Студенческой молодежи россии


«Если нет, то почему?» (Результаты исследования 2012, 2014 гг.)



Скачать 300.83 Kb.
страница11/32
Дата31.12.2017
Размер300.83 Kb.
ТипДиссертация
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   32
«Если нет, то почему?» (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 19

Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Мой голос ничего не решает

11,8%

21,1%

Считаю результаты выборов сфальсифицированными

47,1%

32,2%

Не доверяю демократическим институтам

2,9%

8,9%

Нет времени

8,8%

20%

Есть другие, более интересные занятия

5,9%

13,3%

Другой вариант

23,5%

4,4%

В 2012 году самым популярным вариантом ответа, было «считаю результаты выборов сфальсифицированными» - 47,1%. Это можно объяснить общей волной протеста, возникшей после выборов в Государственную Думу осенью 2011 года. У многих россиян тогда возникли сомнения в чистоте выборов. Таким образом, данный мотив неучастия в процедуре голосования можно отнести к формам протеста (так называемое «голосование ногами»). В 2014 году, когда волнения по поводу легитимности и прозрачности выборов улеглись, этот вариант указало уже меньшее число респондентов – 32,2%. Однако это также достаточно много – треть из тех, кто не желает участвовать в выборах, мотивируют это тем, что итоги голосования все равно будут сфальсифицированы. Это также говорит о недостаточно высоком уровне доверия со стороны студентов к основным институтам государственной власти.

Следует пояснить резкое сокращение количества респондентов, указавших «другой вариант» ответа. Это связано с коррективами в методике исследования. В 2012 году мы опрашивали студентов с первого по пятый курс. Многие студенты-первокурсники не могли участвовать в выборах, так как им еще не исполнилось 18 лет. Именно этот мотив они указывали в графе «другой вариант». В 2014 году студенты первых курсов были исключены нами из объекта исследования как раз по причине того, что они не наделены полным набором политических прав, в частности, лишены возможности избирать и быть избранными. Разумеется, это вызвало серьезное перераспределение в ответах респондентов.

Так, в 2014 году многие опрошенные студенты отметили, что не участвуют в выборах, потому что: «мой голос ничего не значит» - 21,1% и у них «нет времени» - 20%. Существенно выросло количество тех респондентов, для которых «есть другие, более интересные занятия, нежели участие в выборах» – 13,3%. Следует отметить, что эти мотивы достаточно часто встречаются при ответах респондентов различных социально-демографических групп на вопрос, почему они не участвуют в выборах. Таким образом, позиция студентов-абсентеистов не очень сильно отличается от позиции абсентеистов вообще. В то же время важно подчеркнуть, что хотя количество респондентов, не доверяющих демократическим институтам, и выросло за два года с 2,9% до 8,9%, их по-прежнему меньшинство среди студентов бурятских вузов. Это говорит о том, что большинство студентов в целом положительно относятся к демократии, но некоторые из них считают, что ее институты работают недостаточно эффективно.

К похожим выводам пришел А.П. Воробьев: «На первом месте среди мотивов отказа от участия в голосовании - неверие в честные выборы (31%); второе место занимает убежденность молодых людей, что их личное участие в выборах ничего не решит (23%); на третьем - отсутствие достойных кандидатов (20%).

Все перечисленные мотивы могут быть разделены на несколько групп.

Первая группа: отрицательное отношение к конкретным избирательным технологиям. К сторонникам данной позиции следует отнести тех, кто указал следующие причины неучастия: не верю в «честные выборы»; устал от выборов; не вижу достойных кандидатов; не нравятся технологии, используемые в избирательной борьбе. Их общая сумма составляет более половины от всех ответов - 56%. Это свидетельствует о негативном отношении большинства студенческой молодежи г. Улан-Удэ к конкретной избирательной практике.

Вторая группа мотивов: негативное восприятие выборов вообще. Она соответствует мотивации неучастия в политике потому, что «все равно ничего изменить нельзя». Сторонников этой позиции среди респондентов оказалось менее четверти (23%).

Третья группа: неосознанная. Без каких-либо причин отказываются участвовать в выборах 3% молодых людей»91.

Также А.П. Воробьев предлагает классификацию мотивов неучастия в выборах исходя из данных экспертного опроса.

«Задавая экспертам вопрос: «Каковы причины низкого уровня электоральной активности студенческой молодежи?», мы предложили им высказать свое собственное мнение. Таким образом, эксперты выделили целый комплекс таковых:

- менталитет и аполитичность. Современная молодежь, воспитанная в переходный для страны период, критически относится к политике, считая это занятие малоэффективным;

- низкая правовая культура и недостаточная информированность создают ситуацию, при которой молодые люди не имеют представления о формах участия в политической жизни;

- слабая государственная молодежная политика и недостаточное финансирование молодежных программ негативно сказывается на процессе повышения политико-правовой культуры;

- недоверие к власти; по мнению экспертов, молодежь относится к выборам скептически, считая их результаты не вполне объективными, вследствие чего снижается легитимность действующих властей;

- отсутствие жизненных перспектив, что лишает молодежь веры в способность изменить хоть что-то в своей жизни посредством политического участия»92.

Таким образом, студенты вузов Бурятии обладают высоким потенциалом электорального участия. Однако многие из них не доверяют институтам избирательной системы, не верят, что участие в выборах может что-то изменить в их жизни. Эти результаты тесно перекликаются с полученными ранее выводами о невысоком уровне доверия студенческой молодежи региона к институтам политической системы.

Важно знать, насколько осмысленным является выбор респондентов на участках для голосования. На решение респондента проголосовать за того или иного кандидата/партию может повлиять комплекс причин, среди которых - программа кандидата/партии, мнение друзей, знакомых, родственников (так называемых «лидеров общественного мнения»), СМИ. Кроме этого, кандидат/партия может просто по той или иной причине быть симпатичным избирателю. В связи с этим мы решили задать респондентам вопрос «Чем Вы руководствуетесь (собираетесь руководствоваться) на избирательном участке, голосуя за того или иного кандидата или политическую партию?». В результате нами были получены следующие результаты:



«Чем Вы руководствуетесь (собираетесь руководствоваться) на избирательном участке, голосуя за того или иного кандидата или политическую партию?» (Результаты исследования 2014 года).

Таблица № 20

Вариант ответа

%

Программой кандидата/партии

40,4%

Личными симпатиями к кандидату/партии

20%

Мнением знакомых, родственников

12,8%

Позицией СМИ

8%

Затрудняюсь ответить

14,4%

Другой вариант

4,4%

В 2011 году нами был задан похожий вопрос «Ваш политический выбор основывается на…?».



«Ваш политический выбор основывается на… ?:» (Результаты исследования 2001, 2014 гг.).

Таблица № 21

Вариант ответа

Результаты исследования 2001

Результаты исследования 2011

Программа политических партий

47%

71%

Личная симпатия к лидеру

32%

9,1%

Советах авторитетных людей

18%

11,9%

Другой вариант

8%

-

Следует пояснить, что материалы 2001 года – это результаты исследования Н.В.Шемякиной93.

Как мы видим, большинство респондентов ориентируется, прежде всего, программой кандидата/партии. В 2001 году этот вариант указали 47% опрошенных, в 2011 – 71%, в 2014 году – 40,4%. Это говорит о том, что рациональные мотивы голосования занимают лидирующие позиции. Об этом же говорит и тот факт, что вариант «личная симпатия к лидеру» потерял популярность за 10 лет почти в 4 раза (с 32% в 2001 до 9,1% в 2011 году). В то же время в 2014 году этот вариант ответа вновь выбрали 20% респондентов.

Подобную ситуацию можно попытаться объяснить особенностями развития партийной системы. В период с 2001 года до 2011 года происходил процесс институционализации и укрупнения политических партий. В то же время с каждой выборной кампанией избиратели все меньше стали доверять обещаниям и личной харизме кандидатов и стали более рационально подходить к политическому выбору. Однако из-за либерализации партийного законодательства в 2012 году политические партии в значительной степени «утратили свое лицо» по причине появления большого количества «партий-двойников» со схожей программой. Сказался и общий идеологический кризис, программы большинства политических партий практически не отличались друг от друга. В этих условиях избиратели вновь стали обращать внимание на личность кандидата. Однако теперь они оценивают не только его харизму, но и деловые качества. Такой вывод можно сделать, в том числе, и анализируя ответы респондентов, указанные в разделе «другой вариант»: «всем вышеперечисленным в совокупности», «деятельностью кандидата/партии», «в первую очередь программа, а потом личные качества, а именно - сможет ли он выполнить свои обещания».

Точно так же сократилось количество респондентов, выбравших вариант «советах авторитетных людей» с 18% в 2001 до 11,9% в 2011 году. В 2014 году вариант «мнение знакомых, родственников» выбрали 12,8%. Это говорит о том, что студенты стремятся сами принимать решение о том, за кого голосовать. Так, в разделе «другой вариант» было отмечено - «стараюсь сам анализировать».

В 2014 году нами был добавлен вариант «позиция СМИ». Однако он не пользовался большой популярностью у респондентов - его указали только 8% из числа опрошенных. Это можно объяснить распространенным стереотипом о том, что все статьи и репортажи о выборах в СМИ носят заказной характер.

Следует отметить, что некоторые респонденты в разделе «другой вариант» указали, что принципиально не участвуют в выборах.

Каждый гражданин Российской Федерации может не только избирать, но и быть избранным. Таким образом, участие в избирательном процессе для студенческой молодежи не исчерпывается голосованием на избирательных участках, они могут сами выдвигать свои кандидатуры на выборные должности в органах государственной власти и местного самоуправления. В связи с этим мы решили задать респондентам вопрос: «Если бы выборы в органы власти состоялись в ближайшее время, то могли бы Вы принять в них участие в качестве кандидата?». В результате мы получили следующие результаты.



«Если бы выборы в органы власти состоялись в ближайшее время, то могли бы Вы принять в них участие в качестве кандидата?» (Результаты исследования 2014 года).

Таблица № 22

Вариант ответа

%

Да

14%

Нет

53,6%

Только при определенных условиях

20,8%

Затрудняюсь ответить

11,2%

Другой вариант

0,4%

Как мы видим, достаточно большое количество респондентов готово при возможности выдвинуться в качестве кандидатов на выборную должность. 14% выбрали вариант «да», еще 20,8% готовы пойти на это «только при определенных условиях». Очевидно, что не все из этих студентов на самом деле готовы участвовать в выборах в качестве кандидатов. Однако такой большой потенциал участия говорит о том, что политика рассматривается как престижное занятие, прежде всего потому, что в демократическом обществе существует возможность приобщиться к политической элите путем участия в выборах, поэтому многие респонденты отвечают утвердительно на приведенный выше вопрос.

Еще одной формой политической активности индивидов является участие в политических митингах и манифестациях.

«Участвовали ли Вы в политических митингах и манифестациях?» (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 23


Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Да

18,7%

19,6%

Нет, но если будет возможность, приму участие

39,3%

40%

Приму участие только за денежное вознаграждение

11,3%

6,4%

Нет, сознательно дистанцируюсь от политики

20%

28,8%

Другой вариант

10,7

4,8%

Количество респондентов, выбравших варианты «да» и «нет, но если будет возможность, приму участие», незначительно выросла за два года. В 2012 году нами, исходя из этих данных, был сделан вывод о большом потенциале политического участия студентов вузов Бурятии.

Результаты опроса 2014 года, казалось бы, полностью подтвердили сделанное ранее предположение. Однако в то же время стоит отметить увеличение количества респондентов, сознательно дистанцирующихся от политики (с 20% в 2012 году до 28,8% в 2014 году). Также не позволяют нам сделать однозначные выводы и те ответы, что вписали респонденты в графе «другой вариант» как в 2012, так и в 2014 годах. В частности, самым распространенным вариантом в обоих случаях стал ответ «нет».

Кроме этого, встречались следующие ответы: «не считаю, что подобные митинги имеют результат, поэтому не участвую», «нет, потому что это ни к чему не приведет». То есть здесь респонденты не отрицают самой возможности своего участия в митингах, но отмечают, что те мероприятия, которые проводятся в г.Улан-Удэ, не приводят к каким-либо результатам.

Однако есть и такие респонденты, которые негативно относятся к митингам вообще: «не сторонник митингов», «не считаю подобные мероприятия полезными», «работать надо, а не на митингах стоять». То есть не все респонденты воспринимают митинги как форму выражения своей гражданской позиции, как неотъемлемое право гражданина. Более того, в том числе и под влиянием официальной идеологии сформировалось мнение о том, что участие в митингах - это праздное времяпровождение. А после событий осени 2011 года подобные мероприятия зачастую рассматриваются как подрывающие устои государственности.

Здесь, разумеется, делается исключение для митингов, организованных органами власти и партией «Единая Россия». Можно с уверенностью предположить, что большая доля респондентов, участвовавших в политических митингах и манифестациях, имели в виду именно такие митинги. Таким образом, тезис о большом потенциале политического участия студентов следует принимать с существенными оговорками.

В 2012 году нами был сделан вывод о том, что студенты бурятских вузов, скорее, конформисты, среди них не было выявлено ярко выраженной установки на протестное поведение. Это подтверждает достаточно высокая доля респондентов, которая принципиально не собирается участвовать в протестных акциях - в 2012 году - 39,3% (см. Таблицу № 24).

«На какие формы политического протеста Вы готовы пойти?» (Результаты исследования 2012, 2014 гг.).

Таблица № 24


Вариант ответа

Результаты исследования 2012 года

Результаты исследования 2014 года

Протестное голосование

14,7%

20,8%

Санкционированные митинги и шествия

27,3%

23,2%

Голодовки протеста и перекрытие дорог

1,3%

4,4%

Не собираюсь участвовать в протестных акциях

39,3%

39,2%

Затрудняюсь ответить

17,3%

11,2%

Другой вариант

-

1,2%

Показательно, что доля респондентов, выбравших этот вариант, практически не изменилась - в 2014 году - 39,2%. Кроме этого, подавляющее большинство респондентов предпочитает конвенциональные формы политического протеста, речь идет о протестном голосовании (14,7% в 2012 году и 20,8% в 2014 году) и санкционированных митингах и шествиях (27,3% в 2012 году и 23,2% в 2014 году). На радикальные меры в 2012 году готовы были пойти только 1,3% респондентов, в 2014 году их стало больше – 4,4% респондентов указали вариант «голодовки протеста и перекрытие дорог». Таким образом, в данном случае не было выявлено ярко выраженных тенденций в сторону трансформации политических установок студентов.

Сократилось количество респондентов, готовых участвовать в санкционированных митингах и шествиях, но увеличилось число тех, кто выбрал вариант «протестное голосование». Основная часть студентов предпочитает конвенциональные формы политического протеста или совсем не собирается участвовать в протестных акциях. Это говорит, с одной стороны, о распространенности традиционных элементов в структуре политической культуры студентов, с другой стороны, это признак здоровой политической ситуации в регионе. Рост протестных настроений наблюдается во время политических кризисов, а в периоды стабильности большинство населения не испытывает потребности столь активно участвовать в политике.

Во втором параграфе второй главы нами были проанализированы ценности политического участия современной студенческой молодежи. Опираясь на результаты проведенных социологических опросов и анализ вторичных данных, диссертантом был сделан вывод о достаточно высоком потенциале политического участия студентов вузов Бурятии. Речь идет, в первую очередь, об электоральном участии. Большинство из числа опрошенных готовы участвовать в выборах. Достаточное количество респондентов готовы принять участие в политических митингах и манифестациях, участвовать в выборах в качестве кандидата.

При этом результаты опросов показали невысокий уровень включенности студенческой молодежи Бурятии в политический процесс. Большинство из них интересуется политическими новостями только «если произойдет какое-нибудь значимое событие в мире политики». Таким образом, можно сделать вывод, что потенциал участия студентов в Бурятии реализуется не в полной мере.


Каталог: content -> disser
disser -> Лингводидактическая концепция релятивизации национальных стереотипов в процессе иноязычной подготовки студентов языковых вузов
disser -> Презентация антиномии «добро/зло»
content -> Шпаргалка по педагогической психологии
content -> Аннотации рабочих программ дисциплин Аннотации учебных дисциплин учебного плана Блока 1
content -> Социальные проблемы современной
content -> Социальная активность современной российской молодежи
disser -> Ценностные основания институционализации устойчивого развития современной цивилизации
disser -> Функции литературно-мифологической образности в прозе л. Петрушевской диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   32


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница