Специфика репрезентации субъекта власти в дискурсе «Екатеринбург – третья столица»



Скачать 52.41 Kb.
Pdf просмотр
страница2/4
Дата09.03.2018
Размер52.41 Kb.
1   2   3   4

262 дискурса «Екатеринбург – третья столица» связаны со спецификой адресата и адресанта. Первыми выступают обыватели, жители города, страны и региона. Вторые – это журналисты, представители власти, деятели культуры и общественные деятели, гости и делегаты из других стран, публично выражающие мнение о Екатеринбурге.
Поскольку «язык есть один из инструментов осуществления социальной власти, власть осуществляется через язык, средствами языка» [5, с.7], выделилась такая структурно-содержательная особенность дискурса «Екатеринбург – третья столица», как активная роль в нем субъекта власти. Репрезентация этого субъекта в смысловом пространстве имеет ряд специфических особенностей.
Во-первых, он представлен личностями видных политических деятелей, которые руководят городом или регионом в момент публикации. Количество доминирующих персоналий невелико: это губернаторы Эдуард Россель, Александр
Мишарин и Евгений Куйвашев, а также мэры Аркадий Чернецкий и Евгений Ройзман.
Личность каждого фигурирует в медиатекстах в те моменты, когда политик находится у власти, и уходит из дискурсивного пространства, когда его сменяет другой лидер.
Во-вторых, каждый из субъектов власти репрезентируется как активный участник процесса присвоения Екатеринбургу статуса «третьей столицы». Такая репрезентация может осуществляться напрямую, когда представитель власти в своем публичном выступлении говорит о «столичной» роли горда: на Урале есть регион с
огромным экономическим потенциалом, есть такой город, который по праву может
называться третьей столицей России (Областная газета. 2005. 19 августа); чтобы
руководители государств, которые прибудут к нам, сказали: «Да, Екатеринбург –
настоящая третья столица России» (Областная газета. 2006. 22 сентября; URA.ru.
2006. 21 сентября); Екатеринбург – третья столица России и столица Урала(Регионы
России. 2013. 22 апреля). Прямое позиционирование Екатеринбурга как «третьего в
России города» прибавляет политический вес руководителю субъекта и формирует его положительный имидж. Активируя в своем высказывании ключевые смыслы, субъект власти как бы подчеркивает свою причастность к достижению городом «столичного» статуса.
Схожую специфику имеет и косвенная репрезентация субъекта политики в дискурсе «Екатеринбург – третья столица». В этих случаях представитель власти является героем материала и в своем высказывании говорит о достижениях города или о крупных проектах, которые позволяют ему стать третьим в стране. Ключевой смысл актуализируется через систему аргументов, а одноименные ключевые слова появляются либо в лиде публикации, либо в той части, где журналисты производят аналитическую оценку ситуации: Екатеринбург вновь претендует на статус третьей
столицы России… <…> Глава области воскресил идею по созданию агломерации из
областного центра и окрестных городов (Независимая газета. 2010. 3 февраля).
Косвенная репрезентация субъекта власти позволяет достигнуть тех же имиджевых целей, что и прямая, но встречается в медиатекстах значительно реже.
В-третьих, субъект власти репрезентируется как активный участник процесса самоидентификации
Екатеринбурга как
«третьей столицы».
Процесс самоидентификации – это формирование в сознании субъектов медийного дискурса образа, который«отражает наиболее существенные (с точки зрения индивидуума) стороны (компоненты) явления» [1, с. 21].Смысл «Екатеринбург – третья столица» связан с идентифицирующими референциями, которые описывают признаки, свойства, а также внешние и пространственные характеристики.
Специфика репрезентации субъекта власти заключается в том, что именно он выступает выразителем идентифицирующих референций, в публичном выступлении
«озвучивает» уникальные свойства и признаки «третьей столицы». Так, актуализация




Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница