Студенческой молодежи россии


Социальные факторы формирования политических ценностей студенческой молодежи



Скачать 300.83 Kb.
страница17/32
Дата31.12.2017
Размер300.83 Kb.
ТипДиссертация
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32
3.2. Социальные факторы формирования политических ценностей студенческой молодежи
Также следует оценить влияние социальных факторов, таких, как пол, национальность и место рождения.

Если рассматривать распределение ответов в зависимости от пола респондентов, то здесь можно сделать следующие выводы:

Во-первых, противоречивая ситуация складывается при анализе уровня политической активности. С одной стороны, девушки в целом более позитивно относятся к ценности участия. Так, демократию они понимают, прежде всего, как «активное участие граждан в управлении государством» - 34,7%. Для сравнения - юноши чаще выбирали вариант «уважение к правам человека, приоритет личности над государством» - 32,5%. (См. Приложение №18).

Таким образом, девушки полагают, что демократия требуют определенной активности, участия со стороны индивидов. Юноши, в свою очередь, отдают предпочтение более пассивной концепции.

К тому же девушки более склонны использовать свое право избирать. Вариант «да» при ответе на вопрос «Пришли бы Вы на избирательный участок, если выборы были бы завтра?» в 2014 году выбрали 61,3% девушек и только 55,6% юношей. Соответственно, среди последних оказалось гораздо больше тех, кто не собирается участвовать в процедуре голосования - 40,5%. Для сравнения среди девушек - только 31,5%. (См. Приложение №19). При этом, если говорить о мотивах, заставивших выбрать вариант «нет», то для девушек это убеждение, что «итоги выборов сфальсифицированы» – 31%, и что их «голос ничего не значит» - 23%, а также потому, что у них «нет времени» - 23%. Кроме этого, они чаще указывали варианты «не доверяю демократическим институтам» - 10,3%. Среди юношей популярностью пользовались варианты «считаю итоги выборов сфальсифицированными» - 33,3%, «есть другие, более интересные занятия» и «мой голос ничего не значит» - по 19,6%. (См. Приложение №20).

Но при этом важно, что юноши больше стремятся реализовать свое пассивное избирательное право: 15,9% из них выразили готовность участвовать в ближайших выборах в качестве кандидата, еще 23% готовы пойти на это при «определенных условиях». Девушек, готовых выдвинуть свою кандидатуру на выборную должность, оказалось меньше - 12,1%, еще 18,5% пойдут на это при «определенных условиях». (См. Приложение №21).

Нужно констатировать, что нежелание женщин участвовать в выборах с одной стороны, и неготовность избирателей поддержать кандидатов-женщин по-прежнему остаются составными частями российской политической культуры. «Из приведенных выше данных видно, что российский электорат теоретически мог бы проголосовать на уровне 20% за женщину-кандидата в Президенты и на уровне 80% за женщину – кандидата на иных выборах. Однако на практике электорат демонстрировал самую высокую гендерную поддержку не более чем в 8% случаев (голосование за блок «Женщины России в 1993 г.)»106.

Еще одна форма проявления политической активности - участие в политических митингах и манифестациях. Здесь следует сказать, что, хотя юноши чуть чаще участвовали в митингах - 20,6%, у девушек заметно больше потенциал участия. 44,4% из них выбрали вариант «нет, но если будет возможность, приму участие» при ответе на вопрос «Участвовали ли Вы в политических митингах и манифестациях?» (См. Приложение №22).

И юношей, и девушек следует отнести к конформистам, так как они одинаково часто отмечали вариант «не собираюсь участвовать в протестных акциях» при ответе на вопрос «На какие формы политического протеста Вы готовы пойти?» (около 39%). Однако девушки настроены чуть более активно: 5,6% из них готовы участвовать в «голодовках протеста и перекрытиях дорог», еще 29% готовы выйти на санкционированные митинги и шествия (юноши - только 17,5%). Юноши предпочитают пассивные способы выражения политического протеста, такие, как «протестное голосование» - 26,2% (девушки - только 15,3%) (См. Приложение №23).

Если рассматривать общий уровень заинтересованности в политике, то здесь следует отметить, что для юношей характерен больший разброс мнений. Показательно, что они часто выбирали как вариант «регулярно» - 17,5% для электронных СМИ и 9,5% для газет и журналов, так и вариант «никогда» - 10,3% для электронных СМИ и 28,6% для газет и журналов. Распределение ответов у девушек более равномерно. Здесь преобладают вариант «только если произойдет какое-нибудь значимое событие в мире политики» (22,6% для электронных СМИ и 33,1% для газет и журналов), «затрудняюсь ответить» и «другой вариант». Причем среди ответов, вписанных респондентами самостоятельно, преобладают такие варианты, как: «редко», «иногда», «если заголовок бросается в глаза» (Приложения № 24, 25).

При этом можно проследить достаточно четкие различия между юношами и девушками при выборе источников информации. Это наглядно можно проследить при распределении ответов на вопрос: «Из каких источников Вы узнаете о новостях из мира политики?». Так, девушки предпочитают узнавать политические новости через социальные сети (58,1%), от членов семьи (21%), друзей и знакомых (28,2%). Юноши отдают предпочтение информационным сайтам (63%) и радио (16,7%). Практически в равной степени представители обоих полов доверяют телевидению (73,4% и 77% соответственно), газетам и журналам (26,6% и 23,8% соответственно) (Приложение №26). Таким образом, юноши, как правило, предпочитают искать информацию о политике в СМИ, тогда как девушки в процессе непосредственного или виртуального общения.

Если говорить об отношении респондентов к основным политическим ценностям, то следует отметить, что юноши в целом придерживаются более традиционных ценностей. 74,6% из них считают Россию великой державой и только 17,5% придерживаются противоположного мнения. Для сравнения - среди девушек эти цифры составили 63,7% и 25% соответственно (См. Приложение №27), что даже меньше аналогичных усредненных значений 2012 года (См. Приложение №28). 18,3% юношей считают, что либеральные ценности присущи только западному обществу. Среди девушек этот вариант выбрали только 6,5%. Напротив, среди тех, кто согласен с утверждением о том, что «ценности современного мира – это западные ценности», больше девушек – 24,2%. Среди юношей этот вариант выбрали только 13,5% (См. Приложение №29).

Таким образом, можно сделать вывод, что девушки занимают более активную политическую позицию. Немаловажно, что они понимают важность политического участия и относят его к положительным политическим ценностям. Демократия для них - это, прежде всего, активность самого гражданина. Юноши более пассивны, единственное исключение - вопрос участия в выборах в качестве кандидата. Однако здесь следует говорить о глубоких традициях политической культуры, об убеждении, о том, что «политика – это не женское дело». Подобное утверждение характерно не только для России, но и для многих других стран.

При этом юноши придерживаются более традиционных ценностей, для них интересы государства зачастую важнее интересов отдельной личности. Мощь России, ее авторитет на международной арене являются для них значимой ценностью. Девушки, напротив, более восприимчивы к либеральным, демократическим ценностям.

Важным фактором, формирующим политические ценности, является национальность студентов. Учитывая специфику Республики Бурятия, в анкете мы предложили указать один из трех вариантов: «русский», бурят» и «другой вариант». В 2014 году среди опрошенных русских оказалось немного больше - 47,2%, бурят - 44,8%, представителей иных национальностей - 8%.

Если говорить об отношении респондентов разной национальности к основополагающим ценностям, то здесь можно выделить следующие закономерности. В первую очередь, нужно подчеркнуть, что русских респондентов незначительно, но все-таки больше привлекают ценности «левого», социалистического толка, которые отсылают нас к идеалам СССР. Они чаще, чем буряты и представители других национальностей, выбирали такие варианты, как «справедливость» (66,9%), «законность» (46,6%), «равенство» (42,4%). Ценность «свободы» пользуется популярностью у бурят (39,3%) и особенно у представителей других национальностей (55%). Буряты также чаще других выбирали варианты «демократия» - 37,5% и «терпимость» - 8,9%. Примечательно, что ни один из представителей других национальностей не выбрал вариант «терпимость» (См. Приложение №30).

Среди русских респондентов оказалось больше тех, кто считает, что «люди должны получать общественные блага в равной степени» - 30,5%. Чуть меньшей популярностью этот вариант пользуется у представителей других национальностей – 30%. С другой стороны, среди русских больше всего тех, кто придерживается либеральной трактовки «справедливости» - 36,4%. Буряты (31,3%) и особенно представители других национальностей (40%) придерживаются умеренной концепции «справедливости» (См. Приложение №31).

Русские и буряты понимают под демократией, прежде всего, «активное участие граждан в управлении государством» (33,1% и 31,3% соответственно) и «уважение к правам человека, приоритет личности над государством» (33,1% и 29,5% соответственно). Представители других национальностей чаще других отдавали предпочтение варианту «свобода индивидов» - 25% (при среднем значении в 9,2%) (См. Приложение №32).

Много общего у бурят и русских и в понимании ценности «равенства». Они понимают под данной категорией, прежде всего, «равные экономические, социальные, политические и культурные условия жизни людей» (46,4% и 33,9% соответственно). Среди русских респондентов популярностью также пользовался вариант «полного равенства условий жизни быть не может, но к этому следует стремиться» - 17,8%. Среди бурят – «это равные стартовые возможности для всех» - 19,6% и «это возможность для каждого занять любую должность в зависимости от способностей человека и только от них» - 15,2%. Представители других национальностей чаще выбирали варианты «это когда все равны перед законом, а во всех других отношениях равенства быть не может» - 30% (См. Приложение №33).

Противоречивая картина складывается при анализе ответов респондентов на вопросы «Как Вы считаете, чьи интересы должны носить приоритетный характер: отдельного индивида или государства?», «Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?». Полученные данные не подтверждают ранее сделанные нами выводы.

Во-первых, среди представителей других национальностей больше всего этатистов. 50% из них выбрали вариант «интересы государства носят приоритетный характер» и в два раза меньше (25%) оказалось тех, кто считает, что «интересы личности – высшая ценность» (См. Приложение №34). В то же время ценности коллективизма не пользуются среди них популярностью. Только 50% из них готовы ограничить свои потребности в пользу коллектива (при среднем значении в 56,4%. Зато 45% не готовы на это ни при каких обстоятельствах (при среднем значении в 27,6%) (См. Приложение №35).

Бурят нельзя однозначно причислить ни к коллективистам, ни к этатистам, ни к индивидуалистам. Все варианты ответов распределились достаточно равномерно. Чаще других буряты затруднялись с ответом.

В то же время среди русских наиболее популярными оказались ценности коллективизма. 60,2% из них готовы ограничить свои потребности в пользу коллектива (при среднем значении в 56,4%), только 22,9% придерживаются противоположной точки зрения (при среднем значении в 27,6%)

Наибольший разброс в ответах наблюдается у представителей других национальностей. Среди них много как сторонников патерналистского государства (45%), так и тех, кто поддерживает идею «государства-ночного сторожа» - 10% (при среднем значении в 6,4%). В то же время русские и буряты чаще выбирали нейтральный вариант «создание условий для труда и развития сильным и предприимчивым гражданам и забота о пенсионерах, инвалидах, несовершеннолетних», тем самым поддерживая идею социального государства. (См. Приложение №36).

Не было выявлено значимых различий в зависимости от национальности респондентов при ответе на вопрос: «Какие из политических институтов пользуются у Вас наибольшим интересом?». Представители всех национальностей доверяют институту «Президента». Однако далее их мнения разделяются. Так, среди представителей других национальностей популярностью пользовался вариант «Государственная Дума» - 25% (при среднем значении в 17,2%). Также они чаще других отмечали, что не доверяют ни одному из перечисленных институтов - 15% (при среднем значении в 9,2%). Среди русских респондентов оказалось больше всего тех, кто доверяет «силовым органам» - 30,5% (при среднем значении в 22,4%), среди бурят популярностью пользовался вариант «правительство» - 27,7% (при среднем значении в 24,8%). (См. Приложение №37).

При ответе на вопрос «Считаете ли Вы Россию сильной, авторитетной (великой) державой?» среди представителей других национальностей мнения разделились практически поровну: только 45% из них считают Россию великой державой, 40% выбрали вариант «нет». Больше всего ценности великодержавности распространены среди русских: 74,4% из них ответили утвердительно на данный вопрос и только 17,8% придерживаются противоположной точки зрения. Ответы бурят практически совпадали с соответствующими средними значениями. (См. Приложение №38).

Образ «сильного», «авторитарного» лидера больше распространен среди русских студентов. 40,7% из них выбрали вариант «да» при ответе на вопрос «Считаете ли Вы нужным установление в России режима твердой руки?». Напротив, больше всего тех, кто придерживается противоположной точки зрения среди представителей других национальностей – 40% (См. Приложение №39).

Среди бурят больше всего тех, кто согласен с тем, что «ценности современного мира – это западные ценности» - 23,2% (при среднем значении 18,8%). Русские респонденты в большинстве своем придерживаются умеренной позиции – 60,2% (при среднем значении 51,2%). Традиционные ценности больше всего распространены среди представителей других национальностей - 25% из них выбрали вариант «нет, они присущи только западному обществу» (См. Приложение №40).

Национальность респондентов оказывает влияние и на отношение к ценности политического участия. В меньшей степени это относится к респондентам-бурятам. Отвечая на вопросы, связанные с участием в выборах, они дали ответы, практически совпадающие со средними значениями. При этом буряты-абсентеисты в качестве причин своего нежелания участвовать в выборах чаще других указывали варианты: «мой голос ничего не значит» - 25,6% и чуть реже - «считаю итоги выборов сфальсифицированными» - 28,2%. (См. Приложение №41).

Среди представителей других национальностей оказалось больше абсентеистов - 50% не придут на избирательный участок, если выборы будут завтра. (См. Приложение №42). Главная причина - они считают итоги выборов сфальсифицированными - 50%. (См. Приложение №41). При этом среди них 15% готовы участвовать в выборах в качестве кандидата, еще 35% при «определенных условиях», и только 40% не рассматривают такой возможности (при среднем значении 53,6%). (См. Приложение №43).

Среди русских респондентов меньше всего абсентеистов - 61% из них готовы прийти на избирательный участок, если выборы будут завтра. (См. Приложение №42). Для тех, кто указал противоположный вариант ответа, главной причиной выступило убеждение, что итоги выборов сфальсифицированы - 31,7% и нехватка времени - 22%. (См. Приложение №41). При ответе на вопрос «Если бы выборы в органы власти состоялись в ближайшее время, то могли бы Вы принять в них участие в качестве кандидата?», ответы респондентов незначительно отличались от средних значений. (См. Приложение №42).

Еще одной формой политического участия является участие в политических митингах и манифестациях. Здесь нами не было выявлено принципиальных отличий между ответами респондентов разных национальностей. Однако стоит отметить, что самый высокий потенциал участия у бурят - 42,9%. Для сравнения - среди русских вариант «нет, но если будет возможность, приму участие» выбрали 38,1% респондентов, среди представителей других национальностей - 35%. Кроме этого, среди русских больше всего тех, кто сознательно дистанцируется от политики - 31,4% (при среднем значении в 26,8%). Среди представителей других национальностей тех, кто готов принять участие в митингах ради денежного вознаграждения - 15% (при среднем значении 6,4%) (См. Приложение №43). Здесь стоит добавить, что они обладают наиболее радикальными взглядами - 20% студентов других национальностей готовы участвовать «в голодовках протеста и перекрытиях дорог» и только 30% (при среднем значении в 39,2%) не собираются участвовать в протестных акциях. Напротив, больше всего конформистов среди русских респондентов - 43,2% из них не собираются участвовать в протестных акциях. (См. Приложение №44).

Таким образом, мы можем сделать общие выводы относительно того, как фактор национальности влияет на формирование политических ценностей у студентов.

Следует отметить, что русские респонденты чуть больше склонны разделять традиционные ценности, такие, как коллективизм (60,2%), великодержавность (74,4% из них считают Россию великой державой), авторитарный лидер (40,7% из них выступают за введение режима «твердой руки»). Ответы бурят практически во всех случаях совпадали с соответствующими средними значениями. Самый большой разброс ответов был зафиксирован у представителей других национальностей. С одной стороны, они поддерживают ценности патернализма (45%) и этатизма (50%) и с этой точки зрения они ближе к традиционной системе ценностей. Однако при этом 10% из них разделяют идею «государства-ночного сторожа», 45% не готовы ограничить свои потребности в пользу коллектива «ни при каких обстоятельствах», 40% выступают резко против введения «режима твердой руки». Здесь приходится говорить уже о распространенности либеральных ценностей. Кроме этого, представители других национальностей чаще других указывали радикальные варианты ответа. 40% из них не считают Россию «великой державой», 50% из них не желают участвовать в выборах в качестве избирателей, 20% готовы участвовать в голодовках протеста и перекрытиях дорог.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что фактор национальности оказывает определенное влияние на процесс формирования политической культуры студентов. Это обусловлено в первую очередь тем, что у представителей разных национальностей отличаются политические традиции. Здесь необходимо учитывать религиозный фактор, различия протекания исторического процесса, климатические условия. Это еще раз подтверждает нашу гипотезу о возможности существования региональной политической культуры внутри государства, особенно это применимо к национальным автономиям.

Еще одним важным фактором, который может повлиять на процесс формирования политических ценностей, является место рождения респондента. В данном случае мы предложили три варианта ответа: город, село и поселок городского типа. Рабочей гипотезой в данном случае выступило предположение о том, что студентов, родившихся и выросших в сельской местности, отличают более консервативные, традиционные ценности, нежели их сверстников-горожан. Выделение поселков городского типа как отдельного варианта ответа было обусловлено тем, что образ жизни в них занимает промежуточное положение между городским и сельским. В данном случае мы исходим из того, что исторически центрами распространения либеральных, западных идей выступали крупные города. Тогда как деревня выступала как носитель традиционных ценностей коллективизма (крестьянская община), соборности, патернализма. В своем исследовании мы попытались эмпирически проверить данную гипотезу.

Ответы респондентов на вопрос «Что, на Ваш взгляд, является основополагающим в государственном устройстве?» в целом подтвердили наше предположение (См. Приложение №45).

В структуре ценностей студентов - выходцев из села лидирующие позиции занимают варианты «справедливость» (66,7%), «законность» (51,9%), «равенство» (43,5%). Выходцы из поселков городского типа также указывали варианты «справедливость» (63,9%), «равенство» (47,2%). Но к этим ценностям они также добавляют «свободу» (41,7%). Наконец, студенты-горожане также достаточно часто указывали варианты «справедливость» (61,3%), «законность» (40,6%), но заметно реже по сравнению с респондентами из села и поселков городского типа. В то же время обращает на себя внимание популярность среди них вариантов «демократия» (39,6%) и «свобода» (38,7%).

Таким образом, можно сделать предварительный вывод о том, что наиболее традиционная структура ценностей сложилась у студентов - выходцев из села, наиболее либеральная - у студентов-горожан. В целом, более тщательный анализ подтверждает данное предположение.

Так, мы выяснили, что студенты-горожане придерживаются либеральной концепции «справедливости». 36,8% из них выбрали вариант «люди должны получать общественные блага в прямой зависимости от их способностей, инициативы, деловых качеств». Похожих взглядов придерживаются и студенты-сельчане. Среди них меньше всего тех, кто выбрал уравнительную концепцию «справедливости» - 22,2%. Треть из них придерживается либеральной концепции - 32,4%. А вот студенты, проживавшие в поселках городского типа, придерживаются «умеренной» (30,6%) и «уравнительной» (30,6%) концепций справедливости. (См Приложение №46).

При ответе на вопрос «Что Вы понимаете под демократией?» фактор места рождения и проживания не оказал существенного влияния на респондентов.

Следует лишь отметить, что студенты-сельчане реже выбирали вариант «равенство» (5,6% при среднем значении в 9,6%), а студенты из поселков городского типа - вариант «свобода» (2,8% при среднем значении в 9,2%). При этом категории «равенство» и «свобода» соответственно они указали в качестве основополагающих ценностей. Это означает, что «равенство» и «свобода» не расцениваются этими респондентами как неотъемлемое свойство демократии, которая понимается преимущественно как возможность участвовать в управлении государством и защиту прав индивида. (См. Приложение №47).

«Равенство» студенты-сельчане понимают, прежде всего, как «равные экономические, социальные, политические и культурные условия жизни людей» - 35,2%. То же самое можно сказать и про студентов-горожан - 34,9%. Выходцы из поселков городского типа также отдали приоритет этому варианту - 30,6%, но при этом гораздо чаще указывали варианты «равные стартовые возможности для всех» (22,2%) и «полного равенства условий жизни быть не может, но к этому следует стремиться» (19,4%). (См. Приложение №48).

Таким образом, понимание основных ценностей у студентов - сельчан является в целом более традиционным. Либеральная демократия не рассматривается ими как идеал общественного устройства. Более модернистским является понимание ценностей у студентов-горожан и студентов-выходцев из поселков городского типа.

Как мы и предполагали, среди горожан оказалось больше индивидуалистов. При ответе на вопрос «Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?» 34 % из них указали вариант «нет, ни при каких обстоятельствах» при среднем значении в 27,6%. Напротив, больше всего коллективистов оказалось среди выходцев из поселков городского типа: 63,9% из них указали вариант «да, если это необходимо». (См. Приложение №49). Также среди них в большей степени распространенны ценности патернализма. 44,4% из них считает, что государство должно заботиться обо всех гражданах, и ни один из них не выбрал вариант «создание правил игры и контроль за их исполнением». Напротив, студенты-горожане чуть чаще, чем остальные, склонялись к идее «государства- ночного сторожа» - 9,4% (при среднем значении в 6,4%). Выходцы из села чаще выбирали вариант «создание условий для труда и развития сильным и предприимчивым гражданам и забота о пенсионерах, инвалидах, несовершеннолетних и т.д.», то есть доктрину социального государства - 57,4%. (См. Приложение №50).

Если говорить об уровне доверия к институтам политической системы, то здесь мы можем сделать вывод, что студенты, проживавшие в сельской местности и отчасти в поселках городского типа, больше доверяют органам власти. Вариант «Президент» выбрали 56,5% студентов-сельчан и 58,3% проживавших в поселках городского типа. Для сравнения - среди студентов-горожан этот вариант выбрали только 48,1%. Кроме этого, студенты-сельчане доверяют «Государственной Думе» - 25,9% и «Правительству» - 29,6%. Уроженцы поселков городского типа доверяют «общественным организациям» - 36,1%, СМИ - 25% и «Совету Федерации» - 16,7%. Студенты-горожане отдали предпочтение вариантам «СМИ» - 27,4% и «силовые органы» - 24,1%. (См. Приложение №51).

Мы предполагали, что при ответах на вопросы, касающиеся ценностей «великодержавности», «особого пути развития» и введения «режима твердой руки» студенты-горожане выберут либеральные варианты ответа, а выходцы из села и в меньшей степени – из поселков городского типа - традиционные. Однако полученные данные не в полной мере подтвердили наше предположение.

Так, все студенты, вне зависимости от места проживания в равной степени считают Россию великой державой - около 69%. Но при этом среди горожан больше всего тех, кто затруднился с ответом (13,2%), а среди выходцев из поселков городского типа тех, кто выбрал вариант «нет» - 25%. (См. Приложение №52).

При ответе на вопрос «Считаете ли Вы нужным установление в России режима «твердой руки?», вопреки нашему предположению о том, что либеральные ценности будут распространены среди студентов-горожан, больше всего респондентов, выбравших вариант «нет» при ответе на данный вопрос, оказалось среди выходцев из поселков городского типа - 41,7%. Ответы студентов-горожан практически совпали с соответствующими средними значениями. Среди выходцев из села чуть больше тех, кто выбрал вариант «да» - 36,1%. (См. Приложение №53).

При ответе на вопрос «Согласны ли Вы с утверждением, что ценности современного мира - это западные ценности?» наибольший разброс мнений мы обнаружили среди студентов, проживавших в поселках городского типа. 22,2% из них выбрали вариант «да, полностью согласен» (при среднем значении 18,8%) и 25% - противоположный вариант «нет, они присущи только западному обществу». Соответственно они гораздо реже выбирали умеренный вариант «нет, они распространены, но не полностью доминируют» - 38,9% (при среднем значении в 51,2%). Ответы студентов проживавших в городе и в селе, незначительно отличались от соответствующих средних значений. (См. Приложение №54).

В целом, наша рабочая гипотеза была подтверждена. Студентов-сельчан, действительно, отличает более традиционная система ценностей. Так, при ответе на вопрос «Что, на Ваш взгляд, является основополагающим в государственном устройстве?» они отдали предпочтение традиционным ценностям «справедливости» (66,7%), «законности» (51,9%), «равенства» (43,5%). Противоречивые ответы дали студенты-выходцы из поселков городского типа. С одной стороны, среди них больше всего коллективистов (63,9%) и патерналистов (44,4%). С другой стороны, среди них оказалось больше всего тех, кто выступил против введения режима «твердой руки» - 41,7%. Совокупность ответов студентов-горожан представляется более сбалансированной с небольшим креном в сторону либеральных ценностей.

В своем исследовании мы исходили из предположения о том, что специальность, по которой обучается респондент, также может выступать как фактор, который может повлиять на формирование политической культуры и политических ценностей студентов. Мы разделили специальности на три большие группы: гуманитарные (куда вошли и социальные дисциплины), технические и естественные. В своем исследовании мы исходили из того, что студенты-гуманитарии больше погружены в политический процесс, чаще интересуются политическими новостями и обладают установками на политическое участие. По нашему мнению, это обусловлено тем, что в их учебной программе заложено больше специальных курсов, касающихся мира политики, чем у их сверстников, обучающихся на технических или естественных специальностях.

Так, результаты исследования 2012 года показали, что наиболее традиционные взгляды у студентов естественных специальностей. 30,3% из них считают интересы государства приоритетными, 27,3% из них готовы поступиться своими интересами ради мощи и престижа государства на международной арене. Для сравнения - у студентов гуманитарных и технических специальностей эти показатели составляют 19,2% и 23,1% в первом случае, 20,2% и 15,4% во втором соответственно. (См. Приложение № 6,7). В целом, нами был сделан вывод о том, что для студентов-гуманитариев традиционные ценности менее характерны. Однако результаты исследования 2014 года не в полной мере подтвердили это предположение.

Сложно проследить какие-либо закономерности, анализируя ответы респондентов на вопрос «Что, на Ваш взгляд, является основополагающим в государственном устройстве?». Можно отметить противоречие между вариантами «свобода» и «демократия». Оно характерно для ответов всех респондентов в целом. Оба варианта относятся к либеральным ценностям, и мы предполагали, что респонденты будут указывать их вместе. На самом деле мы увидели противоположную картину - респонденты указывали только один из этих двух вариантов. Практически не было случаев, когда в одной анкете подчеркивались одновременно варианты «свобода» и «демократия». Таким образом, следует сделать вывод, что «свобода» не оценивается респондентами как одно из непременных условий демократии. А это значит, что либеральная демократия не является идеалом государственного устройства для большинства студентов вузов Бурятии. Подтверждение этой гипотезе мы находим и в данном конкретном случае. (См. Приложение №8).

Так, студенты естественных специальностей чаще других выбирали вариант «свобода» (56,8% при среднем значении 38%), но гораздо реже вариант «демократия» (27% при среднем значении 34%).

Все респонденты вне зависимости от специальности отдали предпочтение варианту «справедливость». При этом студенты технических и естественных специальностей придерживаются умеренной (37,3% и 32,4% соответственно) и либеральной (30,4% и 32,4% соответственно) концепций справедливости. Среди студентов-гуманитариев больше всего как тех, кто придерживается либеральной (36,9%), так и тех, кто считает, что «люди должны получать общественные блага в равной степени» (29,7%). (См. Приложение №9).

В целом, исходя из полученных результатов, можно сделать вывод о том, что при ответе на вопрос «Что Вы понимаете под справедливостью?» фактор специальности не играет решающего значения, вопреки гипотезе о том, что среди студентов гуманитарных специальностей либеральные ценности получили большее распространение. То же самое можно сказать и о вопросе «Что Вы понимаете под демократией?». (См. Приложение №10).

Если говорить о понимании категории «равенство», то здесь можно с большой долей уверенности говорить о том, что наиболее традиционным оно является у студентов естественных специальностей. 51,4% (при среднем значении 34,4%) из них выбрали вариант «равные экономические, социальные, политические и культурные условия жизни людей». Куда меньшей популярностью у них пользовались варианты «это возможность для каждого занять любую должность в зависимости от способностей человека и только от них» - 2,7% (при среднем значении в 10,4%) и «это равные стартовые возможности для всех» - 13,5% (при среднем значении в 17,2%). Существенных различий между ответами студентов гуманитарных и технических специальностей нет. Можно отметить, что студенты-гуманитарии относительно чаще выбирали вариант «полного равенства условий жизни быть не может, но к этому следует стремиться» - 17,1% (при среднем значении в 13,2%), а студенты технических специальностей - вариант «это когда все равны перед законом, а во всех других отношениях равенства быть не может» - 25,5% (при среднем значении в 19,6%). (См. Приложение № 11).

Подводя итог, можно сказать, что при распределении ответов респондентов в зависимости от их специальности сложнее выявить очевидные закономерности, как и в случае с полом, национальностью или местом жительства до поступления в вуз. Можно сказать, что в данном случае, вопреки ожиданиям, специальность не оказывает решающего влияния на ответы респондентов.

Неожиданные результаты мы получили при анализе отношения студентов разных специальностей к таким ценностям, как индивидуализм, коллективизм, патернализм, этатизм. Наиболее традиционная структура политических ценностей была выявлена у студентов гуманитарных специальностей. Напротив, среди студентов технических специальностей оказалось больше всего индивидуалистов. (См. Приложение №12).

34,3% из них указали вариант «интересы личности - высшая ценность» при ответе на вопрос «Как Вы считаете, чьи интересы должны носить приоритетный характер: отдельного индивида или государства?» (при среднем значении в 30%). 38,2% из них ни при каких обстоятельствах не готовы жертвовать своими интересами в пользу коллектива (при среднем значении в 27,6%). Среди студентов-гуманитариев оказалось больше этатистов, 36,9% из них считают, что «интересы государства носят приоритетный характер». Среди студентов естественных специальностей больше всего коллективистов - 62,2% выбрали вариант «да, если это необходимо» при ответе на вопрос «Согласны ли Вы ограничить свои потребности в пользу коллектива?». Впрочем, различие между ответами студентов разных специальностей здесь недостаточно велико для того, чтобы делать окончательные выводы. (См. Приложение №13).

Примерно та же ситуация складывается при анализе ответов респондентов на вопрос «По Вашему мнению, основная функция государства – это?». Студенты технических, и, в меньшей степени, естественных специальностей отдали предпочтение идее социального государства (61,8% и 59,5% соответственно). Среди студентов-гуманитариев оказалось больше тех, кто считает, что государство должно заботиться обо всех гражданах - 42,3% (при среднем значении в 34,4%). (См. Приложение №14)

При анализе уровня политического доверия к основным политическим институтам мы выяснили следующее: (См. Приложение №15). Во-первых, студенты гуманитарных специальностей в меньшей степени доверяют Президенту. Этот вариант указали только 47,7% из них. Для сравнения: среди студентов технических специальностей - 56,9%, среди студентов естественных специальностей - 59,5%.

Во-вторых, студенты-гуманитарии чаще указывали варианты, связанные с институтами гражданского общества - «общественные организации» (27%), СМИ (22,5%), религиозные организации (13,5%).

Вопреки ожиданиям, ответы студентов-гуманитариев при ответе на вопрос «Считаете ли Вы нужным установление в России режима «твердой руки?» практически совпали с соответствующими средними значениями. Больше всего либеральные ценности в данном случае распространены среди студентов технических специальностей: 30,4% из них согласились с введением режима «твердой руки», но 38,2% придерживаются противоположной точки зрения. Напротив, среди студентов естественных специальностей 40,6% выбрали вариант «да» при ответе на данный вопрос, и только 27% выступили против. (См. Приложение №16). Если говорить о распределении ответов респондентов на вопрос «Согласны ли Вы с утверждением, что ценности современного мира - это западные ценности?», то следует отметить, что студенты гуманитарных и естественных специальностей чаще выбирали варианты «да, полностью согласен» (22,5% и 29,7%). Однако при этом среди них пользовался популярностью и противоположный вариант ответа «нет, они присущи только западному обществу» (15,3% и 13,5% соответственно). Студенты технических специальностей отдавали предпочтение умеренному варианту «нет, они распространены, но не полностью доминируют» - 60,8%. (См. Приложение №17).

В параграфах 3.1 и 3.2 нами были проанализированы основные факторы, влияющие на формирование политических ценностей современной студенческой молодежи. Исходя из положений институционального подхода, мы условно разделили факторы на две группы: институциональные и социальные.

Как показали результаты социологического опроса, по мнению самих студентов, наибольшее влияние на формирование их мировоззрения оказали электронные СМИ, семья и институты образования. Исходя из этого, мы можем выделять их как основные факторы формирования политических ценностей. При этом СМИ и институты образования во многом проводят государственную политику, то есть государство мы также можем выделять как весомый фактор формирования политических ценностей.

Важную роль в данном процессе играют традиции политической культуры, которые воспроизводятся через институты семьи и, в определенной степени, через систему образования. Противостоят им процессы глобализации и демократизации, институциональных изменений. Появление новых институтов (выборы, институты представительной власти, гражданское общество и т.д.) и практик политического поведения также оказывают влияние на формирование политических ценностей студенческой молодежи.

Кроме этого автор проанализировал, какое влияние на процесс формирования политических ценностей оказывают социальные факторы, такие, как пол, национальность, место рождения. Как показали результаты социологических опросов, их влияние не столь очевидно. В данном случае сложно проследить прямые закономерности, однако их также стоит рассматривать как факторы, оказывающие влияние на формирование политических ценностей студенческой молодежи.

Рассуждая о тенденциях развития политических ценностей, стоит отметить, что в 2014 году нами было выявлено большее распространение традиционных ценностей. Это связано, по нашему мнению, в первую очередь со сменой вектора государственной политики. В то же время, как мы выяснили ранее, на этот процесс влияет совокупность разнонаправленных факторов. Исходя из этого, мы делаем предположение о том, что структура политических ценностей студенческой молодежи в ближайшем будущем останется смешанной. Ситуация, при которой традиционные или либерально-демократические ценности займут доминирующее положение, в ближайшей перспективе представляется маловероятной.



Каталог: content -> disser
disser -> Лингводидактическая концепция релятивизации национальных стереотипов в процессе иноязычной подготовки студентов языковых вузов
disser -> Презентация антиномии «добро/зло»
content -> Шпаргалка по педагогической психологии
content -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
content -> Социальные проблемы современной
content -> Социальная активность современной российской молодежи
disser -> Ценностные основания институционализации устойчивого развития современной цивилизации
disser -> Функции литературно-мифологической образности в прозе л. Петрушевской диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница