Статья Вл. Соловьева из "Энциклопедического словаря" Брокгауза и Ефрона"



Скачать 237.94 Kb.
Pdf просмотр
страница3/15
Дата21.08.2018
Размер237.94 Kb.
ТипСтатья
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
самосознания. Указанное значение Декарта может считаться ныне общепризнанным, но едва ли многие отдают себе достаточный отчет в том факте, что прямое и положительное влияние Декартовых принципов было особенно благотворно для наук физико- математических, тогда как науки гуманитарные и собственно философия не оказали, с одной стороны, таких явных и огромных успехов, ас другой стороны, то лучшее, чего они достигли, хотя и было связано с принципами Декарта, но более отрицательным образом это было скорее реакцией против картезианства, нежели прямым плодом его приложения. Причины этого ясны. Принцип Декарта совершенно соответствовал собственной природе и задаче математики и наук физико-математических; он отвлекал от природы одну сторону и именно ту, которая заведомо была настоящим предметом указанных наук — сторону, подлежащую числу, мере и весу все прочее для этих наук, по самому существу их задачи, было лишь посторонней примесью, и картезианский принцип, устранявший такую примесь, могущественно содействовал как более ясному сознанию научной задачи, таки более успешному и всестороннему ее разрешению. Другое дело — науки гуманитарные ив особенности сама философия. Ее задача — не одна какая-нибудь сторона существующего, а все существущее, вся вселенная в полноте своего содержания и смысла она стремится не к тому, чтобы определить точные границы и внешние взаимодействия между частями и частицами мира, а к тому, чтобы понять их внутреннюю связь и единство. Между тем философия Декарта, отвлекая от всемирного целого две отдельные и несводимые друг на друга стороны бытия и признавая их единственною истинною областью науки, не только не могла объяснить внутреннюю связь всех вещей, но принуждена была отрицать такую связь даже там, где она была очевидным фактом. Известны возникшие отсюда существенные и непреодолимые для этой философии трудности и наглядные несообразности лучшими немедленным опровержением картезианства была та необходимость, в которую был поставлен его родоначальник, отвергать одушевленность животных, так каких психическая жизнь не может быть приписана ни (актуально) мыслящей, ни протяженной субстанции. Но и ценой такой нелепости дело не могло быть поправлено. Та живая связь между духовными материальным бытием, которая во внешнем мире представляется животным царством, этаже самая связь, отрицаемая картезианством, находится ив нас самих, в нашей собственной психической жизни, обусловленной постоянным взаимодействием духовных и материальных элементов. Чтобы дать видимость возможного этому в существе невозможному, с картезианской точки зрения, взаимодействию, сочинялись, как известно, ad hoc разные теории о внешнем вмешательстве высшей силы (concursus Dei Декарта, окказионализм Гелинкса), о видении вещей в Боге (Мальбранша), о предустановленной гармонии (Лейбница. Эти пресловутые теории своей явной несостоятельностью только приводили последовательные умы к такому заключению так как нельзя ввести в ясные и раздельные понятия взаимодействие между механизмом внешнего мира и внутренней областью мыслящего духа, тоне следует ли прямо отвергнуть, как естественную иллюзию, самостоятельное значение одного из этих двух несовместимых миров, признав один из них — заявление другого Какому из двух терминов — физической ли машине, или мыслящему духу — отдать предпочтение, какой из них признать за истину и какой за иллюзию — этот вопрос для большинства уже предрешался ясностью и достоверностью механического мировоззрения и крайней трудностью для простого ума признать, вслед за
Берклеем, всю эту столь вескую массу материального бытия за пустой призрак. И вот, не прошло и ста лет после смерти Декарта, объявившего животных автоматами, как его соотечественник Ламетри распространяет этот взгляд и на мыслящую субстанцию, рассматривая в своей популярной книге “L'homme machine” всего человека как механический продукт материальной природы. Таким взглядом устраняется, конечно, непримиримый дуализм картезианской философии, но вместе стем и всякая философия, которая превращается в отдельное фактическое произведение той или другой человеческой машины и, следовательно, перестает быть познанием всеобщей истины. Оспаривать эмпирическую зависимость человеческого духа от внешнего материального


Каталог: education -> chair -> philosophy -> exams
exams -> Д. П. Грибанов философское мировоззрение эйнштейна
philosophy -> Социология науки: вопрос об особости науки как вида знания и деятельности
philosophy -> Семинар: «современная философия науки»
philosophy -> 16 философские проблемы космологии
philosophy -> Проанализировать выделенное. Ответить на вопросы
philosophy -> А. В. Виноградов новая фаза развития китайской цивилизации: истоки и перспективы
philosophy -> В. Д. Эрекаев Онтология планковской космологии
philosophy -> Современные споры реализма и антиреализма 1


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница