пропорций и т.д.

Еще одна важнейшая линия анализа Гэлбрейта современной экономической организации общества – это трансформация рыночных отношений под влиянием усиления роли в экономике крупных корпораций. По его мнению, господство крупных корпораций, имеющие частичный контроль над ры­ночной ценой, ведет к усилению планирования хозяйственного развития, которое постепенно вытесняет рыночные отношения. Как результат, в обще­стве сосуществуют две системы: рыночная система, охватывающая преимущественно мелких производителей, и планирующая система, куда входят корпорации, взаимодействующие с государством. Причем, по оценке Дж. Гэлбрейта явный перевес в современной экономической системе, - на стороне планирующей системы. Крупные корпорации не только целенаправленно формируют свою внутреннюю структуру, организуя отношения между подразделениями на принципах планомерности, но, по существу, планируют и «внешнюю среду». Действительно, корпорации подчиняют себе мелкий и средний бизнес, деятельность которых становится для них не только предсказуемой, но и строится на основе долговременных связей, превращая мелких и средних подрядчиков, по сути, в подразделения корпорации. Аналогичным образом корпорация разрушает и суверенитет потребителя, т.к. инициатива в вопросе о том, что должно быть произведено, исходит не от потребителя, как это происходило в рыночной системе, а от крупной производственной организации, стремящейся ус­тановить контроль над рынком и, более того, воздействовать на потре­бителя в соответствии со своими нуждами. А поступая таким образом, эта организация оказывает глубокое влияние на систему ценностей потребителя и его убеждения.

Таким образом, исходя из анализа современной экономической системы, вслед за Вебленом, Гэлбрейт не соглашается с ключевыми положениями классической экономической теории и утверждает, что:



  • модель человека экономического, непрерывно сопоставляющего полезности благ и издержки их приобретения, безнадежно устарела. На самом деле экономическое поведение человека зависит от многих факторов, и на­ряду с врожденными склонностями к подражанию и соперничеству на него воздействует вся совокупность институтов, среди которых корпо­рации играют далеко не последнюю роль.

  • неверен тезис о подчинении целей экономической сис­темы интересам отдельного человека, о свободной конкуренции ры­ночных товаропроизводителей, о саморегулировании рыночной экономики и о преимуществах хозяйственной деятельности единоличных собственников. Он выступил за усиление регулирующих функций государства.

По мнению Гэлбрейта, на самом деле необходимо избавляться от догм, согласно которым производство и потребление — условия счастья, труд в виде самоэксплуатации — высшая ценность, экономический рост — благо нации и т.д. Гэлбрейт предлагает изменить данные представления людей и показать значение для благосостояния таких нематериальных цен­ностей, как знания, образование, культура, свободное время. Тем более, что для людей характерен «парадокс денежного вознаграждения». Он состоит в том, что чем выше уровень оплаты, тем меньшее значение имеют чисто денежные стимулы, значение денег снижается по сравнению с иными мотивами —возможнос­тями самореализации и творчества.

В целом следует признать, что многие положения концепции Гэлбрейта были порождены излишним оптимизмом относительно перспектив усиле­ния плановых начал в капиталистической экономике. Как показала практика, часто усиление тенденций к планомерности сопровождалось снижением эффективности, а рост корпора­ций — появлением новых глубоких противоречий на уровне национальной и мировой экономики. Соотвественно, большинство прогнозов, сделанных Гэлбрейтом в его работах, не оправдались.

К теориям технологического детерминизма тесно примыкают теории трансформации. Они сформировались на основе стадийного (цивилизационного) подхода к оценке истории и современного развития общества. Согласно этому подходу в истории человечества можно вы­делить три метацивилизационные общности: 1. доиндустриальную; 2. индустри­альную; 3. постиндустриальную (или супериндустриальную, информационную и др.). Теории трансформации сконцен­трировали свое внимание на исследовании содержания, путей эволюции, факто­ров в условиях перехода к постиндустриальному обществу. В этих исследованиях нашли продолжение и развитие главные идеи Дж.Гэлбрейта.

Так А. Берли (1895-1971) и Г. Минз (1896-1989) свя­зали трансформацию капитализма с установлением господства крупных корпораций, для которых характерны диффузия акцио­нерного капитала среди множества собственников и отделение управления и контроля от собственности (теории «корпоративной революции» и «революции управляющих»). П. Друкер (р. 1909) заговорил о превращении капитализма в «экономику знаний», поскольку новые знания становятся главным ресурсом. Но и для Друкера ведущей сферой деятельности в «эко­номике знаний» остается индустрия. Близкие к идеям Друкера идеи высказал в 70-е гг. видный американский социо­лог Д. Белл (р. 1919). Согласно Беллу, на смену капитализму идет общество, в котором ведущую роль будут играть производство информации и координация деятельности людей и организаций. Поэтому будущее общество Белл называет информационным и планирующим, в таком обществе на­учные достижения преобразуют структуру экономики, профессио­нальный и социальный состав населения. Определяющей силой становится научная и менеджерская элита. Изобилие товаров меняет психологические установки работников: эффективность производства уже не выступает как важнейший критерий, матери­альная заинтересованность отступает перед самооценкой личности и ценностью досуга. Другой американский экономист и социолог Э. Тоффлер (р. 1928) выдвинул концепцию супериндустриализма. По его оценке, человечество пережило уже две эволю­ционные волны, в корне изменившие цивилизацию: переход от охотничьего общества к аграрному и от аграрного к индустриаль­ному. В настоящее время, по Тоффлеру, идет третья, не менее значимая по своим последствиям трансформационная волна. Меняется и техническая, и сырьевая база, а на ее основе — коренные принципы организации труда и производства. На смену массовому стандартизированному выпуску изделий приходит индивидуализация продукции, ориен­тация на разнообразие потребностей и вкусов потребителя. Децент­рализация производства меняет характер управления. Крупные предприятия уступают место мелкому бизнесу. Условия труда ин­дивидуализируются, что дает работнику невозможную в прошлом свободу выбора режима и приемов деятельности. Территориальное рассредоточение производства (вплоть до работы на дому) и многообразие организационных форм деятельности создают принципиально новую жизненную среду. Средством обмена становятся электронные деньги, а главным ресурсом - информация. Долговечность перестает быть значимой характеристикой вещей: идет постоянное и все ускоряющееся обновление используемой техники, все шире становится круг потребительских товаров разового употребления. Все это сводит почти к нулю ценность материального богатства; главным богатством становятся неисчерпаемые и общедоступные знания, «символический капитал». (19; 351-352)

Еще один вариант постиндустриального общества разработал французский ученый Ж. Фурастье (р. 1907). Он обратил внимание на то, что индустриальная цивилизация сменяется цивилизацией услуг. По мере перехода главенствующей роли от промышленности к сфере оказания услуг на новом уровне возрождается ряд черт, присущих доиндустриальной эпохе. В хозяйстве начинает доминировать ручной или полуручной труд; интенсивный рост производства прекращается (возможна даже его полная приостановка в странах вырвавшихся вперед); происходит выравнивание экономического положения различных стран; население перемещается из больших городов в пригороды и т.д.

Социологическая школа во Франции

Эта концепция, представляющая собой еще одну разновидность школ социально-институционального направления, сложилась в послевоенной Франции и представлена идеями Ф.Перру. По существу, ему удалось дать теоретическое обоснование государственного дирижизма.

По его мнению Ф.Перру, современ­ный ему капитализм уже не представлял собой мир равноправных кон­курирующих экономических субъектов. Напротив, он состоял из ряда неравноправных фирм, одни из которых могли оказывать влияние на принятие другими управленческих решений. Такое влияние вызывалось различными размерами производства и капитала, условиями заключения сделок и предоставления кредитов, разной степенью информированности, принадлежностью к активной или пассивной зоне экономики. Экономические единицы, занимающие доминирующее положение (а это могут быть не только фирмы или отрасли экономики, но и целые страны), могут заставлять другие экономические единицы двигаться в том же направлении. Перру назвал это «эффектом увлечения».

Согласно Перру, неравноправие и неравномерность касается не только экономических единиц, но и самого процесса роста. Он происходит прежде всего в отдельных точках, называемых «полюсами роста». Импульс экономического роста, начавшись в полюсе роста, распространяется на периферию посредством эффекта увлечения, что приводит к возник­новению «зоны развития». Многие экономисты видели в подобной ситуации проявление недобросовестной конкуренции и считали необходимым использовать государственное вмешательство для устранения нера­венств возможностей. В отличие от них, Ф. Перру предложил использовать подобные эф­фекты в целях государственной политики. Он предлагал «гармонизи­ровать» рост посредством политики дирижизма (непосредственного воздействия государства на процесс воспроизводства).

Государственная политика должна вырабатываться таким образом, чтобы обеспечить согласованное развитие полюсов роста для достижения определенных целей (обеспечение максимальных темпов роста, ликвидация дифференциа­ции между отраслями и регионами и удовлетворение интересов раз­личных социально-экономических групп). Мерами такой государственной политики были предоставление льгот фирмам действовавшим в сферах, признанных государством приоритетными, осуществление широ­комасштабных государственных программ, направленных на реали­зацию масштабных высокорисковых инвестиционных проектов и т.п.

На следующем этапе «гармонизации» социально-экономических отношений Ф. Перру предполагал осуществить более радикальное пере­устройство общества, нивелируя классовые различия. Например, обязать капиталистов-рантье работать определенное время на принадлежащих им предприятиях, а в перспективе перейти к социалис­тическим принципам распределения текущего дохода с условием со­хранения у владельцев того имущества, которое они имели до перехо­да к этой системе. Заметим, что столь радикальным проектам не суждено было сбыться.

Несмотря на это, идеи социологической школы оказали определяющее влияние на разработку специфической для Франции системы государственного регулирования экономики. Эта система строилась на основе программирования и индикативного планирования: разрабатывались планы стабилизации, а затем и планы экономического роста с переходом от политики краткосрочного регулирования экономики к долговременным программам воздействия государства на экономический процесс.

Еще одной составляющей институционально-социологического направления являются теории третьего мира. Наиболее видным представителем ее является шведский экономист Г.Мюрдаль (1898-1987), получивший в 1974 году Нобелевскую премию по экономике за глубокий анализ взаимозависимости экономических, социальных и институциональных явлений. Анализируя причины отсталости стран Азии и Афики и констатируя факт, что промышленно развитые страны обогащаются за счет стран третьего мира, Г.Мюрдаль пришел к выводу, что принцип сравнительных преимуществ Д.Рикардо не работает. По Мюрдалю, в ходе международной торговли происходит не обоюдный рост благосостояния экономических партнеров, а имеет место необратимый процесс усиления разрыва между развитыми и отсталыми странами, кумулятивно нарастающее неравенство в возможностях накопления и распределения доходов и ресурсов. Осуществив глубокое исследование проблем азиатских и африканских стран, Мюрдаль пришел к выводу, что все их бедствия обусловлены, главным образом, господством архаичных, устарелых институтов и воззрений, пронизывающих всю систему социальной, экономической и духовной жизни. Решающее значение для успешного технологического и экономического развития этих стран в данном случае имеет коренное изменение этих отсталых социальных и политических институтов, путем проведения государственных реформ в области контроля над ростом населения, распределения пригодных для обработки земель, в области здравоохранения и образования. Другими словами, Мюрдаль призывал побороть «кумулятивную силу нищеты» путем «сознательного контроля» со стороны государства. (19; 245)

Подводя итог изучению идей институционализма, отме­тим, что как течение экономической мысли оно достаточно расплывчато, объединяет большое число самых разных концепций, которые зачастую не имеют общей теоретической модели, четких посылок и конструктивных выводов. Другими словами, это направление скорее не конструк­тивно-теоретического, а критического плана. Вместе с тем нельзя не признать, что их критика центральных постулатов классической поли­тической экономии, предложенный ими междисциплинарный подход, и их обоснование необходимости государственного вмешательства в экономику оказали заметное влияние на дальнейшее развитие экономической теории.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   18   19   20   21   22   23   24   25   ...   58


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница