Студенческой молодежи россии


«Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?» (Результаты исследования 2011, 2014 гг.)



Скачать 300.83 Kb.
страница9/32
Дата31.12.2017
Размер300.83 Kb.
ТипДиссертация
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32
«Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?» (Результаты исследования 2011, 2014 гг.).

Таблица № 7

Вариант ответа

Результаты исследования 2011

Результаты исследования 2014

да, если это необходимо

64%

56,4%

нет, ни при каких обстоятельствах

17,3%

27,6%

затрудняюсь ответить

16%

12,4%

другой вариант

2,7%

4,4%


«Как Вы считаете, чьи интересы должны носить приоритетный характер: отдельного индивида или государства?» (Результаты исследования 2011, 2014 гг.).

Таблица № 8

Вариант ответа

Результаты исследования 2011

Результаты исследования 2014

интересы государства носят приоритетный характер

22%

35,2%

интересы личности – высшая ценность

52,7%

30%

затрудняюсь ответить

20%

30,4%

другой вариант

5,3%

4,4%

В 2011 году большинство респондентов (52,7%) признало, что интересы личности являются высшей ценностью, но в то же время, 64% из них готовы ограничить свои потребности в пользу коллектива. К тому же при ответе на вопрос «Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?» отдельные респонденты указали другие варианты ответа, где оговаривали условия, при которых готовы пойти на уступки коллективу: «зависит от обстоятельств», «да, если этот коллектив мне дорог», «скорее всего».

Аналогично отвечали респонденты и в 2014 году: «зависит от ситуации», «только в экстремальной ситуации», «да, но это зависит от коллектива», «в случае войны или катастрофы», «только если это крайне необходимо», «смотря при каких обстоятельствах», «смотря в каком коллективе».

При ответе на вопрос «Как Вы считаете, чьи интересы должны носить приоритетный характер: отдельного индивида или государства?» отдельные респонденты также указали другие варианты ответа, где пытались примирить эти два понятия, говоря о том, что они имеют равное значение: «интересы государства исходят из интересов общества», «приоритетно сохранение баланса между этими интересами», «золотая середина», «интересы государства и личности носят приоритетный характер», «государство должно учитывать интересы общества».

Ту же картину мы можем наблюдать и анализируя результаты исследования 2014 года. Респонденты вписывали самостоятельно следующие варианты ответа: «как интересы государства, так и личности», «что-то среднее», «интересы государства носят приоритетный характер, но личность должна быть защищена», «и государства, и индивида». В то же время некоторые респонденты приводили мысль, что приоритетны интересы общества в целом, а не отдельного человека: «интересы всего населения в целом должны быть в приоритете, а не отдельной личности», «интересы народа этого государства», «общества», «интересы народа». Встречались и более радикальные варианты: «интересы личности должны совпадать с интересами государства».

В 2014 году мы видим противоречивую динамику. С одной стороны, количество респондентов с коллективистскими ценностями сократилось с 64% до 56,4%. С другой стороны, заметно выросло число респондентов, считающих, что «интересы государства носят приоритетный характер» - с 22% до 35,2%. Об этом же говорит и анализ ответов респондентов, выбравших «другой вариант».

Подобную ситуацию можно объяснить тем, что ценности этатизма, которые мы планировали измерить подобным образом, тесно перемешаны в сознании респондентов с ценностями патриотизма, которые для большинства из них являются положительными.

Об этом же пишет А.С.Панарин: «обратимся к либерально-демократическому принципу «не человек для общества, а общество для человека». На первый взгляд, в нем заложено немало странного. Если понимать его буквально, то любые моральные добродетели из абсолютных непременно превращаются в относительные: они обязывают индивида лишь в той мере, в какой полезны ему лично. Мало того, этот принцип исключает такие признанные виды гражданского долга, как, например, защита Отечества – если противник угрожает не мне лично, а обществу в той или иной форме (народ, нация, государство). В самом деле, приказы командиров во время военной атаки не нарушают принцип примата индивида над обществом, индивидуального блага над коллективным?87».

Далее он, развивая свою мысль, разделяет индивидуализм как ценность на позитивный и негативный, или, другими словами, на «героически-аскетический, сформированный под влиянием протестантской этики, и современный этап безответственно-гедонистического индивидуализма, уже не способного ни к усердному труду, ни к настоящей бережливости накопления и ориентированного сугубо потребительски88». В подобной трактовке ценность индивидуализма уже не выглядит однозначно позитивной. Соответственно возникает вопрос: является ли ценность индивидуализма непременным атрибутом демократического общества, или последнее можно построить и без прививания населению индивидуалистского сознания?

Можно сделать предположение о том, что ценность индивидуализма пользуется популярностью у многих представителей студенческой молодежи, но общее настроение в обществе не всегда дает проявиться этим симпатиям. Открыто проявляя свою индивидуалистическую позицию, индивид может столкнуться с неодобрением и порицанием окружающих.

Здесь, скорее всего, действительно, индивидуализм следует понимать в конструктивном и деструктивном смысле. В первом случае, это идея примата личности над государством, ориентация на личный успех. Во втором случае мы как раз имеем дело с той вариацией «безответственного» и «гедонистического» индивидуализма, о котором говорил А.С. Панарин. С этой точки зрения преобладание традиционных ценностей по шкале «индивидуализм-коллективизм» и неопределенная динамика изменений по шкале «индивидуализм - этатизм» не должны трактоваться однозначно отрицательно. Нужно понимать, какую разновидность индивидуализма имеют в виду респонденты. Однако следует констатировать, что по этим двум шкалам мы наблюдаем противоречивые тенденции, которые не позволяют нам сделать однозначного вывода о наличии и направленности трансформационных процессов этих элементов политической культуры.

Для выявления степени распространенности ценности патернализма респондентам был задан вопрос: «По вашему мнению, основная функция государства - это?». Респондентам было предложено выбрать между концепциями патерналистского государства (вариант «забота обо всех гражданах»), социального государства («создание условий для труда и развития сильным и предприимчивым гражданам и забота о пенсионерах, инвалидах, несовершеннолетних и т.д.) и «государства – ночного сторожа» («создание «правил игры» и контроль за их исполнением»). В результате мы получили следующие данные:



«По Вашему мнению, основная функция государства - это» (Результаты исследования 2014 года).

Таблица № 9

Вариант ответа

%

Забота обо всех гражданах

34,4%

Создание условий для труда и развития сильным и предприимчивым гражданам и забота о пенсионерах, инвалидах, несовершеннолетних и т.д.

55,2%

Создание «правил игры» и контроль за их соблюдением

6,4%

Затрудняюсь ответить

2,4%

Другой вариант

1,6%

Больше половины опрошенных придерживаются доктрины социального государства, которая официально провозглашена в Российской Федерации. Как мы видим, она пользуется большой поддержкой у населения. Следует отметить, что подобная модель принята в подавляющем большинстве государств современного мира, в том числе и в либеральных демократиях. Легко было предвидеть, что идея «государства – ночного сторожа» не найдет поддержки у респондентов. Результаты исследования подтвердили данное предположение – этот вариант выбрало только 6,4% из числа опрошенных. Однако нас больше интересовало, насколько устойчивы в структуре политической культуры современных студентов традиции патерналистского государства? Исследование показало, что треть из студентов вузов Бурятии считают основной функцией государства «заботу обо всех гражданах», то есть придерживаются ценностей патернализма.

На наш взгляд, 34,4% - это достаточно много, если учитывать, что студенты - это наиболее активная часть общества, которая должна стремиться к самостоятельности. Отношения патернализма - это, прежде всего договор, где государство взамен за заботу о гражданах требует лояльности и подчинения. Можно сказать, что эти 34,4% и те 31,6% студентов, что стремятся к активному участию в управлении государством (См. Таблицу №6) представляют собой два полюса студенческой общественности Бурятии.

Одной из ключевых категорий гражданской политической культуры и, как следствие, важным условием функционирования демократии американские исследователи Г.Алмонд и С.Верба считали доверие граждан к политическим институтам (political trust)89. В 2012 и 2014 годах мы задали респондентам вопрос «Какие из политических институтов пользуются у Вас наибольшим доверием?». (См. Таблицу № 10).



«Какие из политических институтов пользуется у Вас наибольшим доверием?» (Результаты исследования 2012, 2014гг.).

Таблица № 10

Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Президент

39,3%

53,2%

Государственная Дума

16,7%

17,2%

Правительство

21,3%

24,8%

Совет Федерации

6%

15,6%

Общественные организации

28%

23,2%

Политические партии

10%

6%

СМИ

20,7%

19,6%

Силовые органы (прокуратура, МВД, ФСБ)

22%

22,4%

Религиозные организации

10,7%

9,2%

Другой вариант

12%

9,2%

Здесь нужно отметить, что респонденты могли указывать до трех вариантов ответа, поэтому итоговая сумма превышает 100%.

Можно достаточно точно определить важную тенденцию – уровень доверия к институтам государственной власти среди студентов существенно вырос за 2 года, особенно если говорить об институте Президента. Количество респондентов, выбравших этот вариант, выросло с 39,3% в 2012 году до 53,2% в 2014 году. Популярность вариантов «Государственная Дума», «Правительство», «силовые органы» выросла незначительно, практически оставаясь на том же уровне. А вот уровень доверия к Совету Федерации вырос за это время почти в три раза с 6% в 2012 году до 15,6% в 2014 году.

Соответственно уменьшилось количество респондентов, указавших варианты «политические партии» и «общественные организации». Практически на том же уровне осталось доверие к СМИ и религиозным организациям.

Подобную тенденцию можно объяснить изменившейся политической конъюнктурой. В 2012 году российский политический режим переживал определенный кризис, в обществе были сильны протестные настроения, особенно после выборов в Государственную Думу, в чистоте которых многие сомневались. Также можно отметить последствия мирового экономического кризиса. Неудивительно, что в этих условиях уровень доверия к органам государственной власти был не так высок, и значительная доля респондентов отдавала предпочтение институтам гражданского общества: СМИ, общественным и религиозным организациям.

В 2014 году успешно проведенная сочинская олимпиада, действия российских властей в связи с политическим кризисом на Украине, успешная информационная политика привели к тому, что доверие россиян к власти в целом и к Президенту В.В.Путину заметно выросло. В то же время упало доверие к общественным организациям, многие из которых были объявлены «иностранными агентами». Отдельно стоит обратить внимание на возросший уровень доверия к Совету Федерации. Подобный эффект можно объяснить личностью Председателя верхней палаты Федерального Собрания. В.И.Матвиенко активно ведет себя в информационном пространстве. За счет этого ей удалось сформировать в целом положительный образ Совета Федерации. С другой стороны, многие инициативы депутатов Государственной Думы препятствуют повышению доверия населения к нижней палате российского парламента.

По-прежнему на достаточно высоком уровне остается доверие респондентов к «силовым органам» и СМИ.

В то же время следует обратить внимание на большое количество респондентов, указавших «другой вариант». В этой графе респонденты, как правило, вписывали ответ - «не доверяю никому». Если в 2012 году встречались варианты «доверяю всем» и «только «отдельным представителям», то в 2014 году каждый десятый из опрошенных студентов не доверяет ни одному из вышеперечисленных институтов, что является достаточно тревожной тенденцией.

Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на положительную тенденцию, уровень доверия к институтам политической системы нельзя однозначно назвать высоким. Здесь нужно учитывать два фактора. Во-первых, как уже было сказано выше, каждый десятый респондент не доверяет ни одному из предложенных институтов. Во-вторых, с большой долей уверенности можно сказать, что растет уровень доверия не к институту Президента, а лично к В.В.Путину. То есть личностный фактор до сих пор играет в российской политике большее значение, чем институциональный. В концепции Г.Алмонда речь идет, прежде всего, о доверии именно к политическим институтам, независимо от того, кто занимает тот или иной пост. Именно такое доверие (political trust) является гарантом стабильности политической системы. Исходя из этого, мы не можем сделать вывод о высоком уровне доверия студентов вузов Бурятии к политическим институтам.

Наиболее ярко разделить элементы политической культуры на модернистские и традиционные можно, анализируя такие ценности и стереотипы, как «великодержавность, идеи «особого пути развития» и введения режима «твердой руки» (идеал сильного авторитарного правителя).

Для того, чтобы определить, как студенты относятся к этим ценностям, мы задали респондентам ряд вопросов.

«Считаете ли Вы Россию сильной, авторитетной (великой) державой? (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 11


Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Да

60,7%

69,2%

Нет

22,7%

21,2%

Затрудняюсь ответить

10,6%

9,6%

Другой вариант

6%

-

Как мы видим, практически две трети респондентов как в 2012, так и в 2014 году, считали Россию великой (авторитетной, сильной) державой. При этом количество респондентов, разделяющих ценности великодержавности, выросло в 2014 году. Эта тенденция относится и к тем респондентам, которые выбрали «другой вариант» ответа. Причем следует рассматривать не только количество респондентов, указавших вариант «да», но и тех, кто вписал «другой вариант». Если в 2012 году студенты писали, что «пока она (Россия) является придатком других стран, ее нельзя считать великой державой», «пока она таковой не стала», «в прошлом, может, и была великой». Те, респонденты, кто признавал Россию великой державой, однако, оговаривались, что имеют только один аспект – военный: «наличие ядерных ракет – весомый аргумент», «только в военном отношении». Другие указывали, что у России есть «великий неиспользуемый потенциал», но «многие факторы, установленные самой властью, этому препятствуют».

В 2014 в силу ряда факторов мнение респондентов заметно изменилось. В первую очередь нужно отметить информационную политику государства, а также ряд внешнеполитических успехов: роль России в урегулировании конфликта в Сирии, успешное проведение зимних Олимпийских игр в Сочи, и, наконец, присоединение Крыма. Все эти факторы в сумме привели к тому, что молодые россияне стали более оптимистично оценивать роль своей страны в мире.

Еще одним распространенным стереотипом является идея внедрения режима «твердой руки». Для того, чтобы выявить, насколько распространены эти идеи среди студентов, мы задали респондентам вопрос: «Считаете ли Вы нужным установление в России режима «твердой руки?».



«Считаете ли Вы нужным установление в России режима «твердой руки»? (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 12

Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Да

43,3%

34%

Нет

26%

34%

Затрудняюсь ответить

28%

30%

Другой вариант

2,7%

2%









Следует признать, что образ сильного авторитарного лидера (например, И.В.Сталина) до сих пор пользуется большой популярностью среди населения, причем, как мы видим, не только среди старших возрастных групп, но и среди студенческой молодежи. Хотя мы видим определенную тенденцию к изменениям по сравнению с 2012 годом, когда режим «твердой руки» пользовался еще большей популярностью среди респондентов. Данная идея тесно связана с ценностью «великодержавности», о которой говорилось выше. Именно для достижения статуса великой, авторитетной на международной арене державы необходима фигура сильного авторитарного лидера.

Это можно объяснить широко распространенными в отечественной политической культуре стереотипами относительно того, что только такой политический лидер может достичь серьезных успехов, обеспечить рывок страны вперед. При этом приводят пример Петра Первого, И.В.Сталина.

В то же время обращает на себя внимание большое количество респондентов, затруднившихся с ответом – 26% в 2012 году и 30% в 2014 году. Это может говорить о том, что почти треть респондентов, хотя и видят определенные плюсы в режиме «твердой руки», в то же время не готовы поддержать его введение в России. Об этом говорят и ответы респондентов, указанные в рубрике «другой вариант»: «в какой-то мере», «отдельных сферах, но не во всех», «если это не повредит народу», «в принципе, да».

Только 26% в 2012 и 34% респондентов в 2014 году принципиально отвергают идею установления в России режима «твердой руки». Показательно, что только один респондент под графой «другой вариант» указал «ни в коем случае!».

В то же время эту ценность следует отнести не только к традиционным, но и к авторитарным, а ее распространенность среди студенческой молодежи не позволяет нам сделать однозначный вывод о трансформации российской политической культуры в сторону либерально-демократических ценностей.

Идея «особого пути развития» является своего рода квинтэссенцией традиционных представлений о политической культуре россиян. Ее суть заключается в том, что Россия в силу своего уникального географического положения и особенностей исторического развития представляет собой уникальную цивилизацию, со своим «особым путем развития». Соответственно, все попытки перенять институты демократии у западных государств обречены на провал. Данная концепция опровергает идею единого пути развития человечества и возможности выработки универсальных, общечеловеческих ценностей.

Ей противостоит идея универсального пути развития для обществ самого разного типа, где идеалом провозглашается либерально-демократическое устройство государства по западному образцу. С этой точки зрения, которая получила широкое развитие в рамках теории модернизации и в меньшей степени теории глобализации, отличия между различными обществами определяются мерой их отсталости от идеального образца.

Для того чтобы выявить, какие идеи больше распространены среди студентов вузов Бурятии, мы задали респондентам вопрос «Согласны ли Вы с утверждением, что ценности современного мира - это западные ценности?». В результате мы получили следующие результаты.

«Согласны ли Вы с утверждением, что ценности современного мира - это западные ценности?» (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 13


Вариант ответа

Материалы исследования 2012 года

Материалы исследования 2014 года

Да, полностью согласен

21,3%

18,8%

Нет, они распространены, но не полностью доминируют

60%

51,2%

Нет, они присущи только западному обществу

8%

12,4%

Затрудняюсь ответить

10,7%

16%




-

1,6%

Как мы видим, большинство респондентов придерживаются срединной точки зрения. Признавая распространенность западных ценностей в современном мире, они, тем не менее, отказывают им в праве именоваться общечеловеческими и универсальными. Вариант «нет, они распространены, но не полностью доминируют» выбрало больше половины из числа опрошенных: 60% в 2012 году и 51,2% в 2014 году. При этом важно, что тех, кто согласен с утверждением относительно того, что «ценности современного мира - это западные ценности?» больше, чем тех, кто придерживается противоположной точки зрения. В 2012 году 21,3% выбрали вариант «да, полностью согласен» и только 8% - «нет, они присущи только западному обществу». В 2014 году этот разрыв существенно сократился. Теперь 18,8% согласны с приведенным выше утверждением, и уже 12,4% придерживаются противоположной точки зрения. Аналогично выросло количество респондентов, затруднившихся с ответом: с 10,7% в 2012 году до 16% в 2014 году. Кроме этого, в 2014 году респондентам было предложено указать другой вариант ответа. Здесь респонденты указали следующие варианты: «у каждого свой путь, равняться на кого-то и подражать - глупо», «не везде, и слава Богу» и «ценности мира интернациональны».

Все это позволяет сделать вывод о том, что за два года число сторонников идеи «особого пути развития» заметно выросло, то есть структура политических ценностей студенческой молодежи стала более традиционной. Главной причиной произошедшего следует признать смену общего государственного курса в отношениях с западными странами. Если еще два года назад западное общество было привлекательным для большинства россиян и по ряду направлений считалось идеалом, к которому следует стремиться, то теперь ситуация кардинально изменилась.

В первом параграфе второй главы нами на материалах проведенных социологических опросов была описана структура политических ценностей современной студенческой молодежи.

Полученные данные подтвердили гипотезу исследования о том, что структура политических ценностей студенческой молодежи носит смешанный характер с преобладанием традиционных элементов. Важные места в ней занимают такие ценности, как «справедливость», «равенство», «законность». В меньшей степени популярны ценности «свободы», «демократии» и «терпимости». Распространены ценности коллективизма.

В то же время, анализируя содержание политических ценностей, мы пришли к выводу, что в их трактовке студенты вузов Бурятии не едины. Так, в понимании ценности «справедливости» можно выделить три подхода, которые мы условно определили как либеральный, умеренный и традиционный (уравнительный). Таким образом, структура политических ценностей современной студенческой молодежи отличается сложным, многоуровневым характером. При этом на каждом из ее уровней можно выделить противостояние между традиционными и либеральными ценностями.





Каталог: content -> disser
disser -> Лингводидактическая концепция релятивизации национальных стереотипов в процессе иноязычной подготовки студентов языковых вузов
disser -> Презентация антиномии «добро/зло»
content -> Шпаргалка по педагогической психологии
content -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
content -> Социальные проблемы современной
content -> Социальная активность современной российской молодежи
disser -> Ценностные основания институционализации устойчивого развития современной цивилизации
disser -> Функции литературно-мифологической образности в прозе л. Петрушевской диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница