Сведения о тематике научных исследований



страница3/37
Дата09.01.2018
Размер1.95 Mb.
ТипСведения
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37
ИСТОРИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
Историческое направление исследований Института охватывает важнейшие проблемы археологии северо-западного Прикаспия, истории региона с древнейшего периода вплоть до начала XXI в. в общероссийском и евразийском контекстах, вопросы комплексных исследований этногенеза монголоязычных народов, этносоциальных процессов в Калмыкии и сопредельных регионах, а также изучение и сохранение культурного и научного наследия.

В отчетный период историками Института особое внимание уделено созданию коллективных трудов и монографических работ по археологии Евразии, истории ойратов — предков калмыков (XIII – XVI вв.), истории Калмыкии в составе России (1609 г. – XXI в.), российско-монгольским и российско-китайским отношениям, а также традиционным и современным проблемам этнологии монгольских народов.

Археологами Института продолжены работа по изучению накопленных материалов раскопок и разработка фундаментальной темы «Археология Евразии», в рамках которой завершены два проекта. Изучение археологических памятников Ергенинской возвышенности предпринято в связи с выбором в качестве основного объекта данной ландшафтно-географической зоны. В результате исследования подготовлена рукопись монографии «Древние некрополи Ергенинской возвышенности» (551 с.), в которой будут опубликованы материалы пяти курганных групп (раскопанных археологами КИГИ РАН), включающих 27 курганов и 94 погребений. Подавляющая часть материалов погребений (91 из 94) впервые вводится в научный оборот.

Планомерная работа по введению в широкий научный оборот результатов археологического исследования территории Калмыкии продолжена в рамках проекта «Первые спасательные раскопки на территории Республики Калмыкия (1961–1964 гг.)», по результатам которого собран воедино материал о раскопках, проведенных в период восстановления республики известными учеными У. Э. Эрдниевым и И. В. Синицыным, создана база данных.

Работа по изучению и сохранению археологических памятников в зонах строительства хозяйственных объектов в отчетном году продолжалась по трем проектам. Проведены археологический надзор и археологическая разведка в зоне строительства водовода в Ики-Бурульском районе; по результатам отчетов предыдущих лет об археологическом надзоре по данному объекту учеными института предприняты раскопки двух обнаруженных курганов, относящихся к могильнику Дамба.

В рамках фундаментальной темы «Источниковедение и историография» продолжалась работа по переводу и составлению комментариев к сочинениям анонимных авторов XVII−XVIII вв. «История о том, как управляли государством владыки Чингиса и поддерживали ханское правление», «Родословная монголов», «Краткая история элетов» (другое название «История [происхождения] элетских князей»). Задача исследователя, занимающегося изучением исторического прошлого западных монголов — ойратов, существенно осложняется тем, что в специфических условиях кочевого образа жизни ойратов и их этнических преемников (калмыков), перенесенных исторических потрясений документальные источники ойратов почти не сохранились. Тем большее значение приобретает изучение и введение в научный оборот дошедших до нашего времени ойратских письменных памятников, которые позволяют взглянуть «изнутри» на события ойратской и калмыцкой истории. Среди них особое место занимают историко-литературные сочинения ойратов, обнаруженные в последние десятилетия XX века в Монголии и Китае. Написанные на ойратской (называемой также зая-пандитской или старокалмыцкой) письменности «тодо бичиг» («ясное письмо»), они имеют большую познавательную ценность и научную значимость. В отчетный период исследовалось ойратское историко-генеалогическое сочинение «Краткая история элетов», сделан перевод на русский язык и составлены исторические комментарии. Данное сочинение представляет значительный интерес, поскольку содержит более подробное изложение этногенетического мифа о происхождении элетских (т.е. джунгарских) князей, упоминание о котором есть в других ойратских и калмыцких историко-генеалогических сочинениях. В отечественном монголоведении указанное сочинение ранее не было переведено на русский язык и не являлось предметом специального источниковедческого исследования. Проводилась также работа по транслитерации монгольского текста комментария к «Родословной монголов».

В рамках подтемы «История Джунгарского ханства (1745–1758 гг.) в современной зарубежной историографии» осуществлялись сбор и изучение исследований по теме на китайском и англ. яз. (Вэйлатэ-симэнгу вэньхуа бяньцянь [Трансформация культуры западных монголов-ойратов]; Ча Цзя-и. Шиба шицзи чжун-е чжуньгээр тун чжунюань дицюды бао-и ванлай люэшу [Краткое изложение торговых сношений джунгаров со Срединной равниной в середине XVIII в.]; Perdue P. C. China Marches West: the Qing conquest of Central Eurasia. Cambridge: London, 2005; и др.). При исследовании трудов современной зарубежной (как англоязычной, так и китаеязычной) историографии, которые освещают историю упадка Джунгарского ханства в середине XVIII в., возникают трудности идентификации названий ойратских «отоков» (этнических объединений, совпадавших с административными единицами), бытовавших в изучаемый период и зафиксированных в китайском источнике «Си-юй тучжи» (например О-эр-чу-кэ). Кроме того, требует отдельного исследования информация об имевших место указах о ликвидации джунгарского населения (убийстве молодых и зрелых мужчин у хойтов), указах об уничтожении лам, а также об особенностях монетного дела. Последующий сбор и анализ материалов восполнит пробел по данной тематике в отечественной востоковедной науке, которая не во всех случаях поддерживает выводы, признанные в исторической науке США и КНР.

Проведенное по проекту «Первая всеобщая перепись 1897 г. как источник по социально-экономической истории Калмыкии» исследование свидетельствует о большой информативной насыщенности указанного вида источника, открывающего широкие возможности его использования в конкретных исследованиях. Работа представляет собой первый опыт источниковедческого анализа материалов переписи населения 1897 г. в аспекте изучения его этнорелигиозной, сословной и языковой структуры в границах тогдашней Астраханской губернии. Материалы переписи 1897 г. отразили определенную региональную специфику населения Калмыцкой степи. Преобладающую часть населения составляли «инородцы». Социальная структура населения отличалась крайней малочисленностью дворянства (потомственного и личного), что связано с реформой 1892 г. Одновременно наблюдался относительно высокий удельный вес лиц с правом почетного гражданства. Общая численность населения не имела тенденции к уменьшению.

В рамках разработки фундаментальной темы «Калмыкия и калмыки в истории России» в отчетном году начата разработка проекта «Ойраты в первой трети XVII века: новый этап в политических взаимоотношениях». Значительный объем собранного архивного материала позволил раскрыть ранее неизвестные или малоизвестные страницы калмыцкой истории начала XVII в., прежде всего военно-политической истории, разворачивавшейся на территории Центральной Азии, Сибири, Средней Азии, Северного Прикаспия, Северного Кавказа, Поволжья и Причерноморья. Взаимоотношения калмыков с царской властью и соседними народами в южнороссийском регионе в значительной степени влияли на ход исторических событий, что хорошо прослеживается по материалам, собранным в фондах Российского государственного архива древних актов (фонды 119 «Калмыцкие дела», 126 «Монгольские дела», 127 «Ногайские дела» и 214 «Сибирские дела», всего около 100 дел). На основе изученных материалов осуществлялось научное консультирование сотрудников Национального музея РК им. Н.Н. Пальмова по созданию исторической карты «Ойратские кочевья в XVII–XVIII вв.».

По проекту «История донских калмыков в кон. XIX – 40-е гг. XX вв.» проводилось исследование истории локальной группы донских калмыков, c XVII в. входивших в состав Войска Донского. Выявлены новые архивные материалы в Государственном архиве Ростовской области и Публичной библиотеке Ростовской области, Музее истории донского казачества (г. Новочеркасск) и Национальном архиве Республики Калмыкия, Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Автором обнаружены материалы, свидетельствующие об участии калмыков в первой мировой войне: проводились реквизиции скота, продовольствия, с 1.01.1915 среди калмыков был введен военный налог (в значительном размере ― 8% годового сбора всего населения), с 1.07.1916 г. их стали мобилизовать на тыловые работы (всего намечалось призвать 22 тыс. чел. в возрасте от 19 до 31 года). Как показывают документы, и в октябре 1917 г. мобилизованные все еще находились в местах службы (гг. Киев, Вильно и др.), что опровергает сложившиеся ранее представления о степени участия калмыков в этой войне.

Историками института разрабатывается фундаментальная тема «Общественно-политическая история Калмыкии в XX в.», в рамках которой завершен проект «Деятельность профсоюзов Калмыкии в 1917–1943 гг.». Рукопись представляет собой часть коллективной монографии «Калмыкия в государственной общественно-политической истории России (XIX–XXI вв.)», которая будет включать историю партий, движений, профсоюзных, молодежных, детских организаций, а также правоохранительных органов. Впервые комплексно исследованы процессы развития профсоюзного движения Республики Калмыкия в 1917–1943 гг., проанализированы основные направления, формы и методы деятельности профсоюзов.

По ранее не исследовавшейся теме «Правоохранительные и судебные органы Калмыкии в конце XIX ― 1-й четверти ХХ в.» проведен поиск материалов в Государственном архиве РФ и Национальном архиве РК, которые позволили раскрыть особенности формирования системы правоохранительных и судебных органов в Калмыкии в период Гражданской войны и первые годы после нее. Сделан вывод о том, что в условиях прифронтовой полосы во время Гражданской войны создание правоохранительных органов было в значительной степени затруднено, фактически в улусах Калмыкии свою работу эпизодически могли осуществлять лишь районные суды, подвергшиеся значительным кадровым изменениям, и вновь созданная (с 1919 г.) милиция, которой в первые годы своей деятельности чаще приходилось вести боевые действия с политическими оппонентами, нежели расследовать уголовные преступления. Развитию сети правоохранительных органов препятствовали как сложные природно-географические, так и социально-экономические условия, в результате чего такие органы, как Ревтрибунал и отдел юстиции КалмЦИК, были созданы лишь после завершения Гражданской войны и только в Астрахани, где тогда размещались органы управления Калмобласти. В 1922 г. эти региональные органы, так и не создавшие свою сеть районных подразделений, были упразднены, а большая часть их функций передана создаваемой прокуратуре Калмобласти, которой при формировании пришлось испытать немало проблем, в первую очередь из-за нехватки кадров. С аналогичными проблемами столкнулись и организаторы других правоохранительных органов, в том числе ГПУ–ОГПУ.

Сбор материалов по проекту «Местное самоуправление калмыков в XIX в. (историко-этнографический аспект)» проведен в Национальном архиве РК: изучены материалы фондов И-9 (Управление Калмыцким народом), И-21, И-3 (Совет Управления Калмыцким народом), И-2 (Комиссия Калмыцких дел). Анализ материалов показал, что документы XIX в. по истории развития местного самоуправления можно разделить на следующие виды: законодательные акты (изданные в Полном собрании законов Российской империи) (далее ПСЗ), протокольно-распорядительные и отчетно-статистические документы. Источники свидетельствуют, что местное самоуправление было характерной особенностью общественной жизни калмыков в XIX в., институтом местного самоуправления являлся сход, деятельность местного самоуправления регулировалась нормативно-правовыми актами царской России.

Выявленные в связи с работой по проекту «Государственная религиозная политика в Калмыкии в первой половине XX в. (христианские вероисповедания)» материалы в фондах Р-131 (Совет народных комиссаров) и Р-3 (Калмыцкий областной исполнительный комитет) Национального архива Республики Калмыкия относятся к периоду 1920–1930-х гг. и содержат информацию о христианских религиозных обществах, государственной религиозной политике и религиозной ситуации в Калмыцкой автономной области и КАССР. В делах упомянутых фондов имеется материал о количестве религиозных обществ, церковных советах, регистрации обществ и их закрытии; постановления общих собраний о ликвидации религиозных обществ и жалобах верующих, о работе местных государственных органов в области контроля и регулирования деятельности христианских конфессий. В связи с разработкой темы государственной религиозной политики продолжалась работа по подтеме «Буддизм в Калмыкии (вторая половина ХХ в. – наст. время). Историко-этнографическое исследование». Выявлена взаимосвязь этнических групп калмыков и системы буддийских монастырей на материале Малодербетовского улуса Калмыцкой степи Астраханской губернии. Проводился сбор материала о буддийских организациях и их специфике, отношении к централизованным общероссийским обществам, а также о современных формах бытования буддизма. Выявлены определенные особенности, характерные для западномонгольской и калмыцкой буддийской традиций и восходящие к общему этнокультурному пласту.

В рамках разработки вопросов этнической истории и культуры калмыцкого народа и проблем сохранения ее наследия завершена работа по проекту «Традиционная культура калмыков по материалам фондов Национального архива Республики Калмыкия последней трети XVIII вв. – первой половины XIX вв.». Проведена большая поисковая работа, выявлены материалы по этнографии калмыков в фондах Национального архива РК: №1 «Главный пристав» (286 д., 1801−1897 гг.): №7 «Канцелярия Главного Попечителя калмыцкого народа», №35 «Калмыцкая экспедиция при Астраханской губернской канцелярии». Уточнены сведения о системе кочевий Калмыцкого ханства в контексте русско-калмыцких отношений во второй половине XVIII в. – первой половине XIX в. Дана характеристика наиболее важных для темы источников ― таких, как «Краткое описание калмыцкаго и трухменскаго народов», составленное главным приставом народа Я. К. Ваценко, «План топографическому описанию о кочующем калмыцком народе в Астраханской губернии» и др. Итоговый отчет по подтеме включает комплексную характеристику источников, ранее не вводившихся в научный оборот.

Задачей проекта «Изобразительное искусство Калмыкии XX века (1957-2000 гг.)» являлись обобщение и систематизация собранного фактического и историографического материала по изобразительному искусству Калмыкии второй половины XX века, исследование исторических этапов в формировании профессионального изобразительного искусства, анализ произведений изобразительного искусства в совокупности видов (живопись, скульптура, графика, декоративно-прикладное и театрально-декорационное искусство) и жанров (портрет, пейзаж, натюрморт, тематическая композиция). В результате проведено комплексное исследование калмыцкого изобразительного искусства 60-90-х гг. XX в. в контексте истории отечественного искусства, дан искусствоведческий анализ произведений живописи, скульптуры, графики, декоративно-прикладного и театрально-декорационного искусства исследуемого периода.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница