Современная


Западноевропейская политическая мысль во второй половине XIX   начале XX вв



страница26/45
Дата31.12.2017
Размер0.95 Mb.
ТипУчебник
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   45
2.4.4 Западноевропейская политическая мысль во второй половине XIX   начале XX вв.
Анархизм (анархизм – общественно-политическое учение, которое выступает за немедленное уничтожение всякой государственной власти и создание федерации ассоциаций мелких авто­номных производителей) как тип политического сознания возник с появлением государственности и развивался в виде идей и движений на протяжении всей последующей истории. Его брали на вооружение различные социальные группы (чаще угнетенные и эксплуатируемые), недовольные существующими официальными порядками. Каждое восстание и революция народных масс возрождали на новой исторической основе идеи безгосударственного общества, золотого века, общинного строя, коммуны и т.п. Однако законченной теоретической доктриной анархизм стал только в середине XIX в., выражая интересы и страх за свое будущее разоряющейся мелкой буржуазии в условиях быстрого роста капиталистических государств и поляризации общества на буржуа и пролетариев.

Теоретическим выражением анархистских настроений стала книга немецкого философа, развивавшего идеи анархизма и индивидуализма Макса Штирнера «Единственный и его собствен­ность» (1845). М. Штирнер – псевдоним Иоганна Каспара Шмидта (1806-1856), создавшего весьма необычную для немецкого склада ума и традиций теорию анархического эгоизма.

В своей книге Штирнер заявляет, что реально существует только отдельный, эмпирически конкретный человек, «единственный», «эгоист». «Моей задачей должны быть не реализация общечеловеческого, а удовлетворение самого себя. Я «сам» – мой род, я без норм, без законов,
без образцов и т.п.». Окружающий «эгоиста» социальный мир ирреален, представляет собой скопление призраков, фантомов, идолов, порождаемых сознанием индивида. Государство, государь, церковь, Бог и т.п. относятся именно к этой категории. В силу того, что фантомы, призраки («общее» – по Штирнеру, куда включаются власть, государство, порядок, право и др.) пребывают вне «эгоиста» и не есть предмет его непосредственного обладания, они выступают для него злым роком, препятствуют самоутверждению, мешают «единственному» следовать высшему закону своей жизни – достижению сугубо личного блага.

Призраки и фантомы, «общее» угнетают человека, сковывают его свободную деятельность, делая «одержимым». Поэтому нужно разрушить эти признаки, освободить от них конкретного человека, «Я». Основным призраком, который, приняв самостоятельный облик, угнетает человека, по Штирнеру, является государство, которому он объявляет смертельную войну. «Я»   смертельный враг государства, стоящий перед альтернативой: государство или «Я». Государство трактуется Штирнером как сила, способная повелевать членами политического общества, заставлять их выполнять волю властвующих. Оно вынуждает личность думать и поступать так, как это ему угодно, уничтожает свободу человека, так как обязывает его подчиняться законам. Даже если в законе отражается воля всех отдельных личностей и закон выступает выражением общей, народной, коллективной воли, то и это не делает меня свободным и вновь обрекает меня на рабство, ибо моя сегодняшняя воля не есть уже моя вчерашняя воля, которой я должен повиноваться. А это означает, продолжает Штирнер, что мое собственное творение, моя вчерашняя воля стала моим повелителем на все времена, пока действует закон. Только потому, что я вчера был глупцом, я должен оставаться им на всю жизнь. В условиях государства, заключает Штирнер, я являюсь собственным рабом.

Вместо государства Штирнер выдвигает организацию временных союзов эгоистов. «Союз есть рычаг, при помощи которого Ты увеличиваешь свою природную силу, меч, которым Ты вооружаешь свою природную мощь». Они понадобились «единственному» для полного осуществления своих эгоистических интересов и утверждения своего индивидуализма. Союзы эгоистов – только средство для увеличения личной мощи «Я», для получения собственной выгоды. Штирнер оставляет открытым вопрос о том, как согласовать необузданный эгоизм члена союза, признающего только себя, с интересами других таких же необузданных эгоистов. Во всяком случае, Штирнер только доказал, что никакое «Я» не может существовать само по себе, что даже его сверхиндивидуалист не может обходиться без общения с другими людьми и что для осуществления своих эгоистических целей он должен вступить с ними в общение, которое в обществе с различными социальными группами приобретает политическую форму.

Анархический строй Штирнера – своеобразное отображение зарождающегося в Германии буржуазного общества с его основными устоями: частной собственностью, деньгами, наемным трудом. Для штирнеровского индивидуалиста окружающие его люди лишь подсобный материал, служащий для удовлетворения его потребностей.

Во Франции идеи анархизма наиболее ярко выражены в работах Пьера Жозефа Прудона (Прудон Пьер Жозеф (1809-1865) – теоретик анархизма, пропагандировавший мирное переустройство общества путем реформы кредита и обращения, выступал против теории революционного преобразования общества), первого теоретика, провозгласившего себя анархистом. Антиклери­кализм и анархический антиэтатизм – в основе его политического учения. Работы Прудона:
«Что такое собственность?», «Главная идея революции XIX в.», «Исповедь революционера» (1849), «Справедливость, рожденная Революцией и данная Церковью» (1858), «Война и мир» (1861), «О федеративном принципе и единстве Италии» (1863), «Политические возможности рабочего класса» (не завершена в 1864 г. из-за смерти автора).

Прудон считал государство порочным установлением, несущим в своей природе зло. Оно возникает как порождение инстинкта, невежества, спонтанности и суеверия, а не разума, просвещения. Государство роднит с религией слепая вера в авторитет. «Подобно религии (имеется в виду официальная религия, связанная с государством, Прудон призывал ее реформировать, он был антиклерикалом, но не атеистом), государство представляет собой насилие над совестью, административную централизацию и выхолащивание свободы».

Государство вырастает из семьи, из ее худших патриархальных черт. Как в семье исключаются всякие возражения отцу, так и в государстве все беспрекословно выполняют волю правительства. Принцип авторитета, заложенный сначала в семье и религии, воспроизводится затем в патриархальном устройстве государства, системе магистратов, монархии, оборачиваясь иерархией, централизацией, поглощением общества государством. Зло государства состоит в том, что оно представляет собой власть одних людей над другими. При управлении неизбежно,
по Прудону, происходит навязывание воли и разрушается справедливость.

Зло государства и в том, что оно враг свободы, которую Прудон понимает как равновесие между правами и обязанностями. Свобода – в соблюдении «равенства в средствах производства и эквивалентности в обмене». Становление государства влечет за собой угасание социальной свободы. Такой результат связан с природой государственной власти. Она уподобляется «тигру, который, будучи обуреваем жаждой крови, насыщается лишь кровью». Жертвой власти тигра оказывается свобода. Гибель ее неизбежна, потому что «власть фатально стремится к деспотизму». В этой ситуации свободным остается только деспот.

Любая власть, любое правительство, по Прудону, – оплот тирании. Они подавляют сопротивляющихся и «ставят крест на справедливости и свободе. Это и есть суть государства». Власть по своей природе и назначению безгранична. Она полностью подчиняет себе личность, используя для этого все приемы закабаления, вплоть до убийства. При выражении индивидом хотя бы малейшего недовольства государством он «подавляется, наказывается, шельмуется, ущемляется, делается объектом травли, ему затыкают рот, лишают жизни, обезоруживают, связывают, бросают в тюрьму, расстреливают, терзают, осуждают, депортируют, им жертвуют, его продают и предают... Таково правительство, таковы его справедливость и мораль». Государство не только отнимает свободу у личности, но и закрепощает нацию в целом, всю страну «…самыми свободными являются те нации, в которых государственная власть обладает наименьшим влиянием и силой. И, напротив, наиболее несвободны те нации, где государственная власть в наивысшей степени сорганизована и могущественна».

Государство по природе своей является эксплуататором по отношению как к личности, так и к обществу. Насколько актуально звучит для современной России: «Слой управленцев – непроизво­дительная каста, отчужденная от общества. Она не может существовать, не эксплуатируя». Аппарат государства образует правительственный класс, который столь же паразитичен, как владеющий капиталом и живущий эксплуатацией, нарушением справедливого обмена класс буржуазии. Политическая власть поставлена Прудоном в один ряд с эксплуатацией человека человеком, а само государство, как и собственность, является кражей, безвозмездным, несправедливым присвоением коллективных сил и чужого труда.

Фридрих Вильгельм Ницше (1844-1900) – немецкий философ, представитель философии жизни, выступал с анархической критикой культуры, проповедовал эстетический имморализм, разработал теорию сверхчеловека – индивидуалистический культ сильной личности. Ницше является одной из значительных фигур в истории философской и политико-правовой мысли. Его политические идеи освещаются, в частности, в таких работах, как «Греческое государство», «Воля к власти», «Так говорил Заратустра», «По ту сторону добра и зла», «Происхождение морали» и др.

Государство, право, законодательство, политика представляют собой, по концепции Ницше, служебные орудия, средства, инструментарий культуры, которые, в свою очередь, есть проявление, обнаружение и образование космической по своим масштабам борьбы сил и воли. «Восторже­ствовавшее понятие сила, с помощью которого наши физики создали Бога и мир, – писал он, – требует, однако, дополнения: в него должна быть внесена некоторая внутренняя воля, которую я называю воля к власти, т.е. ненасытное стремление к проявлению власти и применение власти, пользование властью как творческим инстинктом и т.д.». Воля к накоплению силы и увеличению власти трактуется как специфическое свойство всех явлений, в том числе политических. Причем воля к власти – это повсеместно самая примитивная форма аффекта, а именно: аффекта команды. В свете вышесказанного все учение Ницше предстает как морфология воли к власти.

Ценность, согласно Ницше, – это наивысшее количество власти, которое человек в состоянии себе усвоить. Человечество лишь средство, но не цель. Именно немногочисленные великие личности (Цезарь, Наполеон), несмотря на кратковременность их существования и непередаваемость их качеств по наследству, и являются, по Ницше, единственным смыслом, целью и оправданием происходящего и всей борьбы различных воль за власть. Всю политическую историю Ницше характеризует как борьбу двух воль к власти – воли сильных (высших видов, аристократических господ) и воли слабых (массы, рабов, толпы, стада).

Аристократическая воля к власти, по Ницше, – это инстинкт подъема, воля к жизни; рабская воля к власти – инстинкт упадка, воля к смерти, к ничему. Высокая культура аристократична, господство же толпы ведет к вырождению культуры, к декадансу. История человечества нескольких последних тысячелетий (от господства древней аристократии до современности) расценивается Ницше как процесс постепенного вырождения здоровых жизненных начал.

Устойчивость высокой культуры и содействующего ей типа государства, по утверждению Ницше, ценнее свободы. Ницше различает два основных типа государственности – аристо­кратический и демократический. Аристократические государства он называет теплицами для высокой культуры и сильной породы людей. Демократия характеризуется им как упадочная форма государства. В качестве самой величественной формы организации провозглашает Ницше Римскую империю.

Ницше непримиримый противник идей народного суверенитета, реализация которых ведет, по его оценке, к потрясению основ и падению государства, устранению противоположности между частным и публичным. Отмечая тенденцию падения роли государства и допуская в принципе исчезновение государства в отдаленной исторической перспективе, Ницше считал, что менее всего наступит хаос, а скорее еще более целесообразное учреждение, чем государство, одержит победу над государством. Вместе с тем Ницше отвергал активное содействие падению государства и надеялся, что государство устоит еще на долгое время.

Идеологи фашизма и национал-социализма объявили Ницше своим предтечей. Обходя те аспекты ницшевского учения – аристократизм, индивидуализм, открытая вражда к массам, народу, толпе, стаду, критика немецкого национализма, наряду с некоторыми выпадами против евреев, также и неоднократная высокая оценка еврейской нации и т.п., которые явно расходились с фашистской и национал-социалистической идеологией, рассчитанной на массовое движение, они акцентировали внимание на моментах общности и преемственности между ницшеанством и собственной идеологией. Ряд идей Ницше, например, о расе господ, новом порядке, о национальной миссии немцев, сверхчеловеке, воле к власти и т.д. получили соответствующую интерпретацию и модификацию в духе идеологии национал-социализма. После Второй мировой войны начался новый этап в изучении творчества Ницше, связанный с более глубоким и объективным исследованием его наследия, с очищением от национал-социалистических спекуляций.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   45


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница