Способы, типы, приемы и инструменты речевого воздействия



Скачать 184.5 Kb.
страница1/3
Дата11.08.2018
Размер184.5 Kb.
  1   2   3

Шелестюк Е. В. Способы, типы, приемы и инструменты речевого воздействия// Классическое лингвистическое образование в современном мультикультурном пространстве – 2. Материалы международной научной конференции.В 2 ч. Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2006. 286 с. Сс. 153-164.
Е. В. Шелестюк
СПОСОБЫ, ТИПЫ, ПРИЕМЫ И ИНСТРУМЕНТЫ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
К способам РВ традиционно относят убеждение и внушение (суггестию). Убеждение - воздействие на сознание личности через обращение к ее собственному критическому суждению. Основу метода убеждений составляет отбор, логическое упорядочение фактов и выводов согласно единой функциональной задаче, логическое доказательство, возможно, вкупе с эмоциональным давлением, призванное обеспечить сознательное принятие реципиентом системы оценок и суждений в согласии с иной точкой зрения [Головин С. Ю, 2003, Панкратов В.Н. 2001]. И.А. Стернин приводит более подробную таксономию «логических» способов РВ, делая акцент на РВ, рассчитанном на осознанное восприятие реципиентом сообщаемой информации, а не на речевом воздействии на бессознательное. К способам РВ он относит доказывание (логическое аргументирование), убеждение (вселение в собеседника уверенности, что истина доказана, что тезис установлен, с использованием и логики, и эмоционального давления), уговаривание (эмоциональное побуждение собеседника отказаться от его точки зрения и принять нашу), внушение (побуждение собеседника принять на веру сказанное без обдумывания и критического осмысления), принуждение (вынуждение человека сделать что-либо против его воли). При этом эффективными и «цивилизованными» И.А. Стернин называет первые четыре способа, отмечая, что «речевое воздействие как наука об эффективном и цивилизованном общении учит нас обходиться без принуждения» [Стернин И.А. 2001].

Внушение (суггестия) - воздействие на подсознание, эмоции и чувства человека, косвенно обеспечивающее воздействие на его ум, волю, поведение за счет ослабления контрольно-регулятивной функции сознания, снижения сознательности и критичности при восприятии и реализации внушаемого содержания, а также отсутствия целенаправленного активного понимания, развернутого логического анализа и оценки данного состояния человека в соотношении с его прошлым опытом [Головин С. Ю. 2003, Панкратов В.Н. 2001, Черепанова И. Ю. 1995]. Реализуется в форме гетеросуггестии и автосуггестии.

Психологи выделяют три этапа суггестии - раппорт, присоединение и ведение. Раппорт - это привлечение внимания суггеренда, та первичная информация, которая позволяет начать общение и создает намерение у партнера его продолжить. Присоединение означает «подстройку» к сознанию человека, завоевание его расположения и доверия (соответствие темпа речи частоте дыхания суггеренда, повторение его поз и жестов), «активное слушание» или «резонирование», программирующие вопросы, вопросы на подтверждение [Гриндер Дж., Бендлер Р. 1993: ее. 18-19]. Во время ведения (собственно речевого воздействия суггестора) учитывается система регуляции суггеренда - кинестетическая, визуальная, аудиальная, дигитальная. Оно строится с учетом запрограммированных для суггеренда выводов и решений. Предпочтительно использование переходов между предложениями с союзами «когда», «если», «потому что», «и» и т.д.  ровный переход от одного предложения к другому вызывает незаметное изменение состояния и облегчает достижение эффекта [ibid.: с. 22].

Помимо внушения и убеждения, к методам РВ, по мнению ряда исследователей, относятся заражение (Е.Ф. Тарасов, В.Н. Панкратов, М.Р. Желтухина) и подражание (В.Н. Панкратов, М.Р. Желтухина). Заражение - процесс передачи эмоционального состояния от одного индивида к другому на психофизиологическом уровне контакта - помимо собственно смыслового воздействия или дополнительно к нему. Психическое подражание  следование некоему примеру, образцу; самостоятельное копирование действий, воспринятых у других. У подростков и взрослых подражание выступает элементом научения в некоторых видах деятельности, либо служит цели идентификации с референтной личностью (группой) [Головин С. Ю. 2003]. Очевидно, в ракурсе речевого воздействия подражание следует отнести либо к отсроченному РВ, внутреннему голосу «суперэго», либо к следствию внушения. Мы будем рассматривать его как следствие внушения, а не как отдельный способ РВ.

Отнесение к способам РВ, наряду с убеждением, внушением и заражением, речевого аспекта воспитания (например, в [Сергеечевой В. 2002]), также представляется нам достаточно спорным. Очевидно, что воспитание, осуществляемое в формах управляемой предметно-практической деятельности, личного примера, образцовых моделей и соз­дания и изменения внешних условий для формирования и перестройки личности, содержит значительный компонент речевого воздействия. Однако в воспитании РВ носит комплексный характер и включает в себя всю совокупность способов (убеждение, внушение, подражание). Поэтому мы не будем рассматривать его как отдельный способ РВ.

Помимо способов РВ, в теоретической литературе обсуждаются типы РВ. Традиционное лингвистическое направление, основывающееся на семантическом и прагмалингвистическом анализе словарного материала, выявляет следующие типы РВ: 1) социальные воздействия, 2) волеизъявления, 3) оценочные и эмоциональные речевые воздействия и 4) разъяснение и информирование. [Федорова Л. Л. 1991].

В социальном воздействии не происходит передачи информации как таковой, но осуществляются определенные обиходно-бытовые, межличностные, ритуальные и проч. социальные акты: приветствия, прощания, представления, благодарности, извинения, прощения, соболезнования, обязательства, обращения и законодательные акты, молитвы, заклинания, посвящения и др. Собеседник, осуществляющий в акте общения социальное воздействие, «руководствуется речевоздействующей, но не коммуникативной целью» [ibid.: 48]. Волеизъявления, по мнению Л.Л. Федоровой, являются ядерной группой речевых воздействий. К акциям волеизъявления относятся (по убыванию интенсивности РВ): приказ, повеление, призыв, агитация, указание, убеждение, совет, предложение, просьба (просьба о разрешении, просьба дать информацию), пожелание; к реакциям волеизъявления относятся реакции согласия, несогласия, возражения, отказа, разрешения, запрета. Оценочные и эмоциональные воздействия направлены на чувства собеседников и характеризуются особым эмоциональным строем речи (междометия, восклицания, интонации). Они включают в себя: морально-этические и социально-правовые оценки - положительные (похвала (поощрение), одобрение (поддержка), защита, оправдание) и отрицательные (порицание, осуждение и обвинение); собственно эмоциональные РВ, связанные с областью субъектно-эмоциональных межличностных отношений (оскорбление, брань, угроза, насмешка, ласка, одобрение, утешение). Разъяснение и информирование, согласно Федоровой, включают в себя сообщения и суждения; они могут изменять образ мыслей и степень осведомленности собеседника и тем самым оказывать воздействие на него, «не обладая, однако, большой силой воздействия».

Добавим, что такой вид РВ, не упомянутый Федоровой, как аргументация, которая соотносится с типом разъяснений, обладает большей воздейственной силой, нежели обычные сообщения и суждения, поскольку в ней, по мнению В.З. Демьянкова может присутствовать элемент внушения (причем речевое внушение в аргументации «не сводится к насильственному внедрению в сознание чего-либо полностью чуждого, а предполагает предварительную обработку этого сознания, с тем чтобы новое отношение к предмету не диссонировало с устоявшимися представлениями  осознанными или неосознанными»). Выделаются три вида аргументации (три ордера по П. Шародо): 1) аргументация-размышление, скорее экспонирующая  перечисляющая  соображения по нарастанию значимости, чем принуждающая их принять, 2) аргументация-компоновка выстраивающая целую сеть причинно-следственных связей, в соответствии планом, прямолинейно или с корректировкой по ходу дела воплощаемым, 3) аргументация-действие  навязывание адресату определенной последовательности действий типа наблюдения (когда говорят: «Ну вот посмотрите...»), сопоставления («Сравните...»), углубления в тему, обобщения критики (цит. по [Демьянков В. 3. 1989]).

Положение о суггестивном потенциале аргументировании, главным образом, относится к аргументации-действию, в котором выражено «веде­ние» адресата, а также присутствует элемент спора, «состязательности» и, возможно, игры (следовательно — азарта), что делает этот тип РВ логико-эмоциональным. Аргументации-действию зачастую свойственна замаскированность аргументативного тезиса аргументирования, которая проявляется в несовместимости иллокутивного содержания конкретного типа речевого акта с когнитивной направленностью тезиса [Речевое воздействие в сфе­ре... 1990: 41-42]. Аргументирующий, по тем или иным причинам не желая обнаружить перед адресатом тезиса (или маскируя его речевыми актами неаргументативного иллокутивного содержания - императивы, эпистемические речевые акты), пытается имплицитно добиться требуемого воздействия. Эта черта, впрочем, не так часто встречается в аргументации-действии, но в большей степени свойственна скрытому (манипулятивному) аргументированию.



Скрытое (манипулятивное) аргументирование соотносится с манипулятивным речевым воздействием как частное с общим. Оно разделяет с ним такие черты, как скрытый характер, внедрение в психику адресата определенных целей, желаний, намерений, отношений или установок. Однако манипулятивное аргументирование имеет ряд особенностей.

Одной из особенностей является то, что аргументативная когнитив­ная направленность тезиса маскируется либо скрывается с помощью использования речевых актов, не присущих аргументации. В минимальном аргументативном диалоге естественно использовать речевые акты с иллокутивной функцией пояснения, экспликации, доказательства, экземплификации, толкования, постулирования, определения и пр. — цель которых в когнитивных терминах может быть описана как обеспечение изменения онтологического статуса знания (неэксплицитное — эксплицитное; непонятное понятное; неточное — точное и т.п.). В манипулятивном аргументировании оказывается существенной связь аргументирования с воздействием на модель мира адресата и на процесс принятия решений. Выделяются две основные группы речевых актов, наиболее приспособленных к скрытому аргументированию (точнее, к введению тезиса в неявной аргументации). Первая группа "императивы" — включает речевые акты, непосредственно затрагивающие процесс принятия решений: приказ/ повеление, совет, пожелания, желание и т.п.; вторая группа, "эпистемическая" - ограничена речевыми актами утверждения, предположения, выражения мнения и др., ориентированными на модель мира и знания адресата. Также, при необходимости сокрытия истинной сущности диалога тезис аргументации может вводиться речевыми актами, влияющими в определенной степени на представления адресата, однако не соотносимыми прямо с его решениями и акцентирующими характер действий слушающего - обязательство, согласие; факт от­сутствия у него интереса — вопрос, недоумение; оценку говорящим определенного факта - выражение сожаления, радости и т.п. Здесь также находят широкое применение намеки. Особым приемом манипулятивного аргументирования является намеренное сокрытие эксплицитного модуса там, где его присутствие необходимо (например, ни лексически, ни грамматически не эксплицируются модусы спорности, предположения, мнения), Так, введение тезиса аргументации без эксплицитного модуса с глаголами мнения нейтрализует различие между знанием и мнением, что позволяет более успешно воздействовать на слушающего [Болинджер 1987]. Например, предположение наличия в Ираке ядерного оружия перед нападением США на Ирак в 2003 г. камуфлировалось высказываниями с модусом знания. Еще одной особенностью манипулятивного аргументирования является использование управляемого умозаключения, когда коммуникант «рассчитывает» на догадку адресата, используя психический автоматизм определенных логических переходов [Доценко Е. Л. 2003: с. 144]. Например, в эпоху «холодной войны» сообщение о покушении Джона Хинкли на жизнь президента США Р. Рейгана в 1981 г. вызвало в американской прессе предположения о присутствии «руки Москвы» и даже о возможности атомного нападения СССР на США.

Все реакции на РВ могут быть обобщены в действия подчинения, содействия либо противодействия воле говорящего.

Мы склонны усомниться в правомерности сведения способов РВ к убеждению, внушению и заражению, поскольку в этом случае границы этих терминов становятся неправомерно расширенными и размытыми. Например, угроза, просьба, похвала, порицание, с нашей точки зрения, трудно вписываются в убеждение либо во внушение и заражение в традиционном понимании (разумеется, если не делать соответствующие корректировки в определении этих терминов). Поэтому помимо убеждения, внушения и заражения, мы относим к способам РВ волеизъявление. Со способами РВ соотносятся, как явления с сущностью, типы РВ, внутри которых выделяется ряд приемов и инструментов (тактик). Выделяемые нами типы РВ - это конвенциионально-социальное воздействие; информирование; доказывание; аргументирование-ведение адресата; аргументирование-манипуляция; уговаривание; призыв; приказание; принуждение; оценки; эмоциональное воздействие; суггестия (гипнотическая, постгипнотическая).

К сожалению, до сих пор не разработаны систематизированные лингвистические классификации речевых жанров РВ, трактуемых, в духе М.М. Бахтина, как относительно устойчивые типы высказываний, «в которых неразрывно связаны на основе специфики общения три момента: тематическое содержание, стиль и композиционное построение» [Федорова Л. Л. 1991: 50]. Вместе с тем, существует ряд таксономии приемов РВ, разрабатываемых исследователями в областях психолингвистики, психологии, управления людьми, идеологической пропаганды, рекламы, а также риторики и практики аргументирования.

Приемы манипулятивного речевого воздействия можно отобрать из многочисленных психолингвистических и психологических классификаций РВ, в частности, П. Б. Паршина [2000], В. Н. Панкратова [2001], Сергеечевой В. [2002].

К приемам манипулятивного аргументирования можно отнести следующие:



  • Селекция приемлемых фактов и аргументов.

  • Специальный подбор фактов для усиления или ослабления значимой для формирования мнения информации.

  • Полуправда, когда сообщается лишь информация, которая выгодна говорящему, и умалчивается та, которая ему невыгодна и которую не дол­жен знать реципиент. Крайнее и в настоящее время редкое проявление этого приема - пристрастная ложь.

  • Акцентирование несущественных, но выгодных для говорящего компонентов информации.

  • Прием обобщений и типизации событий и явлений, способствую­щий стереотипизации ситуаций, событий, личностей. При этом игнорируется то, что отличает события и явления друг от друга.

  • Оперирование сравнительными данными, изменение истинных масштабов событий и явлений - преуменьшение и преувеличение их значимости. Подвидом этого приема является превращение ряда событий в серьез­ную проблему, например, затрагивающую интересы нации.

  • Дробление подачи информации, приводящее к ситуации неопределенности.

  • Фактор времени: скорость подачи информации, ее схематичность (детальность), расположение в ряду других фактов и аргументов.

  • «Двойные стандарты» или «готтентотская мораль», предполагающая смену коннотаций, когда одни и те же доводы признаются убедительными, если они высказываются в защиту своей позиции, и неприемлемыми когда их высказывает оппонент.

  • Создание иллюзии непредвзятости и объективности, при этом при высказывании противоположных взглядов приемлемые для манипулятора взгляды ставятся в «сильную позицию» конца, лексически оформляются нейтрально или позитивно и т.д.

  • Использование софизмов и специальных инструментов.

Среди приемов эмоционального воздействия в совокупности с суггестивным воздействием выделяются:

Общепсихологические:

  • Опора на позитивную и на негативную установку в отношении личности коммуникатора (факта или объекта информации).

  • Использование позитивных и негативных склонностей адресатов.

  • Передача своего эмоционального отношения к информации - эффект заражения и уподобления.

  • Использование эмоционально-оценочных стереотипов (например, осуждение несправедливости), типажей (например, школьный учитель), уникальных символических фигур (например, Билл Гейтс), стандартных семиотических оппозиций (например, свой - чужой).

  • Использование управляемых ассоциаций - связей между психиче­скими явлениями, образуемых при определенных условиях, когда актуа­лизация (восприятие, представление) одного из них влечет за собой появление другого (например, описание вкуса, полезности и эстетически приятной формы продукта вызывает аппетит).

Психолингвистические и лингвистические:

  • Использование возможностей речевой динамики (изменение тона, громкости голоса, темпа речи, модуляции и др.).

  • Эмоционально окрашенные повторы; частое повторение простых лозунгов и призывов. Ослабление концентрации внимания на их смысле способствует тому, что идея оставляет мнемонические следы в памяти человека, достаточно глубоко врезаясь в подсознание (хотя нельзя игнорировать и смысловую аттрицию слова из-за его частого употребления). Постепенное приучение реципиента к какому-либо бездоказательному утверждению (призыву) при помощи его повторения часто заканчивается объявлением его очевидности.

  • Использование номинаций для игры с эмоционально-оценочными коннотациями: парафразов, эвфемизмов, «ярлыков». Например, приемом манипу­лятивного РВ является утверждение о бльшей полезности для общества Билла Гейтса, чем некого школьного учителя. Пристрастная оценочность создается контрастом уникальности и типичности, материального благосостояния (с ярлыком «успешности») и его отсутствия; ключевым же инструментом является Несоизмеримость «пользы» в качественном и количественном отношении.

  • Использование риторических фигур и тропов.

  • Конкретность смысла высказывания и образность (визуальная, аудиальная) ключевых слов, их яркие кинестетические характеристики.

  • Использование языковых приемов рефрейминга [Гордон Д. 1994: 39]:

  • Игра с референтными индексами (то есть конкретными существительными, которые специфически именуют что-либо в опыте реципиента).

  • Использование обобщенных и абстрактных глаголов, не объясняющих, как именно делать что-либо  реципиенту оставляется свобода выбора. Номинализация - использование абстрактных процессуальных существительных. Этот прием обладает свойством стирания информации (злость - на кого?, «грустинка» - в связи с чем?), инициирует «трансдеривационный» поиск, расширяет выбор реципиента.

  • Вставленные команды - введение в предложение обращения (имени реципиента, местоимения 2-го л.), так что высказывание, следующее за обращением, становится для реципиента директивой.

  • Установка якорей - маркировка событий, идей, персонажей интона­циями, жестами, прикосновениями и т.д. с тем, чтобы внедрить их а пределы внимания и зафиксировать в сознании (подсознательном) реципиента.

  • Использование ассертивов, иначе говоря, преобладание «да» в значении утверждения, согласия и одобрения и избежание слов «нет» и «не» (экспериментально установлено, что последние формируют отрицательное отношение к сказанному - запрет, ограничение, навязывание, желание поставить в подчиненно-зависимое положение).

В работах В. Н. Панкратова [2001], В. Сергеечевой [2002], П.Б. Пар­шина [2000] и М.Р. Желтухиной [2003], которые содержат обширный прак­тический материал, также приводятся таксономии инструментов манипулятивного аргументирования. Обобщив эти данные, а также используя традиционную таксономию софизмов, принятых в риторике (Encyclopedia Britannica 2005), можно классифицировать инструменты манипулятивного аргументирования в следующие группы:

Софизмы постулирования и аргументирования - «материальные» ловушки, при которых происходит подмена тезиса, либо тезис скрыто предполагает вывод, производятся подмены аргументов; вербальные и формальные ловушки (ошибочные силлогизмы). Среди подмен аргументов особо упомянем «призыв к благоговению» (ad verecundiam), куда входят:

a) Подмена истинности полезностью, выгодностью, прогрессивностью, новизной, материальным или абстрактным благом; ссылка на прецедент («это известно еще с древности»).

b) Апелляция к авторитетным источникам. Как подвид сюда входит использование довода, который оппонент может принять без возражений («Вам, конечно, известно...»), иногда с последующим упреком: «Как, вы этого не знаете (не читали)?».

с) Апелляция к авторитету науки. Как подвиды - придание аргументам наукообразия, использование непонятных слов и терминов.

d) Апелляция к собственному авторитету («Как руководитель, возглавляющий отдел, я авторитетно заявляю, что...»).

е) Апелляция к авторитету с элементом мистификации: отсылка в качестве аргумента к «высшим интересам» без их расшифровки или доказательства; недосказанность с намеком на «особые мотивы». Среди вербальных инструментов софистики любопытна импликация (материальная импликация), приблизительный логический эквивалент оборота «если..., то...». Она проявляется в высказываниях на лексическом, грамматическом, интонационно-просодическом и синтаксическом уровнях, предполагает наличие в высказывании маркеров объективной и/или субъективной модальности. Пример лексико-грамматической импликации - «В России и сейчас нет демократии» (Если …, то и раньше в России не было демократии), пример лексической импликации - «те, кто считает себя абсолютно здоровым» (Если ..., то на самом деле здоровыми не являются). Импликация широко используется в целях убеждения.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница