Справочник по ересям, сектам и расколам Сергей Васильевич Булгаков



страница40/82
Дата10.05.2018
Размер3.55 Mb.
ТипКнига
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   82
Противоокружники и Окружники

Так называются поповцы австрийского согласия, разделившиеся между собой по издании так называемого «Окружного послания». Это разделение произошло в 1862 г. Житель одного из слободских старообрядческих монастырей Черниговской губернии, Иларион Егоров, который впоследствии присвоил себе наименование «Ксенос», т. е. странник, издал «Окружное послание», в котором высказал, что церковь древлегреческая и киевская имя Спасителя писала и произносила Иисус, а не Исус (как утверждают старообрядцы), что московская церковь такое произношение не порицала, откуда и вывел заключение, что и им, старообрядцам, последующим московскому древлеправославию, имя Иисус, пишемое и произносимое нынешнею Великороссийской Церковью, не должно порицать, особенно не должно разуметь под ним иного бога; также и о кресте четвероконечном, что ему должно воздавать честь, подобающую кресту Христову, — он сделал сильные доказательства из древних книг. Чтобы поповцам удобней было принять Послание, Иларион вину за хуления на имя Иисус и крест четвероконечный возложил на беспоповцев. С большим трудом удалось ему уговорить австрийских епископов подписать свое Послание; оно подписано было 24 февраля 1862 г.; день этот и считается днем его издания. Вскоре по издании «Окружного послания» поповцы поняли, что оно не против беспоповцев направлено, а против них самих и их предков. Многие стали отказываться от него, но были и защитники; возникла буря междоусобных распрей; одни других обвиняли в еретичестве; тогда и последовало разделение на «противоокружников» и «окружников», а последние в свою очередь разделились на истинных окружников и мнимоокружников. Вражда между теми и другими продолжается и до настоящего времени, и борьба между ними сделалась упорнее и непримиримее. Наиболее многочисленную партию составляют мнимоокружники, хотя формально и принимающие «Окружное послание», но совершенно не дорожащие им. Для заведования внутренними и внешними своими делами они имеют в Москве духовный совет, состоящий, главным образом, из мирян. Номинальным главой мнимоокружников считается лжеархиепископ московский, а действительными заправителями, или вершителями, всех дел в этой партии являются светские члены совета — богатые московские коммерсанты, у которых духовные его члены и сам архиепископ находятся в беспрекословном послушании. — Во главе партии истинных окружников стоит Братство Честного Креста. Хотя это Братство учреждено в подражание и по образцу православных братств, однако, учредители его, должностные лица и члены, — все миряне. Противоокружники управляются также духовным советом, который, в противоположность совету мнимоокружников, состоит исключительно из духовных лиц. Партия противоокружников гораздо малочисленнее и слабее окружнической партии.



Прыгуны


Эта секта распространилась в Закавказье и выродилась из секты «общих» в начале 50-х годов XIX столетия. Ее последователи известны еще под названием сопунов, веденцев, сиопцев и трясунов. Главным распространителем этой секты был крестьянин Лукьян Петров Соколов (†1862 г.), который ввел при богослужении, вместе с чтением и пением, обычай сопеть друг на друга, чтобы «очистить и облагодатствовать» (на основании невежественного понимания слов псалма 50 «окропиши мя иссопом»), и установил особые обряды воскрешения дев и обряд, будто бы возбуждающий действие духа. Первый совершался так во время моления какая-нибудь девица приходила в исступление, падала на пол и притворялась мертвой; по назначению учителя кто-нибудь простирался над ней, дул на нее или целовал ее. Это и было воскрешением. Второй обряд состоял в скакании и прыганье. Ссылаясь на Св. Писание, гласящее, что библейский царь Давид «пред сенным ковчегом скакаше, играя», прыгуны утверждают, что Дух Святой может снизойти к избранным людям только во время прыганья, при пении молитв, и только такие молитвы могут достичь Бога; потому-то и прыгают они в своих собраниях при богослужении. После Соколова и других учителей наставником и организатором секты был Максим Рудометкин, по прозванию Комар. Во многих религиознообрядовых случаях прыгуны придерживаются Моисеева закона. Они празднуют, вместо воскресенья, субботу, еврейскую пятидесятницу, т. е. «Кущи», «Судный день» и многие другие еврейские праздники. Пасху празднуют также вместе с евреями, хотя соединяют с ней, как и православные, воспоминание о воскресенье Христовом, в которое будто бы веруют. Главным руководителем религиозных отправлений у прыгунов считается «пророк», которого в каждом селении выбирает себе само прыгунское общество. Обыкновенно на эту должность назначаются люди молодые, красивые, расторопные, умеющие петь и плясать без устали. В помощь такому пророку избираются две или три «пророчицы», также из молодых и красивых женщин. В выборе пророчиц общество руководствуется, главным образом, указанием пророка на кого он укажет, те и посвящаются ему в помощницы. Собрания у прыгунов обыкновенно устраиваются с пятницы на субботу и происходят, если нет особых помещений, в обыкновенных домах. Каждый, входящий в дом, кланяется присутствующим, которые отвечают тем же. Когда соберется достаточное число народа, начетчик, сидя в переднем углу, около пророка, приступает к чтению псалмов или Библии, разъясняя смысл прочитанного; если разъяснение недостаточно ясно, то пророк дополняет его более подробным толкованием. После чтения Библии или Псалтири происходит пение псалмов царя Давида или других религиозных песен. В пении принимают участие почти все присутствующие, мужчины и женщины. Мотивы пения, так же, как и у постоянных молокан, крайне монотонны и бедны гармонией. В известный момент бдения пророк предлагает помолиться о грехах «братий» и «сестер», не познавших истинной веры, т. е. не принявших учение их секты. Тут вся толпа падает ниц на землю и начинает плакать навзрыд. Некоторые из плачущих, в особенности женщины, на самом деле не плачут, а лишь показывают вид скорби, причем не брезгуют прибегать к способам, вызывающим невольные слезы (натирание глаз луком и т. п.). По окончании пения стихов начинается так называемый «выход на круг». Из присутствующих при молении подходит кто-нибудь к пророку, кланяется в пояс, а то и в ноги, целует его и становится с ним рядом; то же повторяют и другие, размещаясь так, чтобы каждый мог всем кланяться и со всеми целоваться, не исключая женщин и детей; дети и подростки, а также чувствующие за собой какой-нибудь грех целуют ноги пророка. Все это происходит чинно, тихо, с особенной торжественностью. Несмотря, однако, на видимую чинность «выхода на круг», случается иногда, что какой-нибудь совсем отживший старик с нескрываемым цинизмом и сладострастием обхватывает и целует подошедшую к нему молодую женщину или девушку. От пения псалмов прыгуны переходят к пению молитв-песен, сочиненных пророками и называемых «чистыми». С лукавой улыбкой начинает пророк запевать сочиненную им или его предшественниками молитву; ему дружно подтягивают молящиеся, и, к удивлению слушателя, молитва, положенная на мотив «Ах, вы сени, мои сени», гулко разносится по селению. Во время пения стихов на «пророка» «находит дух». В начале пения пророк приготовляется к восприятию «духа», выражая это топаньем об пол ногой и приглаживанием волос на голове, затем уже он проявляет волю «духа» покачиванием корпуса в разные стороны и, наконец, не будучи в силах сдерживать экстаза, начинает плясать перед пророчицей, которая не сходя с места отвечает ему нервным подергиванием плеч. Пение продолжается. Пророк, подняв вверх руки, не перестает прыгать. Но вот руки пророка опускаются на плечи пророчицы, и он, как бы падая на нее, начинает ее целовать, продолжая прыгать, — это значит, что «дух» от пророка сообщается пророчице, которая тут же пускается в пляс. Присутствующие, постепенно проникаясь «священнодействием» пророка, сами начинают прыгать до упаду. У некоторых экстаз доходит до такого опьянения лезут на стену, залезают под печку, прыгают по столам и т. д. У многих изо рта бьет густая пена. Во время прыганья пророк бормочет что-то непонятное; все присутствующие с затаенным дыханием прислушиваются к каждому сказанному им слову, но, конечно, ничего понять не могут, так как пророк бормочет какой-то вздор. Несмотря на это, прыгуны уверены, что устами пророка говорит «дух»; пророк же не только не рассеивает этой уверенности, но, напротив, старается поддержать ее, рассказывая всякие небылицы об откровениях «духа»; и другие, помимо пророка, часто болтают всякий вздор; но все это у прыгунов считается «даром языков». Усиленное прыганье налагает на прыгунов печать хлыстовства, худощавость, нервозность, бегающие по сторонам глаза и т. п.; так что по внешнему виду они отчасти напоминают хлыстов. По свидетельству некоторых, молитвенные собрания у прыгунов так же, как и хлыстовские, нередко оканчиваются «свальным грехом». Свое вероучение прыгуны старательно скрывают; но вообще оно — молокано-субботническо-хлыстовское. Последователи этого учения находятся в Карской области, в Елизаветпольской, Эриванской, Бакинской, Тифлисской и Ставропольской губ.; существуют они также в Самарской и в других губерниях.

Пустынники

Секта эта принадлежит к толку странников, на что указывает и происхождение ее от одной странницы из Ярославской губ. Пустынники и отличаются от странников только тем, что последовательнее их применяют учение об антихристе к своей жизни. Так, вместо странничества или бродяжничества, они уходят для спасения своей души в глушь лесов или в пустыни, основываясь на Писании, где сказано, что церковь при антихристе «побежит в пустыню, идеже имать место уготовано». Свою жизнь они устрояют здесь на самых строгих аскетических началах живут по пещерам, землянкам и кельям, почти весь день проводят в молитве, мяса в пищу отнюдь не употребляют и, вообще, стремятся испытать как можно больше лишений, желая во всем уподобиться древним отшельникам. Никаких служб и чинов отшельники не имеют, ссылаясь на те отеческие свидетельства (из Ефрема Сирина и Ипполита), в которых говорится, что при антихристе «служба угаснет, чтение Писаний не услышится, что тоща ни приношение, ниже кадило совершается, и церкви яко овощное хранилище будут». Все моление их состоит в поклонах по лестовке, полагаемых по уставу в известном количестве за каждую службу. Крещение совершают просто в три погружения, погребение — с одной молитвой об упокоении, вместо исповеди вычитывают Скитское покаяние. Об отношении к власти и миру они учат согласно с бегунами и по их же примеру всех переходящих к ним как православных, так и старообрядцев перекрещивают вновь.





Каталог: download
download -> Материальная культура и быт средневекового населения пермского предуралья
download -> Основы паблик рилейшнз
download -> Э. Дюркгейм: Метод социологии
download -> Концепция социальной солидарности Эмиля Дюркгейна
download -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «социология права» Для специальности 030501
download -> Учебно-методический комплекс по дисциплине «социология права» Для направления 521400
download -> Лекция «Предмет и метод философии науки»
download -> Методология и методика психолого-педагогических исследований
download -> Матричная модель анализа урока: возможности и перспективы Е. Коротаева


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   ...   82


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница