Стенограмма Международной конференции «От Фултона до Мальты: как началась и закончилась холодная война»



страница5/22
Дата10.05.2018
Размер1.54 Mb.
ТипЗакон
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
Херсберг Джеймс. Благодарю Вас, господин председатель. Хочу поблагодарить президента Горбачева и Фонд за организацию этой конференции. Хочу поблагодарить их за усилия по содействию изучения периода холодной войны и открытию архивов.

Сегодня я буду говорить о Москве и о ее партнерах, о посредническом процессе в ходе холодной войны. Президент Горбачев попытался быть посредником в конфликте между первой войной США и Саддамом Хусейном во время Кувейтского кризиса. Даже во время войны он выступил посредником, во всяком случае, попытался быть посредником между Багдадом и Вашингтоном.

После конца холодной войны Россия тоже активно участвует в посреднических усилиях. Мы помним роль Москвы в попытках завершить конфликт в Косово в 99-м году. И, конечно, сейчас мы из «Новостей» узнаем о том, что Россия играет особую роль в урегулировании дипломатического кризиса в связи с Кореей и Ираном.

На Западе гораздо меньше знают (и об этом я буду говорить) о той роли, которую сыграл Советский Союз во время холодной войны, чтобы попытаться смягчить международные кризисы и конфликты, чтобы сыграть какую-то роль в качестве канала связи или содействуя связи между Вашингтоном, с одной стороны, и коммунистическими странами, с другой стороны.

Вообще роль посредника в международных конфликтах во время холодной войны, конечно, требует доступа к архивам различных стран. Потому что есть посредник и есть два противника. Но в основном, если мы что-то знаем, мы что-то знаем со стороны США, благодарю тому, что Соединенные Штаты раньше раскрыли исторические источники и архивы.

В ограниченное время, которое у меня имеется, я постараюсь охарактеризовать мои исследования, которые были проведены в рамках моего проекта – «Роль советского блока в посредничестве между Вашингтоном и Ханоем в начале Вьетнамской войны в 60-е годы».

Существовали разногласия в американском правительстве тогда и сейчас существуют разногласия в историографии. Соединенные Штаты Америки, правительство США, высокие уровни в администрации Джонсона считали, что Советский Союз приветствовал вовлечение США во вьетнамский конфликт в качестве своего рода ловушки для Америки как соперника США. Что Советский Союз был рад, что Америка все глубже втягивается в этот военный конфликт, и это ослабляет Америку. И, пожалуй, американцы так считали.

Однако другие официальные лица в США тогда и некоторые эксперты и историки сейчас считают, что Юго-Восточная Азия не была приоритетным для Советского Союза. Вьетнамская война как раз, наоборот, в глазах Советского Союза расширяла влияние Китая как соперника Советского Союза и отвлекала от разрядки, сдерживания ядерного оружия. В конечном счете, это способствовало переговорам и политическому урегулированию конфликта.

В своей работе я рассматриваю эти две конкурирующие точки зрения. Я рассматриваю роль Советского Союза и советского блока с 64-го по 68-й годы. Хочу напомнить вам контекст: вьетнамская война эскалировала после инцидента в Тонкинском заливе в 64-м году и особенно в начале 65-го года, когда Соединенные Штаты начали бомбардировки Северного Вьетнама и в 65-м году довели уровень войск во Вьетнаме до 200 тысяч. Затем, по мере того как уровень войск возрос еще больше – до полумиллиона, различные страны, третьи страны пытались способствовать началу каких-то переговоров между Вашингтоном и Ханоем.

В своей книге я рассказываю об особенно вызвавших большую полемику и споры усилиях Советского Союза и его партнеров наладить канал связей между Вашингтоном и Ханоем. Использовались каналы связи с Коммунистической партией Вьетнама, с Лезуаном.

Я хотел бы также отметить, что Гайдук написал очень интересную книгу о Советском Союзе и войне во Вьетнаме. Я на нее ссылаюсь.

Хотел бы охарактеризовать некоторые из этих усилий по налаживанию контактов. После Тонкинского инцидента в августе 64-го года через Генсекретаря ООН У Тана были предприняты усилия Москвой для начала переговоров. Этого не произошло. У Тан рассказал об этом, критикуя президента Джонсона. Это в 65-м году вызвало большой скандал.

Затем в конце 65-го – начале 66-го годов на 37 дней были прекращены бомбардировки Северного Вьетнама для того, чтобы посмотреть: возможны ли переговоры. В это время в Ханой ездил Шелепин, польский эмиссар, венгерский эмиссар. Но ничего не вышло.

Особенно меня интересует инициатива, которая называлась «маргаритка». Это было связано с контактами с правительством Польши. А затем усилия Москвы, в частности премьера Косыгина, по инициированию переговоров. Вначале Москва осторожно отнеслась к усилиям по посредничеству: опасалась того, что китайцы обвинят ее в компромиссной позиции, в капитулянтстве перед Соединенными Штатами. Вместо этого Москва дала возможность восточноевропейским союзникам начать такие усилия по налаживанию контактов. Затем в 67-м году Москва стала играть более активную роль в этом плане.

Мои исследования, особенно по американским, канадским, британским, венгерским, польским, вьетнамским архивам, показывают, что Советский Союз действительно пытался содействовать политическому урегулированию конфликта во Вьетнаме. Одновременно он, конечно, пытался проводить в жизнь интересы своих северо-вьетнамских коммунистических союзников.

Как я понимаю в этой связи цели Советского Союза? Идеологически, морально, военно, в экономическом отношении Москва, конечно, поддерживала Ханой. Но Юго-Восточная Азия, видимо, действительно не была приоритетным направлением советской внешней политики. Не таким приоритетным, как интерес, во всяком случае, многих советских лидеров, в улучшении отношений с США, то есть начало той разрядки, которая потом расцвела в ходе периода Никсона, Киссинджера.

Советский Союз действительно опасался, что продолжение эскалации войны будет приводить к большому китайскому влиянию в Юго-Восточной Азии. И, кроме того, Москва по-разному оценивала (не так, как ханойские союзники) ход войны, в то время как Ханой, как и Китай, считал, что необходима военная победа на Юге. До 68-го года Ханой не соглашался с советской оценкой, а именно что американскую военную мощь невозможно подорвать, и поэтому Ханою следует идти и по дипломатическому пути как можно скорее.

Очевидно, это связано и с опытом 54-го года, когда Советский Союз был сопредседателем Женевской конференции по Вьетнаму вместе с Идэном и Великобританией. Тогда Москва подталкивала Вьетнам к компромиссу с французами. И в результате произошло разделение Вьетнама.

В ходе операции «маргаритка» Советский Союз сыграл некую закулисную роль. Но в целом поляки сыграли основную роль: они призывали Вьетнам вести прямые переговоры с США. Польские архивы дают очень интересные документы относительно встреч между министром иностранным дел Рапацким с Брежневым, Громыко. Например, в ходе встречи 7 декабря 66-го года Брежнев говорит польскому послу: «Жалко, что вьетнамцы обратились к вам, а не к нам. Потому что мы могли бы на американцев оказать более эффективное влияние в плане прекращения бомбардировок».

Когда эта инициатива не получилась, северовьетнамцы, видимо, попросили Москву (мы этого точно не знаем) способствовать началу мирных переговоров. И произошло два шага: встреча Косыгина с Вильсоном в Лондоне в феврале 66-го года и встреча Косыгина с Джонсоном в Глазборо в июне 67-го года. На обоих этих саммитах Косыгин обещал передать сигналы от США Вьетнаму и наоборот и сыграл действительно важную роль в сообщении предложений, в частности о компромиссе: с одной стороны, прекращение бомбардировок, с другой стороны, переговоры на определенных условиях, которые Ханой, однако, не принял.

Кроме того (хотя мое выступление не об этом), Советский Союз принимал активное участие в решениях, которых были приняты в Ханое в 68-м году, когда Ханой отказался от китайской концепции, принял советскую концепцию и пошел на прямые переговоры с США в Париже. Четыре года переговоров, и в январе 73-го года – Парижские мирные соглашения.

Советское посольство в Париже, а также двусторонние советско-вьетнамские конфликты сыграли очень большую роль в эволюции этих переговоров. И, конечно, невозможно понять трехстороннюю дипломатию - США, Китай и Советский Союз, не понимают также двусторонние советско-вьетнамские отношения.

Итак, мое заключение. Прежде всего я полагаю, что важно для нынешнего мира, для мира после холодной войны, после 11 сентября иметь в виду: для того, чтобы правильно строить политику, надо учитывать опыт посредничества в ходе холодной войны. Потому что в ходе этого посредничества были и неудачи и успехи. Для того чтобы изучить этот опыт, конечно, необходим доступ ко всем документам всех сторон конфликта.

К сожалению, с небольшими исключениями, советская роль во всех этих важных посреднических усилиях в ходе Вьетнамской войны в основном нами анализируется на основе архивов других стран. Доступ к российским архивам, касающимся Вьетнамской войны и этого периода, в части дипломатии этого периода, ограничен. И, к сожалению, пока он не сыграл такой существенной роли, как польские архивы, британские записи бесед Косыгина и Вильсона, американские записи бесед Джонсона и Косыгина. В результате эта история пока отсутствует в историографии Вьетнамской войны. И чрезмерная секретность российских архивов работает против России. Потому что то, что я знаю, позволяет мне сделать предварительный вывод: Советский Союз в определенных пределах искренне стремился к политическому урегулированию конфликта.

Но я могу сказать на основе вчерашней беседы с директором архива, что пока не имеется планов открытия Фонда-5, 57-58 об этих переговорах. И в результате мы недостаточно хорошо понимаем, что тогда происходило.

Тем не менее я считаю, что изучение усилий третьих сторон в конфликтах холодной войны было бы полезно не только в понимании холодной войны, но и в понимании нынешних и будущих конфликтов.

Спасибо.

Кувалдин В.Б. Благодарю Вас, профессор Херсберг. Как я понял, другие страны в основном стараются скрыть позорные страницы своего прошлого, а мы отличаемся удивительной скромностью, закрывая наиболее достойные эпизоды нашей дипломатии.

У нас сейчас пять участников, записавшихся в дискуссии. Первым я предоставляю слово академику Шмелеву, директору Института Европы Российской Академии наук. Прошу Вас, Николай Петрович.



Шмелев Н.П. Господин президент! Господин председатель! Уважаемые коллеги! Я сразу хочу оговориться. Не хочу, чтобы меня заподозрили в излишне прозападных симпатиях. Я достаточно трезво оцениваю историю наших отношений с Западом. Как говорил когда-то Александр Сергеевич Пушкин, нет правды на земле, но правды нет и выше. И такие вещи, как искусственные задержка второго фронта во время войны, совершенно не оправданные стратегически бомбы на Хиросиму, но и дальше много чего было. Были и обман в отношениях расширения НАТО на Восток, была и Югославия. Сейчас происходит Ирак - достаточно бессмысленная операция. Всё это так. Но мы говорим о происхождении, развитии, итогах холодной войны.

Я все-таки склоняюсь к тому, что если брать холодную войну не как дело только второй половины ХХ века, как явление, которое имеет свои исторические корни, то надо признать и какие-то иррациональные причины. Но основная часть вины все-таки лежит на какой-то исторически присущей склонности России к экспансии зачастую по совершенно неоправданным и нерациональным направлениям.

Никто на Западе не помнит то, что Россия защитила собой Запад от монгольской экспансии. Никто не помнит нашу роль в том, что мы избавили Европу от Наполеона. Забывают нашу роль в том, что мы избавили Европу от Гитлера. А вот другие вещи помнят. Это в настроениях и политической элиты и в массовых настроениях, начиная от несчастной войны Ивана Грозного в Ливонии. Чего его понесло туда на 25 лет, и почти погубил Россию этой войной, хотя надо было ориентироваться, и уже был опыт выдавливания крымского ханства и постоянной агрессии с юга!

Все помнят конец XVIII и почти весь ХIХ век, когда эта злосчастная идея Босфор и Дарданеллы и крест на Святой Софии, т.е. ….Софии, была чуть не центральной идеей российской политики. Был, правда, краткий период отрезвления – 12-13 лет, когда Александр III провозгласил политику не вмешиваться ни во что, пусть разбираются без нас, как хотят. Потом опять пошла Манчжурия, пошло движение Кореи, война 1905 года и т.д.

В советские времена не надо забывать, что до Второй мировой войны вся наша история прошла под знаком Коминтерна. А что такое Коминтерн – не в этой аудитории надо доказывать. И после войны… Здесь уже упомянули, что нас понесло в иранский Азербайджан в это восстание, которое организовали и которое так было жестоко подавлено. Зачем нам нужен был генерал Советской армии мулла Берзани (?) со своей курдской дивизией? Что нам нужно было в Греции? Зачем нам нужен был берлинский кризис 48-го года? Зачем нужна была Корея, которая в конечном итоге организовали эту корейскую войну с очень активным нашим участием? Ну и дальше. Если бы все-таки эта дележка сфер влияния: кому 90 процентов влияния, кому 10 – Сталин, Черчилль. А вообще, что из этого получилось, и зачем это было нужно? С циничной точки зрения. После войны мы получили репарации с Германией. Хорошо, мы бы их получили так же в любом случае.

Все дальнейшее, если взвесить на обычных коммерческих весах, с 1946-го года по 1990 или 1991 мы продавали Восточной Европе всё – нефть, уголь, металл, продовольствие за 30 процентов мировой цены. Это был официальный уровень. Покупая с учетом качества продукцию Восточной Европы за 200 процентов мировой цены – встречное, что мы у них покупали? Сколько десятков миллиардов на это ушло, никто сейчас не скажет!

И что, в итоге мы получили хоть от кого-нибудь спасибо? В итоге мы получили, что каким-то образом оказалось, что мы в конечном итоге должны Восточной Европе 10 миллиардов долларов. И сейчас Путин договаривается, как их реструктуризировать. А если добавить еще один просчет… Ведь собственно разрядка напряженности, если так совсем все упрощать, рухнула из-за ракет СС-20, из какого-то совершенно непонятного всплеска нашей экспансии Анголы, Мозамбик, Никарагуа. Вообще, куда мы только не лезли. И это, кстати, стоило чудовищных денег. Это все примерно оценивается задним числом порядка 20-25 миллиардов долларов ежегодно. Представляете, сколько автобанов Москва-Владивосток мы могли бы вместо этого построить!

И, конечно, апофеоз всего – это Афганистан. Это, к сожалению, причуды нашей геронтологии, нашей геронтократии. Три подписи сначала, потом четвертая - самая главная. А что нас туда занесло, что нам там нужно было? Неужели всерьез кто-то, действительно, думал, что мы танковым прорывом дойдем до Персидского залива. Кто бы нас туда допустил в ….. мировой войны. А больше никаких резонов невозможно с циничной real politic (?) точки зрения, что нас туда понесло в это время.

Я еще раз хочу выразить, - я думаю, не только свое мнение, а свое-то уж точно, - глубочайшую благодарность Михаилу Сергеевичу Горбачеву, что у него нашлись и мужество, и силы этот процесс исторической иррациональной экспансии, который так много осложнял нам жизнь, нашей истории, остановить. Ему это удалось.

Теперь я думаю, что никаких сумасбродных порывов (не хочу Булгакова цитировать; многие помнят, какое нам дело до испанских голодранцев), таких мотивов нашей внешней политики ожидать не следует. Но есть практичные интересы, вполне реальные, наш европейский интерес, наш жизненный интерес на значительной части нашего постсоветского пространства; наша необходимость создать какие-то устойчивые конструктивные отношения с Дальним Востоком, где поднимаются новые гиганты.

В смысле суперглобалистики, я думаю, что мы свое отыграли и пусть теперь мучаются Соединенные Штаты, Китай. Но Китай-то слишком умен, чтобы в такие дела ввязываться. А здесь все-таки, мне кажется, надо смотреть правде в глаза. И если мы не будем уж очень затушевывать свою историю, то мы получили то, на что нарывались, все же. Спасибо за внимание.

Кувалдин В.Б. Благодарю Вас, Николай Петрович.

Как видите, к нашим классическим вопросам (что делать и кто виноват?) добавился третий: все-таки Россия, зачем нам это было нужно? Правда, я полагаю, что у ученых других стран, в частности, наверное, у американских, есть тоже немало оснований для того, чтобы задать аналогичный вопрос своему правительству.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница