Статья представляет собой попытку поиска в «Размышлениях о первой философии»



страница18/19
Дата01.02.2018
Размер0.78 Mb.
ТипСтатья
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Воображение и существование тела


Как мы помним из Второго Размышления, протяженность познается с помощью способности, называемой «общим чувством» или воображением. Это разновидность мышления, которая ранее интересовала нас именно в той мере, в какой она представляет собой модус мысли. Воображение есть мышление, поэтому, воображая что-то, я несомненно существую, а также придаю существование тому, что я воображаю. После опровержения гипотезы метафизического сна мы можем уже говорить не просто о несомненном, но и об абсолютно достоверном знании протяженных вещей, как существующих, в качестве предмета чистой математики.

Истинность предмета математики следует из его ясного и отчетливого понимания, это предмет, существующий полностью «внутри» сознания; разум в этом предмете «обращается сам на себя и рассматривает какое-нибудь из своих собственных представлений». Здесь еще нет возможности говорить о какой-то самостоятельной протяженной субстанции. Однако теперь, в начале Шестого Размышления, Декарт рассматривает воображение более внимательно и выявляет иной смысл существования протяженных вещей. Помимо их существования как модуса мысли, доказываемого ясным и отчетливым пониманием, можно говорить и об их существовании как следствии специфической особенности воображения, отличающей этот способ мысли от чистого познания: «Ведь для более внимательного взгляда на то, что такое воображение, становится ясным, что оно есть не что другое, как некое приложение познавательной способности к телу, имеющему место внутри нее, а значит – существующему».

Здесь выражена та мысль, что воображение неосуществимо без тела: оно включает в себя два момента – телесное действие и сознание этого действия – приложение к нему «познавательной способности». Чтобы вообразить, например, треугольник, его нужно начертить. Пусть даже вычерчивание треугольника является «мысленным» – оно, тем не менее, отличается от чистого мышления треугольника, которое имеет дело только с его определением и является непосредственным сознанием этого определения, а потому не нуждается ни в каком «действии осуществления». Декарт выражает телесно-деятельный характер воображения тем, что говорит об особом «усилии души», требующемся для воображения, когда я особым образом «направляю острие ума» на некоторую протяженную вещь (например, треугольник) так, что как бы собираю вместе все ее части (стороны треугольника), в результате чего могу «взглянуть на них как на лежащие прямо сейчас передо мной».

Я могу, конечно, оставаться в области чистой математики, но если я уже заинтересовался воображением именно как воображением (а не только как модусом мысли), то я должен признать наличие своего тела, служащего инструментом воображения: «И я прекрасно понимаю, что при условии наличия тела, с которым мой ум сопрягается так тесно, что он склонен по своему усмотрению бросить на него как бы некий испытующий взгляд, может быть, именно благодаря этому телу я представляю себе телесные вещи вообще». Собственно, «телесные вещи» есть именно то, что я воспринимаю с помощью своего тела, которое, в свою очередь, является мысленным действием, «направлением острия ума». Мысленно вычерчивая треугольник – чисто воображаемый или реально видимый мною нарисованным на доске – я имею его в качестве конкретной телесной вещи, существование которой тождественно существованию действия вычерчивания (т.е. существованию моего «мысленно» вычерчивающего тела) и отлично от существования треугольника в качестве предмета чистой геометрии.

В отличии разума от тела можно видеть, таким образом, еще одну форму различения интеллекта и воли. Хотя существование телесного действия – не то же самое, что существование чистой мысли, отсюда нельзя сделать вывод о наличии «двух субстанций»: то и другое опирается на одно и то же отношение с собой. Воображение «отличается от чистого познания одним лишь тем, что в последнем разум, когда он познает, некоторым образом обращается сам на себя и рассматривает какое-нибудь из своих собственных представлений, в то время как при образном мышлении (воображении) он обращен на тело и ищет в представлении о нем нечто сходное с той идеей, которую он или познал мысленно, или воспринял от чувств». Обратим внимание на то, что в воображении отношение разума и тела опосредуется идеей; таким образом, и здесь разум обращен сам на себя, хотя и иным образом. Найти в теле нечто «сходное с идеей» можно, конечно же, только потому, что телесное действие как раз и управляется этой идеей: вычерчивая треугольник, я руководствуюсь определением треугольника, как фигуры с тремя сторонами, которое я «познал мысленно»; в более сложном случае, нарисованный на доске и «воспринятый от чувств» треугольник будет «сходен» с идеей треугольника только тогда, когда я мысленно вычерчу его, опираясь, опять же, на определение треугольника.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница