Студенческой молодежи россии


Методологические и методические основы исследования политических ценностей студенческой молодежи



Скачать 300.83 Kb.
страница5/32
Дата31.12.2017
Размер300.83 Kb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
1.2 Методологические и методические основы исследования политических ценностей студенческой молодежи

Существует множество определений студенческой молодежи как социально-демографической группы. Анализируя теоретическое наследие в этой области, следует, прежде всего, выделить работы известных социологов В.Т. Лисовского61, М.К. Горшкова62, В.В.Орловой63, М.С. Соковой64. В Бурятии стоит отметить работу В.В. Затеева и И.И. Осинского «Студенты 90-х: социальные и нравственные основы жизнедеятельности»65.

В целом, почти все исследователи выделяют две характеристики, присущие молодежи. Это возраст, как правило, от 16 до 30 лет, и совокупность соответствующих ценностей и установок. Таким образом, мы понимаем молодежь как особую социально-демографическую группу.

Американский исследователь М. Мид выделял следующие характерные черты молодежи:

1. Молодежи присущи: активная социализация, интенсивное социальное созревание, включенность в систему общественных отношений.

2. Психология и образ жизни молодежи отличается подвижностью, восприимчивостью ко всему новому.

3. Через молодежь осуществляется смена поколений, и значит, социальное движение.

4. Являясь преемником культуры прошлых поколений, молодежь имеет свои специфические интересы, потребности, ценности, ориентации, которые определяют и формируют ее собственную культуру66».

Мы считаем, что достаточно полно отражает основные характеристики молодежи следующее определение: «молодежь представляет собой особую социально-демографическую группу, положение, роль и место которой в обществе обусловлено прежде всего двумя факторами – возрастными особенностями и господствующими в данном обществе социальными, экономическими и политическими отношениями.

Выделение молодежи в относительно самостоятельную общественную группу детерминируется также ее некоторыми специфическими особенностями и интересами. Будучи особой возрастной группой, она обладает определенными физиологическими, психологическими и социальными чертами и как таковая имеет свои нужды, запросы, предъявляет обществу особые требования»67.

В то же время студенческая молодежь выступает как наиболее политически активная часть молодежи. Это доказывает опыт многочисленных социальных потрясений и революций.

«Как определенная общественная группа, характеризующаяся специфическим статусом и интересами, студенчество всегда играло и играет важную роль в общественно-политической жизни. Поскольку студенчество включает в себя наиболее интеллектуально развитую и активную часть молодежи, оно постоянно и чутко реагирует на все общественные события и процессы, происходящие в странах его проживания и мира в целом. При этом нередко реакция студентов на те или иные явления жизни принимают характер крупных студенческих волнений и выступлений, оказывающих большое воздействие на политическую жизнь целых стран (например, студенческие волнения 60-70 годов в ряде западноевропейских стран, демонстрация китайских студентов на площади Тянь-ань-мынь с требованиями демократических преобразований и др.)68.

В этих условиях неудивительно, что политическая культура студенческой молодежи стала объектом целого ряда исследований в постсоветской России.

Тем не менее, прежде чем приступать к изучению политической культуры студенческой молодежи, необходимо ответить на важный вопрос: можем ли мы говорить о наличии у студентов политической культуры? Часто можно услышать мнения о том, что политическая культура может быть присуща только крупным общностям, в первую очередь, нациям в составе государственных образований. Вспомним, что сам концепт политической культуры возник, как попытка объяснить неудачи процессов демократизации в ряде стран «третьего мира». То есть ставилась задача объяснить различия в протекании политических процессов в различных государствах. Исходя из данной точки зрения, национальная политическая культура выступает как монолитное образование.

Мы не ставим под сомнение, что политическая культура студенческой молодежи является составной частью политической культуры того или иного общества в целом. Однако, это, по нашему мнению, не отменяет того факта, что она имеет свои отличительные черты, позволяющие расценивать ее как самостоятельный объект для изучения. Данные особенности обусловлены, прежде всего, особенностями студенческой молодежи как социально-демографической группы, о которых говорилось выше.

Кроме этого, студенчество выступает как интересный объект исследования также и с той точки зрения, что здесь мы можем более полно проанализировать влияние факторов формирования политической культуры. Здесь эти процессы тесно смыкаются с процессами политической социализации.

Под политической социализацией принято понимать процесс усвоения политических знаний, ценностей и норм, передачи и приобретения политического опыта предшествующего поколения, позволяющих личности стать полноправным участником политической жизни общества, ориентироваться в сложных общественных процессах, делать сознательный выбор в политике69. То есть мы можем говорить, что в процессе политической социализации индивид приобщается к политической культуре той или иной общности.

Однако если мы исходим из тезиса, что политическая культура студенческой молодежи – это пластичная структура, то можем ли мы говорить, что у студентов вузов сформировалась политическая культура в полном смысле этого слова?

По нашему мнению, на этот вопрос следует отвечать утвердительно. Студент вуза является носителем определенной политической культуры хотя бы в силу того, что он является полноправным актором политического процесса, имеет право избирать и быть избранным. Наделение молодого человека такими правами предполагает у него наличие определенных базовых знаний, ценностей и установок, касающихся политической сферы. Об этом же пишет К. Оганян.

«Основной этап политической социализации приходится на возраст от 16 до 30 лет. Вступая в этот период своего развития, молодые люди получают право участвовать в выборах и быть избранными в различные представительные органы, что влияет на их отношение к политике. Они также получают более глубокие познания в области политики благодаря учебе в институте, последующей профессиональной деятельности и т.д.»70.

Н.В. Шемякина выделяла следующие характеристики студенческой молодежи:

«Помимо профессиональных знаний и умений, студенты изучают достаточно большое количество обществоведческих дисциплин, позволяющих расширить мировоззрение и повысить общий уровень образованности».

Во-вторых, данные знания усваиваются систематически и целенаправленно в соответствии с программой и под руководством квалифицированных преподавателей»71.

Таким образом, влияние высшего образования на социально-политические ориентации студентов, отмеченное еще Г. Алмондом и С.Вербой72, заключается в том, что более образованный индивид:



  • более осведомлен о воздействии решений правительства на жизнь

индивида, чем менее образованный;

  • имеет мнение по широкому кругу вопросов, спектр его внимания

разнообразен;

  • чувствует себя свободнее в широком кругу людей при обсуждении

политических вопросов;

  • более образованный индивид чувствует себя обычно более способным оказать влияние на правительство;

  • проявляет большую склонность стать членом какой-либо организации;

  • доброжелательнее и терпимее относится к противоположным, с их точки зрения, взглядам;

  • более высокий уровень образования повышает вероятность того, что индивид заявит о своих политических пристрастиях и своем интересе к политическим кампаниям73.

В то же время в силу возраста студенческая молодежь не имеет достаточного жизненного опыта, не имеет практического навыка участия в политике, ее отношения к институтам политической системы выражены на эмоциональном уровне. Как правило, ценностные ориентации, установки и стереотипы характеризуются эклектичностью.

Все это позволяет нам сделать вывод, во-первых, о том, что студенческая молодежь является особой социальной группой в социальной структуре современного общества; во-вторых, на ее примере мы сможем наиболее полно выявить основные тенденции формирования политических ценностей, в современной России, поскольку они выражены более ярко и зримо.

Если говорить о методологии исследования, то в данном исследовании мы выделяем два «идеальных типа» политических ценностей: традиционные и модернистские (либерально-демократические). Соответственно, одной из целей нашего исследования является поиск ответа на вопрос – насколько распространены в среде студенческой молодежи модернистские ценности. Следует подчеркнуть, что выделение этих типов не означает, что мы говорим об отсталой или более «продвинутой», модернизированной политической культуре.

Согласно гипотезе исследования, мы рассчитываем выявить смешанную структуру политических ценностей студенческой молодежи с наличием как традиционных, так и модернистских элементов. Учитывая, что современное российское общество является обществом переходного периода, нет ничего удивительного в том, что и политическая культура у него смешанная, с преобладанием традиционных элементов. Исходя из вышесказанного, политические ценности участия в чистом виде отнюдь не являются идеалом. Для успешного построения демократии необходимо большее распространение ценностей и установок модернистской политической культуры, при сохранении роли и значимости некоторых традиционных элементов. Или другими словами, «сохранение этих более традиционных установок и слияние их с участническими ориентациями ведут к формированию сбалансированной политической культуры, которой присущи политическая активность, включенность и рациональность, уравновешенные, однако, пассивностью, традиционализмом и приверженностью парохиальными ценностям»74.

Известный отечественный политолог К.Гаджиев так же определяет российскую политическую культуру как смешанную.

««… Очевидно, что политическая культура современной России не может не носить переходного характера… Как в феномене переходного периода в ней можно выделить несколько разнородных пластов и множество элементов, которые можно характеризовать и группировать в зависимости от принятого критерия. Эти критерии и соответствующие им группировки таковы. Во-первых, многослойность: сочетание элементов традиционно российских (этатизм, авторитаризм, персонализация, анархизм, коллективизм, мессианизм, соборность, солидаризм, нигилизм), советских (идеализм, вождизм, коммунистический эсхатологизм, баррикадное сознание, уравнительство) и модернистких (индивидуализм, права и свободы человека, ориентация на успех и конкуренцию, рынок и демократию и др). Во-вторых, гетерогенность: сосуществование множества этнонациональных, религиозных, конфессиональных и иных субкультур. В-третьих, фрагментарность: текучесть, неопределенность, неструктурированность, незавершенность, разорванность установок и ориентаций. В-четвертых, конфликтность: отсутствие базового консенсуса, разлом по нескольким линиям – общество и власть, народ и интеллигенция, прошлое, настоящее и будущее и т.д. В-пятых, антиномичность: этатизм-анархизм, коллективизм – персонализация, архаизм – футуризм, консерватизм – радикализм, шовинизм – интернационализм, прерывность – преемственность. …. Из вышеизложенного ясно, что одна из важнейших характеристик политико-культурной «палитры» России – ее гетерогенность, множественность субкультур с различными конфликтующими, а зачастую и противоборствующими установками, ценностями, ориентациями»75. Это утверждение, в значительной степени, сохраняет свою актуальность и сегодня.

Соответственно, мы можем предположить, что структура политических ценностей студенческой молодежи носит смешанный характер.

Выяснить, насколько среди студентов вузов Бурятии распространенны либерально-демократические ценности, являлось одной из главных задач данного исследования. Однако для этого предварительно необходимо определиться, что мы понимаем под «традиционными» и «либерально-демократическими» политическими ценностями.

Если говорить о «традиционной» российской политической культуре, то она, по нашему мнению, складывается из двух «слоев»: более позднего «советского» и собственно «традиционного».

Характеристики «советского слоя» определить не представляется сложным, их приводят различные отечественные политологи.

Так, Э.Я. Баталов в качестве основных характеристик советской политической культуры выделяет доверие граждан к политической системе, патернализм, вождизм, идеи равенства и коллективизма, конформизм, политическую пассивность, радикализм. В области внешней политики – идеи мессианства и экспансионизма76.

Слово «традиционная» в нашем языке часто ассоциируется с религией. Действительно, как показывает мировая история, религия оказывает большое влияние на политические ценности и установки, формирует стереотипы. Известный немецкий социолог М. Вебер в своей работе «Протестантская этика и дух капитализма»77 выделял религию как один из основных факторов, влияющих на развитие общества.

В Бурятии широкое распространение имеют две мировые религии: буддизм и православная версия христианства. О.В. Гаман-Голутвина, ссылаясь на И.А. Василенко, приводит следующие отличительные характеристики «православной» и «буддисткой» политической культуры. В свою очередь буддийскую цивилизацию она, вслед за И.А. Василенко, разделяет на два типа: индо-буддистскую и конфуцианско-буддистскую. Из этих двух типов ближе к политическим реалиям Бурятии конфуцианско-буддистский.

«Среди важнейших «несущих конструкций» конфуцианско-буддистской политико-культурной традиции – этикоцентризм и социально-нравственная ангажированность (при этом важнейшими компонентами конфуцианской этики выступают этика мирского аскетизма, трудолюбия, бережливости, накопительства, поклонения старшим, патернализм, преданность государству); внутриэническая солидарность; опора на древность как основание политической традиции; этатизм в продуктивном сочетании с рыночной экономикой; преобладающее влияние вертикальных (в противовес горизонтальным) связей; внутренняя гомогенность; ориентация на преимущественно компромиссные методы разрешения конфликтов.

Важнейшим механизмом функционирования конфуцианско-буддистского типа политической культуры является гибкость как способность к реинтерпретации традиционных ценностей в духе современности, к перманентному самообновлению, к творческому восприятию и адаптации инокультурных влияний с опорой на национальную традицию. Доминантными ценностями конфуцианско-буддистской политической традиции выступают лояльность, спокойствие, гармония, коллективизм. Здесь торжествуют долг, обязанность, иерархия, подчинение личности интересам группы, и, одновременно, право защищать эти ценности, даже с использованием насилия…

Что касается важнейших ценностно-смысловых оснований российской политической культуры, которая в своем традиционном измерении во многом основана на архетипах и кодах православной культуры, то доминантными ее характеристиками выступают приоритет духовных ценностей над материальными; стремление к равенству и справедливости; синкретизм правды и истины; ориентация на синергию как на гармонию земного и небесного начал; этатизм; имперская традиция всемирной власти; целостность политического мировосприятия, важнейшим компонентом которого является ценностное отношение к миру; политический радикализм; приверженность к эсхатологизму; мистическое толкование истории; соборность; космизм»78.

Как архаическую понимает традиционную политическую культуру еще один отечественный исследователь Н.Г. Щербинина. Здесь данное понятие приобретает скорее отрицательный смысл. «Наша политическая культура (и культура) вообще во многом сохраняет сакральные основы. Это распространяется и на политические институты (государство, его главу, местную власть, деятелей правительства и т.д.), и на политические формы и структуры (система, режим, партии). Все это стало возможным потому, что сакральный элемент остается смыслообразующим в общественном-традиционно-анархическом-сознании, для которого свойственно единство игры и священнодействия, которое не вполне отличает миф от реальности»79.

Эти особенности политической культуры, по мнению Н.Г. Щербининой, накладывают свой отпечаток и на политическое поведение. «По-прежнему политическое поведение (пример которого дала античная демократия) – не образ жизни для россиянина, не способ реализация его политических прав (как это демонстрирует современная западная демократия), даже не бездумное подчинение (как при деспотической форме), а своего рода символическое действо. Это механическое подданство без покорности, вера без фанатизма и «фанатизм» без страха, покорность без преданности, своеволие без инициативы и ответственности … Подобные «политические па» так же похожи на рациональное политическое поведение, как ритуальный танец, заклинающий духов плодородия, - на сам процесс сбора урожая»80. При этом «политическую культуру данного типа трудно изменить сущностно, легче уничтожить, разрушив ее архаические сакральные основы»81.

Таким образом, к традиционным ценностям следует отнести ценности патернализма, коллективизма, конформизма (лояльность), этатизма и в определенной степени равенства и справедливости.

В свою очередь, к либерально-демократическим ценностям следует отнести индивидуализм, трактуемый как идея верховенства интересов личности над интересами общества и государства; установки на политическое участие.

Определившись с понятиями «традиционных» и «модернистских» политических ценностей, необходимо решить, как именно следует их изучать, какие методы следует использовать? В процессе работы над темой мы пришли к выводу, что наиболее эффективным здесь будет использование социологических методов. Они позволяют перевести содержание политических ценностей в количественное выражение, благодаря чему станет возможным их измерение согласно разработанным нами шкалам. Под социологическими методами исследования мы здесь понимаем различные виды опроса: анкетирование, глубинное интервью, фокус-группы и экспертный опрос. О значимости опроса в изучении неинституциональных явлений общественной жизни говорили и известные социологи В.И. Добреньков и А.И. Кравченко. По их мнению, «опрос незаменим в тех ситуациях, когда изучаются содержательные характеристики массового или индивидуального сознания, социальных или межличностных отношений, которые мало поддаются или вообще не поддаются прямому наблюдению.… С его помощью получают информацию о потребностях, интересах, мотивации, настроениях, ценностях, убеждениях людей»82.

Наиболее общие закономерности позволит выяснить анкетирование, к преимуществам которого относятся большой охват опрашиваемых.

В 2011 и 2012 годах нами были проведены исследования политической культуры и политических ценностей студенческой молодежи на базе Бурятского государственного университета. Были выявлены следующие характеристики интересующей нас генеральной совокупности83:

- по полу: 35,2 % юношей, 64,8% девушек;

- по национальности: 63,5% бурят, 31,7% русских, 4,8% представителей других национальностей;

- по происхождению: город – 37,6%, село – 49,4%, представители других регионов – 13%.

- по специальности: гуманитарная – 70,7%, естественная – 21%, техническая – 8,3%.

При проведении исследования была применена квотная выборка по специализации. В роли генеральной совокупности выступили студенты очной формы обучения БГУ. Студенты, обучающиеся на заочной форме обучения, были сознательно исключены нами из генеральной совокупности. Это обусловлено рядом причин. Во-первых, это возрастные ограничения. Если среди студентов очного отделения представители старше 30 лет являются исключением, то среди студентов-заочников таких вполне может быть большинство. Во-вторых, для большинства студентов-заочников учеба в университете не является основным видом деятельности.

В 2011 году мы провели анкетный опрос студентов Бурятского государственного университета на тему «Политические ценности студенческой молодежи». Это позволило нам выявить отношение к ключевым ценностям традиционной и современной культуры: этатизму, демократии, традициям политического участия, а также определить, насколько изменилось понимание категорий справедливости, терпимости, равенства. Всего было опрошено 109 студентов ИФ, ФФ, НГИ, ФТФ, БГФ. Из них юношей - 28,4%, девушек - 71, 6%; бурят - 64,2%, русских - 27,5%, представителей других национальностей - 8,3%. По месту рождения респонденты распределились следующим образом: город - 33%, село - 53,2%, поселок городского типа - 13,8%. По специальности: гуманитарная - 51,8%, естественная - 26%, техническая - 22,2%.

В 2012 году было опрошено 150 студентов ИФ, ФФ, НГИ, ФТФ, БГФ, ХФ, ФЭУ. Из них юношей - 34%, девушек - 66%; бурят - 57,3%, русских - 36,7%, представителей других национальностей - 6%. По месту рождения респонденты распределились следующим образом: город - 42%, село - 41,3%, поселок городского типа - 16,7%. По специальности: гуманитарная - 69,3%, естественная - 22%, техническая - 8,7%.

В 2014 году было опрошено 250 студентов трех вузов Бурятии: Бурятского государственного университета (БГУ) – 107 человек (42,8%), Бурятской государственной сельскохозяйственной академии (БГСХА) – 59 человек (23,6%), Восточно-Сибирского государственного университета технологии и управления (ВСГУТУ) – 84 человека (33,6%). Из них юношей – 50,4%, девушек – 49,6%; бурят – 44,8%, русских – 47,2%, представителей других национальностей – 8%. По месту рождения респонденты распределились следующим образом: город – 42,4%, село – 43,2%, поселок городского типа – 14,4%. По специальности: гуманитарная – 44,4%, техническая – 40,8%, естественная – 14,8%. При проведении опроса была применена квотная выборка по специальности.

Во втором параграфе был рассмотрен объект диссертационного исследования – студенческая молодежь, понимаемая нами как социально-профессиональная группа, основным занятием которой является учеба в вузе, представители которой постоянно проживают на территории Республики Бурятия.

В параграфе решен вопрос методики изучения политических ценностей студенческой молодежи. В ее основе лежит разделение ценностей на либерально-демократические и традиционные. Для изучения структуры и содержания политических ценностей, по нашему мнению, необходимо использовать совокупность количественных и качественных методов, таких, как анкетный опрос, качественный анализ документов, анализ вторичных данных, методы сравнительной политологии. В процессе изучения данной проблемы нами был сделан вывод о принципиальной возможности использования социологических методов исследования для изучения политических ценностей студенческой молодежи. Таким образом, мы можем говорить о возможности объективного и в полном смысле научного изучения данного феномена.



Каталог: content -> disser
disser -> Лингводидактическая концепция релятивизации национальных стереотипов в процессе иноязычной подготовки студентов языковых вузов
disser -> Презентация антиномии «добро/зло»
content -> Шпаргалка по педагогической психологии
content -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
content -> Социальные проблемы современной
content -> Социальная активность современной российской молодежи
disser -> Ценностные основания институционализации устойчивого развития современной цивилизации
disser -> Функции литературно-мифологической образности в прозе л. Петрушевской диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница