Современная экономическая теория: методологическая база и модели



Скачать 149.37 Kb.
страница2/3
Дата09.01.2018
Размер149.37 Kb.
ТипРешение
1   2   3
Структурно-генетический и функциональный аспекты экономической теории. Традиционный для отечественной науки подход к экономическим исследованиям был связан с использованием генетического аспекта диалектического метода познания. Приняв такой подход, исследователь видит свою основную задачу в анализе причинно-следственных взаимосвязей между экономическими явлениями, выявление которых позволяет построить целостную систему категорий и законов развития экономики. Этот методологический подход, который наиболее последовательно и полно был реализован К.Марксом в «Капитале», позволяет изучить законы возникновения и исторической смены больших социально-экономических систем — общественных формаций. Именно это качество данного метода побудило мировую экономическую мысль к его широкому восприятию, к тому, чтобы в ее истории отвести марксизму весьма видное место.

Ясно, однако, что ни экономическая теория, ни диалектический метод познания не могут быть сведены исключительно к их структурно-генетическим составляющим. Экономическая теория представляет собой систему понятий, отражающих сущность исследуемого объекта, его внутренние необходимые связи, в которых реализуется функционирование и развитие данного объекта. Иначе говоря, эта теория показывает, каким законам подчиняется экономическая система в своем функционировании и развитии. Метод же играет регулятивную роль: он определяет, как должен вести себя субъект по отношению к познаваемой и преобразуемой им экономической системе, какие операции (познавательные и практические) он должен совершить, чтобы достичь поставленной цели управления экономической системой, контроля над ее функционированием и развитием.

Поскольку между различными экономическими явлениями и процессами существуют не только причинно-следственные, но и многообразные функциональные связи, в экономической теории, как и в самом методе познания, с очевидностью обнаруживаются два взаимодополняющих аспекта: функциональный и генетический. Первый из них связан с действием, с «работой» экономического механизма, с воспроизводством экономики как сложившегося целого в данный исторический момент. Второй же, генетический, аспект — с возникновением данной экономической системы и историческим переходом от нее к другой, более прогрессивной.

Целостность теории и метода предполагает взаимообусловленность указанных аспектов и исключает (в общефилософском плане) возможность их противопоставления друг другу, так как функционирование системы представляет собой момент ее развития. Именно поэтому К. Маркс не ограничивался в «Капитале» и других своих работах вопросами генетической смены общественных формаций, но стремился сочетать их изучение с функционально-воспроизводственным анализом капиталистической экономики. Наследие К.Маркса свидетельствует о том, что его интересовали проблемы не только рождения и смерти тех или иных экономических феноменов, но и их жизни, их функционирования в бесконечном многообразии конкретных явлений хозяйственной практики. Не успев завершить гигантскую работу над «Капиталом», его автор не смог, как известно, полностью реализовать свой первоначальный замысел. В результате в том произведении, которое увидело свет, акцент невольно оказался, с моей точки зрения, смещенным в сторону анализа причинно-следственных связей, а многообразие, богатство и сложность конкретных экономических отношений, о необходимости познания которых неоднократно говорил родоначальник марксизма, не получили должного теоретического отражения. Это, разумеется, воспрепятствовало успешному использованию сделанных К.Марксом выводов в практике управления экономикой.

Непреднамеренный разрыв двух коренных аспектов экономической теории и метода постоянно воспроизводился отечественной экономической мыслью и, более того, был ею усилен по известным причинам, лежащим в сфере «идеологического климата». Одна из сторон этого процесса — изоляция от мировой экономической науки. В условиях же постепенного расширения доступа отечественных читателей к переводной и оригинальной зарубежной экономической литературе главная проблема заключается в овладении данным материалом. Ее сложность в том, что наши специалисты в области экономики не всегда в нужной мере знакомы с функциональным аспектом экономической теории и его инструментарием. Понятно, что процесс адаптации требует определенного времени.

Губительность разрыва структурно-генетической и функциональной сторон экономической теории и его последствия для экономической политики и хозяйственной практики нетрудно проиллюстрировать множеством конкретных примеров. Так, с точки зрения генетического подхода интерпретация рыночной ставки процента как превращенной формы прибыли является логическим завершением исследования. Однако этого знания причинной взаимосвязи между ставкой процента и прибылью совершенно недостаточно, скажем, для осуществления Центральным банком (ЦБ) успешной кредитно-денежной политики. Для того, чтобы он смог изменить, например, величину или структуру совокупного спроса, используя в качестве инструмента регулирования рыночную ставку процента, необходимо иметь информацию о том, какие именно экономические переменные функционально связаны с величиной процентной ставки и как они, в количественном выражении, реагируют на ее динамику. К числу таких переменных относятся потребительские и инвестиционные расходы, чистый экспорт, спрос на деньги, валютный курс и т. д. Все эти переменные генетически не связаны ни друг с другом, ни со ставкой процента, ни с прибылью, и поэтому их динамика не может быть исследована в рамках структурного подхода к экономике. В то же время очевидно, что отсутствие информации об их динамике и неспособность прогнозировать ее приводят к сбоям в управлении системой, к невозможности принятия оптимальных макроэкономических решений.

Реакция экономической системы на тот или иной конкретный шаг ЦБ по изменению денежной базы зависит от величины денежного мультипликатора, от коэффициентов чувствительности названных переменных к динамике рыночной ставки процента, от вида соответствующих функций и т. д.. Все эти параметры могут быть установлены посредством мониторинга экономики с последующей обработкой статистических данных в процессе макроэкономического прогнозирования. Чтобы спрогнозировать последствия мер ЦБ по повышению или снижению рыночных ставок процента, нужно заранее знать конкретные функции инвестиций, потребления, чистого экспорта, спроса на деньги и т.д. Тогда окажется реальным «просчитать» возможные последствия действий ЦБ с помощью экономико-математических моделей. В результате решения этих моделей находятся вероятностные значения уровней занятости, выпуска, безработицы, инфляции и других макроэкономических показателей. Сравнение этих значений с целевыми установками позволяет скорректировать предпринимаемые меры макроэкономической политики, снизить вероятность ошибок в выборе и величину издержек, требующихся для осуществления социально-экономических преобразований.

Аналогично обстоит дело и с другими экономическими отношениями, природа которых раскрывается в рамках структурно-генетического подхода к экономике, а механизм реализации — с помощью функционального метода исследования. Приведенный выше и другие подобные примеры свидетельствуют о том, что зарубежная экономическая наука оказалась более восприимчивой к функциональному аспекту экономической теории, чем отечественная. Во многом именно этим объясняются успехи макроэкономического регулирования в индустриальных странах в послевоенный период. Своеобразным, но несомненно заслуживающим внимания свидетельством такого рода может послужить и значительный рост числа лауреатов Нобелевской премии в области экономики.

Современные курсы «Economics», а также более углубленные «Microeconomics» и «Macroeconomics» в основном нацелены на то, чтобы познакомить читателей с методологией и инструментарием функционального анализа экономики и сформировать у них необходимые навыки микро- и макроэкономического моделирования. Поэтому, с моей точки зрения, данные курсы следует рассматривать не с позиций их противопоставления марксизму, а в контексте восстановления единства функциональной и генетической сторон экономической теории и диалектического метода познания. Предметом исследования в «Economics» как раз и является, на мой взгляд, функционирование того сложного, «богатого» и бесконечно многообразного «конкретного», о необходимости восхождения к которому от «абстрактного» неоднократно писал К. Маркс.


Каталог: help -> docs
docs -> Статья: Оценка работы персонала (Окончание)
docs -> К вопросу о сущности брака
docs -> Лекция 2 основные понятия квалиметрии вопросы программы Понятие о качестве
docs -> Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц
docs -> В. Никитин в 1925 году Андре Жид опубликовал «Фальшивомо­нетчиков», единственное свое произведение, которое он пожелал назвать романом, подчеркнув тем самым сло­жность его структуры и сложность присутствующих в
docs -> Недвижимое имущество: государственная регистрация и проблемы правового регулирования
docs -> Национально-государственных интересов россии


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©znate.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница