Стенограмма Международной конференции «От Фултона до Мальты: как началась и закончилась холодная война»



страница16/22
Дата10.05.2018
Размер1.54 Mb.
ТипЗакон
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22
Кувалдин В.Б. Благодарю, Алексей Демосфенович. У нас еще два выступления. Слово профессору Стиву Коэну.

Коэн Стивен. Я очень благодарен за приглашение выступить здесь сегодня особенно потому, что мы с Михаилом Сергеевичем познакомились почти двадцать лет тому назад в Нью-Йорке. Поэтому участвовать в конференции, связанной с его днем рождения, очень приятно, я бы даже сказал:… Большое спасибо.

Но когда я получил приглашение, у меня было непростое решение: говорить по-русски и таким образом научить вас моему….. языку, поскольку у меня нет жены, которая владеет русским языком (она – простой главный редактор политического журнала), или пользоваться переводчиком. Я себе задал вопрос: какой вариант хуже? И решил, - как мои русские друзья любят говорить, - оба хуже. Поэтому перехожу на английский язык. Но я буду говорить очень быстро, чтобы Кувалдин не показывал мне на часы.

Я выступаю на парадоксальную тему. Все говорят, что холодная война закончилась пятнадцать лет тому назад. Но если вы читаете газеты в Америке или в России, там полно сообщений, где сказано, что было поведение времен холодной войны, политика холодной войны и полемика. Объяснение этого парадокса состоит в том, что в 89-м – 91-м годах холодная война не закончилась. Завершилась только одна из многих ее глав.

И сейчас перед нашими глазами разворачивается еще одна глава – это новая глава. Чтобы понять эту действительность, мы должны кратко вспомнить историю. Если холодная война означает серьезную идеологическую, политическую, экономическую и даже военную конфронтацию, но без выстрелов и бомбежек, то тогда российско-американская холодная война началась не в 40-е годы, а сразу после 17-го года, после революции, когда американское правительство в течение шестнадцати лет отказывалось даже признавать законное советское правительство. Это очень четкая линия.

Для того чтобы ответить на вопрос: когда закончилась холодная война и закончилась ли она вообще, надо припомнить и другой исторический факт. С самого начала, то есть с 17-го года, всегда с обеих сторон вместе с крайними силами, которые можно назвать воинами холодной войны, были и силы, которые стремились к сотрудничеству. Их политика потом стала известна под названием разрядки.

Но мы еще должны понимать, что главные поборники разрядки никогда не стремились прекратить холодную войну, потому что они считали, что она присуща природе различных общественно-экономических систем. И эти исторические политики определяли главы в истории холодной войны.

В первые годы, когда Америка яро сопротивлялась признанию советского правительства, создались идеологические факторы, которые до сих пор продолжают действовать. Но, во-первых, первый случай разрядки, который произошел при президенте Франклине Рузвельте в 33-м году, когда Вашингтон, наконец, в дипломатическом порядке признал советское правительство. И даже во время Второй мировой войны, когда мы стали союзниками, война между экстремалами, воинами холодной войны, продолжалась.

Вторая глава холодной войны говорила о возобновлении борьбы между сторонниками мягкой линии и жесткой линии. Эта борьба началась сразу после Сталинграда, когда стало ясно, что общий враг – фашистская Германия – потерпит поражение в войне.

В 40-х годах поборникам разрядки и в Вашингтоне и в Москве пришлось отойти с завоеванных позиций. Во второй стадии усилились все идеологические конфликты первой. Холодная война была оформлена при разделении Европы. Закончилась первая глава, и началась опасная гонка вооружений, в частности ядерная гонка вооружений.

Второй момент разрядки был инициирован Эзенхауэром и Хрущевым. Началось всё очень плохо в 50-е годы. И их попытка была сорвана. Вторая глава разрядки возобновилась только в 60-е и начале 70-х годов, когда Никсон встретился с Брежневым. В борьбу была подключена общественность. Боролись между собой поборники разрядки и поборники войны. В 70-е годы сторонники разрядки потерпели поражение.

Третья глава холодной войны развивалась во второй половине 80-х годов. Драма этой главы – это исторические возможности, которые представляло руководство Горбачева, которое хотело вообще покончить навсегда с холодной войной. Но в то время их не поняли и сегодня недостаточно понимают. Новое мышление Горбачева – это не просто программа новой разрядки, но фактически это программа прекращения холодной войны. То есть Горбачев был первым аболиционистом, который стремился покончить с холодной войной.

В Вашингтоне и, я думаю, в Москве шла борьба между политиками, которые ухватились за возможность, которую предоставил Горбачев, и теми, кто не видел этой возможности. Рейган принял решение, по крайней мере, частично пойти навстречу Горбачеву. Затем была долгая пауза. Потом в декабре 89-го года состоялась встреча на Мальте, когда Горбачев и Буш заявили, что холодная война закончилась.

Черняев и другие говорят, что политическая конфронтация и конфликт продолжались почти 70 лет. Мы не знаем, что бы произошло, если бы Горбачев и Буш остались на своих постах в 90-е годы. Но предзнаменование могло быть и мрачным. Даже если бы Буш согласился покончить с холодной войной в 89-91м годах, многие из его главных консультантов, ведущие члены американской политической империи и СМИ не верили, что он сможет выполнить эту задачу.

Я был свидетелем тому в Кэмп-Девиде и даже во время встречи на Мальте. Мой дорогой коллега Ричард Пайпс – непримиримый поборник холодной войны - выступал против линии президента Буша.

Такова была реальность. И доказательство состоит в том, что в декабре 91-го года, когда прекратил свое существование Советский Союз, американское правительство и СМИ сразу же заявили о том, что якобы наступивший конец холодной войны - это не совместное советско-американское решение, а величайшая победа Америки и величайшее поражение России.

Сейчас обычные американцы должны понять, почему в течение второго десятилетия разворачивается четвертая глава холодной войны. В начале 90-х годах, кстати, в результате политики президента Путина, посткоммунистическая Россия считается побежденной страной. И если посткоммунистическая Россия хочет стать младшим партнером США, то ей надо выстраивать свою систему в соответствии с теми образцами, которые диктует Америка.

В 91-м году президент Буш обещал российской администрации, что НАТО не будет расширяться на Восток. Но сейчас, пятнадцать лет спустя, мы видим, что идет новая стадия холодной войны, которая повторяет собой многие положения второй главы. И мы с сожалением должны сказать, что НАТО приблизилось к границам России. Создается обратный санитарный кордон. С другой стороны повесили «железный занавес». И Америка официально отрицает наличие у России законов национальных интересов, которые существовали бы за пределами ее территории, например, на Украине или в Белоруссии. У нее нет даже право на полноправный суверенитет в своих внутренних делах.

Это знакомый двойной стандарт, который осуждает Москву за точно такую же политику, которую проводит Вашингтон. Мы стремимся получить у союзников военные базы на Украине, в Грузии и бывших республиках Советского Союза. Ведь Вашингтон делает то же самое. Но Москва – это олицетворение зла, а США – это олицетворение добродетели.

Развитие нового ядерного оружия с обеих сторон. Что это такое? Это создание новых ракет. Это делается совершенно серьезно. И если я прав в отношении наступления новой главы холодной войны, то вполне возможно, что она окажется самой опасной главой именно потому, что ее геополитический фокус снялся с Центральной Европы, переместился с Берлина к зоне стратегической безопасности России, например, на Украину.

Крайне провокационная обстановка создается вокруг России. Самосознания Америки и России резко расходятся. Сейчас Соединенные Штаты провозгласили себя единственной сверхдержавой. До 92-го года они этого не решались сделать. Если подумать об этом, Вашингтон следует политике: выигрывший победитель забирает всё. Это более агрессивная политика, чем политика США в отношении коммунистической России по объективным причинам.

Россия же ощущает себя более слабой. И поэтому представляется менее стабильной, менее предсказуемой. Есть и психологический фактор. Это глава американо-российской холодной войны. Это необъявленная глава. Она развивается за фасадом псевдопартнерства и дружбы. И в то же время колоссальное взаимное недовольство политикой друг друга. Очень скоро Москва, как мне кажется, может решить, что в центре холодной войны был не коммунизм, а проблема России. И эти психологические факторы будут влиять еще более серьезно.

И нет какой-то политики разрядки, противостоящей холодной войне. Не идут переговоры относительно ограничения, не говоря уже о ликвидации ядерного оружия. Администрация Буша просто прекратила эти переговоры.

И, наконец, элиты холодной войны всегда были более сильными, чем элиты за разрядку или за ликвидацию ядерного оружия. Возможность того, что в Вашингтоне возникнет новая элита за разрядку, против холодной войны, очень маловероятна. И поэтому возникает вопрос: должен ли я извиниться перед Михаилом Сергеевичем Горбачевым за то, что накануне его дня рождения бросил вызов утверждению, который часто делается и приписывается, так сказать, его заслуге, об окончании холодной войны?

Я говорю о другом. Возможности упущены. Но это не уменьшает роли Горбачева в мировой истории. Даже самый величайший лидер реформы, тем более лидер-еретик, которым, безусловно, был Горбачев, может сам трансформировать свою страну или мир. Он может только дать нам возможность, дать нам шанс, которого у нас не было раньше, для того, чтобы изменить мир и страну. Дома Горбачев дал России возможность продолжить беспрецедентные эволюционные политические реформационные процессы, экономический процесс.

Россия не воспользовалась этой возможностью. И моя страна воспользовалась возможностью прекращения холодной войны. История, безусловно, оценит роль Горбачева чрезвычайно высоко, а нашу роль – довольно низко.

В заключение я хочу сказать следующее. Может быть, мы можем в духе Горбачева надеяться (Михаил Сергеевич – всегда оптимист) на то, что альтернатива, которую он нам предоставил, еще не упущена окончательно. Но с каждым днем становится все труднее верить, что шансы еще не упущены. К сожалению.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   22


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница