Статья представляет собой попытку поиска в «Размышлениях о первой философии»


Почему Бог не может быть обманщиком



страница15/19
Дата01.02.2018
Размер0.78 Mb.
ТипСтатья
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19

Почему Бог не может быть обманщиком


Как мы помним, в Третьем Размышлении Декарт взялся доказывать бытие Бога, чтобы опровергнуть предположение о том, что уверенность в собственном существовании может быть следствием метафизической иллюзии. Каким же образом из этого доказательства следует невозможность такой иллюзии?

Все дело в понимании Бога как, в первую очередь, причины мыслящей вещи, делающей ее субъектом знания о самой себе. Картезианский Бог представляет собой условие возможности знания. То, что, решаясь сомневаться во всем очевидном, я одновременно знаю о своем сомнении, означает, что я решаюсь на это, поскольку стремлюсь к совершенству. Я стремлюсь к достоверному знанию, но идея знания вообще невозможна без идеи совершенного бытия. Кроме того, только решение сомневаться дает достойный предмет для моего знания, ибо оно делает меня безусловно существующей мыслящей вещью. Первым абсолютно истинным знанием является знание о самом себе. Таким образом, возможность знания создается стремлением к совершенству, которое и содержит в себе основу самой идеи знания (идею совершенного бытия), и, вместе с тем, образует предмет истинного знания. Но если стремление к совершенству является основой знания как такового, это значит, что невозможно сначала познать (или вообразить) совершенство, а затем начать к нему стремиться. Поэтому Декарт говорит, что идея Бога является врожденной, но не познаваемой в опыте. Совершенство Бога не представляется мной, подобно свойствам познаваемых вещей, а действует во мне, понуждая меня стремиться к нему.

Соответственно, оно исключено из сферы влияния демона-обманщика. Ведь концепция метафизического обмана состояла в том, что все мои представления могут быть иллюзией – даже моя уверенность в собственном бытии. Однако совершенство Бога не есть представление о какой-то вещи – оно то, что делает для меня мои представления именно «представлениями». Поэтому идея Бога не может быть ложной: она сама есть действие Бога, а не мое представление о Нем. Вместе с тем, Бог не вкладывает в меня представления о вещах, не дает мне вещи, а дает мне меня самого, как стремящегося к истине. Именно поэтому он не может быть обманщиком. «Всякая ложь и обман связаны с каким-то изъяном», – как говорит Декарт, – а стремление к истине не заключает в себе никакого недостатка, вследствие чистой идеальности своего предмета.

Понятие Бога к концу Третьего Размышления существенно меняется. Сначала мы представляли его как внешнюю причину вещей (о которых мы достоверно ничего не знаем) и ощущений (которые могут быть вообще неспособны представлять какую бы то ни было вещь – т.е. могут быть материально ложными). Разумеется, так понимаемый Бог вполне мог сделать так, что «вообще не существует ни земли, ни неба, никакой протяженности, формы, величины и никакого места, но тем не менее все это существует в моем представлении таким, каким оно мне сейчас видится» (Первое Размышление). Теперь же мы осознаем, что настоящую проблему представляет собой не причина вещей и ощущений, а источник рефлексии. Вот его-то мы теперь и называем Богом; в результате, места для метафизического обмана уже не остается. Да, я всего лишь уверен в своем существовании, но я знаю, что я «всего лишь» уверен, т.е. что я не являюсь абсолютным источником собственного существования, а лишь стремлюсь к совершенству. Таким образом, мое знание своего существования достигает необходимой полноты: я знаю, что существую несомненно и ясно понимаю, что «несомненно» еще не значит «абсолютно». Тем самым исчезает последняя возможность обмана – когда я, уже признав все вещи и ощущения ложными, принимал бы мою уверенность в собственном бытии за признак моей самодостаточности.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   19


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница