Стили потребления как процесс идентификации



Скачать 135.5 Kb.
Дата05.07.2018
Размер135.5 Kb.

И.Н. Иванова

Саратовский государственный технический университет

СТИЛИ ПОТРЕБЛЕНИЯ КАК ПРОЦЕСС ИДЕНТИФИКАЦИИ

Моделирование стиля потребления как процесса идентификации в значительной степени обусловлено необходимостью теоретической рефлексии новых социальных явлений и процессов в ходе трансформационных изменений общества. Социально-экономические, политические и культурные изменения отражаются на повседневной жизни и влияют на мировоззрение, стиль жизни и поведение, потребление и отношение к устоявшимся взглядам. Акцентирование стиля потребления обусловлено трансформационными явлениями процесса социокультурных изменений российской действительности и поиском идентичности в динамично развивающемся обществе, в изменяющихся условиях плюралистической культуры и общества массового потребления. Современные интеграционные процессы охватили различные стороны общественной жизни. Культура учитывает воздействия на человека экономических и политических структур, но в условиях кризисного общества способность культуры выступать в роли адаптивно-негэнтропийного компонента общественной жизни актуализирует роль человека-субъекта, все более активно реализующего свое право выбора. Современный культурный взрыв делает несущественным семантические границы между реальным и воображаемым. Выбор стиля жизнедеятельности, проявляясь в индивидуализации и типизации социального взаимодействия, оказывается проблематичным и зависимым от динамики социокультурных изменений.

Трансформационные изменения общества выявили ряд противоречий. Рассогласованность и несоответствие между возможностями индивида и условиями их реализации продуцируют несоответствие между ценностными ориентациями, личностными установками, практикой действий и внешними условиями. В сфере потребления рассогласованность выражается в столкновении мнений и позиций индивидов в процессе взаимодействия, перехода потенциального в актуальное и превращение мотивационных сил личности во внешнюю реальность. При этом приходится учитывать противоречия, связанные с различного рода внешними социальными катаклизмами. Наиболее остро период трансформаций проявляется обострением кризисного мировосприятия, дезинтеграцией институтов, утратой идентификации личности с прежними структурами, ценностями, нормами в результате замены общественных стимулов развития на культурные. Социальные противоречия обусловливают гетерогенность жизненного мира. Общество риска лишь отчасти следует своему предназначению: человек утратил чувство стабильности, уверенности и обустроенности. Трансформация общества расширяет свободу выбора и ответственность человека, в результате дифференциации структуры и появлением новых интегрирующих элементов увеличивает возможности жизнедеятельности, при этом нарушая согласованность человека с собой и окружающей действительностью. Изменения требуют от человека значительного пересмотра ценностей и ценностных ориентаций. Ускорение темпа и ритма жизни не оставляют возможности промедления в принятии решений. Скоротечность, всеобщая информативность, связность и необратимость социокультурных процессов заставляют индивидов больше ориентироваться на социальную практику, где приоритетным становится ориентация на опыт настоящего.

Жизненные стратегии, базирующие на получении образования, чаще, чем другие, включают в себя новые модели поведения, ставшие доступными в связи с рыночными реформами в экономике и либерально-демократическими изменениями в обществе. Проблемы жизненного самоопределения связаны с неоднозначностью оценок и рефлексией происходящих изменений, возможностей и условий для самосознания. Повседневная жизнь обретает свойства и качества товара, происходит увеличение набора потребностей, изменяются требования к товарам и услугам. В динамично развивающемся обществе само время превращается в товар: быстро меняются образцы, типы и формы социального взаимодействия, ценности, потребности и интересы. Современные преобразования носят инновационный характер, и информационная составляющая общества приобретает новые характеристики. Наряду с формирующимся виртуальным обществом, основы идентичности закладываются в результате новых путей формирования сознания, которые способны делать его фрагментарным. Сама культура становится многоликой, символической и во многом виртуальной. Противоречия глобализации отчетливо обозначаются в противоречии между сетью и идентичностью – одновременностью создания и глобализации, и фрагментации.

Рыночные отношения из сферы экономики распространились на всю общественную жизнь. Изменение характера потребления касается его индивидуализации, возрастания роли символической функции и масштабов потребления нематериальных объектов. Предметами потребления становятся результаты социокультурной жизни, а движущей силой отношений – неэкономические потребности индивидов. Место экономических достижений занимает качество жизни, что приводит к акцентированию культурной составляющей экономики, а стиль потребления рассматривается в контексте учета материальных и символических сторон этого типа социальных отношений. Прямым следствием перемен являются изменения в структуре и моделях потребления. Традиционные образцы поведения не успевают реагировать на изменения, приходят в несоответствие с постоянно меняющимися условиями и становятся неустойчивыми, оказываясь неразумными в результате макдональдизации общества. Ситуация, в которой оказывается индивид, требует энергичных и неординарных действий. Не имея гарантированных стратегий достижения благосостояния, индивиды пытаются справляться с меняющимися обстоятельствами, используя символически воспринимаемые образцы потребления. Как следствие, появляются новые виды интеракций и стили, менее легитимные или не легитимные, но как-то справляющиеся с этой ситуацией.

Современная ситуация определяет наличие нового габитуса как результата деятельности самого агента. В результате происходит ослабление связи между социальной структурой и стилем жизни, а жизненные ориентации становятся более открытыми и подвижными. Возникает ситуация постоянной рефлексии субъективного «Я», которое отторгает все объективированное. Предметы потребления неформальны и находятся практически во всех сферах общественной жизни, что позволяет говорить об идентификации через потребление. Стиль потребления выстраивает социальную дифференциацию и стратификационную модель общества на основе стилевого многообразия. Увеличивается подвижность индивидуальных ценностных систем: индивид получает возможность изменять свой социальный статус, пересматривать усвоенные представления, совершенствовать ценностные приоритеты. Суть стиля потребления – в динамике стилеобразования и подвижности идентичности. Общество задает социокультурные рамки солидаризации, а потребность включения в социальные сети является неотъемлемым свойством индивида, который вынужден пассивно или активно самоопределяться в многообразии социального окружения и изменяющихся условиях.

Современное российское общество переживает динамичные преобразования социальных отношений и культурных практик. Интегративная по отношению к человеку и обществу роль культуры обусловливает интерес к человеку в контексте антропологического знания. Процессы перехода от рефлексивных форм осознания человеческой деятельности к рефлексивно-дескриптивным нуждаются в своевременной социологической рефлексии. В современном обществе сама культура потребляет человека, способствуя переориентации культурного стиля в индивидуальный стиль жизнедеятельности. Возникающая в этой связи проблема стиля потребления определяется необходимостью анализа динамики социокультурных изменений, трансформации стиля жизни, типов поведения, переоценки ценностей, потребностей и социального конструирования процессов и способов идентификации.

В ходе трансформации культуры и духовной жизни изменяются и модифицируются образцы взаимодействия, подвергаются переопределению стиль жизни и поведения в сфере потребления в стиль потребления как способ идентификации в контексте социокультурного процесса стилизации общественной жизни. В процессах социализации, стилизации и идентификации отношения человека и общества носят противоречивый характер. С одной стороны, требования общества регулируют поведение человека, с другой, - нестабильность общественного развития «требует» активности человека по собственной идентификации, которая ретранслирует общественные регуляторы, расширяя рамки и трансформируя социальные нормы. Эта проблема особенно важна для России, где переоценка ценностей сопровождается социально-экономическими изменениями.

Проблема концептуализации и моделирования стиля потребления затрагивает области социологического, антропологического, культурного, психологического и экономического знания. Трансформационные процессы, становление рыночной экономики, смена культурных, идеологических, жизненных идеалов общества и индивидуализация ценностей актуализируют исследовательский интерес к вопросам социокультурных изменений и способов идентификации. Проблема идентификации в условиях динамических изменений плюралистической культуры, общества риска и массового потребления относится к такого рода темам социологического дискурса, значимость которых с каждым годом будет стремительно расти.

Современное общество характеризуется социальными противоречиями, бифуркацией, рассогласованностью и несоответствием между ценностными ориентациями, установками, практикой действий и культурно-образовательным капиталом индивидов и динамично развивающимся обществом плюралистической культуры и массового потребления. В данных условиях новые формы жизни предстают как процесс и способ идентификации в контексте социальных изменений, обусловленных институциальной и культурной трансформацией. Стиль потребления представляет собой способ идентификации (в личностном аспекте) и процесс стилизации (в динамическом аспекте) в условиях социокультурного плюрализма и общества массового потребления. Включенность фактора культурного плюрализма в стиль потребления обусловлено установкой: явления культуры не даны в непосредственном восприятии и латентно представлены в социальных формах взаимодействия. Анализ стиля потребления учитывает одновременно трансформацию институциональных и становление неинституциональных форм интеракций непосредственных и опосредующих субъектов взаимодействия; сопутствующий им характер легитимизации, соответствующий особенностям социокультурных условий, социальной ситуации в конкретных пространственно-временных условиях. Моделирование стиля потребления основывается на выделении аспектов анализа, их содержания и стилеобразующих факторов.

Стиль потребления существует как фиксированное значение, объективированное в определенной стилевой структуре. Стилеобразующими факторами являются функционирующие феномены культуры (динамический аспект) и культурно-образовательный капитал (личностный аспект). Признаками стиля потребления выступают: рефлексия социокультурной реальности на индивидуальном уровне принятия решений, бытийная сторона жизнедеятельности и содержательная структура целей и средств, логика рефлексии в контексте культурно-образовательного капитала, взаимосвязь содержания (жизненный стиль) и формы (социальный стиль), целостность социокультурного процесса и способа идентификации в виде личностно-социального стиля на основе социально-индивидуальной оси функционирования культуры в пространственно-временном контексте. Суть стиля потребления – в динамике стилеобразования и подвижности идентичности. Признаки стиля исполняют роль символов идентичности, а социальный мир, в котором существует дифференциация этих признаков, является организованной дифференциацией – стилевой символической системой.

На основе технологической и аксиологической концепций культуры выстраивается модель функционирования стиля потребления. Сознательно избираемые индивидами формы интеракций и варианты самоорганизации жизни констатируют стиль потребления, обусловленный набором стилеобразующих факторов внутри стиля и вне его. Специфически-ролевое поведение выступает основой функционирования стиля потребления. Стилевой плюрализм влечет за собой возрастающую дифференциацию, и общество характеризуется синтезом подвижных стилей, без отчетливого поддержания иерархических различений, которые становятся условными, фрагментарными и рассеянными, а культурная сфера – обособленной от других. Культура сосуществует с раздвоенной экономикой, и конкуренция способствует плюрализму культурных значений человеческой деятельности и идентификации, которые не регулируются социальной системой. Развитие экономики и культуры и их взаимообусловленность активизирует рефлексивность интеракций в сфере потребления и проявляется в виде закономерности: развитие плюралистической культуры и стилей адекватно степени развития потребления и уровню сформированности потребностей, интересов и ценностей индивида и общества. В нестабильном обществе устоявшаяся социальность уступает место стилю как подвижной идентификации и выбранной индивидуальности социального взаимодействия.

Процесс стилизации как динамический аспект стиля потребления обусловлен пространственно-временным функционированием социокультурных процессов, ценностными и информационными ресурсами потребления, взаимодействием функций и феноменов культуры. Он является трансформационно-репродуктивным социокультурным процессом воспроизведения стиля потребления в виде плюралистического существования стилей в культуре, общественной и индивидуальной жизни. Процесс стилизации является интегрированным процессом, обусловлен процессами социализации и идентификации и имеет связующий, базисный характер, функционируя на всех уровнях социальной реальности. Стиль потребления как социокультурный процесс конструирует подвижно организованное пространство потребления в форме синтеза социального и жизненного пространств. Стиль потребления обусловлен культурным пространством синтезирующих полей реальности – социальной и индивидуальной. Взаимодействие полей проявляется в процессах социализации, стилизации и идентификации на оси функционирования культуры, выражающей социальную и индивидуальную направленность процессов.

Стилеобразующим фактором стиля потребления как социокультурного процесса выступает модально-сбалансированный набор функций и феноменов культуры. Аксиологический аспект стиля потребления как социокультурного процесса обусловлен динамикой и подвижностью потребностей, интересов и ценностей. Ценности-идеалы, проявляясь в процессе стилизации и устанавливая прогностическую цель, проходят период когерентности с ценностями-стандартами в процессе социализации и способствуют определению жизненной формы (идентификация). Функциональная сбалансированность процессов социализации, стилизации и идентификации обусловлена инверсией процессуальных феноменов культуры и культурно-образовательным капиталом индивидов. Соотнесенность и сочетание традиционных и постмодернистких ценностей с потребностями выявляет оценочную особенность стиля потребления. Оценка, являясь основанием для выбора альтернатив в практике потребления, способствует нормированию жизнедеятельности и интеракций индивида в повседневной жизни посредством ценностных ориентаций как регулятора стиля потребления и замену потребности-нужды на потребность-проекцию.

В современном обществе информация, регулируя интересы и критерии в отношении количества и качества потребления, способствует выработке моделей идентификации через потребление. Информационный ресурс стиля потребления как социокультурного процесса отражает две направленности процесса: изменение и многообразие предметов и образцов потребления и относительную стандартизацию мотива престижа и уподобления. Он нормативен способностью детерминировать и регулировать интеракции в сфере потребления, но не является нормой как образец действия. На основе стилевой дифференциации рефлексия нормы латентна и лабильна, выступает как нормативность образца и выбора потребителя и взаимообусловлена стилем потребления. Потребление, являясь интегральным аспектом современной жизни, способствует индивидуализации потребления, способу самовыражения и обретения идентичности. В обществе массового потребления предмет потребления как потребность меняется на потребность как символический объект потребления, что способствует виртуальности и подвижности идентичности.

Стиль потребления выступает способом идентификации через сферу потребления и процесс стилизации. В механизме функционирования стиля потребления возрастает разнообразие личностных проявлений в сфере потребления и сохраняется относительная приверженность группе, что создает основу для появления моделей интеракций с иррациональными явлениями. Не имея гарантированных стратегий достижения благосостояния, индивиды пытаются справляться с меняющимися обстоятельствами, используя символически воспринимаемые (виртуальные) образцы потребления, которые обусловливают ценностную маргинализацию индивида и общества. Идентификация через потребление носит культурный характер, и стиль потребления констатирует внутрипоколенную дифференциацию, ведущую к стиранию граней обобщенных поляризованных типов поведения потребителей и стилей жизни. Индивид производит себя как текст / смысл в контексте культуры. Взаимодействие стилей потребления использует критерий новой рациональности – иррациональность, как свободы самовыражения многообразия. Синтез инструментальной и ценностной потребности в стиле потребления определяет центральную рациональность в виде иррационально и ценностно-ориентированного типа интеракций в функционировании стиля потребления. В стиле потребления выделяется индивидуальная, интерактивная и социальная иррациональность. Индивидуальная иррациональность детерминирована функционированием культуры (динамический аспект) и культурно-образовательным капиталом (личностный аспект).

Регламентация взаимодействия как свободы выбора в сфере потребления обусловлена механизмами активности и представляется мотивационными поведенческими актами. В ситуации выбора в сфере потребления и присутствии риска в принятии решения приоритетным становится совершение правильного действия при соотнесении объективных и субъективных факторов на основании возрастания разнообразия и сохранения приверженности группе. Повседневные практики приобретают фоновый характер, а стиль потребления рефлексирует изменение контекста социальных практик, сопровождающегося появлением соответствующих идентичностей. Идентификация через потребление подвержена влиянию групповой солидарности, где основанием взаимодействия становятся нормированность отношений, индивидуальные цели, средства их достижения и используемая информация, а группа представляет собой сообщество рассеянных интересов на основании разноплановости целей и единства средств их достижения.

Обменные отношения, являясь основополагающим социальным процессом, ведут к формированию социальной структуры. Актуализация сферы потребления и потребностей индивида способствует ослаблению связи между социальной структурой и стилем потребления. Стратификация, как результат действия рынка, наряду с экономическим капиталом и социальным происхождением включает сферу культуры, как конституирующий фактор социальных различий. Стиль потребления как способ идентификации, соотнесен с дискурсом различия в социальном пространстве потребления и становится критерием социальной дифференциации. Социальное пространство выступает как пространство стилей потребления, где единицей социальной структуры является стиль потребления как способ идентификации и совокупность агентов интеракций. Жизненное пространство стилей потребления становится результатом социальной стратификации и может ограничить свободу индивида, а стиль потребления выступает его стратификационным признаком.



Стиль потребления рефлексируется стилем жизни и поведением потребителей в динамично развивающихся условиях плюралистического мира и общества массового потребления. Стилеобразующим фактором стиля потребления как способа идентификации (личностный аспект) выступает культурно-образовательный капитал. Стиль потребления актуализирует проблемы потребности в образовании, трансформации типичных форм поведения и взаимодействия, сопутствующий им характер легитимизации, предполагает адаптацию к растущим образовательным и социокультурным потребностям индивида, обусловлен потребностью рынка труда и индивидов в переносе акцентов с квалификации на компетентность и развитием человеческого капитала, как системы социально ориентированных личностных установок. Система диспозиций становится результатом взаимодействия стилей потребления, обусловливая ценностную дифференциацию, маргинализацию и подвижность идентичности в современном обществе.

Возросшая потребность в образовании и увеличении культурно-образовательного капитала как стилеобразующего фактора стиля потребления позиционируют систему непрерывного образования как равнозначную системе базового профессионального образования. Для стиля потребления как способа идентификации важным является необходимость рефлексировать вертикальные и горизонтальные связи с другими производственными и непроизводственными сферами, что характеризует доминантность дополнительного образования. Дополнительное образование рассматривается в контексте прогностически направленной деятельности по актуализации потребностей в образовании и компетентности, включая потребителя в систему непрерывного профессионального образования. Факторами деятельности, соотношения возможностей выбора в сфере образования и нестандартностью условий на протяжении жизненного пути являются временной параметр, пространственная непрерывность и организационная форма образования.
Каталог: data -> 474
data -> Федеральное государственное автономное образовательное
data -> Программа итогового междисциплинарного государственного экзамена по направлению
data -> [Оставьте этот титульный лист для дисциплины, закрепленной за одной кафедрой]
data -> Примерная тематика рефератов для сдачи кандидатского экзамена по философии гуманитарные специальности, 2003-2004 уч
data -> Программа дисциплины для направления 040201. 65 «Социология» подготовки бакалавра
data -> Программа дисциплины «Э. Дюркгейм вчера и сегодня
data -> Методика исследования журналистики
data -> Источники в социологии
474 -> Методология


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница