Современной англоязычной художественной литературе


Лексические и грамматические особенности мужской и женской речи



страница7/18
Дата30.01.2018
Размер0.6 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18
1.3 Лексические и грамматические особенности мужской и женской речи

Относительно различий в мужской и женской речи Дж. Эдвардс отмечает так называемые «гендерно-предпочитаемые» языковые средства (gender-preferential), т.е. выбор языковых средств и маркеров определяется гендерной принадлежностью индивида [Edwards 2009]. Рассмотрим особенности женской и мужской речи, выделяемые теми исследователями, которые придерживаются той точки зрения, согласно которой речь мужчин и женщин отличается.

В книгу «Язык: его природа, развитие и происхождение» О. Есперсен включил главу «Женщина», в которой представлено обобщение существовавших в то время исследований по женскому языку в разных частях мира. В эту главу ученый также включил раздел о словарном составе языка [Jespersen 1922].

Так, О. Есперсен отмечал большую склонность женщин к использованию эвфемизмов и меньшую склонность к сквернословию. Исследования российских лингвистов также подтвердили, что «женщины не употребляют крепких словечек, как мужчины» [Степанов 1969:176]. В.И. Жельвис детально исследовал слой сниженной (в том числе нецензурной) лексики и уделил большое внимание тому, какие инвективы предпочитают использовать женщины, а какие – мужчины. Его вывод совпадает с данными, указанными выше «там, где мужчины прибегают к очень резким и вульгарным инвективам, женщины, как правило, предпочитают использовать более мягкие обороты или внешне очень скромно звучащие междометия» [Жельвис 1991]. Исследователь считает, что мужчины используют резкие или вульгарные инвективы для того, чтобы освободиться от излишней агрессии, накопившейся в результате стрессов. Однако американские лингвисты Д. Камерон и Д. Коатс, исследовав речь и речевое поведение мужчин и женщин, предлагают другое объяснение пристрастию мужчин к грубым, резким выражениям: причина в том, что ненормативная лексика и отклонение от общепринятых норм имеют статус «скрытого престижа» [Cameron, Coates 1988]. В своем исследовании особенностей мужского коммуникативного поведения И.А. Стернин называет активное сквернословие существенной особенностью мужского общения [Стернин 1999: 182-189].

Е.А. Земская, М.В. Китайгородская, Н.Н. Розанова пришли к выводу о том, что речь женщины гораздо более эмоциональна. Для передачи своих эмоций женщины используют, во-первых, наречия-интенсификаторы so (так, настолько), such (такой), awfully (ужасно в значении очень), terribly (страшно), во-вторых, семантически пустые прилагательные gorgeous (великолепный), divine (изумительный), splendid (превосходный). Помимо наречий и пустых прилагательных женщинам характерно использование междометий «как средство выражения значений связанных с эмоциональной реакцией человека» [Борисова 2003:22]. Мужчины, как показывают наблюдения, избегают слишком эмоциональных восклицаний [Степанов 1969: 176].

Большая эмоциональность женщин, видимо, проявляется и в большей склонности женщин к оцениванию. Как показывает исследование М.А. Ягубовой, на долю женщин приходится в 2,5 раза больше оценочных словоупотреблений, чем на долю мужчин [Ягубова 1998:43]. Самыми заметными отличиями женщин в области употребления оценочных слов М.А. Ягубова называет большую значимость эмоциональных оценок и тенденцию к преувеличению оценок и эмоций, которая выражается в более частом использовании интенсификаторов, стилистически и эмоционально окрашенных средств. Мужчины, напротив, характеризуются большей конкретностью, мотивированностью, рационалистичностью оценок. Их взгляд более критичен, чаще обращен к серьезным проблемам: работе, профессиональным и деловым качествам [Ягубова 1998:54].

В отличие от Е.А. Земской, М.В. Китайгородской, Н.Н. Розановой, которые считают, что использование наречий и пустых прилагательных связано с эмоциональностью женщин, О. Есперсен приписывал использование данных лексических особенностей женской болтливости [Jespersen 1922]. О. Есперсен приводит примеры из всех основных европейских языков. Однако Дж. Коатс критикует ученого за то, что данные выводы имеют наблюдательный характер и не основаны на достоверных данных, которые бы явственно показали, что их используют только женщины или преимущественно женщины [Coates 1986]. Р. Лакофф в уже упомянутой монографии «Язык и место женщины» также выделяет так называемые «пустые» прилагательные, например превосходный, очаровательный, милый… как типичные по ее определению для «женского языка» и употребление усилительного “so”, которое «более частотно в женском языке, чем в мужском, хотя, конечно, и мужчины могут использовать его» [Lakoff 1975:53-54]. По мнению Р. Лакофф, особенности женской речи делают ее слабой, неуверенной и безвластной.

Также исследователи отмечают, что женщины гораздо интенсивнее используют модальные элементы, получившие в англоязычной лингвистике название qualifiers/ hedges. Они включают модальные глаголы might, could; модальные ограничители, среди которых такие устойчивые сочетания, как kind of, sort of, to some extent, частицы just, only, somewhat; вводные предложения I suppose, I think, I guess, I mean, I’m afraid, I wonder, you know; наречия maybe, possibly, probably, apparently, presumably и др. [Coates 1996; Антинескул 2000; Жигайкова 2004]. Подобные деинтенсификаторы создали женской речи репутацию неуверенной и колеблющейся. Однако они имеют вполне определенные функции, в особенности, если учесть интонационное оформление, они смягчают категоричность высказывания, предотвращая тем самым возможную угрозу личности участников общения.

Еще одной лексической особенностью является то, что мужчины стремятся к точности наименования предметов, а также склоны к использованию большого количества терминов и профессионализмов [Земская, Китайгородская, Розанова 1993]. Это же подтверждается в исследовании А.Ю. Беляевой, также автор отмечает предпочтение женщин использовать приблизительные обозначения и местоимение «это» (сопровождаются указательным жестом, кивком головой или движением рукой, пальцем в сторону нужного предмета) [Беляева 2002:51].

По мнению А.О. Лалетиной, женщины часто употребляют местоимение we как подтверждение идеи о коллективном стиле общения, как индекс личного опыта и социального сближения [Лалетина 2007:19].

Относительно грамматических различий в языке мужчин и женщин О. Есперсен утверждает, что женщины часто говорят незаконченными предложениями, в частности, это касается восклицательных предложений. Ученый дает свое объяснение данному факту: «женщины гораздо чаще, чем мужчины, обрывают предложение, не закончив его, так как, они начинают беседу, не задумываясь о том, что собираются сказать…» [Jespersen 1922:250]. Дж. Коатс снова критикует ученого, говоря, что, на самом деле, незаконченные высказывания могут встречаться в речи представителей обоих полов [Coates 1986].

Современные исследователи отмечают, что в речи мужчин довольно часто возникает следующая ситуация: как бы намеренно правильное построение фразы в начале и чаще всего смятый конец или вообще отсутствие его, незавершенность. Е.К. Андрианова дает такое определение прерванным высказываниям «Прерванные высказывания – высказывания, в которых произошла реализация плана высказывания, но коммуникативное намерение автора не разрешено до конца. Появление прерванных предложений может быть обусловлено как внутренними причинами, основанными на аритмии и нарушении операций при порождении предложения, так и внешними причинами коммуникативного плана» [Андрианова 2007:35-36].

Также необходимо подчеркнуть употребление паратаксиса и гипотаксиса. Паратаксис – модель построения сложного предложения с сочинительной связью, гипотаксис состоит из главного и одного или более придаточных предложений, подчиненных главному. О. Есперсен пишет, что «мужское предложение подобно набору китайских коробочек, одна в другой, тогда как женское похоже на жемчужины, нанизанные на нить из союзов and и других подобных слов» [Вахрамеева 2009:46]. Дж. Коатс выявила, что среди ученых существовала тенденция принимать за эталон официальную письменную прозу. Письменный язык в то время, как отмечает Дж. Коатс, большей частью был написан мужчинами. На основании вышесказанного Дж. Коатс делает вывод, что О. Есперсен мог судить о мужчинах по письменному синтаксису, а о женском синтаксисе, вероятно, делал заключения, исходя из разговорного языка [Coates 1986].

К грамматическим особенностям женской речи Р. Лакофф относит частое употребление tag questions (разделительных вопросов), что по ее мнению создает у коммуникантов ощущение неуверенности и нерешительности [Lakoff 1975]. Однако Дж. Коатс отмечает полифункциональную направленность вопросительных предложений: поддержание разговора, возможность участия всех говорящих в разговоре, также предотвращение угрозы негативному/позитивному лицу. Это позволило исследователям установить, что женское коммуникативное поведение является кооперативным [Goodwin 2003]. Женщина выбирает такие языковые средства, при помощи которых ей удается поддержать близость и равенство с собеседником, критиковать, используя при этом вежливые формы, а также точно передавать слова другого человека [Sheldon 1993:88]. Также автор вводит понятие “double-voice discourse”, т.е. диалог, в процессе которого говорящий ориентируется на цели и интересы собеседника, без ущерба своим интересам и своему мнению» [Sheldon 1997:231]. Автор считает, что “double-voice discourse” характерен для женского коммуникативного поведения.

Помимо этого, Дж. Коатс подчеркивает склонность женщин употреблять риторические вопросы. О.Л. Антинескул отмечает, что «риторический вопрос выражает эмоциональность восприятия и невозможность найти рациональное решение» [Антинескул 2000:10]. Е.А. Жигайкова называет вопросительные предложения «движущей силой разговора», считая их неотъемлемой частью структуры диалога, предполагающей коммуникативное воздействие двух собеседников [Жигайкова 2004:13].

В качестве особенности женской речи Дж. Коатс также выделяет повторение, которое может быть актуализировано на лексическом, грамматическом и синтаксическом уровнях [Coates 1997:251-252].

Согласно результатам зарубежных исследователей, мужчины в своей разговорной речи использую больше существительных и глаголов, а в речи женщин встречаются чаще прилагательные и наречия [Беляева 2002:57].

Таким образом, можно заключить, что исследования особенностей вербальной речи мужчин и женщин до конца XX века практически не принимали во внимание социокультурные факторы, а в большей степени были основаны на различиях биологических полов. На начальном этапе развития феминистской лингвистики предполагалось, что пол является определяющим фактором коммуникации.

Однако позже ученые стали отмечать, что различия в мужской и женской речи не столь значительны и не проявляют себя в любом речевом акте. Так, в 90-е годы лингвистами было окончательно опровергнуто существование «женского языка», описанного Р. Лакофф. Как отмечает С.К. Табурова, «константные гендерные различия не были найдены ни в объеме словаря, ни в выборе прилагательных и наречий, что не исключает, что внутри различных социальных групп представители различных полов могут использовать несколько различный словарь. Также не обнаружено константных различий в области синтаксических конструкций, например, в плане использования определенных образцов вопросительных предложений. Женский и мужской языки скорее суггестируют гендерные схожести и различия, чем существуют на самом деле» [Табурова 1999: 39].

Современные исследователи все чаще обращают внимание на то, что использование языка мужчинами и женщинами зависит не столько от гендерных различий, сколько «определяется социальным и ситуативным контекстом, а также индивидуальными особенностями говорящего» [Вахрамеева 2009:70]. Вслед за исследователями, которые ставят под сомнение существование непроходимых границ между мужской и женской речью, мы полагаем, что выбор языковых средств мужчинами и женщинами зависит от различных факторов коммуникации.



Каталог: bitstream -> 11701
11701 -> Программа «Теория и практика межкультурной коммуникации»
11701 -> Смысложизненные ориентации и профессиональное выгорание онлайн-консультантов по специальности
11701 -> Теоретико-методологические аспекты исследования проблем планирования жизни
11701 -> Основная образовательная программа бакалавриата по направлению подготовки 040100 «Социология» Профиль «Социальная антропология»
11701 -> Основная образовательная программа магистратуры вм. 5653 «Русская культура»
11701 -> Филологический факультет


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   18


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница